html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » we swim in different oceans


we swim in different oceans

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Il Dottore & Tartagliahttps://i.imgur.com/RWgh9d6.pngwe swim in different oceans


...but land on the same shore
Некоторые двери должны оставаться закрытыми.

[sign] [/sign]

Отредактировано Tartaglia (2021-06-19 04:33:42)

+3

2

Пыль на носах белых ботинок кажется уже въелась в кожу, осела на костюме, и Дотторе сто раз пожалел бы, что влез в это приключение и поехал в Мондштадт снова. Но едва впереди замаячил шанс вскрыть древние руины, где можно найти что-то интересные артефакты, ну или не найти ничего, Предвестник вызвался первым. его не смутила даже перспектива поработать с Чайлдом, которого он предпочитал избегать. И как удачно успел бросить одну из своих лабораторий в Ли Юэ до того, как туда наведался Тарталья. позже Дотторе в самых красочных выражениях высказал, что он о нем думает, ведь он мог однажды вернуться туда и продолжить свои эксперименты, а этот сопляк взял и уничтожил все его игрушки.

Последний его визит в Мондштадт закончился не очень удачно. Дотторе потерял своего любимого помощника, ах какая потеря. И встретил весьма интересного человека, что использует Глаз Порчи, совсем как его соратники. Эта встреча могла бы быть интересной и продуктивной, если бы у фатуи было чуть больше времени до того как его схватят.

Отчасти та поездка провалилась, но в целом Дотторе остался доволен тем, что узнал, хотя и не смог достать больше людей для своих экспериментов. Сейчас же его прибытие в край ветров был тайным. Он не скрывался, но и старался не привлекать к себе внимание. Вряд ли кто-то еще помнил о нем, ведь прошло довольно много времени, но фатуи всегда были в Тейвате под пристальным вниманием. Им повезло, что найденные руины были довольно далеко от города, и в такую глухомань даже хиличурлы не всегда заглядывают. Парочку Дотторе убил по дороге сюда, когда они пытались напасть на него.

— Вид, будто ты нашел сокровища погибшей цивилизации, — голос предвестника всегда был звонким, высокомерным. Это вырабатывалось с годами, жестким воспитанием и требовательными учителями. Каждому, кто думает, что аристократам живется легко, однажды, перед смертью, Дотторе расскажет историю своего детства.

Его раздражает Чайлд, его жизнерадостность и безумие. Оно иное, отличается от безумия самого Дотторе. Его раздражало, что мальчишку так опекают старшие предвестники, что его притащили, выставили как трофей, и все резко должны были принять то, что он талантливый, что даже Бездна не стала пожирать это рыжее чудовище, из-за которого у Дотторе прибавилось седых волос и поубавилось нервных клеток.

иль Дотторе тоже получил немало от старших. Его приняли, ему позволили проводить его эксперименты, ограничив общение с живыми людьми. Он не жаловался, но предпочитал сторониться своих соратников. Но в данной ситуации гордость и характер отступили назад, уступая дорогу любопытству и ученому, кторый готов был запачкать свой идеально белый сюртук, пролезая в темную пещеру, хлюпать по грязи и лужам до запечатанного входа, пачкая белые ботинки и касаться пальцами в светлых перчатках стен с резьбой.

Каэнрийские руны всегда будоражили Дотторе и его фантазии. Он родился много позже падения Каэнрии, но каждый раз находя хоть какой-то след тех времен становился похожим на безумного ребенка, которого забросили в комнату с кучей игрушек и все они принадлежат ему. Сейчас было также. Дотторе водил пальцами по запечатанным камням, ощущая даже сквозь ткань перчаток покалывая магии, которая прятала от них что-то совершенно необычное и драгоценное. В прорезях маски сверкнули красные глаза и он обернулся к Чайлду.

— Вскрывай! Мне нужно туда!

У него уже была готова речь на случай, если Чайлд заявит, что Дотторе ему не указ, что Пульчинелла и Педрелино отправили его сюда, как и самого Доктора, и он уже готов был оскалиться через половину маски, которую, в отличие от Тартальи и других Предвестников, носит постоянно.

