ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » No Time to Die


No Time to Die

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Alina Starkov1 & Aleksander Morozov2
https://i.imgur.com/uo6xTuC.gif https://i.imgur.com/KhA6qnS.gif

No Time to Die
• • • • • • • • • •
Fool me once, fool me twice
Are you death or paradise?
Now you'll never see me cry
There's just no time to die

Отредактировано Alina Starkov (2021-05-02 13:04:29)

+1

2

Строчка за строчкой скользили перед глазами, пока я зачитывала вслух очередной причудливый рассказ. Всё о принцах, принцессах, да дивных животных, существование которых само по себе казалось дикостью. Прошлая я, быть может, призадумалась и рассудила бы про себя, а так ли невозможно то, что пишут в детских сказках. Нынешняя же, зовущаяся иным именем, лишь непринужденно улыбнулась, не считая нужным забивать голову всякими глупостями. Несколько лет минуло, однако мне показалось, будто целая жизнь пронеслась мимо, оставив на душе несмываемый отпечаток.

Алина Старкова - сирота родом из этих самых мест. Картограф. Заклинательница солнца. Святая. Всё это уже не важно. Она больше не имеет ко мне никакого отношения. Она - лишь прошлая жизнь. Тихий и такой далёкий отголосок. Воспоминание, не имеющие больше смысла.

Теперь здесь и сейчас существовала другая я. Она проживала отведённое ей время и принимала всё как должное. Не грустила и не вспоминала. Просто потому, что не могла себе позволить. Да и как можно? Вселенная подарила мне второй шанс. Ту возможность, о которой я мечтала в прошлой жизни, где на плечи была взвалено непосильная ноша. Всё как я хотела. Обязательства стали незначительными. Не вынуждали действовать так, как того требуют обстоятельства. Обернулись пеплом вместе с заклинательницей солнца. С телом девушки до того похожим на моё, что от редких воспоминаний до сих пор делалось жутко.

- Что было дальше? - Звонкий голос девчушки с двумя русыми косами вернул меня из омута краткого наваждения. Я улыбнулась мягко, снисходительно и хотела было продолжить чтение, однако вновь замерла на мгновение. Насторожилась. Прислушалась к смутно знакомому, но позабытому ощущению, отозвавшемуся где-то в груди странным почти неистовым ликованием, которое вроде и готово было смениться страхом, но до сих пор ловко балансировало на его грани. Сейчас мне как никогда хотелось позволить этому чувству захватить меня целиком. Оно напомнило мне о чем-то очень важном. О чем-то, что когда-то позволяло чувствовать себя полноценно и правильно. Но всему своё время. Я не могла позволить ему войти в сознание прямо сейчас. Во всяком случае, не здесь.

- А что было дальше мы узнаем завтра. Уже поздно и вам всем давно пора отправляться спать, - я неловко улыбнулась и под неодобрительный хор детских голосов поднялась с насиженного места, чтобы выйти за дверь, унося с собой недочитанную книгу со сказками. Однако стоило мне юркнуть в коридор, как на талию легла чужая, такая сильная и слегка грубая ладонь, увлекая в объятия.

- Так рано закончили? Всё хорошо? - Голос Мала звучал полушепотом у самого уха, пока я, не смея противиться, прижималась к его груди. Какое-то время я молчала, однако после кивнула, поняв, что не в силах поведать ему правду о том, почему мне вдруг понадобилось покинуть детскую спальню пораньше. Мне отчаянно хотелось шептать ему мольбы о прощении за мою слабость перед знакомым ощущением, но вместо этого я отстранилась, выкарабкавшись из его рук и отступила на шаг.

- Всё хорошо, просто устала. Я скоро вернусь. Подожди меня, ладно? - Ловко клюнув Мала в щеку похолодевшими от беспокойства губами, я упорхнула дальше по коридору, в направлении пустующей сейчас библиотеки. В комнате, между стеллажами с книгами не было ни звука. Даже сквозняк не позволял себе пробраться сюда. Да и неоткуда ему было. Единственное окно в противоположном конце помещения оказалось плотно закрыто, из-за чего внутри было немного душно.

Я выдохнула и этот звук в повисшей здесь тишине показался мне жутко громким. Опасливо и воровато огляделась, будто собиралась совершить что-то преступное, а после, убедившись, что в комнате и правда не осталось возможных очевидцев моей слабости, позволила себе откликнуться на призыв в надежде на что-то невозможное.

Ощущение целостности объяло меня, однако долгое время ничего не происходило. На мгновение мне показалось, что я ошиблась и выдала желаемое за действительное. Такое уже случалось. Я время от времени ощущала то, чего во мне больше не было и быть не могло. Но обычно это было не так ярко. Нечеткости этих ощущений хватало для того, чтобы проигнорировать их. Однако то, что наполняло меня сейчас казалось настолько настоящим, что у меня не осталось сомнений - это ощущение не фантомное. Что-то действительно происходило со мной. Что-то из далёкого прошлого, которое я пыталась позабыть, да отречься. Я боялась реальности этого чувства настолько же, насколько жаждала её. Какая-то часть меня хотела спокойствия и получила его, но ощущение лишения и пустоты с дня финального сражения не оставляло меня ни на мгновение. Я настолько изголодалась по возможности чувствовать себя чем-то большим, чем просто человеком, что будь этот призыв хоть моей погибелью, я всё равно откликнулась бы и впустила.

- Это невозможно, но я чувствую, что ты здесь, - в груди неспокойно заколотилось сердце. Казалось, будто я веду беседу с пустотой, однако я уже знала, что за ней сокрыто. Тот, чья кровь была на моих руках. Сожалела ли я о том? О, святые, да. Если бы у меня был иной выбор, я бы попыталась всё исправить. Поскольку какая-то часть меня, видящая за образом монстра мальчика всей душой желающего мира и равноправия, не хотела его погибели и безумно жалела о содеянном.

- Покажись. Пожалуйста... - Я не приказывала. Не требовала. Я просила, если не сказать умоляла, отказываясь верить в то, что всё это лишь игра моего воображения. Но что, если чувство вины решило насмешки ради спустя годы напомнить о себе, да воспроизвести то, чего нет на самом деле? Что, если лишенная всего я просто медленно схожу с ума?

- Александр... - В голосе скользнуло отчаяние. Я предприняла последнюю жалкую попытку воззвать к окружающей меня пустоте и нервно сглотнула ком в горле, обхватив себя руками. Интересно, насколько уязвлённой и подавленной я выглядела сейчас, разговаривая с тишиной?

Отредактировано Alina Starkov (2021-05-02 13:35:33)

+1

3

Тьма. Внутри меня постоянная тьма. Даже сейчас, сидя взаперти, я ощущал её слабый отблеск по всюду. Иногда мне казалось, что нынешний король Равки специально допустил столь слабую брешь в клетке, потому что тьма ощущалась чуть ли не везде, но если так, то зачем? Чтобы подпитывался силой и когда нужен воспользовался ею против врагов? Быть очередным прислужником для Ланцова уж точно не входили в мои планы. Я должен выбраться. Выбраться из проклятой клетки, а для этого сперва достучаться до неё. До Заклинательницы Солнца.

