html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » э бляди живут бляди? две мохнатые бляди?


э бляди живут бляди? две мохнатые бляди?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Jean Kirstein & Eren Yeagerhttp://images.vfl.ru/ii/1623855014/11a2cc48/34847489.gifЭ БЛЯДИ ЖИВУТ БЛЯДИ? ДВЕ МОХНАТЫЕ БЛЯДИ?


Жан и Эрен опять что-то не поделили.

+3

2

[indent] Как и любого новобранца, Жана ставят на грязную работу. Ему, как и любому другому, говорят, насколько это важно. Одно скрипящее колесо может разломать телегу с припасами. Недостаточное количество цветовых блоков не позволит проинформировать о наступающей угрозе. Изношенная пряжка ремня на седле послужит причиной падения и весьма печального конца экспедиции для конкретного солдата.
[indent] Все это верно. Однако не значит, что уборка дерьма в стойлах магическим образом превращается в приятное и приносящее гордость занятие.
[indent] Жан, конечно, не капризный ребенок и не малолетняя истеричка, чтобы открыто возмущаться, но настроение его, и без того невысокое, сползает все ниже и ниже с каждой проведенной здесь минутой. И вовсе не потому, что он имеет что-то против лошадей или потому, что не может перетерпеть неприятный, необходимый к выполнению долг, а потому, что…
[indent] У него выдался очень плохой день. Или даже неделя. Или даже две. Зависит от того, как считать: с момента приезда в штаб, с момента вступления в разведку или с того дня, когда титаны вошли в его родной город. Ему стоит благодарить бога за то, что пострадал только дом — мама в момент нападения находилась к самый ворот и успела эвакуироваться одной из первых — но это облегчение отдает горьким привкусом пепла, разрушенными домами и видами изуродованных тел.
[indent] Переваренных. Пережеванных. Надкусанных. Раздавленных под камнями. Превращенных в лепешку огромной ступней. Отброшенных пинком и впечатанных в стену. Одетых в гражданские платья, но по большей части в военную униформу.
[indent] Молодых тел, с некоторыми из которых совсем недавно Жан еще спорил о том, куда идти после выпуска, делил бараки, тренировался в рукопашном бою и учился маневрировать. Скрещенные клинки на их жакетах испачканы кровью, кишками, пылью и дерьмом. Руки и ноги изогнуты словно спички от неосторожных движений. Посмертные маски с обнаженными зубами тянутся в оскале страха.
[indent] И самое страшное среди них — это Марко.
[indent] Человек, который по каким-то причинам решил стать ему другом. Который пытался научить его сдержанности, терпению и более мягкой манере общения. Который верил в то, что за поведением за резкими манерами и высокомерием скрывается большее. Который никогда не боялся сказать ему свое мнение в лицо и не поддавался влиянию несмотря на доброту. Который сказал ему великую глупость о задатках лидера.
[indent] Его первый настоящий друг. Его лучший друг. И он мертв — разорван на половину зубами титана в то узкое окно между их последней встречей и приказом к отступлению. Жан до сих пор с трудом может произнести эту фразу вслух: когда он пытался сказать ее перед матерью Марко, он еле проглотил комок в горле перед тем, похожее на него лицо начало расплываться горячей пеленой.
[indent] Даже сейчас, среди кучи лошадиного дерьма, он чувствует, как тянет под ложечкой от боли утраты. Смерть зияет внутри холодным пустым местом посреди привычной мозаики мира, тянет в себя все тепло и кровь, которых пока у него нет. Это пройдет: так Жану тихим ласковым голосом говорит мама, когда застает его ночью, скрючившегося в комок, трясущегося в плену воспоминаний и сжимающего зубы до боли в челюстях; так говорит дядя, толком не просыхающей после атаки и все, кто видит его, сдерживающего слезы, и не знает, что еще сказать. Жан и сам знает, что станет легче — только вот он сомневается, что когда-либо эта пустота заполнится до самого конца.
[indent] Единственным утешением — извращенным, как и все то, что случилось при защите Троста — является то, что он не один в своем горе. Потерявших родных и близких много. Это больно, это отвратительно, это страшно и так быть не должно, но по крайней мере вместе с Жаном разделяют такие же чувства все семьи, у которых погибли солдаты, и все, кто потерял своих друзей. Помогает это так себе, но в самые тяжелые моменты от этого становится легче.
[indent] Жан сглатывает, чтобы избавить от тянущего чувства, и наклоняется за новой порцией отходов. С полным дерьма лопатой он выходит из конюшни, чтобы скинуть это все добро в ящики для компоста, как натыкается взглядом на фигуру. По закону подлости, она принадлежит тому, кого Жан хочет видеть меньше всего.
[indent] Горечь и утрату разделяют между собой многие, но из всех правил есть исключения. Имя этому — Эрен Йегер. Эгоистичный суицидник с убийством титанов в голове и ветром вместо мыслей о последствиях. Равнодушная скотина, не поинтересовавшаяся толком, жив ли кто из его товарищей по корпусу. Ублюдок, который называл любого, не желающего сдохнуть в желудке титана трусом и последней тварью.
[indent] Урод, во имя которого умерли все эти мужчины и женщины, его товарищи и неизвестные кадеты. Умер Марко, в то время как Йегер сидел среди разведки и колупал сосудики в носу, довольный исполнением своей мечты. Пусть и является их надеждой — глупо отрицать, что ручной разумный титан принесет им пользу — но Жан совершенно не в восторге от того, что такой равнодушной скотине придется доверять свою жизнь.
[indent] Дерьмо с лопаты звонко шлепается о большую кучу в ящике. Жан вонзает ее в землю и направляется к Эрену, прежде чем его здравая часть понимает, что к чему.
[indent] - Эй, Йегер, - зовет он. - Что ты здесь делаешь? Променад проводишь? Развлекаешься?

