html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — спи спокойно


— спи спокойно

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

а ты спи спокойно, словно не было войны
https://64.media.tumblr.com/921791ac22d365d727041734ccc33164/6353ec4dfd46f679-07/s400x600/7e4a62caaeb8d90485ed59e931923a7267515c87.gif https://64.media.tumblr.com/7e3ff14057692160280420687ab55815/d1d1704089bd50c7-d9/s400x600/c470eed4656ac873acb7072a4e7540046a59914b.gif
все вокруг счастливы, все грехи прощены
[nick]kamado tanjiro[/nick][status]дитя воды[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/893964508bb408385751eff147e8d0aa/b053e7582a3eee1c-65/s400x600/de19550f4c41f5b5694ad95641779219f303a574.gif[/icon][lz]<div class="lz">demon slayer</div><div class="lz1">▷ мое сердце меня простит, но я оставлю тебя позади.</div>[/lz]

+2

2

Когда уходит кто-то из них – кажется, даже воздух становится другим. В нем – нотки скорби, запахи слез и сожалений, ощущение раскаленного металла у самого сердца. В нем – картины будущего, которого уже никогда не наступит и прошлого, которого не вернуть. Их огненный столп ушел в борьбе, ушел после того, как помог победить очередного демона. Нет больше насмешливых глаз, нет яркого пламени его стилей, нет яркого развевающегося по ветру огненного хаори. Однако на скорбь всем им дается очень мало времени – в отличие от тех, кто еще только начал свой путь. Их можно понять, их сердца еще не стали затвердевать, им – больнее всего.
Но сегодня Томиока пришел для того, чтобы отдать дань памяти Ренгоку-сану. На кладбище стало одной могилой больше – Ояката-сама лично позаботился о том, чтобы было выделено почетное место – только вряд ли оно ему очень нужно.
- Вот и я пришел, Кеджуро, - негромко произносит Гию, подходя к кладбищу. У него не получилось отдать дань памяти раньше – слишком уж далеко он находился и не смог сразу вернуться. Но остаться наедине не получилось – столп воды видит, что там уже кто-то находится. Медлит сначала, думает не нарушать уединения, но видит, что человек рядом с могилой Ренгоку ему довольно хорошо знаком. Синие глаза чуть прищуриваются, но он уверенно шагает дальше, не останавливаясь ни на секунду.
- Ты приходишь сюда уже не первый раз, - не вопрос даже, утверждение. Потеря семьи и потеря товарища – это довольно страшно. Неудивительно, что ему нужно еще время для того, чтобы оправиться. Что уж говорить – сам Томиока тоже испытывал подобное. Потому он вполне мог понять его желания.
- Тебе не нужно винить себя в его гибели, Танджиро, - и нет, это не попытка пожалеть или подбодрить, Гию самому не пришлось бы по нраву подобное, это всего лишь сухое утверждение. Кому станет лучше от этого? Кеджуро это не вернет, а боль станет только сильнее. Ни к чему волновать собственное разбитое сердце, чем быстрее Танджиро поймет это – тем легче ему будет жить.
Но поймет ли его юный охотник? Ведь Томиока – другой. Его сердце не такое чистое, не такое открытое, не такое невинное. В нем нет того света, который заставляет обращать на него внимание, нет обезоруживающей доброты и сочувствия таких масштабов, чтобы к нему появились. Томиока – совершенно другой. Может ли он вообще ему советовать что-то?
Гию подходит ближе и останавливается напротив могилы друга.
- Он наверняка попросил тебя не горевать. Огонь не любит воду. А слезы – это вода. Потому – послушай его и не грусти. Тебе нужно идти дальше. Ренгоку поверил в тебя, не дай этому пропасть, - столп не смотрит в лицо юноши, но заметно, как по его всегда невозмутимому лицу пробегает тень. Ладони складываются в молитвенном жесте и Гию закрывает глаза.
- Кеджуро. Спи спокойно. Твоя битва уже закончена, - голос Томиоки ровный, кажется, в нем совершенно ничего не изменяется, но тем, кто знает его давно, заметно, как чуть подрагивают кончики его сложенных пальцев.
Прах – к праху. Душа – к душе. Время все расставит по своим местам. И возможно, они встретятся еще раз, только уже в другой жизни. Возможно, в той, в которой уже не будет необходимости сражаться с демонами.

