html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ready when you are


Ready when you are

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Кэйа1 & Альбедо2
http://images.vfl.ru/ii/1612089342/8d0b693d/33163659.png

Ready when you are
• • • • • • • • • •

Calm down don't take it too far
I know only time can heal scars
So I'm
ready when you are

Don't want any false starts
I can do without the time apart
So I'm
ready when you are

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]

Отредактировано Connor-60 (2021-01-31 13:46:10)

+3

2

звёзды рассыпались точно осколки льда
море в тебе как в зеркале мерно плещет
выйди на берег -
берегу встань на плечи -
и дожидайся пока не придёт вода

- Значит, ты собираешься на Драконий хребет.

Кэйа прежде не бывал в лаборатории Ордо Фавониус и не думал ею интересоваться до того момента как неделю назад Джинн не представила им всем нового капитана исследовательской группы. Капитан этот выглядел неподобающе юным, но вместе с тем казался уверенным и был, как Кэйа уже слышал от приятелей, безмерно увлечен своей работой. Настолько, что собирался как можно скорее отправиться в небольшое путешествие до одного из самых опасных мест - Драконьего хребта. Кэйа слышал, что он собирается не просто взглянуть на гору или обследовать ее подножие, но остаться там на некоторое время. Эти слухи заинтриговали его, и вот он оказался тут, в лаборатории, где кроме ее хозяина - Альбедо - больше никого не нашлось.

- Опасная затея. - Кэйа мельком взглянул на Альбедо: тот не слишком был рад визитеру, но пока еще не выставлял его за дверь. - Я слышал, там просто кошмарно холодно. Если пробыть на открытом воздухе слишком долго и не развести костер, то кровь может замерзнуть прямо в тебе, так что ты превратишься в ледяную статую.

Он прошелся вдоль ближайшего стеллажа, рассматривая выложенные на нем вещицы и книги так, будто именно они больше всего интересовали Кэйу. Взяв один из блестящих кристаллов, он повертел его в руке, положил на место и всем корпусом повернулся к Альбедо:

- Меня зовут Кэйа, я капитан кавалерии, - он представился, потому что уверен был, что Альбедо не запомнил его имени, если вообще где-то его слышал. - А ты, значит, теперь ответственный за алхимию? Очень интересно, очень.

В Ордо Фавониус и так было несколько человек, которые разбирались в алхимии, Кэйа даже иногда обращался к ним, чтобы улучшить какой-нибудь артефакт или поспрашивать насчет находок рыцарей где-нибудь в руинах - те имели привычку хватать все, что видели, и тащить домой или в орден, не задумываясь о том, как это может быть опасно. Но в целом это направление не казалось Кэйе слишком любопытным: алхимики зачастую сидели в своих лабораториях у рабочих столов и занимались делами, от которых он был бесконечно далек.

К тому же, никто из этих книжных червей не выходил дальше библиотеки, и уж точно никому в голову не пришло бы устраивать экспедицию к Драконьему хребту.

- Ты не бывал еще там? - Кэйа вновь переключил внимание на полки, теперь стянув с одной небольшой сосуд, полный чего-то непрозрачного, и принялся разглядывать его на свет. - Рыцари редко туда ходят. Чего не скажешь об искателях приключений. Они устроили базовый лагерь у подножия, и иногда ходят на саму гору… я слышал рассказы в таверне. Думаю, нам нужно будет уточнить у них дорогу, когда начнем подниматься. Вряд ли кто-нибудь захочет нас сопровождать, но посмотрим. По крайней мере, у них есть неплохие карты.

Эту идею Кэйа придумал ровно сегодня утром, после того, как выяснил у Джинн, что капитан-алхимик планирует подъем на гору. Вряд ли он справится в одиночку, там ведь опасно, а в то, что Альбедо может постоять за себя сам, Кэйа не очень-то верил. Да, у него был Глаз Бога, но использовал он его наверняка как ученый, а не как боец. Не хотелось бы потерять нового капитана через неделю после его появления.

- Я буду тебя сопровождать, - объяснил Кэйа то, что само собой выплывало из предыдущих его слов. - Там и кроме мороза куча опасностей - мутировавшие растения, крио-слаймы… Думаю, у них там гнездо или что-то вроде того. Разберемся.

Он вернул сосуд на полку и обеими руками оперся на каменный алхимический стол:

- Когда выдвигаемся? Я в целом уже готов. В любой момент в твоем распоряжении.
[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+4

3

Несколько часов подготовки, каталогизации и проверки нужных вещей и компонентов, но Альбедо по-прежнему казалось, что что-то было не учтено. Какие понадобятся книги? Ингредиенты? Как наилучшим способом транспортировать некоторые нестабильные реагенты? Возможно, их вообще не стоит брать с собой, но он не уверен, какие открытия ждут его на горе.
Над механизмом аэростата пришлось поработать, чтобы уменьшить время ожидания на каждом повороте, который потребуется преодолеть, добираясь до вершины и примерного места расположения будущего лагеря. Лучшим решением было бы отправить один из аэростатов на проверку местности примерно на орлиную высоту, чтобы понять, какая ожидается погода ближайшие дни, но таких аэростатов пока не создали, и пришлось бы потратить ещё изрядное количество времени на возню с проектированием, построением, и прочим. А времени терять Альбедо не любил никогда, если где-то там его ожидает изучение неведомого, исследования, загадки.

Битый час он осматривал полки лаборатории снова и снова, прикидывая и записывая, что следует подготовить для похода. Именно за таким занятием его застал врасплох голос со спины. Альбедо не жаловался на слух, не позволял кому бы то ни было незаметно прошмыгнуть себе за спину, и теперь с долей раздражения осознал, что слишком погрузился в собственные мысли, если не заметил, хуже того, заметно вздрогнул от прозвучавшего, словно из ниоткуда вопроса, и обернулся.

Удивление пришлось как-то подавить, он и так уже сэмоционировал достаточно, но оказался действительно удивлён тем, кого увидел перед собой. Капитан кавалерии, и рыцарь Ордо Фавониус, Кэйа Олберич собственной персоной в этой лаборатории. Альбедо задумчиво моргнул, вспоминая вопрос, но не посчитал нужным на него отвечать, - капитану нужно было просто обратить на себя внимание алхимика. Сколько же он времени стоял там и ждал?

Они не пересекались, кроме общих собраний, на которых действующий гроссмейстер Джинн Гуннхильдр, следуя негласным формальностям, всех друг другу представляла, и при назначении, Альбедо пришлось через эту процедуру также пройти. Однако, несмотря на новое звание и должность, вливаться в коллектив, и общаться с другими капитанами и рыцарями, Альбедо не торопился. В силу многих причин. При необходимости, скромности ему не занимать, но именно сейчас гостей или разговоров алхимик не ждал.

- Я умею разводить костёр, - ответил он наконец на первое, что посчитал необходимым, но замолк, запнувшись о необходимость как-то обратиться. А после секундного молчания осознал, что лучше и не продолжать, это прозвучит не так, как хотелось бы.

“- Неужели он считает, что я не справлюсь с элементарными задачами?” - мелькнуло обидой в голове.
Но капитан кавалерии не проявлял в голосе назидательных нот, напротив, он говорил дружелюбно. Да ещё представился.

- Я знаю, как вас зовут, сэр Кэйа Олберич, и за что вы отвечаете в ордене. - стараясь попасть в тон так же дружелюбно отозвался Альбедо. - Что привело капитана кавалерии в алхимическую лабораторию?

Вопрос не был лишён смысла, Кэйа совершенно не вписывался в антураж помещения, по мнению Альбедо. Его легче было представить на параде, или в компании друзей на каком-нибудь праздничном вечере в таверне, чем увидеть здесь и сейчас, внезапно окружённым неизвестными ему препаратами и склянками с жидкостями на полках, от которых он явно не знает, чего ожидать. Альбедо смотрел прямо и спокойно, с отстранённым любопытством наблюдая за поведением гостя. Когда Кэйа потянулся к заполненной склянке, Альбедо перевёл взгляд на жидкость внутри стекла, прикинул, что содержимое это не опасно, и снова вернул внимание говорящему.
И тут до него начало доходить, к чему ведёт собеседник. Тот стал более понятным теперь, после небольшого рассказа о горе, на которой Альбедо пока “не бывал”. Все эти: “мы”, “нас”, “сопровождать”. Мысли снова завертелись вокруг одного, довольно унизительного вывода: “ - меня назначили капитаном, но не уверены, что я справлюсь на этой должности, проводя собственные же исследования?”

Пока Альбедо мысленно топил своё доверие к местному руководству в сомнениях, Кэйа озвучил то, что и так было ясно. Затем, наигравшись с сосудом, отставил его и в момент, когда алхимик был готов заговорить, наклонился немного ближе. Переводя взгляд с повязки на глаз, Альбедо лишний раз убедился, что в капитане есть что-то, что его интересует и интригует, одновременно. Пресловутая повязка, о которой рыцарь Ордо Фавониус успел распустить такие слухи, что не знаешь, чему верить.
Уже готовое было вырваться: “Я справлюсь сам!”, сменилось на более мягкое рассуждение вслух.

- Лагерь у подножия будет перевалочным пунктом, там же я планировал найти несколько добровольцев для сопровождения. Все они - искатели и исследователи, но есть и такие, кто умеет обращаться с оружием, сэр Кэйа. Эти люди подготовлены к разного рода опасностям. И даже, если мне не удастся набрать достаточное количество людей, не забывайте, что я тоже капитан, и я смогу за себя постоять. Ваше участие - приказ гроссмейстера Джинн? Я могу поговорить с ней, и ваше время больше не будут занимать задачами подобного рода. Наверняка у капитана кавалерии есть свои дела в городе.

+4

4

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]Кэйу слегка осадило то, что Альбедо неожиданно начал обращаться к нему на “вы”. Обычно на открытое дружелюбие, граничащее с фамильярностью, ему отвечали примерно тем же, и Кэйа считал такую манеру поведения одним из лучших вариантов для отлаживания связи с малознакомыми людьми. С годами у жителей Мондштадта сложилось определенное мнение о его личности (Кэйа во многом сам поспособствовал тому, чтобы вышло именно так) и теперь практически всегда он знал, какое впечатление может произвести на малознакомых личностей.

Но Альбедо был не из Мондштадта. Если какие-нибудь слухи о капитане кавалерии и дошли до него, то их явно оказалось недостаточно, чтобы алхимик мог составить впечатление. Или же сам по себе он был таким - самостоятельным, ершистым, упрямым.

- Послушай, не обязательно разговаривать со мной так официально. - Кэйа улыбнулся, раздумывая о том, какую линию поведения ему следует теперь выбрать, раз изначальный план сработал не так, как ему полагалось. - Мы все-таки коллеги.

Он даже использовал это “сэр”, которое обожала Эмбер, которое Джинн произносила, когда Кэйу было за что отругать. Интересно, но из уст Альбедо звучание титула Кэйе отчасти понравилось - если бы еще контекст был немного иным… Прикрыв глаза, он слегка кивнул, признавая право Альбедо задавать вопросы.

- Конечно, у меня есть и другие дела, - он не стал спорить, потому что знал - людям приятно, когда с их мнением или предположениями соглашаются. Альбедо пока что не казался Кэйе тем типом личности, которым легко манипулировать, используя только правильные слова и постановку предложений, но некоторые трюки настолько просты, что грехом было бы их не использовать. - Но в целом у Мондштадта сейчас спокойное время. Фестиваль уже закончился, люди после него уставшие, путешественники разъехались, и несколько дней рыцари смогут провести в патрулях и без присмотра.

Интересно, с чем связано это желание избавиться от его общества? Может, Кэйе не стоило ставить Альбедо перед фактом так, будто это уже решенный вопрос? Следовало предложить свою помощь или сразу сослаться на магистра, чье слово могло стать своеобразным пропуском?

Кэйу не смущало то, что он собирался солгать насчет приказа Джинн. Вряд ли Альбедо пойдет выяснять у нее подробности, а если вдруг до этого дойдет - во что поверить было практически нереально, - то Кэйа всегда может с ней договориться. В этот раз ведь он не замыслил ничего противозаконного, а даже наоборот - заботится о благополучии нового коллеги.

- Думаю, Джинн считает твои планы насчет Драконьего хребта настолько важными, что в них лучше не посвящать посторонних вроде тех искателей из базового лагеря. К тому же, около горы иногда видят солдат фатуи, а это уже не то же самое, что слаймы и хиличурлы. - Кэйа задумчиво постукивал пальцами по столу, который разделял его и Альбедо. Чуть нахмурившись, он подумал, что, быть может, именно в этом дело - между ними стоит физическая преграда, вот почему диалог не пошел с первого раза. Но сокращать дистанцию теперь, когда Альбедо обозначил свою холодность, неправильно, и потому он продолжал стоять на прежнем месте. - И разве ты не берешь с собой какое-то оборудование, вещи? Не сомневаюсь, что ты способен за себя постоять, но кто будет защищать их, если вдруг противников будет несколько?