Отредактировано Jean Kirstein (2021-11-29 19:35:02)

+1

3

[indent] Эрен, будучи ребёнком, любил представлять жизнь без стен. Представлял, как они пали, а за ними настоящий мир - тот самый мир, как из книжки Армина, которую они когда-то читали тайком от остальных. В этом мире люди были сами по себе; в этом мире никто не знал бед; в этом мире не было бессмысленных жертв. Потерь. Несчастных смертей, чья жизнь может оказаться прожита зря, лишь потому, что кого-то поглотил титан. Эрен видел совершенно другой мир, наивно веря в то, что однажды его мечта исполнится. Но проходили дни. Недели. Месяцы. Годы. Стены оставались на месте, совсем не меняя свои позиции, а порой они казались довольно большими, будто становились с каждым днём всё больше и больше.

[indent] Но стен не достаточно, чтобы спастись от титанов.

[indent] Громадные стены напоминали о том, что люди — скоты. Эрен не видел иначе. Они скоты для других монстров, что скрывались за стеной. Чудовищна. Титаны. Таким он считал себя превратившись в одного из них. Герой? Надежда человечества? Эрен смотрит в зеркало, мотает головой, да отводит взгляд. Какой из него герой, если на его собственных глазах умерла мать? Какой из него герой, если люди продолжают гибнуть дальше? Люди гибли, титаны пробивали стену, а он практически ничего не может сделать. Разве, так должны поступать герои?

[indent] Эрен держит в руках ключ оставленный Гришей Йегером, держит не выпуская, словно ищя в нём свои ответы. Рано или поздно они доберутся до желаемого подвала. Рано или поздно найдут ответы. Частично, Эрен боялся узнать правду, но так же это все о чем он мечтал. Любая деталь, любая зацепка может помочь им хотя бы немного и если для этого потребуется умереть, он отдаст свою жизнь.

[indent] Эрен давно все для себя решил. Эгоистичное решение, которое вряд ли понравится Микасе и Армину. Эрен не видит другого выхода и ночные кошмары только об этом подтверждали. Сны казались настолько реальными, что Эрен потерял смысл в настоящем. А была ли эта жизнь вообще настоящей? И принадлежала ли она ему?

