html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — lived through winter time


— lived through winter time

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

akutagawa & atsushihttps://i.imgur.com/klZ0ug3.pnglived through winter time


атсуши зиму ненавидит; зима - это про недостаток еды, про пробирающий до костей холод и выедающий изнутри жар. акутагава выживать привык; и все же - зиму нужно пережить.

+1

2

стеклянные двери штаб-квартиры портовой мафии закрываются с едва слышным шорохом. акутагава шагает с крыльца на небольшую площадь перед черным небоскребом, привычно засовывает ладони как можно глубже в карманы верного плаща и почему-то, видимо, из-за какого-то странного эфемерного чувства в груди, задирает голову к небу.

зима в трущобах - явление еще более отвратительное, чем местные обитатели. черная псина помнит, как они с товарищами встречали первый снег: их молчаливые долгие взгляды слишком легко было спутать с трауром, окутывающим похоронную процессию. в общем-то, в каком-то смысле зима действительно накрывала самый бедный и опасный район йокогамы саваном. и неизменной отвратительной традицией, каждый год, забирала кого-нибудь из их небольшой стайки безродных, лишенных какого бы то ни было будущего, оборванцев. тишина укрытых белой поземкой улиц, сквозняки, пробирающиеся сквозь законопаченные мелкой трухой окна, дрожащие от холода, с посиневшими губами и давным-давно потерявшими чувствительность пальцами, дети, инстинктивно сбивающиеся в кучки, чтобы хоть как-то сохранить жалкие капли оставшегося тепла. хуже всего становилось по ночам. а еще - перед самым рассветом, когда пустой желудок прекращало сводить голодными спазмами, и труднее всего было заставить себя открыть глаза и пересчитать лежащих вокруг. потому что в любой момент могло оказаться, что твоя сестренка, или твой лучший друг, или мальчишка, недавно загородивший тебя от тяжелой руки лоточника, больше не дышит.

акутагава касается щеки, на которую только что спланировала крохотная снежинка. на коже остается влажный прохладный след - стекает по скуле до длинного пушистого шарфа, путается в ворсинках грубой пряжи. он все еще терпеть не может зиму. пусть даже с момента, когда он вынужден был спать, скрючившись и закопавшись в ворох таких же мерзнущих тел, прошло уже достаточное количество лет. у него перед глазами мелькает вереница чужих лиц: усмешка дазая и его короткое "ты можешь пойти со мной, если хочешь жить" - наставник оказался прав, на самом-то деле, вступить в портовую мафию оказалось единственным способом выжить; темно-синие глаза чуи, порой приобретающие такой же льдистый оттенок, как и замерзающее у берега йокогамское море; затянутые в белые перчатки пальцы мори-сана, тонкие и ловкие, пробегающиеся по обнаженному торсу цепной псины в тот самый момент, когда его сотрясает очередной приступ удушливого кашля. все эти люди - отзвук одной из зим, которые ему удалось пережить. даже гин, вечно собранная, тихая и спокойная, хранится в его памяти припорошенным снегом образом из их гнетущего прошлого.

вечно голодный жестокий город с наступлением зимы как-то разом затихает. словно снег, мелкими хлопьями сыплющийся из свинцово-серых низких туч, прогоняет с улиц всех любителей острых ощущений, жадно поедает последние остатки мечущегося по подворотням эха, сковывает и лишает воли. акутагава петляет по узким улочкам в каком-то особенно сосредоточенном молчании. за ним вглубь бедного спального района тянется цепочка отпечатывающихся на снегу четких рифленых следов от тяжелых сапог. даже расёмон, вечно голодный и нетерпеливо скулящий хозяину на ухо, с первым снегом успокаивается и словно бы засыпает. черная псина даже порой усмехается и шутит: "как озерная рыба, совсем бестолковый". впрочем, не ему винить собственную способность в отчетливом нежелании смотреть на то, как йокогаму медленно захватывает очередная зима. интересно, сколько жизней она заберет в этом году? и не станет ли она последней для самого акутагавы? он сцеживает скупой кашель в кулак и заворачивает в ближайший небольшой круглосуточный магазин.

- эй, тигр, я поесть принес.

собственная квартира встречает цепную псину портовой мафии тишиной. но не той, которая властвовала в этом крохотном помещении раньше, а каким-то очень уютным домашним молчанием. тем самым, которое обычно прерывается сонным тихим "с возвращением", оброненным с нотками мягкого кошачьего урчания.

удивительно, как же легко оказалось впустить кого-то в свою жизнь. акутагава стягивает обувь, отряхивается от снега и избавляется от шарфа с плащом, прежде чем переступить порог небольшой прихожей и нацелиться на дальний от входной двери угол. раньше он и подумать не мог, что, приходя домой, будет искать чьего-то тепла, лезть, даже невзирая на промерзшие руки, обниматься, выкапывая тощего полусонного мальчишку из груды одеял и пледов, которые сам же натаскал в квартиру пару недель назад. если бы он признался даже сестре в том, что теперь он живет не один, и не охраняет свою территорию от любых посягательств с ревностным запалом мифического трехглавого цербера, гин бы не поверила. что уж говорить обо всех остальных, давным-давно привыкших, что этой псине руку в рот класть очень не рекомендуется - сомнительное удовольствие, лечить потом оставшуюся культю.