Сам Кэйа считал все эти аргументы впечатляющими. Достаточно было и половины из них, чтобы даже Джинн сказала “да”, если бы ему вздумалось обратиться к магистру. Он старался, но все равно не мог придумать причину, по которой Альбедо мог бы отказаться от его общества во второй раз, разве что…

Мысль не принесла Кэйе удовольствия, но он выровнял спину и сказал немного тише, мягче:

- Если дело в том, что тебе неприятно лично мое общество, тогда… ну, это имеет значение. В таком случае я сам предложу Джинн отправить вместе с тобой рыцаря пониже рангом. Хоффмана или Свейна, Лоуренса… кого-нибудь.

Отредактировано Connor-60 (2021-03-15 17:27:02)

+3

5

Упоминание фестиваля в Мондштадте отдалось каким-то щемящим ощущением в груди. Альбедо решил не отвлекаться на этот момент, и слегка качнув головой, отгоняя наваждение, посмотрел на собеседника. Для него по-прежнему загадка, зачем капитану кавалерии браться за это дело, и ввязываться, но приказ Джинн - это аргумент.

Приехав сюда, единственное, к чему Альбедо стремился, - найти ответ на задание, изучать алхимию, поведать о любимой науке тем, кто захочет слушать. Как выяснилось на практике, рассказывать ему нравится.
Во многом этому способствовали помощь и наставничество Джинн, поэтому обмануть её ожидания он бы не посмел. И, если она решила поставить в отряд для похода на гору капитана кавалерии, Альбедо определённо должен с этим согласиться.

Пока алхимик раздумывал, как ответить, и сопоставлял решение, Кэйа продолжил закидывать доводами, и на последнем Альбедо приподнял бровь, явно не ожидая попыток предложить других спутников.

- Всё в порядке. Кап.., - он запнулся, поправляясь, - Кэйа. Я не против ваш.. твоей компании. Если так распорядилась магистр Джинн, то всё должно быть так.

Кэйа не заметил этого, но за его спиной загорелся маленький огонёк и погас, произведя пару искр в воздухе, словно небольшой бесшумный салют. Альбедо понял, что эксперимент, которым он занимался параллельно делам, на грани срыва, и, если не поспешить, салют будет громким большим и шумным, и сделал пару шагов вдоль стола навстречу капитану, взглянув на него, когда проходил вблизи:

- Завтра. Мы отправляемся рано, до рассвета. Аэростат с припасами и вся группа будет на развилке дороги к Долине ветров. Не опаздывайте, сэр Кэйа.

Последнее он произнёс уже подойдя к столу с бурлящей жидкостью в пробирке, которая норовила выкипеть и обдать стол всем содержимым оранжево-жёлтого цвета, так что пришлось убавить огонь и закинуть пару нужных ингредиентов.

- И лучше не трогайте ничего в моей лаборатории.

Алхимик должен был это сказать, таковы правила. Но в последнюю секунду стушевался, и фраза получилась тихой. Теперь непонятно, хотел ли он, чтоб Кэйа это услышал, или нет.

****

Ночью прошёл мелкий дождь, и вся трава покрылась каплями росы. Когда Альбедо проснулся, было ещё темно, прохладно и свежо. Быстро одевшись, захватив несколько папок с материалами с прикроватной тумбочки и проверив количество карандашей, креплёных к блокноту, он вышел на улицу.
Город ещё не думал просыпаться, горели одинокие фонари, патрулировала стража, но было тихо.
На выходе из города неизменные Свен и Лоуренс пожелали ему хорошего похода. На Лоуренсе Альбедо задержал взгляд, неожиданно задумавшись, почему Кэйа предлагал отправить его вместо себя среди прочих.

Перейдя мост, шагая уже по мокрой дороге к месту сбора, Альбедо размышлял о том, какие нужно дать распоряжения сейчас, прокручивая в голове по пунктам: проверить натяжение верёвок, наполнять аэростат постепенно, его наверняка тащили не беспокоясь о сохранности, как бы алхимик не предупреждал; пересчитать количество человек и назначенную на ход до лагеря провизию, и тем более понять, что необходимо будет взять с собой в самом лагере для спокойного продвижения дальше вверх по склону.

На подходе к месту сбора, он услышал голоса. Разговаривали негромко, но уверенно и с энтузиазмом, обсуждая что-то. Вдруг послышался резкий взрыв смеха. Весёлого, заразительного, - Альбедо остановился на секунду, едва не оступившись: он был уверен, что капитана кавалерии не будет на месте так рано, но нет, - заметный выделяющийся мундир с перьями на плече, гордая осанка, и тот самый смех, - с другими участниками похода этот капитан явно нашёл общий язык.

Аэростат был практически готов, его определённо проверили и некоторое время наполняли воздухом. Поравнявшись с Кэйей, Альбедо огляделся, проверяя остальные пункты к приготовлению.

- Доброе утро. - поприветствовал он сдержанно, не глядя ни на кого конкретно, всё ещё озираясь. Не найдя ничего, о чём ещё мог бы раздать распоряжений, наконец взглянул на Кэйю. - Я вижу, вы подготовились.

- Да, сэр алхимик, мы получили несколько распоряжений, но уже всё доделали, ждали только вас.. - донёсся со стороны голос Отто, одного из работников, который вызвался быть грузчиком до самого подножия горы.
“Но дальше ни ногой”. - Альбедо вспомнил об этом, наблюдая, как тот, пока говорит, подпрыгивает через каждое слово, стремясь сорвать с дикорастущей у дороги яблони пару плодов от нечего делать.

На это Альбедо не нашёлся, что ответить. Он ожидал, что командовать придётся ему. На секунду алхимику показалось, что это он здесь лишний, и вовсе не его рук дело было, собрать эту экспедицию, настолько органично смотрелась со стороны компания на повороте дороги без него.

+3

6

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]
И вот, он все-таки своего добился, но, прощаясь с алхимиком и покидая его лабораторию, почему-то не ощущал себя удовлетворенным. Альбедо согласился только из-за того, что впечатление на него произвело мнимое участие магистра Джинн. Лишь по этой причине - ни возможность пообщаться с Кэйей, за которую многие в городе бы еще приплатили, ни даже простая вежливость тут были ни при чем. Хотя, конечно, Альбедо пошел на небольшую уступку, когда сменил свой официальный тон на нечто более мирное. Над этим еще придется поработать.

Он заверил Альбедо, что ни в коем случае не опоздает, и в целом звучал так, как будто полностью доволен сложившимся положением дел. Даже улыбнулся в ответ на замечание о лаборатории - тут столько интересных вещей, вот бы кто-нибудь рассказал, что это все такое… Но алхимик выглядел очень занятым и вернулся к своей работе еще до того, как за Кэйей закрылась дверь, потому винить его в негостеприимности было бы неправильно.

Маленькими шагами… Незачем думать об этом сейчас. Кэйа любил строить планы, разрабатывать стратегии и варианты, предсказывать и предугадывать, но в конечном итоге он все равно оставался человеком действия.

Начало операции до рассвета не пугало его - он и так не собирался спать этой ночью. Было несколько первоочередных дел, которые Кэйа хотел закрыть или поставить на паузу до того, как отправится к Драконьему хребту. Кто знает, не придется ли ему там задержаться? Он даже для Джинн написал что-то похожее на официальный документ, который уведомлял ее о планах капитана кавалерии - не хотелось, чтобы магистр хватилась его в самый неподходящий момент. Затем Кэйа заглянул в таверну, провел там некоторое время и ушел далеко за полночь, убедившись, что кое-какие слухи прижились и уже завтра начнут свое путешествие по Мондштадту, а потом - чем бездна не шутит - и за его пределы.

Под самый конец ночи он занялся небольшими приготовлениями к походу, и потом был готов появиться на обозначенном перекрестке хоть самым первым, но все-таки дождался, когда туда  притащат аэростат и начнут его готовить - капитану кавалерии все же не пристало ждать остальных.

Они, оказалось, не были предупреждены о том, что к ним кто-то присоединится, но все равно Кэйу встретили приветливо - недаром он старался поддерживать за собой репутацию общительного человека. Работники отвлеклись на него все разом, всех нужно было приветствовать, всем улыбаться; затем они гладили лошадей и кормили их яблоками, и только потом Кэйа мягко напомнил, что вскоре придет руководитель их путешествия, так что неплохо было бы вернуться к работе.

Появившегося Альбедо Кэйа, увлеченный заново разгоревшейся беседой, заметил не сразу, но как только увидел - приветственно помахал рукой. Совсем скоро, значит, они смогут выдвинуться: осталось только запустить аэростат и убедиться, что он исправен.

- Такие интересные штуки, - поделился он мыслью с Альбедо, скрещивая руки на груди и глядя на внушительного размера купол аэростата, полный теплого воздуха. - Но, конечно, не вершина инженерной мысли… Ты знал, что хиличурлы тоже строят что-то похожее? Но вместо мешка с воздухом они используют анемо-слаймов. Маги бездны обычно неплохо управляют ими, так что… Любопытно, это они копируют нас или мы - их?

Он видел те аэростаты всего несколько раз в жизни, но все равно остался под впечатлением. Одно дело видеть, как хиличурлы строят себе жилища и ограждения, но совсем другое - когда они задействуют нечто настолько высокотехнологичное, как аэростат. Что будет дальше: пушки? Огнеметы?.. Кэйа нахмурился и потер подбородок пальцами, но почти сразу расслабился - не время сейчас для этих мыслей.

Отойдя на другую сторону дороги, Кэйа погладил лошадей по шеям, подхватывая заодно уздечки, и привел их на середину дороги.

- Это Яс, мы с ним давно большие друзья, - он представил Альбедо коня серой масти с гривой, заплетенной в растрепавшуюся косу. - А это Пуша, - он похлопал шею второй лошади, тоже серой, но в обильную белую крапинку. - Она с радостью согласилась подвезти тебя, когда я попросил. - Говоря о лошадях, Кэйа улыбался, хотя и смотрел при этом на Альбедо. Не прекращая улыбаться, он объяснил: - Я ночью все как следует обдумал и решил, что нам стоит отправиться вперед, проверить, в порядке ли дорога, нет ли рядом лагерей хиличурлов или каких других опасностей. Не хочется, чтобы твое оборудование или люди пострадали, правда? Они будут сопровождать аэростат, а мы все обследуем и вернемся, если вдруг что.

На лице Альбедо не было большого энтузиазма, потому Кэйа чуть насторожился. В чем дело? Алхимику не нравится, что навязанный ему спутник начал отдавать распоряжения еще раньше, чем он, глава экспедиции, появился на месте сбора? Но ведь идея Кэйи была замечательной, выигрышной по всем фронтам: сделают полезное дело, не придется идти пешком… К тому же, получится чуть лучше друг друга узнать.

- Мы готовы, капитан, - Отто окликнул их, и непонятно было, к кому из двоих он обращается. Чтобы не усугублять ситуацию, Кэйа предпочел не отвечать, предоставляя эту возможность Альбедо, но чтобы тоже продемонстрировать свою готовность, он обошел Пушу и встал рядом с Альбедо, положил руку на стремя, фиксируя его положение, чтобы алхимику было удобнее:

- Прошу.

+2

7

Альбедо готов был медитировать на запуск аэростата, наблюдая за тем, как шар наполняется воздухом, следя за огнём, и подавая сигналы пареньку, вызвавшемуся запустить аппарат. Любая работа алхимику нравилась, если в ней нужно было придерживаться определённых правил, указов, той же монотонности. Подошедший Кэйа эту монотонность нарушил, отчего Альбедо едва заметно прищурился, но услышал, что ему сказали, - выработанную с годами вежливость он никогда не игнорировал. Так ему казалось, сойтись с людьми легче.

- Аэростаты изобрели довольно давно, сопоставляя темы сопротивления среды и кораблестроения. Учёный, впервые этим заинтересовавшийся был не хиличурлом. Человеком, который устал полагаться на порывы и направления ветров в открытом море. Мы можем управлять ими так, как нам заблагорассудится, и в том направлении, в котором.., - рассуждая, Альбедо наконец взглянул на Кэйю, стоявшего рядом, и слушавшего, как казалось, с интересом, так как всё это время говорил, глядя впереди себя, и резко замолк.

Затем прочистил горло, кивнул и ответил, акцентируя на первом слове:

- Они копируют нас.

Наверняка капитану кавалерии не был интересен весь сюжет происхождения инженерной конструкции, и зная себя, Альбедо решил осадить. Не выглядел Олберич тем, кому интересны такие вопросы.

- Хотя на слаймовые аэростаты я бы посмотрел. Вблизи видеть не приходилось, только издалека и единожды.

После недолгого разговора Кэйа отошёл, и Альбедо решил, что формальное необходимое общение закончено, ведь капитан наверняка подходил только для этого. Но оказался неправ.