[nick]Giyuu Tomioka[/nick][status]Не впадай в отчаяние[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/333647988/original.gif[/icon][sign].[/sign][lz]<div class="lz">Kimetsu no Yaiba</div><div class="lz1">▷ У слабых нет ни прав, ни выбора. Только силой можно заставить другого уступить.</div>[/lz]

+1

3

[nick]kamado tanjiro[/nick][status]дитя воды[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/893964508bb408385751eff147e8d0aa/b053e7582a3eee1c-65/s400x600/de19550f4c41f5b5694ad95641779219f303a574.gif[/icon][lz]<div class="lz">demon slayer</div><div class="lz1">▷ мое сердце меня простит, но я оставлю тебя позади.</div>[/lz]

танджиро смерть видит не первый раз — собственная семья была убита, сестра обращена в демона и. . . кажется, что колесо фортуны все еще продолжает издеваться над ним, заставляя хлебать горя все больше и больше. танджиро понимает — не будет никакого спокойно, пока демоны не истреблены; танджиро понимает это там, в поезде, когда его возвращают обратно и показывают прекрасный сон — они там все такие спокойные, они там живые и смеющиеся. он видит маму, он видит братьев и сестер. он видит их, касается, обнимает и плачет долго-долго.

кошмар всегда приходит под самый рассвет и танджиро ртом хватает воду холодную — он кричит себе "проснись", но едва ли у него получается это. ему действительно приходится приложить много сил для того, чтобы выбрать из сна, который теперь превращается в кошмар; перерезать себе глотку оказывается тяжело. меч входит плавно и мягко, но даже во сне это страшно, вот только когда он открывает глаза — вокруг разворачивается бойня. скольких они тогда защитили? он не помнит. он не знает. он только помнит, как они почувствовали, на одно чертово мгновение, что кошмар развеялся. вот только рассвет встречали кровью. кровью и смертью.

в кошмарах танджиро видит, как все еще не может вмешаться в чертой бой и чувствует себя слабым. ренгоку научил его запечатывать свои раны, но едва ли он сам сможет встать. и ведь попросить некого — зеницу лежит без сознания, иноске рядом восхищается, но выглядит не менее напряжённым, а незуко... он сам попросил ее помочь людям; незуко. прекрасная незуко больше никогда не увидит восходящего солнца, она больше никогда не станет прежней ( танджиро клянется — все будет ).

— гию-кун, — он не соблюдает формальности, он не помнит, сколько он здесь уже бывал и как долго стоит здесь. внутри у танджиро — огромная дыра, которую не засыпать и не прикрыть. он не всхлипывает уже, хотя отчетливо помнит, как он ревел там, на берегу, когда перед ним ушел столп пламени. он ведь обещал стать его учеником, он ведь должен был столькому научиться у него, но теперь все, что у него есть — послание о том, что ему нужно пойти к нему домой. но как туда можно идти, если на танджиро груз вины висит неподъемный?

гию совершенно другой. он стоит рядом, говорит что-то, но танджиро не слышит. он может только стараться дышать под счет, лишь бы боль не вырвалась наружу. он знает — для ояката-самы они все дети, не смотря на возраст первого. они все — его любимые дети, его семья, и он знает — тому тоже больно. им всем больно, но по-разному, вот только ему, почему-то, больнее всего.

— я не смог вмешаться и не смог его защитить, — слышится глупо. он и не должен был, это его должны были защищать, — демоны двенадцати лун. мы просто стояли и смотрели, мы не могли даже вмешаться, — шепот танджиро тихий-тихий, словно он боится спугнуть чужое присутствие и чужое дыхание. он смотрит на могилу и думает — я ведь тут тоже окажусь. рано или поздно, мы все тут будет. но сколько сменится поколений, прежде чем мудзан будет уничтожен? он не знает. у него нет ответа на этот вопрос.