- ты договорился в агентстве об отпуске, как я просил? - тихо жужжит включенный обогреватель. акутагава купил его всего три дня назад, когда проснулся посреди ночи и минут десять наблюдал за скорчившимся и откровенно дрожащим атсуши, который до сих пор почему-то то ли боится, то ли стесняется спать со своим парнем в обнимку, а не на холодном полу. - мы уезжаем уже завтра. а сейчас вставай, поужинаем.

+1

3

зима — паршивое время.

атсуши зиму не любит всеми фибрами души; и дело совершенно не в том, что ему не нравится снег или что-то в этом духе; все гораздо проще — с наступлением зимы в жизни мальчишки наступали самые тяжелые, утомительные дни, когда смерть казалась значительно легче собственного существования.

он не обитал в йокогаме, более того, он даже не жил в трущобах — жизнь подарила ему некое подобие стабильности, крыши над головой и некого подобия безопасности, если так подумать. то есть, его жизнь определенно была легче, чем у большей части тех ребят, что выживали на улицах темной портовой безндны; только вот у него все равно остались свои следы и шрамы от зимы.

зимой наступал холод.

а вместе с холодом приходил и голод — вечный спутник, к которому он привык, только становился тот сильнее и злее, а еще приходили болезни.

от того, что наступали холода, никуда не пропадали обязанности – необходимость мыть посуду в холодной воде, пока не задеревенеют от холода пальцы, необходимость в неотапливаемой часовне слушать проповеди и, разумеется, заниматься делами в саду — чистить от снега дороги, кормить животных, часами проводить за этими простыми, казалось бы, вещами, сказывалось не самым лучшим образом.

хуже всего становилось атсуши, когда собственный, как он сейчас понимал, довольно выносливый и сильный тигриный организм, не выдерживал и давал слабину — когда жар поселялся в теле лихорадкой, когда кашель разрывал на части, и когда он понимал, что теперь у его осталась только одна дорога — в одиночку.

в привычные бетонные голые стены клетки лазарета, где лечить его, разумеется, никто не собирался. более того, его, в общем-то, просто оставляли одного — в лихорадке, сжимающегося в комок больного ребенка, - выживать самостоятельно.

и он выживал. упрямо, раз за разом, выживал. несмотря на гуляющий в его клетке холодный ветер и редкие снежинки в окне, несмотря на боль в груди, на жуткое одиночество, несмотря на отсутствие лекарств — выживал.

но зиму он не любил; зима — время худшее. тяжелое.

поэтому, когда акутагава говорит ему: возьми в агентстве отпуск, да еще и зимой, он откровенно теряется. зимой у атсуши из желаний — только забиться в самый дальний угол и сделать вид, что его просто не существует, и просто дожить до весны.

но рюноске в своем требовании непоколебим, и он сдается. действительно общается с куникидой, который посматривает на него с сомнением, но, после небольших консультаций, дает тигру передышку — портовая мафия, кажется, не горела диким желанием воевать, а сам он, в общем-то, так необходим не был; с текущими задачами в медленный зимний период справлялись силами остальных.

у него есть ровно две недели – не так уж и мало в масштабах йокогамы, если подумать.

но в масштабах их с рюноске жизни, наверное, ужасно мало.

он сам не понимает, в какой именно момент времени начинает проводить в маленькой квартирке акутагавы больше времени, чем в общежитии; занимает себе дальний угол, частенько наблюдает за тем, как пес портовой мафии читает или рисует, иногда готовит еду и просто... молчаливо существует в чужом личном пространстве. он привыкает к тому, как тот его касается, как прячет иногда нос в изгибе шеи, и привыкает к тому, что, кажется, теперь этот мрачный и темный старший юноша — такая же часть его жизни, как дыхание и сердцебиение, нечто столь же важное — и близкое.

но зима пробирается даже сюда – первые холода застают тигра врасплох, он ежится и сворачивается в плотный клубок, пытаясь сохранить хоть немного тепла, и, похоже, это слишком очевидные признаки.

потому что в какой-то момент атсуши оказывается просто погребен под количеством пледов и одеял. и, если честно, он акутагаве за это безмерно благодарен.

кроме тех моментов, когда тот лезет к нему с холодными руками. но в остальном – рюноске действительно умудрился сделать все, чтобы атсуши было комфортно. странное осознание – ведь, если поразмыслить, они причинили друг другу столько боли за все то время, что дрались...

сейчас, наверное, размышлять уже поздновато о чем-то подобном.

— с возвращением, – тихо отзывается он, поднимая голову – и тут же фыркает, когда холодные руки акутагавы оказываются у него под рубашкой, — мне дали две недели, это уже намного больше, чем я рассчитывал.

тихий смешок стелется по деревянному полу, и накаджима, потянувшись, кивает.

— тебе сделать чаю?

он немного задумывается, и замечает:

— куда мы, кстати, собираемся-то?

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — lived through winter time