Глядя на пару красивых, ладно сложенных лошадей, Альбедо не сразу понял, в чём дело. Яс, конь, которого Кэйа назвал первым, не дав подумать, шагнул вперёд и наклонившись, ткнулся мордой под ладонь, ожидая ласки. Альбедо выполнил молчаливую просьбу, погладив крепко и спокойно, а вот Пуша даже не взглянула на алхимика, только покорно прошлась, куда повели под уздцы.

- Разве лошади не для помощи с грузом или на случай поломки аэростата? - Альбедо был готов ухватиться за любую отмазку теперь, когда осознал, что его ждёт. Но Кэйа привёл новые весомые доводы, перекрыв пути к отступлению.

- Это отличная идея, капитан! - как на зло послышалось со стороны, от одного из сопровождающих, Фаддея, - пару дней назад патруль сообщал, что здесь есть хиличурлы. Помощь капитанов, да  ещё с глазами бога будет как нельзя кстати, если нам придётся с ними повстречаться.

Альбедо не сомневался в своих способностях, и в глазе бога. А вот в том, как он залезет на коня и поедет навстречу этим хиличурлам, сомневался вполне.
Отто объявил, что все готовы, а Кэйа и вовсе решил помочь забраться на лошадь.

Альбедо почувствовал растерянность и безысходность от ситуации. Отказаться сейчас, объявив при всех, что на лошадях он никогда не ездил и не умеет даже правильно на них садиться, будет слишком позорным, как подсказывала логика. Ничего другого не осталось, кроме как попробовать.
В конце концов, он не раз видел, как другие люди садятся верхом, правят поводьями. Если подумать, это не должно быть сложнее управления аэростатом?

Пришлось задрать голову, чтобы увидеть шею лошади: Альбедо с высоты его роста, она казалась ужасно высокой. Но в защиту решения капитана Олберича, Пуша была ниже Яса.

“Интересно, над этим он тоже подумал?” - мелькнуло в голове, когда он потянулся к седлу, хватаясь за край. Задрать и вдеть ногу в стремя получилось раза со второго, но вроде как это не вызвало подозрений, или по крайней мере он понадеялся на это. Совершив рывок вверх, чтоб сесть, Альбедо понял, что высота для него приличная. Ничего страшного, - подумал он, - полёты на глайдере пострашнее будут. Через секунду он вцепился в холку лошади  потому что в этот момент ей вдруг вздумалось переступить с ноги на ногу и фыркнуть.
Кэйа всё это время придерживал седло и самого коня. В момент, когда Пуше вздумалось побунтовать, он ласково погладил лошадь по шее,  наклонился, и что-то шепнул, обращаясь к животному ласково и нежно.

Альбедо вдруг стало интересно, что он там шепчет, но страх пошевелиться и вызвать новую порцию гарцевания его останавливал, поэтому он сидел как вкопанный и ждал.

Кэйа отвернулся, ступая к своему коню, и отличие от неумелого Альбедо, Кэйа запрыгнул на лошадь за пару движений, сделав это спокойно уверенно...

"Красиво"

Алхимик наблюдал. Он осторожно смотрел на капитана кавалерии, стараясь уследить за движениями рук и ног, повторяя их немного робко.  Легко и спокойно повести поводьями удалось, и боясь, что лошадь тронется слишком резко, Альбедо повёл шенкелями осторожно. Спокойный черепаший темп его вполне бы устроил.

Видимо, Пуша была послушной кобылой, и любила повторять, потому что несколько минут она невообразимо спокойно и лениво двигалась неторопливым аллюром вровень с конём Кэйи. Альбедо успел расслабить плечи немного и выдохнуть, надеясь, что так будет до конца поездки, и вернутся они, сделав небольшой крюк, без приключений.

Не прошло и двух минут после начала пути, как Кэйа нарушил тишину, задавая Альбедо разные вопросы, начиная с того, откуда алхимик прибыл, и как ему Мондштадт, вполне безобидных, все подряд, желая познакомиться, спрашивали это у Альбедо. Привычные знакомые ответы помогали и успокаивали.

- И какие же у тебя планы?

Вопрос, заданный таким тоном, немного удивил алхимика, и чуть не впервые с начала поездки, он оторвал взгляд от холки лошади и дороги, и взглянул на капитана кавалерии.

Но ответить он не успел, - со стороны кустов по левую сторону дороги, раздалось рычание. Резкое, звонкое, с явным намерением застать врасплох.
Альбедо замер, почувствовав напряжение лошади и едва успел ухватиться мёртвой хваткой в поводья, когда Пуша вместо привычного уже шага, заржала и подпрыгнула, готовая встать на дыбы. Кажется, Кэйа что-то приговаривал и даже кричал лошади, но она уже отказывалась слушать, испуганная, рванув по направлению дороги.

+2

8

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]
Предположение о том, что лошади могут служить для перевозки груза, возмутило Кэйу до глубины души. Он ни за что не позволил бы использовать своих лучших скакунов в таких целях; но говорить об этом сразу он не стал - уже в тот момент мелькнула догадка, что вряд ли Альбедо разбирается в лошадях так же хорошо, как в своей алхимии, поэтому ему простительно. Тогда Кэйа еще даже не догадывался, насколько он прав, но вскоре получил лишнее подтверждение своим домыслам: то, как Альбедо забирался в седло, каким напряженным было все его тело, как он искал ногой свободное стремя, как держался за поводья и за луку седла.

Он не придал этому большого значения. Не всем же быть первоклассными наездниками, верно? Альбедо точно не боялся лошадей, значит, справится, ведь что плохого может случиться? Если на пути они увидят хиличурлов, то спешатся ради сражения с ними или выберут другую дорогу, да и вряд ли монстры помешают отличному времяпровождению. Путь до хребта неблизкий, у них есть полно времени чтобы пообщаться; Альбедо принял свою судьбу и уже ни единым словом не выказывал сопротивления, поэтому предчувствие у Кэйи было отличным.

- Будь умницей, - мурлыкнул он в морду лошади перед тем, как отступить от нее и взобраться Ясу в седло.

С новой высоты Кэйа оглянулся назад, осматривая и аэростат, и дорогу, и город в лучах утренней зари. Спокойная и мирная картина, но теперь она останется за спиной, а впереди будет грозный Драконий хребет: Кэйа еще не решил, готов ли он подниматься на гору, или лучше останется внизу. Подумает об этом позже, когда они доберутся до базового лагеря и обстановка будет ясной.

Отдалившись немного от основной группы, Кэйа тронул каблуками бока Яса, заставляя его перейти на рысь. Пуша подтянулась тоже, их темп ускорился, свежий ветер начал бить в лицо. Кэйа наслаждался поездкой, не забывая отмечать и состояние Альбедо, и обочины, на которых искал следы стоянок хиличурлов - постройки или их остатки, ограждения, костровища. Все это было привычным делом для капитана кавалерии, потому не мешало ему и разговаривать в процессе: он начал с простых вещей, проверяя, на какие вопросы алхимику отвечать нравится, а на какие нет.

Когда из кустов раздалось рычание, Кэйа был вполне расслаблен, но переключился в момент. Кони тут же взволновались; он натянул поводья Яса железной хваткой, сжал его бока ногами, успокаивая и показывая, что все под контролем. Слишком поздно он понял, что Альбедо не может сделать того же со своей лошадью, потому что вряд ли знает, каких жестов она послушается. Пуша уже гарцевала и испуганно мотала головой, Кэйа постарался схватить поводья, но они были слишком далеко. Слова тоже не подействовали - Пуша не чувствовала руки наездника и была напугана, потому не собирался слушаться.

- Держись покрепче! - успел он крикнуть, уже когда Пуша сорвалась в галоп в попытке оказаться как можно дальше от источника напугавшего ее рычания.

Что ему делать - догонять Альбедо или вначале разобраться с угрозой? Из кустов ему наперерез выбежал грозный хиличурл со щитом почти во весь его рост, и Яс начал опасливо пятиться.

Проклятие.

Кэйа лихорадочно рассуждал. Правильнее было вначале прикончить хиличурла, но что, если лошадь Альбедо понесет его в какой-нибудь их лагерь, где будет не один щитовик, а целая компания, да еще и с магом бездны? Кэйа выругался, натянул поводья, поднимая Яса на дыбы, чтобы ему было легче развернуться, а затем звонким окриком пустил его в быстрый галоп.

Пуша была быстрой лошадью, но ею никто не управлял, так что вскоре удалось догнать ее, поравняться и перехватить уздечку из крепких рук Альбедо. Дальше дело было за малым: медленно снизить темп и наконец остановиться, чтобы вспененные лошади перевели дух.

Да и люди тоже.

- Ты в порядке? - Он спрыгнул на землю и подал Альбедо руку, чтобы помочь спуститься. - Ох уж эти лошади, боятся каждого шороха.

Кэйа нарочно говорил с улыбкой, как будто не произошло ничего особенного. Не хотелось смущать Альбедо и ставить его в неловкое положение, по лицу алхимика и так было ясно, что он в смятении, но от внимательного взгляда капитана кавалерии не укрылось, что Альбедо прекрасно держит себя в руках. Может быть, их поездка на этом даже не закончится.

- Стоило познакомить тебя с особенностями Пуши. Она просто не привыкла к тебе, поэтому не слушалась. Вот держи, - он достал из седельной сумки пару яблок, взял запястье Альбедо, разворачивая его ладонь, и вложил в нее фрукты: - Покорми ее и погладь. Это кажется невероятным, но они хорошо чувствую энергию человека. Так она лучше тебя запомнит.

Им нужно было возвращаться и разбираться с хиличурлом, пока тот не напал на аэростат, но Кэйа думал, что то время, которое они проводят сейчас, не окажется потраченным зря, и совсем скоро Альбедо вновь ощутит себя уверенным достаточно, чтобы вернуться в седло.

+2

9

Перед глазами мелькали кусты, одинокие деревья и узкие развилки идущие в сторону от главной дороги. Альбедо действительно испугался, но лишь поначалу. Лошадь несла прочь от группы и Кэйи, но теперь не по дороге, следуя своему паническому слепому маршруту. Он пробовал сжать ногами её бока, натянуть поводья, громко уговаривать остановиться, пусть не зная правильных команд, но всё было впустую. Конечно, Альбедо мог просто спрыгнуть и на такой скорости, теоретические травмы его не пугали, алхимик довольно быстро восстанавливался после ранений, и мог воспользоваться своей наукой в случае необходимости. Но бросив Пушу, он мог обречь её на смерть в ближайшем лагере хиличурлов, или просто потерять. Пушу ему доверил Кэйа, и так подводить его доверие он не собирался, продолжая искать другие решения.

Некоторое время спустя, Альбедо услышал позади топот копыт другой лошади, и обернувшись, увидел скачущего во весь опор на Ясе, Кэйю, который стремился на помощь. Должность капитана кавалерии досталась ему не просто так, испуганную лошадь он остановил за пару минут и спешившись, подошёл ближе.

Несколько секунд Альбедо смотрел на протянутую для помощи руку, пытаясь понять, зачем, и что от него хотят, не совсем поспев за моментом здесь и сейчас. Затем поднял взгляд и увидел ответный взволнованный.

Кэйа переживал за него?

Понимая, что нужно двинуться, спуститься с коня, поговорить, Альбедо наклонился немного вперёд, вкладывая свою руку в чужую и хотел уже перекинуть ногу через лошадь, но Пуша двинулась, и алхимик по инерции движения начал падать. Вместо помощи поддержки рукой, которую хотел предоставить Кэйа, на него свалился весь алхимик, чисто инстинктивно обнимая за шею в попытке ухватиться за надёжное.
Капитан кавалерии оказался хорошей опорой в этой ситуации, - мелькнула мысль, сменившись на другую.
Альбедо Кэйа казался холодным и отстранённым, и теперь, уткнувшись ему куда-то в шею, Альбедо понял, что ошибался: тепло чужого тела, надёжные объятия, немного крепче необходимого, запах, едва заметный приятный, и непривычный пока.
Это отрезвило, - Альбедо ослабил руки, вылезая из объятий, давая понять, что достаточно, - он спасён и в порядке.

Голова немного кружилась после такой резвой скачки и внезапной остановки, и он чувствовал, что краснеет по какой-то причине, - лучшего он не придумал, кроме как пройтись немного по инерции, давая себе секунды собраться. Пяти хватило, он развернулся спокойный. Тут к нему снова подошёл Кэйа и дал в руку яблоки. Глядя на яблоки, Альбедо думал о другом, и выглядел совершенно отстранённым.

- Что или кто был в тех кустах?  - для начала спросил он

Кэйа бегло описал хиличурла с щитом, и Альбедо поднял взволнованный взгляд а ответ.

- Нам срочно надо вернуться, Кэйа. Мы оставили отряд и груз, представляешь, что произойдёт, когда хиличурл повстречает авангард экспедиции? Судя по твоему описанию, этот конкретный хиличурл не один, с щитами они встречаются по статистике будучи в группах по три и больше. Я боюсь, что я.. действительно не рассчитал, и отряд может не справиться.