Если бы Ланцов посадил бы меня в более светлое помещение, то ничего этого не было. Я ощущал слабую силу внутри с помощью которой хотел достучаться до Старковой. Каждый день я только и делал, что пытался пробиться через связь. Тянулся к ней, пытался зацепить нужные нити, но всё тщетно. Видимо, той крупицы силы, что находились внутри, недостаточно. Мне нужно больше. Больше тьмы. Больше свободы. Теперь, отчетливо осознавая, у меня была цель. И выполнить её, должен любой ценой.

Снотворное, которое давали мне, лишь усугубляло процесс. Благодаря чертовке Сафиной, я не мог дотянуться до нужной силы. Её смесь из разных трав что-то блокировало внутри, мешая освободиться. Плюс ко всему, из-за того, что тело принадлежало другому, было практически невозможно это сделать. Оно не моё. От прежнего Александра не осталось ничего, кроме имени. Даже разум, казалось, принадлежал другому.

Я до сих пор чувствовал присутствия Юрия. Иногда мысленно слышал его голос, словно тот говорил со мной и таким образом пытался о себе напомнить. Но, как бы тот не старался, я тщательно игнорировал всё то, что тот пытался мне донести. Лишние собеседники совсем не к чему, тем более, что без этого хватало головной боли.

Забавно, но я бы никогда не подумал, что вернусь с того света таким извращенным способом. Малая наука ещё никогда не была столь увлекательной и в то же время тяжелой. Даже я, Дарклинг, с трудом понимал всю её структуру. Мне не хватало времени, чтобы полностью изучить все детали силы Гришей. Не хватало, блин, времени. Осознавая это, понимал насколько глупо оно звучало. Глупо и столь неосознанно.

Услышав звук своего имени, я не поверил ушам. Она звала меня тихо, будто боясь, что её могут услышать. Сперва мне показалось, что мне почудилось, но потом понял, что всё-таки смог поймать нужную нить. Мне казалось, что связь после уничтожения ошейника исчезнет раз и навсегда, что я больше не смогу видеть её, как видел раньше. Я грезил этими мимолетными тайными встречами, радовался тому, что такое подвластно только мне и никому другому. Следопыт явно позавидовал бы нашей маленькой игре, ибо Алина тщательно её скрывала и от этого я наслаждался процессом. Наслаждался и сейчас.

Выйдя из тени, я встал прямо перед Старковой. Она была такая же, какой её запомнил: седые длинные волосы, усталый взгляд. Связь не совсем точно передавала внешний облик. Сейчас она явно выглядела иначе, так же как и я. Приятно было видеть в её глазах отражение прежнего своего облика. Без щетины. Молодое тело, чьё наполнено силой и желанием спасти Равку.

Я нашёл тебя.

— Алина, — вторил за ней её имя, после того, как услышал своё. Её голос по-прежнему ласкал мне уши, как давно я не слышал её. Она здесь, она рядом. Больше не было преград, которые мешали встречи. — Прекрасно выглядишь.

Мне нравились седые волосы Старковой. Они напоминали о битве, которая произошла между нами. Напоминало о том, что передо мной стояла Заклинательницы Солнца, а не просто Алина Старкова — девочка сиротка из Керамзина. От этой мысли невольно усмехнулся.

— Ты звала меня. Я удивлён.

Если бы не её зов, если бы она сама не тянулась к нему, то я бы не смог пробиться сквозь невидимый барьер связи. Но она хвала. Жаждала этой встречи, чему несказанно был горд собой.

— Давно не виделись. Как видишь, я не умер. Хотя бы притворись, что рада меня видеть, а то разбиваешь мне сердце. Снова.

+2

4

Низкий бархат до дрожи знакомого голоса подобно чарующей музыке осторожно, но привычно властно коснулся моего сознания. Где-то глубоко, там, где таились самые сокровенные и постыдные желания, я отчаянно ждала этого невозможного отклика, однако преобладание над глупыми желаниями оставшихся во мне крупиц здравомыслия всё же воспротивилось случившемуся. Он здесь, но это не могло быть реальностью. Казалось, будто я сплю. Или всё же медленно, но верно схожу с ума. Лишь облик, вместе с нестерпимой болью выжженный на сетчатке глаз, убеждал в обратном. Он слишком реальный для того, чтобы быть лишь плодом воображения. Да и ощущения знакомые по опыту из прошлого той самой Алины, что должна была погибнуть мученицей в каньоне, не могли соврать. Эта связь была лишь нашей. Никто иной на моей памяти не мог бы сотворить подобное. Никто иной не сумел бы дотянуться до меня вот так, где бы я не была.

Несколько лет минуло. И я даже подумать не могла, не смела надеяться на то, что вновь почувствую в себе то, что когда-то делало меня особенной. На мгновение мне даже захотелось вытянуть ладонь и как прежде попытаться воззвать в свету, сокрытому внутри меня, однако что-то подсказывало, что одного лишь явления Дарклинга, пусть и вот так, совсем как прежде, недостаточно для того, чтобы я вновь сумела повелевать светом. Но он всё же дотянулся до меня. Без усилителей, что, как мне казалось, были гарантом нашей связи, в итоге укоренившейся намного глубже безделушек Морозова. Я чувствовала его внутри. Остатки силы, что мне не принадлежала. С её помощью я всё ещё могла заставить густые полосы теней скользить по стенам помещения, но на том всё. Свет же и вовсе не отзывался, сколько бы я не взывала к нему, а я... Ох, Святые, страшно представить сколько раз я как бы невзначай пыталась проделать уже известные мне трюки, что были бы парой пустяков для Заклинательницы Солнца. Я не могла признаться. Никому. Даже самой себе. Но я скучала по своей силе, как по чему-то очень близкому. Как по самой себе. И как... По нему.

- Ты тоже выглядишь даже слишком хорошо для покойника, - я понятия не имела, как реагировать, потому по привычке, что у меня, верно, не отнять, съязвила. Слова мои, впрочем, не были далеки от правды. Дарклинг действительно выглядел слишком живым для человека, что на протяжение нескольких лет считался почившим. Но это лишь воспоминание. То, каким я его запомнила однажды. Я знала, что связь искажает реальность. Наверняка, и он видел меня в свете намного более лучшем, чем было в действительности. Усталая и пустая. Убеждающая себя в том, что счастлива и даже почти готовая поверить в это. Комплименты в данной ситуации были скорее знаком странной вежливости, установившейся между нами. Обычно я была крайне далека от всех этих благородных жестов, но рядом с ним выходило как-то само собой, вероятно, от того, что по какой-то непонятной причине очень хотелось соответствовать. И получалось... Ужасно, честно говоря.