[icon]https://i.imgur.com/RsbdJpf.jpg[/icon][status]trust me, i'm the Doctor[/status][nick]Il Dottore[/nick][sign]...[/sign][lz]<div class="lz">Gemshin Impact</div><div class="lz1">▷ человек — такая хрупкая машина. так легко ломается. столько усилий, чтоб не угасла жизнь.</div>[/lz]

+2

3

Чайлд прибывает в Мондштадт один - пешим ходом через заставу Ли Юэ, с группой торговцев из полярного края. Его не приветствует делегация фатуи, остановившаяся в отеле Гете, ведь никто не должен знать, что Предвестник оказывается в городе ветров под видом одного из честных ремесленников. Тарталья не любит оставаться инкогнито, как не переносит тишину и необходимость не выделяться, что лишает его множества перспектив по прибытии в город. К счастью, рыжий воин проделал столь долгий путь не развлечений ради, посему отправляется сразу к назначенному месту с четким решением закончить начатое как можно скорее.

В единственной сумке его помимо множества деревянных игрушек и безделушек для прикрытия лежит тугой пожелтевший свиток, обернутый вокруг непримечательных табличек с вырезанными поверх символами. Только редкий обладатель Глаза Бога способен почувствовать, что от них исходит слабая сила элементов. Предвестнику большого труда стоило добыть эти проклятые талисманы, последние в своем роде. Тяжелее становилось лишь от мысли, что они будут использованы на вскрытие «каких-то развалин», обнаруженных у побережья на краю Мондштадта.

Чайлд находит своего коллегу рядом с руинами; окликает, заприметив знакомую седую голову, протягивает ладонь, но быстро осекается, убирая ее обратно в карман. Архонт подери этого неженку в маске! Даже рукопожатия находятся в списке вещей, которые он считает слишком личными. С Доктором всегда непросто находить общий язык. Он не любит прикосновений, не любит пустых разговоров и не переносит шума. Тарталья уже давно перестал закатывать глаза на то, что Дотторе даже не пытается скрыть своего презрения в отношении людей, предпочитая им свои механические игрушки. Вопреки этому, Чайлд не относится к Доктору дурно. Напротив, считает его терпимым. По-крайней мере, Дотторе слишком ценит свое время, чтобы заниматься лицемерием, как некоторые другие их коллеги.

И все же Тарталья предпочел бы оказаться в другом месте, с другими людьми, способными развлечь его разговором вместо того, чтобы нетерпеливо топтаться на месте и пожирать недовольным взглядом сквозь вырезы в маске. Чайлд только вздыхает в ответ, натягивая на лицо терпеливую улыбку. Проходят годы, а Доктор ничуть не меняется.
— Руины древней цивилизации, говоришь? – Тарталья осматривается с беззаботным безразличием. Они находятся у самого побережья, перед тем, что может показаться узкой пещерой, запечатанной древними рунами. Такие обыкновенно используют Архонты и их подчиненные, чтобы избавить свой мир от всего "нежеланного". Лишь им известно, что остается по ту сторону двери, в вечной тюрьме. Однако вскоре эта информация станет достоянием организации Фатуи.

Чайлд поворачивает голову в сторону Дотторе, склоняет ее вопросительно и лишь раздраженно цыкает, слыша грубую команду пошевеливаться. Юноша надевает на лицо маску возмущения, принимает вид человека, готового спорить, и даже открывает рот, но не произносит и слова. Осекается. Сердитые мысли в его голове сменяются еще свежими воспоминаниями…