Рассуждая, Альбедо отвёл взгляд, снял перчатку придерживая яблоки, и взял их голой рукой, надеясь, что верно понял про привыкание и узнавание, подошёл к Пуше вплотную и погладив свободной ладонью её шею, протянул угощение.
Сначала недоверчиво обнюхав, слепо касаясь ноздрями то выше то ниже еды, она приняла одно яблоко и, шевельнув хвостом, будто отгоняя надоедливых мошек, но может и в раздражении, стала тщательно жевать.

- Тебе стоит отправиться первым. - продолжил Альбедо не глядя на Кэйю, а я.. -  он задумчиво покусал губу изнутри - я нагоню. Если успею.

"Наверняка ты понял" - осталось невысказанной, но понятной обоим мыслью.

- Им сейчас пригодится помощь.

+2

10

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]
Кэйа смотрел на то, как Альбедо сосредоточенно предлагает лошади угощение, следуя его инструкциям, и старался не улыбаться. То, что произошло между ними, эти случайные объятия, которых не должно было быть, - он чувствовал, словно что-то переменилось. Альбедо опирался на его плечи так, как будто не было в мире опоры более надежной, и сам он в тот момент держал его в руках, зная, что не отпустит, что даст положиться на себя. Пожалуй, это лучший способ убедиться в реальности другого человека - коснуться его. Не за этим ли люди пожимают руки? Но что такое простое рукопожатие по сравнению с ощущением, когда ты собственной силой помогаешь кому-то спуститься на землю и обрести твердую почву под ногами.

В подтверждение этой теории говорило и то, что Альбедо стал более раскованным в общении. Он назвал его по имени - без “сэр” и даже без “капитан”, в его голосе было множество оттенков эмоций, было беспокойство и смущение, и Кэйе казалось, что он улавливает каждый оттенок, каждую отличающуюся ноту. Как тут было сдержать улыбку? Хорошо хоть Альбедо смотрел на лошадиную морду, и тем самым давал Кэйе время совладать с собственным довольством.

- Аэростат движется совсем не так быстро, как мы на лошадях. Я думаю, он мог побежать за мной, а потом вернулся, когда отстал, к прежнему месту. Поэтому мы вполне успеем оказаться там раньше группы и разобраться с проблемой.

Он все еще использовал это “мы”, показывая, что, несмотря на возникшие трудности, не оставит Альбедо одного. Кэйа теперь прекрасно видел, что тот не слишком уверенно чувствует себя на лошади и явно не привык передвигаться верхом. Как капитан кавалерии, он был сведущ в подобных вещах, заметил это еще в начале, но… Что ж, не разворачиваться же было назад? Он считал, что по пути не произойдет ничего непредвиденного и единственным плохим последствием этой поездки будет то, что у Альбедо некоторое время поболят бедра, как бывало со всеми новичками, не привыкшими правильно держаться в седле.

Но события приняли иной оборот, им очень повезло, что Пуша не сбросила седока на землю. Кэйа видел, какие переломы бывали у людей, когда они падали и запутывались ногой в стремени, или когда попадали лошади под копыта.

Может быть, Альбедо тоже знал о таких прецедентах, потому и не выказывал большого желания снова оказаться в опасной ситуации. Кэйа не мог его осуждать, но зато мог предложить вариант, который в целом устроил бы обоих и никак не ухудшил ситуацию.

- Ты прав, Пуша все еще выглядит нервной, - он протянул руку поверх плеча Альбедо и погладил лошадь костяшками пальцев вдоль морды. - Ей сейчас не пойдет на пользу ни быстрая езда, ни сражение, если придется сражаться. Но, знаешь, Яс довольно крепкий конь, он легко выдержит нас двоих.

Альбедо выглядел недоверчивым, неуверенным. Кэйа улыбнулся, глядя ему в лицо, чтобы показать, что все в полном порядке и он совсем не делает алхимику одолжение, когда предлагает этот вариант.

- Ты никогда не ездил вдвоем? Просто сядешь спереди. ты ниже, поэтому нам обоим все будет хорошо видно. Конечно, твои ноги не будут в стременах, но ты сможешь держаться обеими руками за луку седла, а я подстрахую.

Он чуть сощурился; Пуша отвела морду и Кэйа сделал шаг вперед и в сторону, чтобы оказаться прямо напротив Альбедо, потому что следующая его фраза была важной:

- Придется довериться мне, если ты сможешь.

Когда Альбедо согласился, Кэйа кивнул так, словно это было обычным делом - ездить с кем-нибудь в одном седле. Он вкратце объяснил, в чем будет отличие, что можно делать, а чего нельзя, во второй раз помог Альбедо подняться в седло, опираясь на стремя, и затем легким движением пальцев это стремя с его сапога снял.

Дело оставалось за малым - он повернулся к Пуше, поправил на ней подпругу, зафиксировал уздечку на луке седла, а потом развернул лошадь в сторону Мондштадта и приказал ей отправляться домой, для верности хлопнув ладонью по крупу. Пуша послушно порысила в нужном направлении - все скакуны кавалерии были приучены возвращаться в конюшни по команде ездока, поэтому за ее сохранность Кэйа не беспокоился.

Яс недовольно переступил с ноги на ногу, когда Кэйа занял место в седле позади Альбедо. Двойная тяжесть была непривычной для коня, но вполне выносимой; куда непривычнее наверняка было Альбедо, ведь Кэйа сидел к нему вплотную, бедрами чувствуя его бедра. Он даже мог ощутить запах волос Альбедо, а при движении ветра некоторые пряди касались его груди, шеи и даже лица, и это было таким… у Кэйи не находилось слов, даже мысленно, чтобы описать это странное чувство близости, которого почти ни с кем у него не бывало.

- Мы поедем быстро, - он развернул Яса. - Держись и постарайся сесть поудобнее.

Он пустил Яса вначале рысью, затем перешел на галоп, когда понял, что Альбедо в порядке. Быстрый темп говорил о том, что совсем скоро они достигнут нужного места, но пока что Кэйа ловил себя на мысли, что ему не так и хочется заканчивать эту поездку, из срочной вдруг ставшую уютной.

+2

11

Услышав про поездку вдвоём на Ясе, Альбедо резко обернулся, не совладав с удивлением. Затем одёрнул себя, снова уставившись перед собой, наблюдая увлекательную картину кормления лошади.

Это было неожиданно.

Он не предвидел такой вариант, а Кэйа оказался проницательным, не отходя в сторону, напирая, задавая правильные вопросы.

Он перевесил оружие Альбедо с седельной сумки Пуши на Яса, давая понять, что всё уже решил.

- Никогда не ездил. - честно ответил он без подробностей, вклинившись в вереницу деталей того, как они поедут.
Не было смысла отрицать и разницу в росте, и что так обоим будет удобно скоро вернуться. Будь это кто-то другой, алхимик вероятно не раздумывал бы, но  представить себе предстоящую поездку не мог, краснея при одной мысли об этом.

Понять причину такой реакции было до банального просто, - капитан Кэйа Олберич был привлекательным. Он нравился многим, умел этим пользоваться, и видимо, Альбедо незаметно для себя попал в число этих многих.

Но не считал это правильным.

Вряд-ли Кэйа пытался подействовать на него таким образом. Делал он это специально, или ненамеренно вёл себя так обаятельно, Альбедо больше волновало, почему он не может контролировать себя и свои реакции. Он читал множество книг, будь то алхимия, история или пресловутые любовные романы. Последние его интересовали меньше всего, ведь он всегда полагал, что решит сам, когда захочет испытать ради эксперимента например, подробные чувства.
Где-то он ошибался явно, но в этих ощущениях было что-то новое для него, испытывать их было приятно.

Кэйа помог сесть на коня, поддерживая седло и стал вкратце объяснять, как лучше вести себя в поездке. Показывал он наглядно, касаясь седла, проверяя ремни, говоря о положении ног над передней частью подпруги, коснулся пальцами верха сапога Альбедо, объясняя что-то про езду без положения ног в стремени. Он не заметил этого, переключившись на новое уточнение, но Альбедо тихонько вздрогнул от этой мелочи, и вдруг захотел ещё такого касания, надеясь, что капитану кавалерии нужно будет ещё что-то объяснить. Но второй раз этого не произошло, Кэйа сам вдел ногу в стремя и занял своё место на лошади.

Альбедо почувствовал головокружение от ощущений.
Седло было рассчитано на одного седока, и Кэйа придвинулся вплотную. Алхимик зарделся, и радуясь, что Олберич не видит его лица, прикрыл глаза, позволяя себе прочувствовать, как его касаются, вынужденно обнимая со спины. Альбедо оказался окутан чужим присутствием впервые в жизни так, и никогда ещё он не ощущал такой зависимости от другого человека. Глаза он открыл. В поле зрения сразу попали чужие руки, берущие его за запястья, - Кэйа показал, как удобнее будет держаться за луку седла, и без особых прелюдий, тронул коня в путь.
Поначалу было странно и непривычно не контролировать ситуацию, но Кэйа просил довериться, и Альбедо постепенно успокоился, физически пытаясь понять и приноровиться к езде на скорости. Через некоторое время Кэйа прибавил темп скачки, видимо решив, что Альбедо справляется.

Альбедо уже не хотел возвращаться к аэростату и хиличурлам, внутреннее эгоистичное желание продолжать эту поездку вдвоём появилось резко и очень отчётливо. Но алхимик умел подавлять в себе некоторые желания ради цели и быстро загнал эти мысли куда-то глубоко, сосредоточившись на поездке и предстоящем сражении.

За очередным поворотом стали слышны неразборчивые для тех, кто никогда не изучал языка хиличурлов, крики и возгласы, но Альбедо понял, что именно он услышал, подъезжая всё ближе.

- Они собираются напасть на аэростат, увидели его недавно вдалеке - оповестил он, прежде чем они остановились. Кэйа рвался в бой, но не забыл про Альбедо, даже помог спуститься с Яса и подал меч, сняв его с крепления.

Альбедо сжал гарду, примеряясь, крутанул меч запястьем, разогреваясь перед боем, и прикидывая, что противников пока двое, но скоро станет больше, двинулся к ближайшему хиличурлу. Им оказался один из держащих в руках щит и факел. Альбедо на пробу сделал выпад и ударил прямо, сверху вниз, делая этот жест открытым и легко читаемым. Хиличурл рыкнув что-то неразборчивое, прикрылся щитом, как ребёнок, который спасается от холода одеялом, совсем не по боевому порядку. Затем глянул в ответ злобно и резко испуганно замахал факелом перед собой, постепенно наступая, в попытке показать всем своим видом, что он на самом деле грозный противник. Только алхимик уже понял, кто перед ним, и эффект на него не действовал. Он выпрямился встав по отношению к оппоненту вполоборота, положил левую руку на поясницу, принимая позу, держа меч перед собой и, не колеблясь, ударил правой от плеча, уверенно попадая по верхней части факела хиличурла в очередной его панический мах. По инерции, зажённое навершие крепко ударилось о деревянный щит, вызывая сначала лёгкое тление, затем внезапно резко разгораясь по всей поверхности щита.

Хиличурл от этого запаниковал сильнее, и, вместо того, чтоб отбросить мешающий опасный предмет, стал прыгать и резко размахивать щитом в попытках потушить таким глупым способом огонь, больше не обращая внимания на противника. Алхимик не собирался давать врагу время; дождался, пока тот повернётся боком и ударил мечом так же как в первый раз, но с более уверенным выпадом. Теперь хиличурл не защищался, даже не заметил этой прямой простой атаки, за что поплатился глубоким порезом плеча и груди. Он вдруг завизжал, чем удивил Альбедо, заставив немного опустить меч, затем развернулся и убежал прочь. С него на сегодня ранений оказалось достаточно.

Противников было ещё много, и Альбедо не собирался останавливаться на одном, он обернулся, чтобы только убедиться, что у Кэйи тоже всё хорошо.

Следующие несколько секунд он просто стоял и смотрел в восхищении на то, как сражается капитан кавалерии: в отличие от алхимика, он бился сразу против нескольких противников, и решил применить глаз бога, не размениваясь на простые удары и тактику.

Время остановилось. Или так пожелал Кэйа?

Альбедо знал, что такое Крио глаза бога, но наблюдать их в действии, в бою, ему не приходилось. До этого момента. Кэйю окутывали мелкие и крупные снежинки, каждый его удар был уверенным, резким, порой насмешливым, - он понимал, что победит, или просто был уверен в этом? Альбедо не знал, но думал, что то, что он видит, выглядит волшебно.
Он не собирался применять свой глаз бога, но сейчас понял, что может другого шанса им и не выпадет, потому шагнул ближе, сокращая расстояние, простёр руку к небу, накапливая текущую по телу силу и мысленно посылая заклинание для конструкции, затем резко присел, призывая цветок с четырьмя гео-лепестками на землю, создавая ощутимое поле вокруг, в которое Кэйа тоже попал.