- Спустя годы спокойствия я снова почувствовала, как кто-то пытается влезть в мою голову. Мне просто нужно было убедиться, что я не схожу с ума, - не думаю, что у меня получилось бы реабилитировать свою гордость окончательно, но я хотя бы попыталась сделать вид, будто мой призыв был мотивирован лишь праздным интересом, обманывая тем самым и себя и мужчину, невозмутимо стоящего напротив. Но, что я должна была ответить, в конце концов? Что хотела его видеть? Вот уж нет. Я не могла подарить ему такого удовольствия. Во всяком случае, не так просто.

- С каких это пор у тебя появилось сердце, да настолько хрупкое, что я могла бы его разбить? - Парировала я настолько ловко, насколько вообще могла. Не сказать, что я была мастером переговоров, но перебрасываться колкостями ввиду всего, чем была полна моя прошлая жизнь, умела. Ну, а как иначе постоять за себя? Была ли необходимость делать это сейчас - уже другой вопрос. Ведь, на самом деле, я не имела ни малейшего понятия о том, с какой целью он явился ко мне сейчас. Сил при мне больше не было. Лишь отголосок чужого могущества, да тонкая нить связи между нами.

- Я не хотела, чтобы всё закончилось так, как закончилось тогда. Это ты не оставил мне выбора, - Александр со своей прозорливостью наверняка давно уже знал, что я сожалела о том, как всё случилось. Он видел, как по моим щекам покатились горячие слёзы, когда я склонилась над его оставляющем жизнь телом. Было невыносимо горько за себя и за него. Я много раз убеждала себя в том, что убью Дарклинга своими руками, лишь бы положить конец его деяниям и отомстить за всю причинённую им боль, но на деле оказалась не готова и по сей день верила в то, что он хотел поступать правильно, однако его «правильно» слишком уж далеко зашло. Кто сказал, что цель всегда оправдывает средства?

- Но теперь это неважно, раз ты здесь. У меня, на самом деле, много вопросов, но они подождут. Спрошу только одно: зачем ты здесь? Пришёл отомстить? Я, ведь, больше не Заклинательница Солнца, что была нужна тебе. Я «никто» и это меня вполне устраивает, - очередная ложь, но я старалась в неё уверовать, поскольку теперь у меня было, что терять и я страшно боялась, что моя глупость в очередной погоне за покинувшей меня силой приведёт к чему-то непоправимому. Ещё больше боялась, что кто-то увидит однажды во мне тоску по былому. Не думаю, что Мал оценил бы то, что я скучаю по силе, делавшей нас чем-то невозможным. Всё стало куда проще и лишь я по-прежнему тянулась к сложностям, однажды с головой окунувшись в них. С Малом было просто и тяжело одновременно. То, что я не могла быть до конца откровенной с ним пожирало меня изнутри мерзким чувством стыда, но что я могла поделать...

За дверью вдруг послышались негромкие, но тяжёлые шаги. Кто-то прошёл мимо, но я всё же успела выругаться про себя, да тихо, стараясь не шуметь кинулась к двери библиотеки, в следующее мгновение закрывая её на ключ, да прижимаясь спиной. Мне нужно было услышать ответ Дарклинга и сделать это без свидетелей и лишних ушей. Пусть, в сущности, его и без того могла услышать лишь я.

+2

5

То время, которое для меня было настоящим адом, для неё были годы спокойствия. Печально усмехаюсь про себя, отмечая то, насколько мы разные. Мы полностью противоположны друг другу и несмотря на это тянемся как к чему-то особенному. Алина тянулась за тьмой, как я за светом, ведь именно его мне точно не хватает в душе. Я настолько похоронил человечность внутри себя, что позволил тьме контролировать собой. Позволил, принял её, словно та была частью меня и лишь спустя несколько лет изучения, тьма стала мной, а я тьмой. Она внутри меня постоянно, даже сидя взаперти темницы я ощущал её отблеск и лишь где-то глубоко в душе пытался подняться с кромешной бездны, чтобы дотянуться до света. Со стороны может показаться безумно романтично, если бы не было так больно. Больно от того, что всё в любой миг разрушиться, оставив после себя лишь жалкие кости, как напоминания о прошлой жизни. Хотелось бы избежать этой участи. Мне столько всего хотелось сделать и смерть явно не входило в мои планы.

- Не совсем. На самом деле я выгляжу ужасно. У меня есть борода, представляешь?

Я усмехаюсь, перехожу на более дружелюбные нотки в диалоге, так как съязвить ещё успею. Алина нужна мне здесь и сейчас. Нужна для того, чтобы мог выбраться из проклятого заточения. Я должен обрести свободу. С нею обрету долгожданные силы, а если точнее - верну их назад, словно они и не исчезали вовсе. Вновь нахлынули нотки ностальгии. Хотелось скорее со всем покончить, свернуть Ланцова с правления, а после самому занять место короля Равки. Пока меня не было на нее со всех сторон ополчились враги. Я знал о том, что так будет. Догадывался. Если мои силы ещё как-то сдерживали неизбежное, то Ланцов спустил всё на кон, тем самым проиграв. Лис не умел править целой страной, что ещё остается глупому пирату? Я до сих пор не мог забыть его трюк с похищением Заклинательницы Солнца на борту корабля Штурмхонда. Если бы этого не произошло, то всё было иначе. Равка была бы другой, а Гриши свободно ходили бы на любой земле, вне зависимости от происходящего. Нас считали настоящими монстрами и лишь частично, возможность, были правы.

Я —монстр. И вряд ли монстр внутри меня обрадуется очередной клетке.

- Ты права, его у меня на самом деле нет.

Но что-то внутри продолжало биться, чувствовалось, словно часовой механизм отбивал удары каждую секунду. В теле Юрия я всё больше ощущал человечность, отчего становилось не по себе. Раньше мог с лёгкостью выключать ненужные эмоции, в этот раз подобный трюк не проходил. Мне нужно вернуть прежнее тело, но к несчастью генерал второй армии подпортил его. И когда только выберусь из заточения, то отыграюсь над ней так же жестоко, как и над Сафиной. Они все поплатятся за то, что когда-то пошли против меня. Все. До единого. Даже Алина не сможет противостоять мне. В этот раз.

- Я здесь, потому что ты звала меня, Алина.

Каждый день. Каждый чертов день, я слышал её внутренний голос в своей голове. Возможно, она была лишь жалким плодом воображения, вот только этого было вполне достаточно, чтобы смог достучаться до неё. Подняться с того света и дотянуться до солнца в прямом смысле. Старкова сама того не зная призвала меня к себе, а теперь пытается найти во всём этом смысл. Впрочем, никакого смысла не было никогда.

- Может, ты и не Заклинательница Солнца, но по-прежнему прилежная ученица. И как прилежная ученица, могу научить одному способу, который поможет вернуть всё обратно.

Говорил с полной уверенностью, словно знал обо всём на свете. Только для возвращения сил не хватало некоторых вещей, но об этом чуть позже.