[indent] Обычный солнечный день, как и всегда, был похож на предыдущие. Лишь недавняя смерть одного из товарищей принесла изменения и весьма печальные. Будь он рядом с Марко, то непременно спас  бы и его, как когда-то спас Армина вытолкав друга из пасти титана. Любая смерть не бессмысленная. Сама мысль об этом бесила до скрежета зубов. Они - люди,  не должны погибать вот так, думая, что прожил жизнь зря. Не должны.

[indent] Мало кто знает, но смерть товарища отразилась и на нём. Эрен редко общался с Марко, но это не значит, что ему плевать. Его раздражало излишнее внимание к нему, где любой шаг будет под чьим-то надзором. Если и раньше он считал остров тюрьмой, то теперь только убедился. Но Эрен позволял им. Позволял всем руководить, чтобы заслужить прежнее доверие и ради этой ноши он пойдет на всё.

[indent] Смерть Марко так же отразилось на другом товарище о котором Йегер думает в последнюю очередь. Жан отдалился от всех, всё больше загружая себя всякой работой. Ему на это плевать, да только странное переживание Микасы вызывало вопросы. Может, сама приемная сестра и не признавала этого, да только от Эрена не скрылся её взволнованный взгляд. Эрен был единственный, кто может понять о чем она думала  потому его ноги сами принесли на место работы Кирштайна.

[indent] Жан всегда считал его уродом и выскачкой из-за чего у них часто происходили конфликты, но несмотря на это, этот чертов упырь всё равно оставался ему другом, который может снять розовые очки по поводу уничтожения всех титанов. Эрен, хоть и не признается, но всегда прислушивается, да только виду не подает. Зачем повышать и без того чересчур важное мнение Кирштайна, верно?

[indent] - Мне сказали ты плохо справляешься с работой и послали сюда, - ложь, означающая, что пришел ради разговора, который нужен тебе и Эрену, если быть честным.Уже простое дерьмо убрать не можешь без помощи, а, Жан?  

[indent] Наигранная ухмылка, взгляд в сторону. Эрен оценивал глазами проделанную работу, которой хватит на целый день, если не больше. Да и зачем тратить энергию в пустую, если она может пригодиться в службе.

[indent] - Придется тебе помочь.    - Эрен хватает неподалеку свободную лопату в руки. Отличный план, чтобы начать важный разговор издалека. - Вижу ты многое убрал, но помощь не помешает. Хочешь или нет - плевать. Приказ есть приказ.

Отредактировано Eren Yeager (2021-09-22 07:56:36)