Отредактировано Albedo (2021-09-22 20:16:27)

+2

12

[nick]Кэйа[/nick][icon]http://images.vfl.ru/ii/1612089910/fcdcffab/33163796.jpg[/icon][sign]  [/sign]
По дороге обратно Кэйа пришел в весьма странное, непривычное для него настроение. В целом не было ничего особенного в том, чтобы делить одно седло на двоих, в его жизни такое нередко случалось, но что же тогда было не так? Ему тяжело давались мысли во время галопа, перед дракой, но все равно удалось осознать, что дело в спутнике, в Альбедо. Это ведь именно он поначалу вовсе не хотел иметь с Кэйей никаких дел, согласился лишь потому, что поверил, будто таково было указание Джин. Кэйа привык, что он всем нравится едва ли не с первого взгляда, для него нетипичным была какая-либо другая реакция на себя, и поэтому с самого первого момента ему подсознательно хотелось переубедить Альбедо, изменить его мнение, завоевать симпатию.

И вот, Альбедо сидит прямо перед ним. Если бы Кэйа захотел, он узнал бы, как часто бьется его сердце. Он и так чувствовал, что алхимик напряжен - то ли потому, что у него стресс из-за лошади, то ли из-за Кэйи. Но если бы так, он мог отказаться; даже теперь он в любой момент мог потребовать спустить его на землю. Взрослый человек, Кэйа не позволил бы себе возражать.

Ему льстило, что Альбедо не делал ничего подобного. Что, как бы непривычно и неудобно ему ни было, он все равно держался и не собирался жаловаться.

- Тебе удобно? - Кэйа не удержался, негромко проговорив это Альбедо над ухом. - Хочешь, я буду немного медленнее?

В душе он лукаво улыбался, но в действительности состроил самое невинное выражение лица на случай, если Альбедо обернется после этих провокационных и неожиданных слов. Ничего такого, в чем его можно было бы всерьез обвинить, но Кэйа не сомневался в том, что алхимик прекрасно осознал всю двусмысленность ситуации, а также отсутствие реальных улик против Кэйи.

Но слишком много времени на разговоры у них не было. Яс быстро довез их до дороги, вскоре стали слышны грубые голоса хиличурлов; губы Кэйи расползлись в усмешке - противников было больше одного, но все еще недостаточно, чтобы он в полной мере удовлетворил свое желание подраться.

- Не успеют, - отозвался капитан на замечание Альбедо по поводу планов хиличурлов. - Жаль, что они такие тупые. Не оказали нам достойную встречу.

Подмигнув Альбедо, Кэйа обнажил меч и напал на выбранную группку хиличурлов. Он мог бы взять на себя всех, но они стояли неудобно, не рядом, потому ему удалось завоевать внимание сначала двоих, а потом и третьего, и в целом это было интересно. Хиличурл со щитом был опаснее остальных, потому что не только прикрывался от ударов, но и отлично размахивал тем же щитом во все стороны. Его движения были безсистемными, поэтому предсказать их удавалось с трудом, но у капитана было достаточно опыта сражений с хиличурлами, чтобы чувствовать себя комфортно.

Тем более, сегодня у него есть зритель. Краем глаза он видел, что Альбедо тоже сражается, но догадывался, что скоро тот закончит и обратит внимание на него. Не в последнюю очередь из-за этого он призвал на помощь силу Глаза бога, и теперь движения были скользящими, быстрыми, а лед следовал за клинком и иногда опережал его, чтобы испугать противников, ослабить их бдительность и заставить раскрыться.

Для Кэйи это было все равно что танец, только весьма опасный. Он не спешил поскорее расправиться со всеми, прекрасно отдавая себе отчет в том, что красуется - не иначе, - но вдруг в какой-то момент он ощутил чужую энергию, ту, которой раньше поблизости не было.

Тут же его окутало едва заметным щитом, и теперь не обязательно стало уворачиваться от каждого удара. Кэйа увидел на земле этот странный, неестественный цветок, блестящий золотом и на вид более чем подходящим Альбедо. Он тихо засмеялся и перестал сдерживать себя, а затем чуть сдвинулся, уступая алхимику место рядом.

Что ж, тот не обманывал, когда утверждал, что может за себя постоять. Его движения были точными и изящными, Кэйе больше всего понравилось то, как элегантно Альбедо держал одну руку за спиной во время битвы. Вместе они быстро обратили всех хиличурлов в бегство и, когда те оказались уже достаточно далеко, Кэйа засмеялся снова.

- А ты хорош, - он искоса взглянул на Альбедо, взвесил меч в руке, протер лезвие рукавом с таким видом, словно никакой особой схватки только что не случилось. - Где ты учился?

Из-за поворота показался аэростат с сопровождающими его людьми, и Кэйа спрятал меч в ножны, не желая вызывать у них лишних подозрений. Подошел к Ясу, погладив его по шее, и снова обратился к Альбедо:

- Хочешь как-нибудь потренироваться вместе? Мне было бы приятно. - Его голос звучал негромко, и смотрел он теперь прямо Альбедо в глаза. И жалел о том, что они не одни здесь, потому что момент был такой… Кэйа умел замечать их, эти моменты. И терпеть не мог, когда они срываются.

- Все в порядке? Вы ждете нас? Впереди опасность? - Отто оставил аэростат и подбежал к ним, и Кэйа перед ответом пронзил его по-настоящему ледяным взглядом:

- У лошади капитана Альбедо что-то с копытом, - безо всякого стеснения солгал он. - А так все в порядке. Мы поедем дальше вдвоем, вам не о чем беспокоиться.

Отто развернулся обратно почти сразу: Кэйа знал, что его голос иногда может звучать красноречивее, чем сами слова. Он снова повернулся к Альбедо, на миг запнулся из-за того, что тот стоял на прежнем месте, так же близко, как и до того. Но взял себя в руки и сказал:

- Если ты, конечно, не возражаешь. Я знаю, что ездить вдвоем не очень удобно. Но теперь нам не обязательно так спешить.

+2

13

Мелкий моросящий дождь прошёл рано утром, до рассвета. Солнце близилось по горизонту лениво часам к восьми утра и Альбедо был уверен, что в этой области воды не было дня два, иначе щиты хиличурлов не горели бы так лихо.
Но при этом он чувствовал ветродуй и холод, надвигающиеся постепенно от места цели их похода.
Или, пусть это совсем притянутое предположение, но холодный и уверенно острый взгляд Кэйи тоже исходил непривычным холодом. Однако, это не пугало алхимика. Напротив…

Удовлетворившись реакцией на свою помощь, которая, он знал, по наитию ощущалась сильнее и понятнее любых объяснений, как с этим работать, Альбедо решил приблизиться.
Он ступал осторожно, практически бесшумно, как привык с детства, в силу роста и выработанного годами чувства опасения неизведанного, но с интересом. Двигался, не мешая Кэйе сражаться и заранее предугадывая его движения, чтобы не угодить под удар меча или магию глаза бога. Тот правильно понял опасение Альбедо, и, алхимик готов поспорить что он красовался, - показал, что вполне талантливо контролирует свою силу элемента. Вблизи это легко читалось, в отличие от соображений при наблюдении со стороны.

Сражаться с ним плечом к плечу оказалось...
[indent] Спокойно.
[indent]  [indent] Надежно.

Кэйа контролировал свою силу умело, он не разносил силу элемента беспорядочно или хаотично, как порой получалось у владельцев глаз бога. Альбедо невольно сравнил Кэйю с Кли в этом, хотя они не были похожи ни в чём, включая возраст, стихию и даже пол. Но кроме той же спокойной и сдержанной Сахарозы, на ум никто не приходил, а она мало использовала глаз бога, стараясь делать это только в крайних случаях.

Алхимик отбросил эти мысли, сосредоточившись на сражении, а безопасность в использовании магии, дарованной архонтами, оставил на владельца крио глаза бога. Если что и произойдёт, Альбедо защищён своим умением. Но так же он был уверен , что страшного не случится. Это.. окрыляло, успокаивало. Доверие хрупкая штука, но Альбедо готов был довериться и здесь

В воздухе чувствовался холод, пронзающий и опасный с примесью запаха леса, обволакивающего тебя на прогулке после дождя по утрам. Так он ощущал Кэйю, - тот весь разгорячённый после боя, но определённо довольный и теперь - он уверен - спокойный ситуацией.

Они справились вместе, но Альбедо к удивлению осознал, что хотел бы повторения, и после всего восклицание Кэйи вызвало непривычное смущение.

- Я не знаю, насколько хорош или плох, моим единственным учителем была моя...

Он не договорил, осёкшись, задумавшись, какое может дать определение или суждение тем более своему учителю, госпоже Рэйндоттир, которую знал в качестве единственного родного человека долгое время и боготворил. Она была мерилом многих поступков и действий в жизни алхимика, и ещё Альбедо никогда никому о ней не рассказывал.

Не приходилось - никто не спрашивал.

Понимая, что время на ответ из-за раздумий потеряно, Альбедо зеркаля действия Кэйи, убрал меч в ножны и бросил последний взгляд на место сражения. Бывалому рядовому достаточно взглянуть, чтобы понять, что здесь происходило, но не тем, кто отправился с ними в этот поход. Алхимик поступил как Кэйа, решив, что тот прав, не стоит пугать группу, сообщая, что здесь были враги. Альбедо проиграет всю идею с исследованием, если кто-то решит сейчас развернуться обратно в город.

Он встал рядом с капитаном кавалерии и проследил за тем, как тот заботливо погладил лошадь, а затем внезапно посмотрел прямо в глаза и задал вопрос.

Рассветное солнце мягко поглаживало плечи капитана кавалерии, окрашивая всё его одеяние в тёплые цвета, мешая сосредоточиться на ответе, заставляя смотреть на это, отводя взгляд от глаза, не прикрытого повязкой. Альбедо показалось, что его не про спарринг на оружии спрашивают, настолько с иной стороны его отношение увидел сейчас Альбедо.

- Я буду рад составить тебе компанию в спарринге. Но боюсь, что в случае соревнования непременно проиграю. - Он вежливо улыбнулся, поясняя - не совсем то.. стихия сражения. Я в разы чаще применяю свои способности дл..

Его перебил подбежавший Отто с вопросами о произошедшем. Альбедо не увидел, но почувствовал, насколько резким и холодно-опасным от этого стал Кэйа, отвечая пареньку.
Следовало испугаться, но вместо этого он понял, что ему понравилась такая реакция капитана кавалерии. Может он видел этот момент между ними таким же.. необычным.
Когда Кэйа обернулся, Альбедо оглядел его лицо, уловив интересную реакцию: кажется, он не ожидал, что Альбедо останется на месте. Он улыбнулся, глядя в спину уходящего Отто, и говоря совсем тихо, чтоб слышал только Кэйа:

- Я не возражаю. Напротив, смею предположить, что у меня лучше стала получаться верховая езда.

Через несколько минут, когда аэростат проверили на наличие повреждений, группа переговорила между собой, и все уверились, что ничего страшного действительно не произошло, решено было двигаться дальше.
Кэйа снова помог Альбедо взобраться на коня, и, когда сам сел позади, как и в первый раз, касаясь рук, Альбедо выпрямился и оглянувшись, привлекая внимание капитана, сказал, глядя через плечо, жалея, что не видит реакции правда:

- Теперь я хочу, чтобы ты был немного медленнее.

+2

14

Настроение у Кэйи снова улучшилось, стоило убедиться, что аэростат в порядке и они могут двигаться дальше. Альбедо немало переменился с того момента, как Кэйа пришел официально знакомиться с ним в его алхимическую лабораторию: теперь он не сторонился капитана кавалерии, словно успев привыкнуть к нему, и даже не отказывался от предложения новой встречи, пускай Кэйа и имел в виду тренировочный спарринг. Но в самом деле, не мог ведь он сходу предлагать что-то значительно более интимное вроде совместного ужина или даже прогулки? Для человека, который даже в качестве сопровождения не хотел брать его с собой, Альбедо и так на многое соглашался. Ему было бы слишком легко прикрыться занятостью, исследованиями, разработками или заданиями от Джинн, чтобы дать отказ, и Кэйа не имел бы права хоть немного на это обидеться. Зато спарринг - предложение, сделанное в условиях только что прошедшей схватки с хиличурлами - звучал уместно, закономерно; Кэйа ведь хорошо видел, что Альбедо это совместное крохотное предприятие тоже понравилось.

И вот - теперь у него есть его согласие. Есть его улыбка, есть что-то изменившееся в тоне, в поведении, в самих жестах, что пока Кэйе нелегко правильно трактовать, но достаточно для того, чтоб чувствовать себя уверенным.

- Еще несколько раз, и ты полюбишь лошадей, - пообещал Кэйа, помогая Альбедо снова устроиться в седле.