- Ты же чувствуешь её, ведь так? Почти уверен, что иногда пытаешься призвать её вновь. Если поможешь мне, то я помогу тебе. Что скажешь, Старкова? Готова ради силы пойти на столь высокий риск?

+1

6

Беседа вдруг приобрела совсем иные краски. Мы стали говорить словно старые друзья и я даже готова была рассмеяться звонко и искренне, услышав его замечание о бороде, да живо представив эту необычную картину. В моём воображении даже так Александр выглядел безукоризненно. Быть может, лишь немного старше с этой непривычной деталью. Я могла долго пыхтеть в негодовании, но не признать того, что ему шло всё, вплоть до шрамов, оставленных на память о нашем первом сражении, просто не могла. Да и, что бы он там не говорил, а даже с бородой он явно не был похож на покойника. Не знаю, что ещё изменилось в его облике, но он был жив и, пожалуй, только это сейчас имело значение.

- И не споришь даже, - бросила я невольно, когда озорные огоньки девицы, готовой рассмеяться праздной беседе, в моих глазах вдруг разом потухли. Насколько разбитым и одиноким должен быть человек, так просто признающий себя бессердечным? Я хотела задеть, попыталась сделать больно по привычке. Но в итоге нестерпимую грусть и боль ощутила сама. Она и отразилась во внезапно угасшем взгляде, который я предпочла скорее отвести в сторону. Я знала историю Александра с нескольких сторон. Со слов его матери. С рассказов его самого. Однако заглянуть непосредственно в его душу всякий раз боялась.

Ты могла бы сделать меня лучше.

Говорил он когда-то давно Заклинательнице Солнца в той самой, прошлой жизни, дотянувшись вот также, совсем как сейчас сквозь расстояние через прочную связь. До сих пор помню, что она ответила тогда. Что я ответила, также испугавшись касаться его мрачной, лишённой сострадания души. Мне страшно было стать такой же. Страшно было представить даже на мгновение, что я точно также смогу однажды не моргнув и глазом положить на жертвенный алтарь сотни, а то и тысячи жизни во имя какой-то призрачной благой цели. Я злилась на Александра. Ненавидела его. Но при этом от всей души сочувствовала и жалела. Какая-то часть меня надеялась, что он хотя бы попытается оспорить сказанное мною и я была искренне расстроена, когда этого не случилось. Всё ведь могло быть иначе. С ним. Со мной. С нами. Если бы только этот мир был чуть менее жесток.

- Явился лишь потому, что я позвала? Ладно. Это правда. От части. Я хотела лично убедиться, что ты жив, - я вложила в эти слова чуть меньше чувства, чем хотелось бы. Нельзя было казаться слишком слабой перед Дарклингом, открывая ему пути для манипуляций. Уж он то их обязательно приметит и непременно воспользуется, если не сейчас то после, в момент самый неподходящий для меня. Я уже и без того преподнесла ему достаточно, позволяя узнать, что его возвращение в мир живых не вызывает во мне волны негодования. Более того, всё совсем наоборот. Я буквально чувствовала, как неподъёмный груз медленно сползал с моих плеч от звуков его голоса совсем рядом, да от присутствия.

Я уже чувствовала это несколькими днями ранее. Ощущала что-то смутно знакомое, но недостаточное для того, чтобы придать этому значение. Это было похоже на наваждение или лёгкое дежавю. И лишь сегодня, в полной мере ощутив как два сознания вновь тянутся друг к другу, я всё осознала и жутко испугалась поначалу, однако после, грешным делом, возликовала. Это чувство напомнило мне, кто я, несмотря на то, что я всеми силами заставляла себя позабыть.

- Я несколько лет не чувствовала ничего, кроме остатков отпечатка силы, что ты мне оставил. Свет больше мне не подчиняется. Я не ощущаю его в себе, как раньше. Неужели, хочешь сказать, будто это можно исправить? - Я пыталась сделать вид, будто сомневаюсь и не заинтересована вовсе. Все предложения Дарклинга, в конце концов, всегда несли под собою мрачную подоплёку, однако мне едва ли удалось спрятать лучащийся надеждой взгляд, да немую просьбу, граничащую с мольбой.

Помоги мне, если знаешь как.

Я самой себе казалась жалкой, но поделать ничего не могла. Я всё ещё хотела ощущать её. Хотела иметь возможность вновь объединиться с тем, что всегда было частью меня, жестоко вырванной тогда в Тенистом Каньоне во время нашей финальной битвы. И Александр, разумеется, не мог не заметить моей жажды до силы, оставившей меня ни с чем. Мы не виделись так долго, но он всё равно мог прочесть меня и узнать то, что неизвестно даже самым близким. То, что неизвестно Малу. Он-то видел лишь то, что я позволяла увидеть. А я позволяла увидеть довольную всем девушку, разделяющую с ним счастье мирной, спокойной жизни, скрывая ту часть, что ломалась, да крошилась изнутри, изнемогая от того, что больше не полноценна.

- Помочь тебе? - Его фразы представляли собой уж очень ловкие провокации. Я солгала бы, если бы призналась, что совсем не заинтересована в предложении, пусть в сомнительном, пусть от него. Однако скажи я правду, и на собственную радость Дарклинг в который раз убедится, что мы похожи куда больше, чем лично мне хотелось бы думать. Оба цепляемся за силу. Оба хотим обладать большим.

- Но что я могу? Чего ты хочешь? - Я не дала согласия, но и не стала отрицать, что даже столь неоднозначное предложение сумело таки завладеть моим любопытством. В том, верно, не было ничего ужасного. В конце концов, сначала я собиралась лишь выслушать, а уже после принимать решение.

+1

7

Алина не верила. Или верила, но не хотела признавать правды. Я готовился к тому, что такое возможно. Да и зачем скрывать, ведь на самом деле ей вновь приходилось лгать, хоть и частично. В прошлом тоже много обманывал, пока мелкая ложь не переросло в нечто другое, в нечто до сих пор мне непонятное чувство. Я так долго ждал Заклинательницу Солнца, того, кто вообще будет способен управлять сей силой и так легко потерял. Потерял и себя и её. Сейчас внутри меня по-прежнему находился Юрий и порой мне кажется, что он пытается как-то до меня достучаться. Но даже так, я отчетливо ощущал его ликования. Тому очень понравилось исполнить своё предназначение. Такие люди как Юрий, очень полезны. Ими можно воспользоваться, совсем не думая об их чувствах или переживаниях. Плевать. Мне всегда было плевать на других, волновался лишь о себе любимом, но во что это всё обошлось? Какой ценой моя любовь к себе, к Равке, поплатилось мне? Эта мысль сильно бесила. Пока все в Малом дворце живут припевающие, почти счастливо, я гнил в сырой камере без единой поддержки. Одно сплошное издевательство, да и только, что очень смешило. А ведь когда-то они все боялись и однажды верну этот страх обратно. Создам ещё больше каньон и поглощу весь мир в настоящий хаос и теперь уже смеяться начну уже я.