Чайлд стоит в одной из палат Снежной подле стола, поверх которого располагается карта земель Тейвата. Перед ним во тьме – невысокая фигура, силуэт которой Тарталья знает с ранних лет: острый птичий профиль. Сам он сердит, недоволен раскладом и еще недавно устроил своему некогда наставнику красочную сцену о том, какого он мнения о предстоящем задании. Однако Петух не дрогнул ни единым мускулом и, в чем Чайлд не сомневается, остался совершенно не впечатленным представлением.
— Почему не Сандроне? Не Скарамуш? – вопрошает рыжий предвестник - Почему именно я? Неужели у Педролино не может найтись занятия, по-настоящему стоящего моего внимания? С каких пор я стал «достойным» того, чтобы работать на побегушках у Доктора?
— Разрешение на открытие руин было дано Эль Дотторе при условии, что Ордо Фавониус не узнает о вашей деятельности в пределах их региона. Мы не можем допустить, чтобы мелочь, подобная сей, разрушила и без того шаткое положение нашей организации в Мондштадте, - силуэт отходит дальше во тьму, практически сливаясь с ней, - Ты будешь работать с ним, потому что был выбран. Решение Первого Предвестника не подлежит пересмотру.
— Но я…
— Никаких «но», Чайлд! Я рассчитываю на твое понимание, мой мальчик, однако, случись так, что по вашей вине фатуи потеряют место в регионе…
Тьма шевелится, густеет вокруг одиноко стоящего Тартальи, и голос из темноты палат мрачнеет, клокочет холодно, завершая ожидаемую мысль:
— Вы оба понесете наказание.


Чайлд прикусывает губу и вдруг заливается смехом. Ну конечно же! Какая ирония судьбы. Ни дать, ни взять – семейный пикник. Стоит позволить себе подкинуть дров в огонь ссор, как об их присутствии узнает весь город ветров. Тарталья не любит уступать, заикнувшись на полуслове, но в этот раз вынуждает себя прикусить язык. Он может упираться лбами с Доктором сколь душе угодно, но идти наперекор решению Петуха – затея ему не по нраву.

— Выглядишь, как ребенок, которому принесли новую игрушку, - всё же позволяет себе короткую усмешку Чайлд, обходя союзника стороной и выуживая на свет «ключи» от руин, - Никогда не думал вступить в Гильдию Искателей Приключений? Уверен, они каждый день роются в развалинах, подобных этим.
Тарталья тотчас виновато улыбается, пожимая плечами и взмахивая руками в извинительном жесте. Пытается дать понять, что ему не до драки.
— Ладно-ладно, не смотри на меня так, - бормочет с улыбкой, - Уже открываю. Ишь, какая прыть. Думаешь, парочка старых камней может исчезнуть, если мы вдруг не поторопимся?

Талисманы вспыхивают в руке, обжигая кожу, и взмывают в воздух подле печати. Слабый всплеск энергии анемо разрывает таблички изнутри, а вместе с ними разрушает барьер, мешающий проходу дальше.
— Путь открыт! – кланяется Предвестник с лисьей ухмылкой, кивая в сторону открытого прохода, из которого тянет холодом, - Прошу поспешить!
Стоит словам раздаться в воздухе, Чайлд и сам направляется в открывшуюся темноту, чувствуя, как в лицо ударяет затхлый воздух, поднятый анемо стихией.
— Пахнет солью… Должно быть, впереди грот, - юноша хмурится, неожиданно оборачиваясь назад, - Постой-ка! Слышишь? Что это за щелкающий звук?

Отредактировано Tartaglia (2021-09-20 06:58:58)

+2

4

Искатели приключений. Пффф, стайка узколобых людишек, которые любые развалины считают велики руинами. Дотторе никогда не смотрел в их сторону даже снисходительно. Глупые, зацикленные на всеобщей добыче, скучные и ограниченные. Он мог бы написать целую книгу о том, какие искатели приключений и вся их гильдия бесполезные, но это было бы пустой тратой времени.

Доктор никогда не тратит ни минуты на то, что не принесет ему пользы. Общение с Чайлдом входит в список того, на что седовласый не разменивается. Впрочем дело тут не в самом предвестнике, а в них всех в целом. Дотторе не тратит время ни на кого из них больше положенного.

Конечно, он не скажет и слова против Педролино или Пульчинелле, потому что себе дороже. Он терпеливо выслушает все, что они скажут ему, поддержит диалог и даже выдавит острозубую улыбку из-под маски, но с остальными он держится надменно и холодно, предпочитая диалога даже не заводить. Тарталья не самый неприятный из них, и его присутствие даже делает это путешествие чуточку спокойнее. Дотторе может постоять за себя, но он не воин, он ученый, а Чайлд отлично подходит на роль охранника, бездумно бросающегося в бой.