Конечно, ездить одному было куда удобнее; обыкновенное седло не рассчитано на двоих всадников, поэтому постоянно нужно контролировать позу и осанку, движения рук, даже поворот головы. В свое время Кэйе приходилось нередко так путешествовать, он по собственному опыту знал, какие случаются подводные камни, но им, к счастью, предстояла не такая уж долгая дорога.

Даже несмотря на то, что Альбедо, судя по всему, не приветствовал галоп.

- Скажи это Ясу, - он тихо рассмеялся, трогая пятками бока лошади. - Уверен, он предпочел бы поторопиться, чтобы скорее от нас избавиться.

Но от внимания Кэйи не ускользнул тот тон и та формулировка предложения, которые использовал алхимик. Он наверняка заметил двусмысленность в словах Кэйи раньше, и теперь возвращал эту любезность, показывая, что понял все правильно. Это было приятно: по всему выходило, что алхимик не такой уж индивидуалист и сноб, каким мог показаться на первый взгляд. Не такой холодный и отстраненный, не настолько замкнут в себе и не настроен враждебно к контакту.

Это понимание развязывало Кэйе руки. Точнее, развязывало язык.

- Что такого интересного на Драконьем хребте? Кроме мороза, конечно, и тех монстров, которые к нему адаптировались.

Непосредственно гора не была так уж интересна капитану, но она давала возможность завести разговор, который свернуть потом мог куда угодно. К тому же, у Альбедо был приятный и спокойный голос, такой размеренный и глубокий, что его звучание отлично скрасило бы путешествие. И дало бы возможность узнать что-то новое, конечно; Кэйа был из тех, кто любит использовать любую информацию, как только такая возможность предоставится.

Когда впереди показался базовый лагерь, Кэйа был даже немного разочарован. Теперь приятный разговор придется прекратить, вокруг будут другие люди - искатели приключений в основном, - и надо будет заняться делами: помочь разгрузить аэростат, поговорить насчет мер безопасности, организовать ужин для всего сопровождения…

Кэйа улыбнулся: в целом ему нравились подобные заботы. Он хорошо умел с ними справляться.

- Ты уверен в том, что хочешь обосноваться на горе, а не здесь? - занимаясь разгрузкой, Кэйа перехватил Альбедо за руку, чтобы задать вопрос. - Здесь уже крайне холодно, а там, выше, наверняка все гораздо хуже. Каждый, кто поднимается туда, рискует жизнью.

Он мог легко вообразить экспедицию по хребту, чтобы насобирать образцов чего-нибудь, изучить местность и так далее, но никогда бы не подумал, что кому-то захочется обосноваться там на постоянной основе.

- Я могу проводить тебя туда, если хочешь. - В основном чтобы убедиться, что это глупая затея, и постараться доказать это Альбедо. - Но ведь ты не планируешь делать это сегодня? Уже темнеет, а подниматься туда ночью я никому не позволю.

+1

15

«Let the storm rage on
The cold never bothered me anyway»

[indent]

Захотелось вжать голову в плечи и откинуться назад, чтобы ощутить больше тепла. Альбедо никак не ожидал разговора и спокойного вопроса в макушку, пока они едут верхом на лошади. Это вызвало приятные ощущения, а анализировать - привычка исследователя. Так себе это всё объяснял Альбедо, старательно держа спину ровной и следя за шагами лошади, пока раздумывал над ответом. Рассказать всё, что хотелось бы, он никак не мог, но интерес капитана кавалерии был оправдан, почему бы не спросить о таком.

— Там.. новые знания. - Он пожал плечами, чтобы обозначить продолжение мысли. - Я мог и дальше оставаться в библиотеке Ордо Фавониус, изучать книги, к которым имею доступ, спасибо Лизе, но, несмотря на все эти познания и теории, я исследователь в первую очередь. А там, - он кивнул в сторону горы едва заметно, - однажды располагалось если не всё, то часть древнего государства.

Альбедо ненадолго замолчал, подбирая слова и прислушиваясь к размеренной поступи копыт по пыльной дороге. Прислушиваясь к собственным ощущениям от чужого, такого близкого присутствия, которое определённо оказалось приятным, несмотря на опасения. Хотелось, чтобы место лагеря находилось как можно дальше.

— Люди, жившие на месте Драконьего хребта, или под его сводами… Мне интересна их история и наследие. Прошло столько лет, но мало кто по-настоящему решался отправиться сюда и изучить хоть что-то. Историю Сал Виндагнира, или может… самой Каэнрии.

Альбедо невольно взглянул на руки Кэйи, прекрасно осознавая, что только что сказал, и, вероятно, при ком. Наследственность Кэйи Альбериха была для алхимика как на ладони.
А затем продолжил, и возможно не остановился бы вовсе, рассказывая про хиличурлов, и их жилые стоянки, или про надписи на стенах, которые наверняка можно здесь найти и прочесть. Но дорога оказалась не такой длинной, и они добрались до места, где согласно плану должен расположиться базовый лагерь, быстрее, чем он успел разойтись в мысли. Рассказывать Альбедо нравилось, а когда есть благодарный слушатель, это удобно и приятно. Он осознал, что не рад окончанию поездки, когда спускался с лошади, и вероятно в последний раз облокотился о ладонь Кэйи, пока тот её услужливо подставил.

Дальше, на некоторое время их развели дела: Альбедо необходимо было отдать распоряжения по поводу провизии и готовки, оборудования, аэростата и палаток. Благодаря силе глаза бога многие вещи он мог делать иначе, но предпочитал заниматься ручным трудом, избегая всеми силами лишней демонстрации способностей. Физический труд всегда помогал немного отдохнуть от мыслей и предположений. За разгрузкой припасов, когда помогал Отто переносить поклажу с ретортами и запасами трав, Альбедо неожиданно снова столкнулся с Кэйей. Точнее, тот буквально перехватил алхимика за руку, вовлекая в разговор. Альбедо моргнул пару раз, разглядывая Кэйю вблизи, и совершенно растерявшись от такой настойчивости. Очевидно, что капитан кавалерии некоторое время размышлял о своём вопросе, и теперь не выдержал. Такое внимание льстило.

— Уверен. Я был уверен задолго до отправления сюда, когда только замышлял о возможности такой экспедиции. - Избегая прямого контакта смущающе близко, он оглядел плечи Кэйи, несколько растерянно скользнул взглядом по груди, до пояса и остановился на глазе бога, который у капитана беспечно висел на поясе ремня брюк, выдавая, напоминая принадлежность города и стихии. Губы тронуло подобие улыбки, когда он продолжил, - Я не боюсь холода. Холод никогда меня не беспокоил.

«— Я не такой как вы...»

Вздохнув, он поднял взгляд и улыбнулся дежурно:

— Не стоит беспокоиться, Кэйа.

Но Кэйа только сильнее выдал беспокойство последней фразой. В который раз за время общения с этим человеком Альбедо ощутил странное непривычное давление в груди и желание оставаться во внимании именно его подольше.

— Я переночую. В лагере со всеми, могу дать слово, если это важно., - затем, поджав губы, Альбедо посмотрел прямо, - Разве капитана Ордо Фавониус не ждут дела в городе?

Сбоку что-то шумно грохнулось о поддон повозки, кто-то ругнулся, и оба капитана обратили на это внимание, повернув головы. Альбедо с досадой почувствовал, как рука, до этого сжимавшая крепко на плече, чуть ослабила хватку.

— Осторожнее, пожалуйста. Там есть бьющиеся вещи. - Альбедо произнёс это громче, чем последующее, вполоборота, уже к капитану, - ты можешь проводить меня, если других важных дел действительно нет. - И после, легко освободившись из хватки (его держали, но не удерживали), зашагал дальше к стенке строящегося подобия кухни.

На этом любые разговоры закончились, и было снова возможно отвлечься в работе допоздна.

Лагерные палатки представляли из себя стойку с кругом и тремя разделяющимися полосками ткани, закреплёнными  таким образом, чтобы можно было легко избавиться от воды на случай дождя. А на ночь на них набрасывали ещё ткань, что позволяло закрыться со всех сторон, и побыть в одиночестве, остаться на ночлег, не мешая друг другу. Сидя в своей, уже поздно ночью, Альбедо предпочитал бы не думать, очень старался не думать, насколько близко к его палатке расположена такая же небольшая, в которой находился Кэйа.
Алхимик не понимал, почему любые его мысли сводятся к этому человеку. Он долго продумывал план похода, то, чем займётся в лагере, как взойдёт на гору, и даже, где примерно остановится. Теперь, в данный момент времени, по плану, ему полагалось радоваться и думать о предстоящих исследованиях и открытиях, а вовсе не о каком-то капитане кавалерии, который был слишком.. На “слишком” Альбедо остановился, чувствуя, как краснеет, и, быстро поднявшись с настеленной наспех у земли кровати, наподобие скамейки, отодвинул ткань палатки и шагнул наружу, тут же попадая в холод и полуночную темень.

За всеми делами и распоряжениями день пробежал незаметно, из шума в лагере остались только приглушённые разговоры, треск догорающих веток костра, и тихое ржание лошади иногда. На последнее алхимик и обратил внимание. Ближе к лагерной кухне Кэйа организовал подобие стойла, заботливо поставив недалеко от коня ведро с водой.

Пожав плечами, будто мог замёрзнуть, кутаясь в свой плащ, Альбедо подошёл к лошади на почтительное расстояние, специально с шумом ступив по мелким камням дороги, чтоб его заметили. Затем, когда Яс его узнал и с интересом направил морду, чуть потянувшись навстречу, улыбнулся и шагнул ближе, касаясь морды лошади осторожно.

— Тебе тоже не спится, Яс?..

Животные Альбедо нравились. Молчаливые, понимающие, не заставляющие по сто раз оглядываться на собственные поступки и слова, существа, которые без проблем показывали своё искреннее отношение. Яс относился к Альбедо хорошо, это можно было разглядеть по его расслабленным ушам, поступи и тому, как он легко поставляется под прикосновения. И Альбедо чувствовал себя спокойно от этого. А может быть дело было в том, что этот конь принадлежал Кэйе, но о таком алхимик не задумывался, ласково поглаживая Яса по голове и между ушами, когда тот опускал голову ближе к земле, довольно фырча.

— Я так и не поблагодарил тебя сегодня за помощь..

+1

16

После того, как Альбедо в подробностях и красках рассказал о Драконьем хребте, о том, что там уже находили и что еще можно найти, у Кэйи не осталось никаких сомнений в том, что переубедить этого человека не получится. Где бы Альбедо ни жил до Мондштадта, а к походу на гору он готовился тщательно и долго, и проще было уговорить Яса бежать задом наперед, чем алхимика - отказаться от своей цели. Что ж, это опасно, но для владельца Глаза Бога, тем более ученого, должно быть осуществимо. К тому же, он говорил об этом с таким энтузиазмом… Кэйе даже удалось пропустить мимо ушей упоминание родного народа - мало кто вообще знал это название, мало кто думал о нем или хотел иметь какое-то отношение, но у Кэйи ни единый мускул на лице не дрогнул. Хотя в тот момент он ощутил тревогу: не хотелось, чтобы кто-нибудь рылся в прошлом; точнее, чтобы это делал кто-то, кроме него самого. Кэйа успел свыкнуться с мыслью о том, что это исключительно его право, его наследство, его обязанность, долг и бремя, но… Остаться на хребте и вести там исследования он не мог. Пусть лучше это делает кто-то другой из Ордо Фавониус, и тогда будет надежда, что Кэйа сможет ознакомиться в будущем с какими-нибудь интересными результатами его работы.

Итак, это решено, думал Кэйа, уже когда они устраивались на ночь в базовом лагере. И даже лучше: Альбедо разрешил сопроводить его до того места, которое он выбрал в качестве своего убежища. Там, на самой горе… Порой Кэйа поднимал голову и вглядывался в угрожающе нависающую над миром вершину. Оставалось надеяться, что алхимика не потянет слишком высоко вверх. Кэйа пойдет с ним, будет запоминать маршрут, на всякий случай, потому что ему необходимо знать. В действительности он сомневался, что Альбедо сумеет узнать много чего о Каэнрии, но ничего нельзя было исключать. Лучше подстраховаться заранее, пустить на это все доступные силы, и Кэйа как никто другой знал, что именно необходимо сделать.

- Конечно, у меня куча важных дел, - он улыбнулся довольно беспечно, так что по тону или по выражению лица никто не понял бы, о чем он на самом деле думает. - Но в основном я помогаю Джинн. Ты же знаешь, когда магистр Варка увел почти всех нормальных лошадей, мне стало нечем командовать.

Это было далеко от правды. Официально у Кэйи не было ни одного отряда под непосредственным руководством, но его слушались патрульные и разведчики, а также люди, которые не числились в ордене, но все равно выполняли для него работу. И это не говоря о той сети шпионов, к которой Кэйа имел доступ - не будь его, и похитители сокровищ чувствовали бы себя на территории Мондштадта совершенно иначе.