Вернуть силу - возможно. Это я знал точно. Мне даже известна сама часть ритуала для возвращения силы. В этом, правда, была одна загвоздка в виде Заклинательницы Солнца. Алина тоже должна присутствовать. Возможно, ей придется забрать силу у солнечных солдат, а мне остатки тьмы у Николая. Та самая тьма, что уже однажды поспособствовала моему воскрешению. Забавно, получается. А ведь именно для подобных целей пришлось оставить Штурмхонда в живых, но кто знал, что мой план придется воплотить намного раньше, чем я его задумывал?

- Тебе необязательно мне врать. Скажи прямо: соскучилась. Ты ведь почувствовала меня ещё тогда, когда только вернулся?

Наша связь всё так же продолжала действовать, что меня очень радовало. Если бы не она, то ничего этого не было бы возможно. Алина, единственная моя возможность выбраться наружу. К сожалению, мне не удалось рассмотреть помещение в котором она находилась. Иногда получалось, но сейчас связь слишком слаба, чтобы расширять границы обзора. Как же хотелось вернуть всё назад. Хотелось вновь ощутить себя... не одиноким. Тьма всегда была со мной. Просачивалась сквозь пальцы к чему бы я не прикасался. Она была верным спутником на протяжении несколько лет, и только благодаря ей я чувствовал себя нужным. Она вела меня,  а я окликался на каждый зов. Что сейчас? Сейчас чувствовал опустошение. Одиночество. Только теперь почувствовал насколько важна для меня была Багра и как сильно повлияла её смерть. Чертов Юрий делает меня намного сентиментальнее, чем есть.

- Для начала: помоги выбраться из Малого дворца, - говорю я и про себя печально усмехаюсь. На самом деле сильно сомневаюсь, что Алина пойдет против своих верных друзей с которыми сражалась против меня внутри каньона. Каньон. Я скучал даже по нему. По его жуткому страху, что наводил на всех, кто хоть раз пытался его пересечь. Или даже просто стояли рядом. Как же мне не хватало силы. А всему виной - Алина. И в отличие от меня она всё это время живет припеваючи. Где справедливость? Я не считал себя злодеем или убийцей, как многие называли. Я просто защищал Равку и свои права, но все мои старания шли против меня. Я изменился. И теперь не хочу наступать на те же грабли или обжигаться от солнечных лучей. - А потом придется достать некоторые детали. Возможно, понадобятся фабрикаторы. Процесс возвращения силы очень сложный.

Сделал небольшую паузу, чтобы перевести дух. Говорить с нею спустя столько лет, как ни в чем не бывало, всё ещё необычно.

- Придется пожертвовать чей-то жизнью. Ты готова отнять её, Алина? Убивать необязательно, но кровь пролить - да. А насколько мне известно, ты этого не перевариваешь.

+1

8

Я мастерски, искусно лгала себе на протяжении нескольких лет. Для того ли, чтобы Александр вернулся и растоптал мою веру в придуманное мною безоговорочное счастье? Для того ли, чтобы теперь усомниться? Разумеется, мне в какой-то степени нравилось находиться рядом с Малом. Мне нравилось иметь возможность быть с ним, звать своим супругом, пусть и под чужой личиной, да именем. Но в глубине души я точно знала - этого никогда не будет достаточно для канувшей в небытие Заклинательницы Солнца. Я была особенной, была кем-то. Этому научили меня обстоятельства, в этом первым заверил меня Дарклинг. Я легко поверила в свою исключительность и вскоре она стала неотъемлемой частью меня. Мы оба были по-своему особенными. Мы оба стали никем. Я могла сколько угодно гордо вскидывать подбородок, бить себя в грудь, да кричать, что я в порядке и вообще-то очень счастлива, но мы оба знали, что это самообман. Нет… меня совсем не устраивало быть «никем». Я просто привыкла к этому, но так и не смирилась до конца.

- Скучала? По постоянному страху? Или может по угрозам и преследованию? - Я не могла не съязвить. Уж слишком уверенно Александр дразнил меня, играя на моих слабостях. Мы были врагами и вели вечное противостояние, которому суждено было закончится печально, однако мне действительно не хватало его после того, как собственными руками я пронзила его сердце. Я сожалела, пожалуй, как не сожалел в целом мире никто другой.

Я отступила от двери, закрытой мною на ключ и вновь оказалась достаточно близко к темной, слегка эфемерной фигуре Дарклинга в самом центре библиотеки. Это видение отличалось от прошлых. Черты Александра были не такими четкими, какими я видела их раньше по средствам всё той же связи. Невольно засмотревшись, я потянулась вперёд, позволяя себе попытку прикоснуться, однако она не увенчалась успехом. Ладонь утонула во мрачном силуэте так, словно прямо передо мной был не более, чем призрак. Я даже слегка опешила, удивленная этому факту и вопросительно глянула на мужчину.

- Я больше не могу касаться тебя, как это было раньше? Эта связь… Она будто другая. Она намного слабее, - несколько раздосадовано подметила я, отнимая ладонь, так и не ощутив тепла чужого тела, да стараясь не демонстрировать некоторого разочарования, овладевшего мною в этот самый момент. Ведь, этим незамысловатым жестом я хотела убедить себя в том, что явившийся мне образ реален настолько, насколько это было возможно в сложившейся ситуации. Как жаль… не вышло.

- Как знать, может, ты всё же просто плод моей фантазии? В таком случае, выходит, что я действительно соскучилась? - Я покачала головой, вслух насмехаясь над своими же словами, звучащими подобно бреду. Впрочем, вся эта ситуация в какой-то степени была ему подобна. Поверить в возвращение Александра к жизни было всё ещё трудно, однако не поверить - ещё труднее. Да и стала бы моя фантазия просить меня же о визите в Малый Дворец, о котором я, казалось, и думать забыла?

- Выбраться? Выходит, Николай и остальные знают о тебе… И удерживают где-то в столице? - Сложить два и два оказалось довольно просто, ровно как и догадаться о нынешнем положении Александра, как пленника. Одно лишь осталось для меня загадкой, волнующей, признаться, не на шутку.

- Им хватило сил пленить тебя, а значит хватило бы и для того, чтобы снова отправить на тот свет. Почему тебя оставили в живых? - Я смутно догадывалась о возможном ответе на этот вопрос, но хотелось знать наверняка. В итоге, неутешительные домыслы рьяно намекали на то, что у всех нас были свои темные тайны. Узнала бы я вообще о судьбе Дарклинга, если бы не этот визит? Или же при дворе сочли бы ненужным обременять меня этой информацией?