— он всегда таким был. он всегда просил не горевать и не плакать, он говорил идти вперед, но. вы же знаете, что это тяжело, — танджиро хочется, чтобы ему сказали хоть что-то. хоть что-то, от чего будет проще, но ему не говорят ни здесь, ни когда он пришел сам сообщить новость семье столпу огня. он помнит, как тогда едва ли не закусил губу от злости — он должен был рассказать, хотел, чтобы по кеджуро горевали, но расстроился только его младший брат. он ведь один в один, и ему так тяжело от этого было — говорить о смерти, когда раны еще не улеглись, когда хочется просто взвыть. и даже то, что его снова отчитывали за клинок никак не помогало тому, что боль только сильнее росла в его груди и собиралась пустотой между пятым и шестым.

по щекам что-то течет. по щекам течет вода и он знает это — смахивает, морщится. ренгоку просил не плакать, просил не грустить, но он не может. старается, правда, но даже сейчас, стоящий над его могилой гию, набрасывает на себя тень. танджиро знает — после будет легче, после всегда становится чуточку легче, но сейчас оно болит так, что никакое снадобье не убьет эту боль.

— спите спокойно, кеджуро. вы хорошо постарались. спасибо вам за все, — он смотрит, как гию складывает руки, но сам он опускается на колени, кланяется и старается не дать увидеть еще большие слезы. огонь не любит воду, но танджиро соединяет в себе две стихии и от этого внутри все дрожит так, как перед грозой.

— куда вы теперь направитесь?, — его голос почти не дрожит и он себя даже хвалит. ему кажется, что постарался он на славу, чтобы не выдать ничего, но ноги все равно подкашиваются и он неловко опирается на чужое плечо, — простите.