- Поэтому буду весьма благодарен, если ты убережешь меня от бумажной волокиты еще на денек. Я не слишком люблю холод, - он немного виновато пожал плечам: мол как это, у него ведь Крио, - но мне тоже немного интересно. Ты так рассказывал об этой горе, что я не удержусь - хочется своими глазами на нее посмотреть.

Затем Альбедо ушел заканчивать дела, и Кэйа тоже вернулся к своим.

А поздним вечером его внимание привлек шум гравия, и Кэйа выскользнул из палатки, чтобы проверить, в чем дело. Конечно, он оставлял караул - один человек по центру всего лагеря, у огня, и еще по одному у обоих выходов на дорогу, - но для него всегда приятнее было самому убедиться, что никакой опасности нет. И ее правда не было, во всяком случае, не для лагеря.

- Кто же приходит благодарить с пустыми руками?

Яс насторожил уши, даже несмотря на то, что узнал голос, а вот Альбедо, кажется, вздрогнул от неожиданности. Кэйа умел подойти тихо и незаметно, будто тень, а сейчас, в полутьме, сделать это было не так уж сложно, главное не наступать на шуршащий гравий подошвой.

- Он любит яблоки, закатники и морковку, но вообще может съесть все подряд. Иногда он находит где-нибудь грибы и тоже их съедает. Вот, отдай ему, - Кэйа протянул Альбедо пучок из трех морковок, - это я стащил у местного повара. Но там еще много, вряд ли он заметит пропажу.

Затем Кэйа прошел дальше, мимо Яса, к каменным глыбам, которые служили естественным ограждением, и привалился к одной из них боком, чтобы одновременно смотреть и на Альбедо, и на дорогу. Ему было приятно видеть, что человек, еще недавно опасавшийся лошадей и не знающий к ним подхода, теперь так спокойно чувствует себя в присутствии Яса. Как будто Кэйа сделал что-то полезное, что-то неплохое.

- Я думал, ты захочешь как следует выспаться перед завтрашним днем. Впрочем, мы ведь пойдем туда не с самого утра. Нужно подождать, пока солнце поднимется ближе к зениту, чтобы не было слишком холодно, иначе с аэростатом могут случиться проблемы. Яс на гору не пойдет.

На лошади было бы значительно удобнее, но Кэйа не хотел рисковать - если Яс сломает ногу, то для него это окажется фатальным. Пускай лучше отдыхает тут, наслаждается вниманием искателей приключений и ждет, пока хозяин сам к нему спустится.

- Знаешь… - теперь Кэйа подошел ближе, тронул лоснящуюся лошадиную шею, чтобы занять руки хоть чем-нибудь более-менее подходящим. - Даже немного обидно - я только познакомился с тобой, и ты исчезаешь на горе. В Мондштадте не так много рыцарей, с которыми мне было бы так же интересно.

+1

17

Это всё, что останется после меня
Это всё, что возьму я с собой.
©ДДТ

   Альбедо вздрогнул от неожиданности, узнав голос. Он хотел, чтобы Кэйа пришёл, но оказался не готов. Было вполне объяснимо, что хозяин скакуна захочет его проверить, какая разница, который час. Или он услышал шаги, и озаботился, опять же безопасностью Яса, а алхимик случайно попался.
Альбедо взглянул на Кэйю, но не в силах смотреть в глаза, выдерживая взгляд, отвёл свой. Стало не лучше: он прошёлся по вырезу на груди, растерянно скользнул по поясу брюк и отвернулся. Знал бы капитан кавалерии, какими мыслями занята голова Альбедо, он понял бы, что тому совсем не до вопроса, чем кормить лошадь в благодарность.
Альбедо послушно, немного механически, взял предложенную морковь, отметив для себя, что Кэйа без опаски признаётся в краже, хоть и мелкой, но тут же отвлёкся на другое. На здесь и сейчас. Глубоко вздохнув, он сам протянул угощение под морду Яса, и конь с удовольствием принялся за еду и тихо фырча, довольный, что его балуют и гладят.

У него странное желание наблюдать за каждым движением Кэйи, отмечать, запоминать, впитывать как вязкий раствор. Так спустя секунды он осознал, что капитан кавалерии без перчаток, впрочем, как и он сам. Готовился ко сну, но шум в лагере потревожил?
Тот поначалу отходит и встаёт таким образом, что Альбедо чувствует себя подопытным под наблюдением, теряется, и поэтому не смотрит в ответ, а просто кормит Яса. Через несколько минут Кэйа подходит обратно, гладит гриву скакуна и ступает ближе. Наверное ему так сподручно негромко говорить, объясняет себе алхимик. И глупо пытается представить это прикосновение, что тот дарует лошади, как и любое другое, которое могли бы дать эти руки, на себе.

Когда он приходит к выводу, что болен чем-то, после всех этих мыслей, возвращается в реальность, добиваемый, растерянный от слов Кэйи.

— Со мной... интересно?

Альбедо тихо переспрашивает, ощущая себя зачарованным.
Ему хочется задать много вопросов, поговорить, предложить темы, оставить рядом с собой.
Он мучается мыслями ещё немного, но вдруг резко вспоминает, кто перед ним. Какое впечатление Кэйа производит на окружающих, самому Кэйе наверняка нет необходимости объяснять. И наверняка он не единожды этим пользовался, не важно, в каких целях. Альбедо думает, думает и приходит к выводу, что он попался на умелые манипуляции, и вообще-то следует проснуться уже. Не в первый раз за первый день!

Глубоко вздохнув, он высоко задирает голову, и смотрит на Драконий хребет. Отвечает, не глядя на Кэйю, хотя хочется не сводить с него глаз. Никогда.

То, что он видит, помогает ему отвлечься. Над горой застыли тучи, окутанные мраком, скрывающие звёзды, но окрашенные по краям заступающим где-то далеко за горой, рассветом. Словно ребёнок решил обвести контуром важные части рисунка. Зловещего рисунка, - гора неприветлива, необитаема и просто гордо существует. Это нравится учёному, манит, тянет к себе, ведь там бывал.. практически никто.

— Истинный смысл мироздания. Что это может быть?

Он не раз задавался этим вопросом, который как очередное задание поставила перед ним  Рэйндоттир. Не раз задавался сам, но никогда не адресовал его кому-то другому, тем более вслух. Откровенно обнажаясь таким образом, он не лукавил, не придумывал, ему хотелось поделиться частью себя. Раскрыть карты, и пусть капитан кавалерии сам поймёт, с кем решил играть в свои игры.
Играть здесь совершенно не с кем..
Не с чем..

— Порой я настолько погружаюсь в работу и исследования, что сутками не замечаю мелкие изменения вокруг. Погоду, силуэты, жизнь. И всё, что касается окружающих людей. - он бросил взгляд на Кэйю, и пожал плечами, словно ему неуютно от того что собирается сказать. Отчасти так и было.

— Я вижу последствия своих.. витаний в мыслях, какими они могут показаться со стороны.
Он вспоминает грустный взгляд Сахарозы,её смущённо покрасневшие щёки и отблеск света, отражённый в очках при повороте в сторону. Расстроенный взгляд Тиммея, глядящего на алхимический стол, но не видящий, - выражения лиц, которые, они уверены, Альбедо не замечал, потому что не должен был.

— У меня нет намерения обидеть, но люди обижаются, когда им не уделяют внимание.

Чуть улыбнувшись, он оглядывает капитана ещё раз, словно оценивая. Проверяя реакцию на свои слова. На самом деле запоминая. Запоминая его одежду, очертания тела под ней.
Чёрт, он специально носит такую обтягивающую одежду?
Даже текстуру ткани, как видит, -  то, до чего он никогда не сможет коснуться, но что сможет нарисовать и представить на ощупь, как только вернётся к себе в палатку. Вырез на груди, о который он уже много раз споткнулся, думая, куда отвести взгляд. Худоватые, прослеживаемые под рубашкой очертания предплечий и сами руки, такие сильные и такие бережные на деле.

Альбедо, как голодный до такого, одновременно хочет остаться здесь и смотреть, наблюдать за капитаном всю ночь, или убежать в палатку, остаться наедине с собой, взять в руки грифель и сесть за работу, боясь позабыть или упустить что-то. Выложить все мысли зарисовками на бумагу, и лечь спать, чтобы утром, проснувшись, обнаружить, что Кэйа предпочёл вернуться в город. Избежал морочиться здесь, с новым странным алхимиком, и его скучнейшей для обычного человека, работой.
Так будет лучше.
Иначе Альбедо просто не знает, как дальше себя вести.

Потемнело, сумерки подкрались ближе, стирая очертания окружения ещё немного, и звёзды на небе загорелись ярче. Между капитанами картинка внешне никак не изменилась, Альбедо ничем не выдал своих мыслей и метаний, он думает, что только взглядом мог, но он всегда такой: замирающий на месте и задумчивый, и ничего страшного, к тому же о причине он только что чётко заявил.

— Я замечаю всё, просто молчу. - Он прикусил губу, резко замолчав. Этого алхимик говорить не собирался, пусть и шёпотом.

Яс стукнул копытом по земле, очень спокойно и рассеянно, может захотел больше внимания, и Альбедо с благодарностью посмотрел на него.

+1

18

Альбедо был не таким, как прежде, что-то переменилось в нем. То ли влияло позднее время, накопившаяся за день усталость, тревожное ожидание следующего дня, то ли что-то иное волновало его, заставляло смотреть растерянно, отвечать с опозданием и начисто игнорировать тему, которую Кэйа поднял. У них было немало возможностей для праздной беседы - конь, аэростат, гора, подготовка к тому, что и как они будут делать завтра, - но Альбедо не выбрал ни одну из них. Его мысли были заняты чем-то другим, и Кэйе, обычно довольно проницательному и восприимчивому, оказалось нелегко за ними уследить.

И в моменты, когда тяжело ориентироваться по словам, Кэйа предпочитал обращать внимание на язык тела. Жесты, взгляды, мимика, положение тела - все это порой было более красноречивым, чем любая речь, и благодаря этому Альбедо становился немного понятнее. Его взгляд то обращался к лицу Кэйи, то переключался на его корпус, проходился по рукам, возвращался снова вверх, а потом, будто спохватившись, переключался на Яса или что-нибудь другое вокруг. Губы то приоткрывались, впуская воздух, то опускались вниз, или изгибались в едва заметной улыбке, или Альбедо прикусывал их и сразу выпускал.

Для Кэйи все это выглядело определенными сигналами. Он немало получал таких в городе, среди множества людей обоих полов, за годы юности он научился хорошо интерпретировать их, разбираться и правильно на них реагировать. Вот только от Альбедо он не мог ожидать ничего подобного, не после того, как именно произошло их знакомство и на какой ноте они тогда, в первую встречу, расстались. Кэйа был практически уверен, что алхимик больше его и близко не подпустит, не говоря уже о том, чтобы действительно взять в проводники, а потом и ехать на одной лошади, и вот теперь, оказавшись ночью с ним наедине, в по-настоящему интимной атмосфере, оставаться рядом, а не попытаться исчезнуть.

А потом еще эта последняя его фраза - о том, что он все замечает, просто молчит…

Кэйа над ней думал особенно долго, особенно тщательно. Что она значит: Альбедо обратил внимание на интерес к себе? Кэйа в общем-то не делал ничего такого - всего несколько намеков, которые при желании легко было списать на случайность. Выходит, у Альбедо было ровно противоположное желание, которое позволило эти намеки посчитать именно тем, чем они по сути своей и были?..

- Значит, ты действительно замечаешь все?

Он подошел еще немного ближе. Яс захотел внимания - все угощение он уже съел, а догадаться о том, что он портит момент, лошадиные мозги были не в силах. Что ж, конь уже неплохо послужил в качестве помощника, пускай сделает это еще раз.

- Хочешь увидеть, где его любимое место? - он улыбнулся и, не дожидаясь ответа - знал ведь, что переменил тему резко, и это собеседнику может не понравиться, - взял руку Альбедо в свою.

Его кожа была теплой, довольно нежной на ощупь. Кэйа поднял его ладонь и прижал к голове Яса между ушами - тот услужливо наклонился, зная, что сейчас будет приятно. Тут бы и убрать свою руку, давая Альбедо погладить Яса самому, но Кэйа не стал; вместо этого он только сильнее прижал свою ладонь к чужой, пропустил пальцы между пальцами алхимика, ощутив, как те напряглись… Да и сам Кэйа отнюдь не оставался спокойным. Он даже дыхание задержал, чтобы не спугнуть этот момент, а потом перевел взгляд с рук на лицо Альбедо. Тот был ниже, и теперь его макушка была как раз внизу, от волос шел легкий аромат чего-то необычного, различимого с трудом - хотелось прижаться к ним носом, вдохнуть поглубже, чтобы все-таки распознать.

Кэйа мысленно улыбнулся. Он давно не чувствовал себя вот так, давно не ощущал трепета от симпатии и одновременной возможности быть отвергнутым. Давно не переживал такого тонкого чувства разделенного на двоих уединения, когда намерения обоих не вполне ясны, словно они подростки, впервые испытавшие влечение.