Из глубин моей изрядно уставшей души вдруг поднялись злоба и обида. Как долго его уже держали в Малом Дворце? Когда собирались сказать мне и собирались ли вообще? В прошлом я отдала часть себя в битве, коснувшейся всех нас и напрямую с этим связанной, неужто для того, чтобы теперь остаться на втором плане и не быть достойной даже короткой весточки о том, что наша победа над Дарклингом оказалась и не победой вовсе? Я невольно сжала кулаки, силясь удержать эмоции при себе. Я была связана с ним куда больше всех их вместе взятых. Где-то в глубине души винила себя за то, что не попыталась спасти, о чём, впрочем, не знал никто, кроме меня самой. Не сказать мне было просто нечестно.

Из состояния мысленного негодования меня вдруг вывели слова мужчины о силе и о жертвах, коих требовало её возвращение. Меня передёрнуло даже по-первости, поскольку я всё ещё помнила, чем могут обернуться разговоры Александра о необходимых жертвах. Так, была ли я готова принести их? И была ли готова согласиться с тем, что иной раз цель, всё же, оправдывает средства, учитывая один простой факт - моя цель была порождением моего же чистейшего эгоизма? Не уверена, что мир действительно нуждался в возвращении Заклинательницы Солнца, а посему это тяжело было назвать благим намерением. В первую очередь я сама хотела этого. Делала это ради себя, не желая и дальше чувствовать себя пустой.

- Я бы и рада сказать, что я - не убийца, но мы оба знаем, что это неправда, - я вздохнула и подняла глаза на Дарклинга, выглядящего привычно невозмутимо, даже за разговором о таких непростых вещах. Кому, как не ему знать о том, что я способна вонзить клинок в чужое сердце, если того действительно требует ситуация.

- Если я помогу тебе, ты расскажешь о том, что нужно делать. И тогда я решу, стоит ли моя сила того, - сложив руки на груди, я на мгновение задумалась. Я рисковала многим. Всем, что у меня сейчас было, если точнее. Ради сомнительной затеи, которая в конечном счёте могла и вовсе не понравится мне. Неужто я настолько отчаялась всего за каких-то пару лет?

- И ещё кое-что... Скажи, я могу тебе верить?

+1

9

Вот оно. Ловушка захлопнулась. Достаточно подобрать правильные слова, чтобы Алина сама захотела мне помочь. Глупо, как же глупо и в то же время стоило отдать ей должное, потому что без неё, стоит признаться, мне не удаться выбраться из заточения. На этом свете не осталось никого, кто бы желал мне помочь добровольно. Никого, кому можно довериться. Я сам оборвал связывающие нити с прошлым, со всеми, кто меня окружал. Юрий сделал неожиданный ход, за что ему благодарен, но эта благодарность тут же улетучилось, зная, что придется ждать в тени дня, когда кто-то осмелиться вытащить меня.

Прискорбно. Весьма прискорбно иметь множество врагов. Сейчас я уязвим, как никогда. Полностью лишенный сил мне не кому было доверять. Так могу ли вновь довериться бывшей Заклинательнице Солнца, единственная, чьё предательство я смог простить. Но простил ли я на самом деле? Вряд ли. Тот клинок, которым она проткнула, остался в памяти. Я его уже не забуду, а, значит, и предательство не прощу. А с предателями разговор короткий. Только не в этом случае.

На замечание Алины лениво фыркаю и отвожу взгляд. Угрожал. Преследовал. Уничтожал всё то, что было дорого ей. Напрасно. Я действовал опрометчиво, необдуманно, полагая, что она вернется ко мне сама, добровольно, без всякого навязывания. Но нет. Лишь стоило лишиться сил, как она вновь пришла ко мне сама. Я нужен ей, а она мне и так будет всегда. Да только обстоятельства тоже всегда будут против нас.

— Конечно эта связь слабее. Более того — она исчезает. — смотрю на Старкову и с грустью отмечаю то, что мне бы хотелось прикоснуться к ней, как она тянулась рукой ко мне. Рука растворилась в сгустке тьмы и Алина наконец-то начала понимать всю суть происходящего. Лучшая ученица. — Нам повезло, что она у нас ещё есть. Я еле достучался.

Моя блеклая лукавая улыбка готова в любой момент раствориться во тьме. Алина стояла рядом и до неё не дотянуться. Не прикоснуться. Не ощутить знакомое тепло идущее от её тела. Забавно, но в глубине души мне этого не хватало. Но только немного. За годы во тьме мои чувства притупились, перестали обращать на что-то внимание. А сейчас все иначе. Виноват ли в этом Юрий я не знал, но как же мне это не нравилось.

— Держат, чтобы использовать, для чего же ещё? Но я не дам им так легко манипулировать собой. Пусть сами разбираются со своими проблемами и интригами. Я многое навидался. С меня достаточно.

Горестно усмехаюсь, перевожу взгляд на бывшую Заклинательницу Солнца.

— Разве я когда-нибудь не сдерживал свои обещания, Алина?

Мотаю головой. Её сомнения до сих пор поражают. В прошлом я сделал всё, чтобы выполнить данное обещание. Не избавился только от наглого Следопыта, который всё подпортил. Разве я не достоин уважения? Наглость Старковой начинало меня раздражать.

— Ты действительно хочешь знать что нужно делать? Сперва найти источник силы, а потом забрать его себе. В Малой науке не всё-так просто. Мы сможем вернуть всё назад. Только мы можем.

Отредактировано Aleksander Morozov (2021-11-14 20:22:22)

+1

10

- Нам? Ой ли..? - Не сдерживая эмоций я звучно хмыкнула, отмечая явную оговорку Дарклинга, отчего-то утверждающего, что и для меня сея встреча - везение. Уверенная в том, что он ошибся я гордо задрала подбородок и без тени страха уставилась на него, вопросительно изогнув бровь. Можно ли назвать встречу со старым врагом везением? Я задумалась, переведя уже несколько расфокусированный взгляд на стройные ряды книжных полок прямо передо мной. Их истлевшие корешки медленно плыли перед глазами, пока я с особым усердием тонула в океане мыслей, настигших меня, стоило лишь на мгновение задуматься над заданным в сердцах себе же вопросом. С одной стороны наше нынешнее общение нельзя было назвать везением. Но с другой... Эта встреча пробудила во мне что-то, о чём я, казалось, давно позабыла. Живой интерес к тому, что некогда было частью меня. В одно мгновение, стоило его эфемерному образу возникнуть перед моими глазами, я вдруг вспомнила о том, кем была когда-то. Я вспомнила Заклинательницу Солнца, оставленную мною где-то в прошлом. Я вспомнила ту, что готова была бороться. Алина Старкова могла бы ввязаться в авантюру, предложенную Александром. Она не сумела бы так просто смириться с потерей того, что делало её собой - своих сил. Да она и не смирилась... Я вдруг явственно ощутила как становлюсь единым целым с позабытым мною образом Заклинательницы Солнца, единственное воспоминание о котором покоилось где-то глубоко в шкафу и являло собой синий кафтан, подаренный друзьями почти сразу после того, как мы с Малом перебрались в Кермазин. Она - это я. Однако я позволила рутине убедить меня в обратном и лишь сейчас отбросила пелену этого странного наваждения.