+1

4

Лицо Гию все так же непроницаемо, когда он отдает дань своему товарищу, прощается с ним навсегда. Лишь на мгновение прикрывает глаза и позволяет себе вдохнуть чуть тяжелее – на кладбище, тихом и спокойном, воздух застыл от горя. Это потом все порастет былью, боль уйдет и каждый раз, когда они будут навещать могилы товарищей, уже не будет так тяжело. Будет легко, потому что они ушли в лучший мир для перерождения. Потому что они встретятся в будущем, уже в другой жизни. Будет проще, потому что раны затянутся и придет спокойствие и смирение.
Но пока ничего этого нет. И если Томиока переживает это молча, внутри себя, то Танджиро – не может так просто пережить. Охотник открывает глаза и смотрит внимательно, не двигается, пока юноша внезапно не начинает заваливаться набок. Гию подставляет ему свое сильное и уверенное плечо, удерживает Танджиро рукой за спину, смотрит серьезным внимательным взглядом в глаза, полные боли и усталости, которые теперь совсем просто разглядеть, так близко они находятся.
- Танджиро, - его голос строгий, кажется, как и всегда, прохладный, но в нем слышатся нотки тревоги, мягкости, сочувствия, которые непросто получить от такого закрытого человека, как Гию. С ним вообще сложно, но кто сказал, что охотник не имеет сердца?
- Держись, - кажется, будто бы он подбадривает его, но Томиока чуть склоняется, запрокидывает на себя руки и легко поднимает юношу на сильную спину, то есть держаться нужно в буквальном смысле. Гию идет вперед, уносит Танджиро прочь от кладбища, где так много скорби. Он идет в направлении гостевых домиков, где обычно останавливаются столпы, туда, где остановился сам.
Томиока ничего не говорит, пока несет юношу на спине, молчит он и тогда, когда приносит его внутрь и помогает сесть на циновки. Немногословен и пока готовит успокаивающий чай – спасибо, Шинобу, ты лучше всего разбираешься в травах, а сейчас, когда все скорбят, то это просто стало спасением. Только когда садится напротив Танджиро, вручает ему в руки теплый чай и убеждается, что он в состоянии его держать – только тогда заговаривает снова.
- Если ты изведешь себя, то это не приведет ни к чему полезному. Нужно беречь себя, Танджиро. Если ты хочешь продолжать борьбу – то перестань убивать сам себя. Иначе в смерти Кеджуро не будет никакого смысла, - Гию говорит спокойно, размеренно, с привычным легким холодом в тоне. Нет, утешать он не станет. Поддержать, направить, дать сделать правильный выбор – в этом он силен.
Томиока спокойно смотрит на чужие слезы. Кажется, что за синими х о л о д н ы м и глазами ничего нет, но так думают только те, кто не заглядывал ему в сердце.
- Ты помнишь, почему ты стал охотником на демонов? Ты помнишь, отчего ступил на этот путь? Неужели ты хочешь это забыть из-за его смерти? – и снова – смотрит внимательно, пристально, наблюдает за реакциями. Ренгоку не осудил бы его за такие действия, как и другие столпы. Некоторые бы действовали даже жестче, кто-то даже не стал бы разговаривать. Но Гию отчасти сам толкнул его на путь охотника на демонов и теперь чувствовал… Некую ответственность перед ним?
- Танджиро, у тебя удивительная сила духа. Те, с кем ты встречаешься, меняются удивительным образом и каждому это идет лишь на пользу. Не забывай того, кто ты, не забывай, зачем ты сражаешься с демонами. Ты сильнее, чем ты думаешь, - действительно ли нужны ему эти слова именно сейчас, когда он чувствует себя наиболее уязвимым? Или лучше сказать то, что он думает, а не то, что должен. Гию поднимается на ноги, отходит недалеко, а потом на плечо Танджиро опускается ладонь.
- Но если ты хочешь плакать, то плачь. Только не скорби слишком долго. Пока мы горюем, каждую ночь демоны убивают еще больше человек. Ты, конечно же, можешь думать иначе, чем я, и даже послать меня к черту, - синие глаза прищуриваются пока он смотрит на ослабевшего от горя юношу.
- Но только я не могу позволить тебе извести себя. По крайней мере до тех пор, пока ты не найдешь способ помочь своей сестре. Она еще жива. И ты ей нужен, - Гию убирает ладонь и смотрит вперед, в сторону выхода. Туда, где сейчас светило солнце и Незуко не могла выйти наружу, чтобы насладиться им.
Заставить вспомнить. Найти отклик в его душе.
"Не впадай в отчаяние".

[nick]Giyuu Tomioka[/nick][status]Не впадай в отчаяние[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/333647988/original.gif[/icon][sign].[/sign][lz]<div class="lz">Kimetsu no Yaiba</div><div class="lz1">▷ У слабых нет ни прав, ни выбора. Только силой можно заставить другого уступить.</div>[/lz]

+1

5

[nick]kamado tanjiro[/nick][status]дитя воды[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/893964508bb408385751eff147e8d0aa/b053e7582a3eee1c-65/s400x600/de19550f4c41f5b5694ad95641779219f303a574.gif[/icon][lz]<div class="lz">demon slayer</div><div class="lz1">▷ мое сердце меня простит, но я оставлю тебя позади.</div>[/lz]

танджиро замирает, когда слышит чужие слова. он замирает и, кажется, даже перестает дышать, потому что все вокруг вдруг глохнет — это был едва ли не единственный раз, когда гию говорит с ним вот так. когда он не смотрит холодно, когда он дает понять — он ведь тоже человек. они все люди, они все что-то потеряли на безумной войне, которая все еще идет и не известно, когда она вообще закончится. танджаро выдыхает — быстро, судорожно, кивает. он хочет сказать что-то, но его буквально затаскивают на свою спину и несут — так, как он всегда носит недзуко. так, как носила когда-то она младшего брата. теперь они все убиты — танджиро помнит тот кошмар, который ему рисовал демон вслед за самым сладким сном. тем, где хотелось остаться. и он бы остался, если бы не сестра.