Или же Кэйа тут такой один. Он все еще не готов был ручаться за реакцию Альбедо. И не придумал ничего лучше, как спросить напрямик:

- У меня в шатре всё наше сопровождение спит. Что, если я на эту ночь останусь в твоем?

+1

19

Альбедо задержал дыхание. Замер, почувствовав себя зверьком, попавшим в капкан, и теперь глядящим на своего охотника. Пойман!
Кэйа как-то незаметно, от взгляда Альбедо ускользнул момент его шага, оказался близко. Удушающе близко, но таким это ощущалось приятным, что алхимик попросил бы ещё и снова, чтобы разгадывать, узнать, что за эффект.
Кэйа красивый. Вблизи так и вовсе выглядит недосягаемой мечтой, и Альбедо понимает, почему так много людей действительно хотят оказаться в этом моменте, как сейчас, рядом с ним.
Альбедо оглох к посторонним звукам, слыша только свой пульс. Он глух, не понимает, что ему говорят, но что-то про Яса, отчего взгляд непроизвольно скользит по лошадиному лоснящемуся меху, по гриве. Любимое место? Альбедо не уверен, но наверно хочет узнать, раз Кэйа предлагает. Совсем нечем дышать, и сердце стучит, будто готово выпрыгнуть из груди, когда тот, кто вызывает все эти чувства, прикасается. Мягко, но управляя, кладёт свою руку поверх ладони, и Альбедо кажется, что он сейчас умрёт от такого приятного сильного воздействия на чувствительные места. Альбедо напряг руку, когда почувствовал, как настойчива ладонь Кэйи, как он надавил, проникая пальцами меж пальцев, навязывая движение, но алхимик не сопротивлялся. Он испытывал интимные моменты раньше, но настолько лично его пространство ещё не нарушил никто. Так дерзко и правильно, что алхимику нечем возразить на вопрос, почему он позволяет.

- У меня в шатре всё наше сопровождение спит. Что, если я на эту ночь останусь в твоем?

Смысл и суть ускользают поначалу от Альбедо, разморенного приятным моментом. Но как только он осознаёт..

Волшебство от приятных ощущений спадает. Так резко и горько, что Альбедо вдруг становится стыдно, что он позволил такую вроде мелочь минутой ранее.

Он одергивает ладонь, ускользая ею из чужой, чуждой вдруг. Опускает голову, стараясь, чтобы прядки, которые чуть отросли за последние месяцы, закрыли глаза. Ему очень нужно воздуха и одиночества. И желательно как можно дальше от этого человека.

Собравшись с мыслями насколько смог быстро, он произносит максимально спокойно, глядя на колени Яса, переступающего с ноги на ногу.

- Вы очень помогли, сэр Кэйа. Спасибо за помощь с доставкой груза и снаряжения. Думаю, начиная с завтра вас здесь никакие дела больше не держат. На гору я вполне способен взобраться в одиночку.

Это никак не клеится с разговором минутой ранее про коня, или про... палатку..
Неужели для Кэйи всё всегда так просто и легко?

Последние мысли ранят, хотя рационально не должны.

- Доброй ночи, капитан.

Он отрезает и разворачивается, практически убегая в свою палатку.

Она маленькая, даже круги наворачивать в гневе не выйдет, и он садится на быстро скроенную, но довольно уютную свою кровать. И тут же представляет, случайно, не намеренно то, что только что предлагал ему Кэйа.. как бы это было? Как бы выглядело? Разве не слишком?
От переполняющих эмоций, он краснеет, смущаясь и сжимает зубы, злясь, одновременно от какой-то жалящей досады. Под ладонями вдруг раздаётся треск, - он слишком сжал край кровати и..
Альбедо вспоминает, как он хотел, хочет.. нарисовать Кэйю.. каким бы человеком он не оказался внутренне, внешне Альбедо он привлекал.
Разве порой такой порыв не помогает успокоиться?
Альбедо ринулся к своему походному мешку и достал запасные грифели. Мало поспевая за причинами собственных действий, он чувствовал необходимость, потребность просто поддаться порыву и сделать то, что хотел. В конце концов он всегда выполнял задуманное и поставленные задачи. А нарисовать Кэйю так, как он того заслуживает, было сродни зэтакой задаче, пока он не разберётся в причинах. Пункту на дороге жизненной необходимости.
Он думал, прокручивал разговор с Кэйей снова и снова, пока водил карандашом по бумаге в полутьме палатки, освещённой только одной свечой. Размышлял, мог бы тот в принципе сказать что-то другое, не такое откровенно прошлое, сразу унижая принижая цену Альбедо в его глазах до.. ничего? До стоимости всего-то развлечения на одну ночь?
На рисунке вдруг появилось пятно, уродуя красивый реалистичный портрет. Альбедо прикрыл глаза, позволяя упасть ещё паре капель.
Видимо, его попытки стать человеком венчает разве что желание провести с ним ночь.

Вырвав лист, он начинает новый портрет. Заканчивая его, начинает другой.. всё разные ракурсы и.. одна и та же эмоция, приятная многообещающая улыбка. У Кэйи только такая маска?

Он рисует остаток ночи, пробуя разные варианты. Рисуя только портреты или почти полноценные ситуативные зарисовки, оставляя всё меньше штрихов. Пока одним из последних не выводит рисунок, больше похожий на детское творчество, - пара линий, очерчивающих лицо и повязка на глаз. Это всё. Вот такого Альберих заслуживает.

Утомлённый всем, особенно нетипичным эмоциональным состоянием, Альбедо засыпает в обнимку с блокнотом, категорично решая на рассвете сжечь все портреты до единого.

Побудку к раннему завтраку он разумеется пропускает. Более того, просыпается только от стука о балку палатки, - это Отто решается уточнить, когда капитан главный алхимик решит выйти и раздать распоряжения.

Полусонный, что редко с ним случалось за жизнь, Альбедо вскакивает с кровати и начинает быстро собираться, одеваясь. Если бы кто-то забрёл в палатку на рассвете, обнаружил бы довольно странную картину, - дюжина не меньше портретов капитана кавалерии, разбросанных по всему периметру палатки.

Альбедо быстро собрал их в папку с блокнотом и закрыл как мог, откладывая экзекуцию на потом. Охвативший его вчера вечером гнев ушёл, и он касался некоторых листов с аккуратной бережностью, укладывая и пряча.

Он поправляется перед зеркалом, прежде чем выйти. Его странный неопрятный вид мог вызвать вопросы среди сопровождения, а такое ему не нужно. Ни к чему совершенно. Когда он выходит, щурится от солнца, - сколько же он проспал? Но проморгавшись, он всё равно вылавливает взглядом Кэйю. Человека, которому он посвятил весь вчерашний вечер и ночь, пусть и не в том ключе, который тот ему предлагал.

Альбедо дёрнул головой отворачиваясь, ступая к Тиммею. Тот прибыл к рассвету и доставил несколько готовых микстур и зелий, которые аэростатом не перевозят из-за риска порчи. Альбедо не успевал, но уговор был такой. Осталось провести несколько реакций на алхимическом столе и можно отправляться.

Альбедо только рад этой возможности, - если Альберих так упрям , он всё равно будет вынужден уехать, когда поймёт, что алхимик слишком занят. Эти реакции простые, но он не будет отвлекаться или что-то менять, успоряя процессы. Желая напротив, потянуть время, чтобы отправиться на гору в одиночестве.

+1

20

В первый момент он даже ничего не понял. Ни когда Альбедо необычайно резко убрал руку, ни когда обратился к нему на “вы”, слишком официально и холодно, как никогда раньше. Он даже не дождался ответного прощания, развернулся и ушел, оставляя Кэйу в одиночестве и недоумении.

Помрачнев, он повернулся к Ясу, который тоже не понимал, что произошло, и несколько раз провел ладонью по его шее. С точки зрения Кэйи в последних его словах не было ничего компрометирующего, и даже намек, который содержался там, звучал легко и непринужденно. Хочешь - можешь заметить его и придать ему веса, а хочешь - пропусти мимо ушей, словно ничего не было. Как-никак, в шатре у Кэйи вправду полно народу, ночевать там будет не очень удобно…

Мысленное оправдание заставило его слегка поморщиться. Конечно, ему хотелось, чтобы Альбедо согласился и позвал к себе. Можно было бы выпить перед сном чаю; беседа прошла бы негромко и спокойно. Возможно, он поцеловал бы Альбедо, а за поцелуем могло последовать и большее, но это было совсем не обязательным. Кэйа знал, что становится другим в уютной и уединенной обстановке, но Альбедо пока что не мог этого видеть… И не увидит. Может, было в его жизни что-то неприятное, о чем Кэйа невольно напомнил.

Пойти к нему и извиниться? Прояснить ситуацию?..

Но Кэйа не ощущал себя виноватым. Он не сделал ничего предосудительного, в его словах не было ни пошлых намеков, ни оскорблений. Как хорошо было бы, если бы люди говорили обо всем прямо, без намеков и недомолвок!.. Разговаривали, а не скрывались в темноте, оставляя других в тревожных сомнениях и с пошатнувшейся под ногами почвой!..

Нет уж, не будет он извиняться! Похлопав Яса по шее, Кэйа ушел в противоположном от палатки Альбедо направлении, и вскоре уже устраивал себе постель под открытым небом, хотя знал, что вскоре станет холодно, даже несмотря на подстилку и одеяло, которым он собирался укрываться.

Сон не шел, вместо него были мысли, тяжелые и неприятным. Не об Альбедо, а о жизни в целом, обо всем, что Кэйа сделал не так или чего не сделал вовсе, о всех людях, с которыми ему хотелось быть ближе, но что-то не позволяло. О целях, которых он так и не достиг, о миссии, лежавшей тяжелым грузом на его плечах. Что было бы, если бы он умер?.. Голова заболела, стоило углубиться в предположения; Кэйа знал, что не погибнет в ближайшее время, потому что любит жизнь, потому что может постоять за себя, и слишком многое он уже прошел, чтобы вдруг оказаться сломленным. Эта грусть и расстройство - всего лишь реакция на чужое странное поведение, ничего больше. Лучше бы все же уснуть, потому что несмотря ни на что от своих планов подняться на гору и сопроводить алхимика до рабочего места Кэйа не отступится.

Но если бы погрузиться в сон было так просто, человечество лишилось бы множества проблем. Кэйа открыл глаза с рассветом, испытав облегчение из-за того, что не нужно больше повторять бесплодные попытки, и принялся за дела. Свернул одеяло, упаковав все в походные сумки, привел в порядок Яса и отвел его подальше от лагеря, где травы было больше, чтобы он мог подкрепиться. Встретил помощника Альбедо и вместе с ним начал приготовления к подъему на Драконий хребет.

После завтрака он ощутил себя более бодрым. Кофе тут никто не предлагал и, кажется, даже не умел заваривать, но у Кэйи постоянно при себе был свой запас и все необходимое, чтобы самому его приготовить. Правда, взяться за это он пока не мог - очаг был занят поваром, который хотел приготовить для похода запас еды, и Кэйа не стал ему мешать.

Альбедо вышел довольно поздно, наверняка занимался приготовлениями в палатке, скрываясь от чужих - его? - глаз. Кэйа увидел его разговаривающим с Тиммеем, затем Альбедо забрал у него что-то и ушел туда, где находился походный алхимический стол. Показалось, что он тоже глянул на Кэйу, но точной уверенности не было, и Кэйа из-за этого разозлился. Если Альбедо решил отмалчиваться и избегать его, то что ж - это провальная идея!..

- Я займу тут уголок, ладно? - сказал он повару тоном, который не потерпел бы никаких возражений. Как-никак, на кофе слишком много места и времени не потребуется, а капитану кавалерии из самого Мондштадта мало кто рискнет возразить.

К алхимическому столу и человеку, работавшему за ним, Кэйа подошел немного позже, уже с двумя чашками. Протянул одну Альбедо, не давая ему и шанса себя проигнорировать, и сказал:

- Это кофе. Похоже, ты не очень хорошо спал этой ночью. Как и я.

Несмотря на то, что сам Кэйа любил прямые разговоры, именно сейчас ему было нелегко начать. Он мысленно успел несколько раз провести эту беседу, словно репетировал ее, готовясь к любой реакции и любому ответу Альбедо, но в реальности вдруг ощутил себя смущенным, словно и впрямь сделал что-то постыдное и был виноват.

- Слушай…

Он настойчиво продолжал протягивать Альбедо чашку. Та уже жгла пальцы, но Кэйа свел брови и терпел, словно это было его наказанием.

- Я думаю, ночью ты не так меня понял, - он старался говорить тише и мягче, словно не с человеком, а с опасным хищником, которого пытался приручить или хотя бы задобрить. - Может, мы обсудим это? Не хочу, чтобы между нами оставались недосказанности.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ready when you are