Я вдруг вытянулась и расправила поникшие плечи, словно распустившийся, наконец, бутон розы. Не уверена, что Александр уловил суть этого жеста, но, признаться, это было не столь важно. Главное, что я поняла его в полной мере. И для меня он значил куда как больше, чем могло бы показаться со стороны.

- Тебя использовать... - Я произносила слова нарочито медленно, словно пробовала это необычное сочетание на вкус. По силам ли вообще хоть кому-то в целом свете использовать Дарклинга? Удержать - да, они уже сделали это. Я и на собственном опыте знаю, что это возможно. Но использовать... Достанет ли хоть кому-то сил?

- Совсем как ты хотел использовать меня и мою силу, - Как бы я не старалась, я не сумела сдержаться от этого колкого замечания. Не напомнить Александру о временах, когда он сам был готов использовать в своих целях любого, если то играло ему на руку, было, по меньшей мере, преступлением. Никак нельзя было хотя бы не попытаться пристыдить его, но хорошего понемножку. Уж слишком скоро чувство справедливости взяло верх над моим желанием ёрничать. Я, совсем недавно пытающаяся по-своему ругать мужчину напротив, вдруг взглянула на него с сочувствием. Он желал свободы таким как мы, боролся против использования гришей в качестве оружия и средств манипуляции, однако сам в итоге стал таким средством. Про себя я злилась на бывших товарищей. Никто не заслуживает быть использованным. И даже Дарклинг. Им следовало подарить ему смерть, пусть и не первую, коль боялись или отпустить. Кто-то, определённо, сказал бы, что мне легко было судить, раз на мне более не лежало ответственности, но даже в прошлом я до последнего не решалась нанести последний удар. Не знаю, сумела бы вообще, если бы не вынудившие меня обстоятельства. Я нервно поджала губы. Слишком много воспоминаний за один короткий вечер. Слишком много вскрытых, хотя, казалось бы, давно позабытых ран.

- Ладно. Я должна ненавидеть тебя. Чтоб ты знал, мне очень хорошо знакомо это чувство. Но сейчас ты нужен мне, поэтому... - я вдруг замолчала, резко прервавшись на полуслове. По коридору за дверью разнёсся до боли знакомый голос и я, кажется, даже перестав дышать, лишь бы не выдать своего местоположения, грубо выругалась про себя. Мал, вероятно, потерял меня, обещавшую своё скорое возвращение, а я, за вскружившей мне голову беседой, видно, потеряла счёт времени. Сжав кулаки я вновь перевела взгляд с двери, что могла вот-вот отвориться, на Александра.

- Просто скажи, что я должна делать, - я не столько говорила, сколько просто открывала рот, пытаясь делать это достаточно выразительно для того, чтобы передать мужчине единственный, действительно важный вопрос, поскольку на долгие разглагольствования более не осталось времени. Уж очень не хотелось быть застигнутой врасплох за довольно многозначительным разговором с пустотой. Мне до последнего не хотелось, чтобы Мал узнал о том, что я собиралась сделать, пусть даже это было крайне нечестно по отношению к нему и всему тому, что нам удалось построить за эти годы.

Отредактировано Alina Starkov (2021-11-12 10:09:44)

+1

11

— Не испытывай моё терпение — огрызаюсь на Старкову, словно маленький мальчишка. Мог бы промолчать, да только её едкое замечание задело. Черт возьми. Я только вышел из клетки и спорить с какой-то девушкой не намерен. Если она вздумала выяснять отношения, то пусть выясняет где-то в другом месте. То мимолетное тёплое чувство мигом улетучилось за этим замечанием, напоминая, что всё ещё находился в плену у Ланцова. Ещё немного и выйду на свободу, где могу полностью вернуть силу, а потом манипулировать королём Равки. Что-что, а манипулировать я любил. Николай так просто не избавится от меня и моего последнего подарочка перед смертью. Вот этим творением я горд больше всего. Монстр внутри Николая послужит хорошую службу и даже сейчас убегая сможет выиграть нам с Алиной достаточно много времени. — У нас не так много времени на выяснения отношений. Связь продлиться недолго.

Тем более, что добиться встречи с ней потребовалось много усилий и тратить впустую было бы очень глупо.

— Можно подумать, ты не использовала меня. Все кого-то используют.И ты сейчас собираешься делать тоже самое.

Учитывая наши положения её жизнь была значительно лучше моей. Я мертвый лежал без сознания в аду, пока она кувыркалась в Керамзине с другим мужчиной. От этого внутри что-то щелкнуло, неужели ревность? Возможно. Когда-то давно я действительно хотел воспользоваться ею без созерцания совести. Сейчас тоже, но теперь это взаимно. Нам проще использовать тех, кто поймет нас больше всего. Друзья Алины давно смирились в смерти Святой, а я до сих пор верю, что ей подвластно вернуть себе силу. Как и мне, ведь не зря же чувствую её слабые отголоски, верно? Иначе зачем эти намеки, если силу нельзя вернуть? В Малой науке ничего не бывает так просто.

- Ненавидь меня сколько угодно. Мне всё равно. Пока я тебе нужен ты никуда не уйдешь. Жаль, ты это поняла слишком поздно.

Какая была бы жизнь, если Алина выбрала меня, а не Мала? Равка была бы определенно другой. То, что сейчас происходит в стране совершенно неправильно. Ланцов делает вид, что справляется, Назяленская слепо верит ему, как наивная дурочка и не замечает, как всё идет по одному месту. Вечные враги, которые теперь не бояться Равку и его правителя. Король слаб. У короля свои проблемы с внутренним чудовищем, о котором знал только я и Зоя. Вряд ли Алина слышала о недуге Николая, когда шла сюда. Хотел бы я встретиться с его монстром в этом мире, а не через нашу связь. Как когда-то встречался через связь с Алиной.

- Ты должна пробраться в Малый дворец.  - Говорю спокойно тихим голосом, стараясь до Старковой донести всю суть идеи. Ей придется пожертвовать подругой, чтобы пробраться в подземелье. Вряд ли теперь стража так легко пустит её. Алина больше не имела прав посещать Малый дворец по собственному желанию. Где-то глубоко внутри я злорадствововал. Лишь самую малость. - Вырубить охрану и открыть клетку. Но так просто не пройдешь. Тебе придется использовать своих старых друзей. Уверен, ты понимаешь о ком я, да?

+1

12

Смерть, чудесное воскрешение и последующее заточение, очевидно, не пошли Александру на пользу. Раньше он редко вот так нервничал и срывался. Казалось, будто каждая мелочь находилась под его контролем и абсолютно ничто не могло выбить почву из-под его ног. Но сейчас всё иначе. Впрочем, я почти не удивлена. Трудно чувствовать себя уверенным, находясь в тюремной камере под постоянным надзором. На контрасте с его эмоциями я вдруг, напротив, успокоилась. Не стала спорить и шумно, почти снисходительно выдохнула. Спорить, впрочем, было и не к чему. Поскольку я, в коем-то веке, была согласна с тем, что озвучил Александр. Использовать друг друга - неотъемлемая часть человеческой природы. Достаточно мерзкая и эгоистичная её часть, если задуматься. Но, в каком-то смысле, помогающая нам выживать в то время пока судьба один за другим подкидывает всё новые и новые сюрпризы.