+1

4

[indent] Никаких богов нет, во всяком случае тех, кому не плевать на людей. Жан это знает: иначе бы вряд ли появился Колоссальный, иначе бы не были закончили свою жизнь в желудочном соке его товарищи-кадеты, иначе бы многие вещи случились бы совсем иначе.
[indent] У него был бы отец. Его семья жила бы ближе к внутренней стене. Его лучший друг не умер бы страшной смертью в полном одиночестве. Они бы вместе сидели в казарме после обучения или шли бы по улице, скупая на первое жалование бесполезную ерунду. От него подальше находился бы Эрен Йегер — не смотрел своими лупоглазыми глазищами, не дышал бы одним с ним воздухом, не кукарекал своим голосом как ощипанный тощий и никому не нужный петух.
[indent] Однако богов нет. Добрых дядь, волшебников и даже вышестоящих членов разведки поблизости тоже нет, чтобы хоть как-то сгладить звенящее в нем чувство. Жан знает его слишком хорошо. Все всегда начинается с частого стука сердца, продолжается готовыми выпрыгнуть наружу словами и обращается в растянутые резиной секунды — заканчивается же все кругами на поле, нарядом вне очереди и разбитым носом. Ему нельзя поддаваться, особенно когда ты начинаешь службу. Но…
[indent] - Тебя отпустили с цепи? Рад за тебя. Я понимаю, что ты был хорошим мальчиком и наверняка хочешь погулять, но возвращайся в свою будку. Только дерьмо своими лапами разнесешь, а убираться придется мне.
[indent] Но плевать Жану хочется на то, что можно делать, а что нельзя. Если старшие по званию так хотят отправить кого-то на помощь, то пусть это будет кто угодно, только не суицидальный ублюдок, который во все горло орал, как же замечательно сдохнуть в пасти титанов.
[indent] Еще бы — ведь не ему это делать. Это вовсе не он беспомощен перед огромными телами, желающими набить тобой брюхо. Это не он летал от дома к дому, отвлекая этих самых тварей. Вовсе не он лихорадочно, дрожащими пальцами снимал ремни УПМ с мертвого солдата, не он чуть не попался в глотку аномальному. Он не бегал по земле, подставляясь под верную гибель, не он подносил ядра для пушек и не он потом разгребал опустевшие улицы от следов — ни разодранных на части тел, ни кусков блевоты с переплетением рук и ног, ни пустых глаз ведущих учет, ни отчаянных лица тех, чьи родные пропали без вести, не видел и не слышал этот ваш чертов Эрен Йегер.
[indent] Зато орет громче всех. Складно орет — так, что до пробитых ворот купились пара-другая людей из кадетского. Только вот отвечать совсем не ему, когда поверившие в его вопли идиоты окажутся на зубах. И не ему потом жить с памятью о мертвых друзьях, братьях, сестрах, родителях и детях. В конце концов, никто не допустит, чтобы секретное оружие в виде ручного врага оказалось хоть под каким-то риском.
[indent] И пасть не закроет. Эрен будет продолжать говорить — гавкать, кукарекать, поносить, нести парашу — о том, как же здорово и классно сражаться с титанами, как благородно и доблестно умирать, перевариваясь в чужом животе и как низко жить в безопасности вместе с близкими, которым нужна твоя забота. Его продолжат слушать. Люди продолжат умирать. Десятки таких же станут сотнями, сотни — тысячами. Потерявших станет еще больше; в товарищей по несчастью превратятся все стены, кроме тех, где булькают в жире своим бесстыдством.
[indent] Вместо одного Марко станет целая армия добрых хороших друзей, способных сделать много всего, но ушедших раньше своего времени в боли и страхе. И все потому, что какой-то ублюдок продолжит пудрить мозги наивной хуйней о свободе из своих влажных фантазий.
[indent] Ему очень хочется его отпиздить. Так, чтобы лицо никто и никогда не собрал. Хочется выбить все зубы, переломать на мелкие куски хрящи носа, раздробить ребра, превратить живот в сплошной синяк, отпинать почки, чтобы он ссал до конца своей жизни кровью. Хочется перемолоть позвоночник в труху, намотать на кулак кишки, заставить кашлять кровью и передвигаться на коляске до конца своих дней. Закинуть в гроб мертвое тело, чтобы оно больше никому не доставляло проблем. Каждая мышца дрожит от желания разбить сволочь на куски. Кровь гудит все быстрее и быстрее, секунды становятся не минутами даже  — часами, за которые успевает провертеться множество мыслей и в ни одной нет ни слова милосердия.
[indent] Эрен — ебучий титан. Сукин сын, которому ничего не будет, кроме короткого момента боли, упрямый баран, который не поймет ровным счетом нихуя. И как бы Жану не было плевать на все нельзя и как бы не колотилось в злобе сердце, во всем этом нет никакого смысла.
[indent] - Так что пиздуй давай по холодку, не воняй тут. И без того говном несет, еще и от тебя не хватало кал убирать.
[indent] Жан разворачивается, давая понять, что разговор окончен, и подходит к лопате. Работа не ждет.

Отредактировано Jean Kirstein (2021-12-03 21:02:46)

+1

5

[indent] Жан его бесит. Как же его бесит. Выводит из себя и строит пай-мальчика, думая, что так надо, что на это кто-то да купится. Кто-то и подкупался на его правоту, однако Эрен не видит в этом ничего хорошего. Всё его хорошее отношение к Кирштейну сводится на нет, стоит открыть тому свой  поганый рот, да выпускать из него яд. Ничего. Пусть злится, Йегеру это только на руку: как только закончит выпускать весь негатив получит по ебалу без всякого созерцания совести и рядом не будет Микасы, которая сможет разнять обоих. Тогда-то он поплачется, как маленький сосунок.