— спасибо, гию-кун, — он выдыхает тихо, пока они идут по незнакомой дорожке. он еще не столп, он не останавливается там, где они. танджиро — ребенок, который взвалил на себя слишком много и теперь едва ли может двигаться. за ним стоит ответственность за сестру, за то, чтобы люди всегда были в порядке, за себя. танджиро чувствует, как все это его давит, вжимает в землю; осознание, что на кладбище окажутся все, и даже гию, который хотел убить недзуко в первую встречу, заставляют танджиро окаменеть. он просто сильнее сжимает его шею, за которую держится, и утыкается в плечо — пожалуйста, пусть это будет все ложью и все мысли будут нереальными. ему остается только молиться и про себя, наконец, просить чего-то у того, кто давно отвернулся от них.

в домике тепло. танджиро думает о том, что когда-нибудь тоже станет столпом, тоже будет вот так вот сидеть и смотреть на мир сквозь пелену борьбы. он и сейчас это делает, и даже все равно на то, что его ломает. он чувствует, как эта грусть подходит, как скорбь давит его горло, заставляет вдруг скривиться. гию делает ему чай, он вдыхает запах трав и прикрывает глаза. думает о том, что это навевает ему воспоминания о тех днях, когда все было спокойно. когда ему не нужно было думать о том, чтобы демоны никого не съели, когда он мог просто делать уголь и приходить домой; воспоминания отдаются новой болью и он лишь сжимает чашку крепче, когда делает глоток. он обжигает себе язык и небо, но это, кажется, ни в какую не идет с тем, что происходит внутри.

— конечно помню. чтобы ни один человек больше не умер. чтобы демоны исчезли. чтобы... чтобы отомстить за свою семью, — он говорит и его голос дрожит. он еще ребенок, но на войне нет поблажек. ты должен сражаться так же, как и все. и пока у танджиро есть клинок, пока у танджиро есть сила духа, он тоже должен сражаться. он должен овладеть всем, что только может узнать; перед глазами встает отец ренгоку. он видел его и видел младшего брата. и теперь он действительно задумывается — а не дураки ли они, раз решили бороться с тем, с чем бороться так трудно? они ведь умирают. он видел. ренгоку умирал на его глазах. и это внутри отдается паникой — танджиро думает, на мгновение, что он не может справиться со всем этим. что он просто не вывезет. что он просто... просто однажды не сможет поднять меч.

— спасибо, гию-кун. ваши слова действительно помогают, — он чувствует его ладонь и по спине бегут мурашки. сколько раз он смотрел на этого человека? сколько раз он им восхищался? неизвестно. просто гию всегда был рядом. он всегда... он ведь не дал столпам убить недзуко. и это стоило дорогого. он взял на себя ответственность и нес ее так же, как и танджиро. недзуко все еще не ела людей и защищала их. она, там, в поезде, спасала и их, мечников, и обычных людей. ни разу она не позволила себе сорваться. и танджиро ей гордился.

— ренгоку-сама гордился бы, если бы мы... если мы продолжим борьбу. он сказал... что нельзя плакать... это зальет огонь...в...сердце..., — а потом весь мир глохнет. он сворачивается огромной черной дырой, в которой нет ни конца, ни краю. он сворачивается чем-то тягучим где-то внутри, узлом, закрученным на многие обороты. а потом все прекращает существовать — танджиро всхлипывает, шмыгает носом и...

— все будет хорошо, гию-кун, правда, — и в чашку опускаются первые слезы. мир перед танджиро становится совершенно черным: он плачет так, как плакал там, когда потерял свою семью. он плачет, позволяя себе это, ведь гию явно не осудит его за это. они все потеряли что-то на этой войне. они все знали друг друга, она все держали друг друга за плечи и помогали. и теперь одного не станет. теперь нарушится ряд. теперь нужен новый столп огня, но когда его еще найдут; танджиро позволяет себе плакать. он слушается, и чувствует, как узел начинает расправляться. чувствует, как он становится меньше-меньше-меньше, пока совсем не исчезает.

так же, как и слезы. они тоже исчезают, потому что танджиро утирает их рукавом и осушает чашку. теперь вода там соленая, но ему все равно.