- Использую. Но когда это делал ты, я была ни сном ни духом о том, что должно было произойти на самом деле. Сейчас же это взаимно и добровольно, а значит, не одно и то же. Или скажешь, что ты против? - Я не дала себя пристыдить и была безмерно горда собой. Если мне и должно быть совестно за эту сделку, то уж точно не перед Александром, а перед огромным множеством людей, что могут и, очевидно, станут невольными жертвами этого договора. Я прекрасно понимала, что это неправильно, но не позволяла себе отказаться. Выждав несколько мгновений, пока шаги и голос за дверью не удалились и не стихли, я едва не разразилась возмущённой бранью, выслушивая план Дарклинга, однако вовремя сдержалась. Затея, по понятным причинам, мне совершенно не понравилась, но совладав с собой я лишь на мгновение нахмурилась и дослушала таки до конца.

- Кхм… Закроем тему с использованием кого-либо. Звучит всё ещё ужасно. Да и вырубить охрану у меня сил не хватит. Лучше скажи, у кого есть доступ к твоей камере и причина туда заявиться, а там я придумаю, что сделать, - от всей души я надеялась на то, что мне не придётся иметь дела с Николаем или Зоей. Не от того, что питала к ним неприязнь или боролась с затаённой обидой, просто эти двое были мне не по зубам. Я не сумела бы переиграть их, а коль выложу всё как есть, с огромной вероятностью они не поймут, станут переубеждать, а может и вовсе выставят за дворцовые стены, решив, что я окончательно и бесповоротно свихнулась. В конце концов, даже я сейчас сомневалась в собственной вменяемости.

- Женя. Она часть триумвирата и имеет определенную власть. Я могу… поговорить с ней, - я не ожидала, что Александру понравится моя затея, поскольку я собиралась раскрыть подруге часть плана. Это было бы чуть более честно по отношению к ней, а заодно и менее подозрительно, нежели если бы я заявилась вдруг во дворец спустя два года без видимой на то причины. Девушка бы в любом случае заподозрила неладное, так к чему лгать и выкручиваться?

- Она поймёт. Должна понять, - заверение было произнесено мною скорее для меня же, чем для мужчины напротив, что уже наполовину слился с вечерним сумраком, объявшим библиотеку. Мне не хотелось сомневаться в подруге, а заодно желалось оставить на этой стороне кого-то, кто мог бы хотя бы в общих чертах знать о том, что происходит. Заключая сделку с Дарклингом я сильно рисковала и мне нужен был своего рода путь отступления. Мне и всей Равке, если что-то вдруг пойдёт не так. Эту ношу я как раз и собиралась взвалить на Женю. Ведь, в каком-то смысле, даже несмотря на то, что я таки согласилась, мне было по-прежнему страшно. Страшно снова довериться этому человеку, не прикрыв тылы, и снова получить нож в спину. Наверное, я даже не удивлюсь, если так оно однажды и случится, но сейчас... Сжимая волю в кулак позволяю себе ещё раз довериться, да поглядеть, что из всего этого выйдет.

- А если нет, что ж... будем действовать по обстоятельствам. Ты ошибся, если подумал, будто я смогу сделать всё сама. Сейчас у меня нет ни силы, ни влияния. Наверное, в каком-то смысле ты был прав тогда, - замолчав на какое-то время я взглянула в окно, за которым уже полностью стемнело. Ночь нежно окутала здание приюта, однако не принесла мне должного успокоения. Сжав ладони в кулаки я медленно перевела взгляд обратно на Александра.

- Я - никто.

+1

13

— Зачем ворошить прошлое? Что было, то прошло. Сейчас мы в разных условиях.
Я понял, что имела в виду Алина. Мне приходилось многое скрывать от неё, чтобы мог воспользоваться силой Заклинательницы Солнца. Использовать манипулировать, лгать. Не самые мои лучшие качества. Но что ещё оставалось? Она ускользала из под рук, уходя от меня как можно дальше. Мне ничего не оставалось, кроме, как воспользоваться всей силой манипулирования. Играть с нею. Делать все те ужасные вещи. Черт! Даде сейчас я не уверен, что мысли на данный момент принадлежат мне, а не Юрию. Я никогда не жалел о содеянном и никогда не буду точно, но меня бесит мысль о том, что чертов Юрий может читать мое прошлое, как я его. Но даже у него имелись секреты. Парень не так прост как кажется, жаль лишь то, что позволил так легко себя поймать.
- У тебя хватило сил убить меня, но не хватит, чтобы вырубить простую охрану?  Не глупи.
Её глупости нет предела. Неужели сидя в Керамзине Старкова совсем позабыла всему, чему её учили в Малом дворце? На такую Алину было жалко смотреть.  Мне стало противно от того, что именно она убила меня. Сейчас она вообще растерялась. Мне казалось, она сильная. Казалось, что сможет сделать всё будучи не святой. Разочарование. Я испытывал сильное разочарование. Ей определено не мешает взбодриться и будет лучше, если это сделаю я. Когда-то мне казалось, что именно Старкова мой противовес. Что только ей подвластно остановить меня, если сильно разойдусь. Но сейчас.  Сейчас лишь жалкое копие той сильной и смелой Старковой стоит передо мной. И меня это сильно расстраивало.
- Хотя бы смекалка на месте,  - съехидничал я,  продолжая двигаться  вперед.  Мы должны добраться до укрытия. Возможно, спрятаться под землей, ведь рано или поздно триумвиат пойдет по следу. Наверняка они знают об этом месте и могут догадаться. Но пока это всё, что у нас есть. Николай должен отвести внимание на себя и случайно вылететь в окно. Уж я расчитываю на это  - Теперь узнаю прежнюю Старкову. 
От услышанного я невольно фыркнул. Они те, кто есть. Вероятно Оретцев вливал все эти ненужные мысли, тем самым вынуждаю забыть о том, кем она является.  В неё продолжают верить даже после смерти. Люди молятся, называют оружие именем Заклинательницей Солнца, а она считает себя никем.  Глупая. 
- Не неси чушь, - продолжил я,  не останавливаясь.  Если сбавим темп,  то нас могут поймать.
- Твое имя у всех на устах. Ты по-прежнему Заклинательница Солнца. Просто временно не способная пользоваться Малой Наукой.  Сила вернется и ты снова вознесешься, Старкова.  Правда не знаю будем ли мы друзьями. Всё, мы почти пришли. Ланцову и его прислуге сейчас не до нас.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » No Time to Die