Предвестник словно завороженный наблюдает как талисманы разрывают магическую завесу, открывая проход в руины. Каждый раз это прекрасно как в первый, и каждый раз сулит нечто новое, необычное, неожиданное. Что-то, что приведет Дотторе в детский восторг, заставит его скинуть сюртук на пол, закатать рукава рубашки и погрузиться в изучение с головой, не вылезая из этой пещеры по несколько недель.

Он нетерпеливо топчется, игнорируя слова Чайлда. В другой ситуации они бы уже собачились как два пекинеса на коротких поводках, но сейчас Доктора больше интересовали нацарапанные аккуратные руны на стенах, по которым он проводит пальцами, следуя за Тартальей, который кажется более бдительным, чем его коллега.

— Не глупи, это камни трещат, — отмахивается мужчина. Он привык к подобным звукам, обживая уже не первые в своей жизни руины. То камни падают, то двигаются недоразвалившиеся стены, то протекает подземная река, размывая потихоньку песочные ниши. В таких местах посторонних звуков масса, и если отвлекаться на них, то никогда не найдешь что-то интересное. — Или боишься темноты? Мне взять тебя за ручку, малыш Чайлд?

Дотторе криво усмехается, позволив бирюзовому отблеску серьги осветить открытую половину лица. Темнота не пугала, но тревожила. Обычно он спокойно шагал вперед, не заботясь об освещении. Дефект глаз, позволяющий видеть как кошка, лучше многих. Он никогда не берет с собой фонарь или факелы. Зачем, если все и так видно?

Но эта темнота какая-то гнетущая, будто кто-то совсем рядом, смотрит из-за плеча, ждет, что ты обернешься, чтобы посмотреть в глаза перед тем, как напасть. Но Предвестник никогда не оборачивается. Он смело идет вперед, ориентируясь по рунам и запаху соли. Тарталья прав, вперед грот, и судя по влажности он наполовину затоплен. слишком много воды на стенах и в воздухе. Дотторе раздраженно фыркает, когда седая прядка, потяжелев от влаги вокруг, смешным завитком падает на лоб, перекрывая обзор.

— Там! — он тычет пальцем в полумрак, в сторону бледно зеленых огней на той стороне небольшой округлой пещеры, в которую они вышли. Нормальный человек не пошел бы туда, чувствуя опасность. Но кто сказал, что Дотторе и Тарталья нормальные?

В очередной раз безумно улыбнувшись своему спутнику, Дотторе прибавил шагу, обгоняя своего провожатого, потому что тот по его мнению идет слишком медленно. Он не желал признавать, что Чайлд прав и мерзкий щелкающий звук постоянно следовал за ним, но все еще предпочитал списывать это на звуки руин.

[nick]Il Dottore[/nick][status]trust me, i'm the Doctor[/status][icon]https://i.imgur.com/RsbdJpf.jpg[/icon][sign]...[/sign][lz]<div class="lz">Gemshin Impact</div><div class="lz1">▷ человек — такая хрупкая машина. так легко ломается. столько усилий, чтоб не угасла жизнь.</div>[/lz]

+2

5

Чайлд едва не закатывает глаза, видя, как серьезный и надменный взрослый превращается на глазах в нетерпеливого ребенка, увидевшего перед собой новую «игрушку». Сколько юноша помнит, Доктор всегда был таким: отстраненным от всего живого, но легко воодушевляемым вещами, имеющими важность в первую очередь для него самого. Аякс не считает себя ученым и потому не пытается оценить со своей точки зрения ценности человека совершенно других интересов и предпочтений. Просто принимает тот факт, что сегодня их задачей будет исследование кучи старых камней ради ублажения чужого любопытства. А если удача окажется благосклонна, они даже смогут наткнуться на пережитки прошлого, способные послужить настоящему.