[indent] Эрен знал: Жан злится. Сейчас точно не на него, но видит в нём крайнего, на кого можно спустить весь спусковой крючок. Ему не в первой получать плохие слова в свой адрес, особенно от конелицего, но он и сам не тюфяк + гавкнуть может так, что отвалятся не только уши, но и всё остальное. Так чего же этот напыщенный индюк опять выебываеться перед ним, когда никого нет?

[indent] Эрен смотрит на Жана и понимает, что тот ещё не смирился с произошедшим. Он не был там, когда умирал Марко, но точно знал: Жан злился именно из-за него. Эрен не смог спасти его, не смог оказаться вовремя, чтобы спасти одного из своих товарищей. Для него важны не только Микаса и Армин, смерть Марко тоже важна для него и он сожалеет. Сожалеет, что не оказался там, в тот самый момент.

[indent] Ему не всё равно. Не всё равно на других, чтобы там не говорили всякие пиздюки. Эрен бьется за каждого, пытаясь подтолкнуть остальных сражаться против титанов. Его мать проглотил титан у него на глазах, он тоже потерял многое в этой борьбе. Но он жив. Сражается, чтобы не было больше подобных случаев, как с Марко. Так почему именно на него должны все огрызаться?

[indent] Потому что ты чудовище.

[indent] Эрен-титан. Не такой, как все и может себя контролировать во время превращения, что позволяет перебить множество других выродков подобного типа. Эрен ненавидит их, презирает. Помнит нападение бронированного и желает отомстить каждому, кто проделал когда-то дыру в стене и тогда в Шингашине наступил настоящий ад. АД. Если и ад существует на земле, то Эрен его повидал. От одних только воспоминаний становилось не по себе.

[indent] - Что-то ты всё заладил: говно, да говно. Переработал, пожалуй, бедненький, раз ничего другого перед глазами не видишь, - фыркнул Эрен, не сводя с Кирштайна внимательный взгляд. И что в нём такого? Ничего кроме наглой рожи в Жане не было, разве что только ноет, да ноет. Хотя на деле, Эрен просто вредничал. Кирштайн отличный солдат и даже готов это признать, но только не самому конелицему. Пусть понервничает ещё немного и дальше продолжит его ненавидеть, если так ему от этого легче принять правду. - Я сделаю всё лучше тебя, а ты останешься в дураках, как всегда.

[indent] Эрен стал убираться несмотря на слова придурка. Ему сейчас не до глупой ссоры: посраться они успеют ещё множество раз. Эрен пришёл сюда потому что хотел разобраться и понять, что происходит с Кирштайном. Возможно, без Микасы тут не обошлось, так-то он бы и близко не подошёл, но уж больно этот ублюдок стал ещё ублюдочнее со смерти Марко, а Эрену не хотелось, чтобы от этого Кирштайн просрал весь свой талант на уборку дерьма.

[indent] - Слушай, - начал Эрен, когда уже половина дела было сделано, а день катился к вечеру. Они потратили немало часов и провели их молча, стараясь картинно игнорировать существования друг друга. По лицу Эрена виделся пот и жутко хотелось пить. - Если бы я там был, я бы сделал всё, чтобы спасти Марко. Я должен был его спасти. Я сожалею об этом. Никто не должен так умирать. 

Отредактировано Eren Yeager (2021-12-03 22:27:24)