— я буду и дальше сражаться, гию-кун. правда. я хочу... хочу доказать, что смерть ренгоку-сама не была напрасной, — и он переводит взгляд на мужчину. мужчину, которым всегда восхищался. смотрит на него и улыбается, — спасибо вам, гию-кун. за все спасибо.

+1

6

Есть особенная жестокость в том, что с каждым годом возрастная планка охотников становится все ниже и ниже. Томиока и сам был довольно молод, когда ступил на тропу войны с демонами, но сейчас в бой вступали совсем еще дети. Большинство из них умирали сразу же на первом этапе, отчаявшиеся, потерянные, не знающие, куда именно им пойти после смерти родителей. Их молодость и сила помогали им быстро продвигаться вперед, но они так же быстро сгорали на этом пути. Не зря среди сотен охотников такое малое количество столпов.
Танджиро - не исключение. Какова его борьба? Его мотивы схожи с мотивами самого Гию, он - удивительный ребенок, у которого много сил и желания, но столкнувшись с такой серьезной проблемой он рискует сломаться. А впереди будут еще потери, будет еще больнее, ведь не только охотники совершенствуются, но и демоны становятся сильнее. Высшие луны не дремлют, Музан со всем своим опытом идет только вперед. Эта борьба никак не закончится, но она и не бесконечна.
Только вот сможет ли Танджиро дойти до конца?
- Именно. Не забывай, почему ты здесь. Никогда не забывай, какова твоя конечная цель и пусть это придает тебе сил, - Томиока вряд ли может поравняться по уровню умения общаться не то что с Ояката-сама, но и даже с Урокодаки-сама, но, кажется, в этот раз он все же смог найти правильные слова.
- Все верно. Ренгоку хотел бы именно этого, - столп огня улыбался, несмотря ни на что, пусть внутри него и таилась боль. Словно слепящий огонь он шел только вперед, не ведая никаких преград и не думая, что может умереть. Столп огня был поистине великим, раз смог уйти достойно.
- Не стоит благодарности. Любой сделал бы так же, - несомненно, он принимает ее, но не считает, что совершил нечто великое, отчего стоит смотреть на него так, будто он совершил подвиг. Для того, чтобы выразить сочувствие, не нужно многое уметь. Гию поднимается на ноги и идет по направлению к выходу.
- Можешь остаться здесь на время, пока не придешь в себя окончательно. Но помни, что тебя ждут, - все так. Задержись, но помни, что задерживаться нужно не слишком долго. Скорбеть нужно не слишком долго, потому что у них нет времени. На улице пасмурно - даже природа плачет о гибели Ренгоку, но дождь не может идти вечно.
Томиока выходит на улицу и поднимает лицо вверх. Первые дождевые капли скользят по нему, падают на одежду и впитываются в нее, оставляя мокрые пятнышки. Клинок ничирин с мягким железным звуком извлекается из ножен и Гию вдыхает воздух в легкие. У каждого свой способ переживать боль, но она не должна ослаблять, она должна сделать только сильнее. Капли дождя разбиваются о клинок, не долетая до земли, пока столп воды буквально сражается с дождем, не дает каплям осесть на себя. Первая ката. Вторая. Третья. Дальше. Сильнее, быстрее, яростнее. Пока дождь продолжает усиливаться и пытаться дотронуться до него, Гию не дает этого сделать. Тысячи капель, как тысячи демонов, невидимых, но слышимых врагов, с которыми он борется ежедневно. Танец меча под шум дождя, в котором он остается сухим.
Но после одинадцатой каты Томиока опускает клинок, снова поднимает лицо - и дождь обрушивается на него со всей своей силой, охлаждая разгоряченно тело. Так должно прийти и спокойствие после утраты.