Обычно Чайлд не имеет ничего против небольшой прогулки по руинам. Хоть Дотторе не был его предпочтительной компанией для проведения подобного спокойного досуга, Предвестник мог легко смириться с его присутствием. По-крайней мере, Доктор не является лицемером, плетущим интриги за чужими спинами, и Аякса это более чем устраивает. У него даже не возникает желания сцепиться с Дотторе в очередной словесной потасовке, какие между ними нередко завязываются.
Однако от этого места веяло проблемами. Большими проблемами, что звучит особенно громко от лица человека, привыкшего самостоятельно создавать хаос и неприятности вокруг себя. Одиннадцатому остается только гадать, в каком настроении должен пребывать Дотторе, чтобы так легко игнорировать очевидные факты.
«Какой же ты…»

Нехотя пропуская коллегу вперед, Чайлд задумчиво проводит рукой по камням, ища опоры, и спускается следом за удаляющимся во тьму силуэтом. Темнота сгущается, и странные подозрения закрадываются рыжеволосому воину в голову. Он никогда не был трусом, но всё не мог отделаться от мысли, что атмосфера в этом гроте давящая и мрачная. Как на давно заброшенном кладбище.
— Ах да, как я мог забыть, - цедит он с толикой недовольства, когда чуть не спотыкается о невидимые щели, расползающиеся паутиной по неровной земле, - Знаменитые щелкающие камни. По десять раз на дню такие встречаю.

Чайлд замолкает, прислушиваясь к звуку щелчков, что эхом разлетаются по пространству грота. Щелчки не становятся тише, но учащаются, будто источник их оказывается с каждой секундой всё ближе к вторгнувшимся в чужие покои исследователям. Выглядит как обстоятельство, о котором следует побеспокоиться заблоговременно, и Тарталья не сдерживает раздражение, заслышав очередную бесполезную ремарку Доктора.
— Иди в Бездну! – ворчит он, а сам невольно думает, что шутливое предложение взяться за руки даже имеет смысл. В гроте не видно ни зги, а свернуть себе шею явно не входит в планы Аякса на вечер.

Однако выбора нет. Приходится продолжать путь, стиснув зубы. Иной раз за упрямство Предвестнику так и хочется заехать Доктору кулаком по лицу да покрепче, чтобы спустить высокомерного ученого с его технологических небес обратно на бренную землю. И всё же цена их ссоры может на сей раз быть слишком высокой даже для Аякса, отличающегося горячей головой. Со скрипом души, Чайлд заставляет себя вовремя прикусить язык и задержать кулак на полпути.
— Хорошо, будь по-твоему, - спустя короткую паузу соглашается фатуи, тихо вздыхая, - Только перед Петухом отчитываться будешь самолично, если дело не выгорит. Я в этом месяце выступал перед ним трижды. Хватит с меня «веселых» оправданий.

Аякс не знает, глаза ли его начинают привыкать к темноте, или сам грот наполняется тусклым свечением, но постепенно юноша начинает различать конец их пути. Последние каменные ступени резко обрываются и уходят вниз – к черной «глотке» грота, заполненной водой. Над самой поверхностью озера идет тонкая тропа, уходящая дальше – в тоннель, вход над которым украшает знак, чудовищно похожий на четырехлистный цветок фатуи. Символ давно погибшей цивилизации Каэнри’ах, что преследует Чайлда в воспоминаниях Бездны, не знаменует собой ничего хорошего.
Хлипкий мост над водой освещен синими огнями факелов на стенах, и Аякс даже не хочет гадать, какая энергия питает их столько веков. Он обходит Доктора и приближается к обвалившимся ступеням, примеряя на глаз расстояние между ними и мостом, уходящим дальше в пещеры.

— Здесь возможно перепрыгнуть, если взять достаточный разбег, - замечает Чайлд наконец, пожимая плечами, - Либо упасть и немного охладиться. Впрочем, я бы не стал…
«Падать в эту воду», - хотелось бы сказать Тарталье, но резко обрывает речь. Щелкающий звук, так долго преследующий их, вдруг раздается у него прямо над ухом! Заслышав его, Аякс резко оборачивается, видя, как камни у его головы приходят в движение.
— Какого…
Пещера меняется за мгновения. То, что еще недавно могло показаться каменными сводами, сотрясается и с резким скрипом проржавевшего механизма ниспадает на землю, быстро формируя из отдельных деталей огромные конечности. В пыль примешивается смог, а воздух начинает пахнуть плавленым металлом и искрить энергией заведенного робота, когда груда камней формирует гигантское тело.
За поднявшейся пылью Аякс чётко видит горящее «око», смотрящее на нарушителей из пасти робота, схожего видом с огромным пауком. Его тяжелые лапы проваливаются под ступени в нескольких метрах от них, а механическая голова калибруется, фокусируясь на попавших в его «паутину» жертв.
В тот же миг далекий свет, исходящий от выхода из грота, гаснет вместе с громким звуком захлопнувшейся за их спинами ловушки.
«Проклятье!»