+1

6

[indent] Жан выгибает бровь и выразительно обводит взглядом покрытые лошадиными отходами конюшни. Йегер то ли тупой, то ли слепой, если в самом деле не понимает, что они с ним находятся посередине огромного количества дерьма — во всех смыслах. Стоит, пушит хвост как общипанный петух, кудахчет и строит из себя хуй пойми кого. Героя, наверное: заткнул стену в Тросте, получил нянек из разведки и теперь считает необходимым озарить всех своим лучезарным светом славы.
[indent] Какой же ублюдок. Самовлюбленный дебил, который только и видит, что огромные туши титанов, а не маленьких людей под ними. Эта мысль вызывает злобную усмешку: оно и верно, с высоты-то муравьев никогда не видно.
[indent] - Йегер, я не знаю, как ты дожил до своих лет, если не понимаешь человеческую речь. Поэтому специально для тебя повторю уже раз, но так, чтобы ты понял, - он вытягивает руку в сторону открытых дверей и делает глубокий вдох. - Пошел. Вон. Отсюда. Туда, - рука сгибается-разгибается в локте, указывая на грудь Жана, а затем снова к дверям. - От меня. Прочь. Понимаешь меня?
[indent] И вот чего же именно ему неймется? Неужели не хватает ушей для того, чтобы в очередной раз начать выступление о том, как здорово умирать в гигантской пасти? Нет тех, кто будет смотреть на него с горящими глазами и слушать вопли о сражении? В разведке — о боже, какой ужас, какая наглость!  — нет тех, кто готов терпеть словесный понос о том, насколько прекрасна смерть за абстрактную свободу? Надо же, словно военные, постоянно выходящие за стены, встречают свой страх каждую вылазку и знают, насколько страшной — насколько бессмысленной, насколько незаметной — может быть смерть. Кто бы мог подумать, кто бы мог догадаться?
[indent] Или же ему не дали никакого занятия? Неудивительно, что его силы берегут, но это не дает никакого права докучать простым рядовым, которые не бьет баклуши и не чешут короной потолок. Это Йегеру ничего не будет, а вот Жан может потом на гауптвахту попасть.
[indent] Он бросает на него последний злобный взгляд и берется за лопату. Может быть, если заняться выполнением своего приказа, то получится донести свою мысль максимально понятно. И тогда Жан сможет выплеснуть свой гнев в более….
[indent] Эта сволочь. Эта мразь. Этот тупой сукин сын. Он посмел. Посмел открыть свой поганый рот, чтобы произнести имя Марко. Вот же ублюдок!
[indent] Жан замирает, словно кто-то невидимый нажал на кнопку. Костяшки пальцев наливаются белым, сжимая черенок, дрожь стягивает руки и ноги тонкими нитями стали. В груди гулко и часто стучит сердце под воспоминания счета Шадиса — раз-два, раз-два, раз-два, шевелись, щенок, титаны с тобой нянчиться не будут! Мысли из головы утекают, испаряются, бегут, спасаясь от бурлящего внутри гнева.
[indent] Жалко. Ему жалко! Да какая в жопу разница, жалко ему или нет? Что от этого изменится, от его блядских сожалений? Что станет лучше? Эти слова не воскресят Марко: он не отрастит вторую половину своего тела, не поднимется из могилы, не встанет в их ряды и не начнет говорить слова утешения. Они не исцелят разбитое сердце его матери. Не сотрут из памяти строки письма, строки которого расплывались от слез.
[indent] Она благодарила его за то, что он сообщил ей о случившемся. Благодарила за то, что он был другом ее сына. Писала о том, что как был бы Марко рад тому, что выжили его друзья и как он хотел бы, чтобы они двигались дальше.
[indent] Но куда — дальше? Как — дальше, если… если…? Если больше нет лучшего друга.
[indent] - Завали ради всего святого, Йегер, - он шипит сквозь сжатые зубы. Челюсти дрожат от напряжения, сведенные вместе до судороги. - Я не хочу разговаривать о Марко. Особенно с тобой. Для тебя смерть — это благородно. Достойно.
[indent] Пальцы дрожат все сильнее. Сердце колотится так часто, что его пульс отдается в горле. Перед глазами начинает темнеть и посреди мрака Жан видит разбитый нос, выбитые зубы и струйки крови, бегущие по голове одного конкретного придурка; он почти чувствует боль от удара кулаками. Слова рвутся с языка все быстрее и быстрее и даже если бы Жан хотел их остановить, он бы не стал этого делать.
[indent] - Ведь умереть за свободу — это так замечательно. Всем так надо делать, а не сидеть за стенами, как свиньям в загоне. Так какого хера ты сожалеешь, а, Йегер? Что, оказывается, твои фантазии не сходятся с реальностью? Что нихера это не благородно и некрасиво?! Что большинство в разведке ждет именно такой конец? Что именно это ты призывал сделать нас всех в кадетском? А?! О чем ты сожалеешь, Йегер? О том, что стало меньше людей в твоей армии отмщения?!

Отредактировано Jean Kirstein (2022-09-03 18:06:49)

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » э бляди живут бляди? две мохнатые бляди?