[nick]Giyuu Tomioka[/nick][status]Не впадай в отчаяние[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/333647988/original.gif[/icon][sign].[/sign][lz]<div class="lz">Kimetsu no Yaiba</div><div class="lz1">▷ У слабых нет ни прав, ни выбора. Только силой можно заставить другого уступить.</div>[/lz]

0

7

что может сделать танджиро? он лишь ребенок, который смеет надеяться на то, что его сестру когда-нибудь излечат. что он может сделать? он может только идти вперед, сражаться и пачкать себя в крови. это такой способ почти что самоубийства — принимать чужое последование, идти в охотники, стараться спасти тех людей, которые никогда тебя не спасут; он никогда не дума о том, что демоны не могут быть хорошими. он видел незуко, видел госпожу тамае и юширо. он видел, что демоны могут защищать других, но это явно не касалось лун, не касалось музана.

иногда он думал — какую цель они все преследуют? неужели просто убивать ради убийства? неужели они настолько сильно отринули все человеческое, что теперь не могут противостоять голоду? во снах иногда ему виделись трупы, виделось и то, как он тоже становится трупом. иногда ему виделась его семья, но он никогда не позволял себе сдаться — шагать вперед, как бы не было больно, как бы не хотелось упасть и сдаться. он ведь сам пошел по этому пути, он ведь сам сказал себе, что не позволит сдаться. он ведь... он ведь сам обещал вернуть незуко способность видеть солнце.

— все будет в порядке, конечно же. я никогда не забуду. — он повторяет это мантрой, пока смотрит на мужчину, что однажды опоздал. иногда танджиро думал, должен ли он злиться на него? должен ли он помнить о том, что именно этот мужчина не пришел на помощь его семье, что именно он пытался убить незуко? все в голове смешивается и в горле ком образуется. где она сейчас? спит, наверное. танджиро не брал ее с собой сюда, хотя она бы тоже попрощалась. если бы могла.

чертова приставка "если бы" бесит. танджиро выдыхает тихо-тихо, пытается привести себя в порядок, растирает щеки, старается не дать глазам снова наполнится влагой; там, в поезде, ему показали самый лучший сон, самый страшный кошмар. там он себе наносил рану за раной, там они плечом к плечу стояли и смотрели на то, как умирает тот, который был им наставником, другом. кто мог бы знать хоть что-то.

незнание выводит из себя и именно поэтому танджиро не сидит долго — поднимается, идет к выходу. туда, куда только что выходил гию и замирает. чужой клинок, чужие каты. он не видел, как он сражается, они редко оказывались вот так вот. и он смотрит за тем, как клинок рассекает воду, как образует пространство. чужая ткань остается совершенно сухой, капли не касаются ее. кажется, что так и будет продолжаться, но гию тоже человек. может быть, с возведенными в абсолют рефлексами, слухом и так далее, но человек. ему тоже больно, ему тоже неприятна эта смерть — танджиро надеется на это. и танджиро видит, как он опускает клинок, видит, как он становится мокрым. думает — дождь должен все смыть, дождь должен стать успокоением, которое унесет с собой все переживания.

— гию-кун, я хотел спросить, — он выходит под воду. ему все равно, что хаори снова становится мокрым, все равно, что он может заболеть, ведь тело ребенка все равно подвержено всему живому. и он сам подставляет свое лицо, позволяет так же каплям упасть на него; танджиро. прошло всего два года с того, как его жизнь поменялась, а он все никак не возьмет это в толк. иногда колесо так быстро крутится.

— я слышал, что есть какие-то записи. не знаю, о чем они, но о них знал ренгоку-сама. правда, из его дома меня выставили... может, вы знаете?, — он говорит совершенно неловко, едва ли не почесывает свой затылок. он не знает, поймут ли его, но хочет. — и, могу ли я попросить вас потренировать меня?, — до тренировки со столпами еще далеко, но ему нужно стать сильным.