Тарталья резко достает из-за пазухи лук и встает в боевую стойку. Он не ждёт приглашения и выпускает первую стрелу точно в горящий глаз, что тотчас начинает шипеть и искрить от попавшей в уязвимую точку стрелы. Воспользовавшись замешательством, Аякс убирает подаренный ему когда-то лук и складывает ладони, готовый броситься на врага с двумя мечами наперевес, но, к удивлению своему, взмахивает в воздухе пустыми руками. Гидро Глаз не отвечает на его движения, неожиданно молчаливый к приказам и концентрации воина.

Изумление застывает на лице Предвестника, когда должное появиться оружие не материализуется по его велению, как раньше. Близость воды обязана делать его Гидро Глаз только сильнее, но Аякс не чувствует исходящей от него силы, будто его и вовсе нет на его поясе.
Еще раз Предвестник взмахивает ладонями, но вода всё так же не течет с его рук, не формирует мечей, не призывает Небесного Кита на выручку.

Озадаченный, Тарталья делает шаг назад и едва успевает отпрыгнуть от острой лапы нанесшего удар по земле паука, успевшего прийти в себя. Платформа, на которой они стоят, опасно дрожит под тяжестью робота и вот-вот грозится уйти под воду.
— Нужно прыгать! — кричит Аякс, резко разворачиваясь и толкая Доктора за руку в сторону пропасти между лестницей и мостом. "Либо сейчас, либо уже никогда".

+2

6

Дотторе только закатывает глаза на нытье Аякса. Он уже привык отчитываться перед Петухом, перед Педролино, да даже перед проклятой Синьорой, которую на дух не переносил. Сразу видно, что мальчишка недавно в Предвестниках, и еще не привык, что отчитываться ему придется в любом случае. Удача? Отчитайся. Почему не сделал еще лучше, почему не принес еще больше. Неудача? Отчитайся почему провалил всю операцию и подставил всех фатуи. Кажется так ему сказали, когда Дотторе провалил миссию в Мондштадте. не то, чтобы он сожалел или его задело это. Мондштадт деревня, в которой фатуи ловить нечего, кроме чересчур напыщенных рыцарей и их подозрительных капитанов.

— Да что еще?! — раздраженно вопрошает Доктор и уже жалеет, что вообще притащил с собой этого нытика, но быстро теряет весь запал наблюдая за тем, как груда камней превращается в нечто, что вполне мог создать сам Дотторе, если бы у него были подходящие материалы. — Потрясающе, — выдыхает он. В отличие от Тартальи, он видит существо во всей его ужасающей красоте, и это заставляет в безумной улыбке обнажить зубы. Если бы не просвистевшая мимо стрела, то Предвестник непременно кинулся бы вперед, чтобы рассмотреть находку, потрогать, изучить, не заботясь о том, что, скорее всего, погиб бы не подойдя к ней и на шаг.

Рядом с шипящим и щелкающим зверем, пока тот стучал ногами по каменному полу падали маленькие, превращаясь в резвых паучков, и это уже было плохо даже по меркам безумия Дотторе. Он вскинул руку, призывая свои дротики, но ничего не произошло. Еще раз, но те так и остались на своих местах, и это пугало. иль Дотторе сложно напугать, но впервые за долгое время он остался без того, чем наградила его Царица, и это приводило в ужас.

Доктор отскакивает в сторону, припадая на одно колено. Он ученый, врач, а не боец, но не менее ловок. — Что? Нет, стой…! — но его крик тонет где-то в пучине темных вод, в которые Аякс его столкнул, прыгая следом. Дотторе слышит, как раскалывается платформа в том месте, где они только что стояли, и стоило бы поблагодарить парня, что спас их обоих, но на это нет времени.