[nick]kamado tanjiro[/nick][status]дитя воды[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/893964508bb408385751eff147e8d0aa/b053e7582a3eee1c-65/s400x600/de19550f4c41f5b5694ad95641779219f303a574.gif[/icon][lz]<div class="lz">demon slayer</div><div class="lz1">▷ мое сердце меня простит, но я оставлю тебя позади.</div>[/lz]

+1

8

Томиока стоит под дождем, слегка прикрыв глаза, но опускает задранный подбородок и слегка поворачивает голову, услышав среди шума дождя подступающие к нему легкие шаги. Это веление инстинктов, даже в местах, где ему ничего не угрожает, он все равно начеку. Это даже не осторожность, это – инстинкты, которые въелись в кожу, в мысли, в тело. Благодаря им он живет, благодаря им он настолько успешный охотник на демонов, что находится на уровне столпов. Себя столпом он упорно отказывался признавать.
Вопрос Танджиро заставляет его задуматься ненадолго. Дождь продолжает усиливаться и хаори намокает, отчего становится уже неприятно. Пусть жесткая форма отяжелеет нескоро, но с волос уже неприятно капает за шиворот, потому Гию слегка качает головой в направлении дома и идет по дорожке по направлению к приятному теплу. В шуме дождя толком не поговоришь.
- Я знаю немногое. Ренгоку-сан как-то упоминал о том, что у его отца находятся старые записи о танце бога солнца. Считается, что эти каты могут одолеть любого демона, в том числе и Музана. Только о них уже давно позабыли, потому что многие охотники, что пытались овладеть ей, погибали. Но Ренгоку-сан… - Гию отбрасывает с лица мокрые пряди волос назад, чтобы они не мешались, и прикладывает к лицу теплое полотенце. Делает вдох и стирает одним движением влагу с лица, чтобы продолжить разговор.
- Ренгоку-сан ближе всех оказался к разгадке техники бога солнца. Но я не могу сказать точнее, для того, чтобы добраться до этих записей, моей помощи будет недостаточно, но… Ты ведь уже познакомился с его младшим братом, так? – внимательные синие глаза скользнули по Танджиро. Он не может предложить ему манипулировать через мальчика, который только что пережил серьезную утрату, но завести с ним знакомство определенно стоит.
- И еще – его отец не любил слабаков. Но, я думаю, ты тот, кто может достучаться до его сердца, - потому что у Танджиро получилось то, чего не получалось у многих людей. Он сумел достучаться до циничных и огрубевших сердец столпов, которые не видели иного выхода, как расправляться со всеми демонами. Но обычный мальчик, который едва-едва стал охотников, смог заставить их прислушаться к себе. Его невероятная искренность была способна пробить лед.
Томиока уже не был таким. И вряд ли когда-нибудь снова будет. Но у Камадо может получиться это. Нужно только верить.
Непроницаемое лицо Гию чуть меняется, когда гладкий лоб пересекает едва заметная морщинка. Просьба Танджиро понятна, мальчик в самом деле хочет стать сильнее, а для этого ему нужен человек, с которым он может соревноваться. Тот, кто сильнее и опытнее. И, казалось бы, Томиока подошел на эту роль, но тот лишь слегка качает головой.
- Ты уверен, что хочешь этого? Я такой же ученик Урокодаки, как и ты. К тому же я – тоже столп воды, научить тебя чему-то новому я вряд ли смогу, - разве что одиннадцатой кате, но это займет много времени, в то время как Танджиро вряд ли стоит задерживаться рядом с ним ради изучения всего одной техники.
- Но я не стану отказывать тебе в спарринге. Хочу увидеть, чего еще ты достиг, - он бросает взгляд на промокшего юного охотника и чуть качает головой. Кажется, или в его всегда спокойном непроницаемом голосе мелькнула нотка беспокойства и теплоты?
- Только давай сделаем это утром. Тебе нужно отдохнуть, - конечно, Гию поддержит его в бою, если Танджиро захочет сражаться прямо сейчас и выплеснуть накопившуюся боль. Но если нет – он тоже в нем не разочаруется.

[nick]Giyuu Tomioka[/nick][status]Не впадай в отчаяние[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/333647988/original.gif[/icon][sign].[/sign][lz]<div class="lz">Kimetsu no Yaiba</div><div class="lz1">▷ У слабых нет ни прав, ни выбора. Только силой можно заставить другого уступить.</div>[/lz]

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — спи спокойно