Нужно выбираться из воды. Он не видит под водой, как бы не старался, а по потолку ползут мелкие стрекочущие паучки. Уж их дефективные глаза Доктора видят хорошо, и он не обольщается, что они дружелюбные и сейчас бросят им веревку или спасательный круг.

— Там, лестница! — командует он, быстро оглядываясь. Огромный зверь упал в воду вместе с расколовшей платформой, но кто знает, может эта тварь хорошо плавает и сейчас тихонько подбирается к ним по дну, если оно тут вообще есть, потому что за все время что они провели в водое, барахтаясь и отплывая подальше, Дотторе дна не почувствовал.

Он хватает Тарталью за шкирку, направляя в темноте. Мальчишка хоть и боевой, но у Доктора преимущество — он видит. И чувствует как под водой его ноги что-то коснулось, но паника отошла на задний план, когда на передний вышла попытка спасти собственную бесценную жизнь.

— Если я здесь умру, то вернусь и убью Петуха, — рычит Предвестник, отплевываясь от воды, что забивается под маску. Жаль ее, прекрасная работа точно по лицу Доктора, но сейчас она ему мешала, поэтому он одним движением скидывает ее с лица, бросая за спину и даже не смотрит, как та медленно погружается в темную глубину.

Им нужно проплыть еще совсем немного, и Дотторе мог бы бросить младшего как сделал это со своей дорогой и любимой вещью, но все же крепко держит за край одежды направляя, чтобы тот в темноте не потерялся и не отплыл дальше. — Давай, — командует он, когда рука касается края спасительного края. Впрочем, спасительного ли, вопрос спорный, но Доктор только успевает схватить Тарталью за протянутую руку, чтобы выбраться следом, как его что-то тянет вниз, заставляя с головой погрузиться под воду.

+1

7

Бездна подери эту пещеру, стражей, механизмы и прочий вздор.

Чайлд не привык избегать сражений, но не видит лучшей альтернативы, когда пол буквально уходит из-под его ног, осыпаясь на глазах подобно пряничному домику. Еще немного, и от моста, соединяющего глубины пещеры с поверхностью, останутся одни воспоминания, и конец его будет лучше встретить, не находясь в самом центре пропасти.

Спотыкаясь о глубокие трещины, Тарталья падает, но вновь подымается; хмурит брови и криво усмехается, успокаивая себя тем, что время достойного побоища еще настанет, а роботу очень повезет не оказываться с ним один на один в чистом поле. Сейчас же о битве Предвестнику приходится заставить себя забыть.

Д и возможно ли считать подобное столкновение в темноте настоящим боем? Больше похоже на нелепую постановку; тьма, сырость, замкнутое пространство и, что хуже, некая «таинственная сила», способная в равной степени подавлять действие глаза бога и глаза порчи. Дурной поворот – как ни посмотри. О подобных силах Тарталья никогда прежде не слышал, однако само присутствие их навевает не самые приятные сердцу воспоминания. Ведь однажды еще совсем юнцом Предвестнику приходилось обходиться одним деревянным мечом, упав в настоящую «преисподнюю». Тогда ему повезло выбраться, став сильнее. Только вот Одиннадцатый не планировал повторять свой успех теперь, когда за его плечами опыт многих сражений. Уж точно не подобным образом.

Аякс крепче вжимает пальцы в древко лука и отступает на шаг ближе к пропасти, озираясь по сторонам прежде, чем прыгнуть вниз, утягивая и профессора за собой.

Жалеть о прошлом не приходится, но, падая вниз – в темную пучину, Чайлд понимает, что в следующий раз перед отправкой к черту в логово обязательно выторгует у Арлекина пару-тройку… десятков разведчиков.

«Проклятье»
Чайлд резко зажмуривается, когда холодные потоки воды накрывают его по самую рыжую макушку. Он задерживает дыхание да резкими и сильными гребками спешит выплыть к поверхности, пока сила удара уходящей на дно платформы не накрывает его очередной волной. Будучи сыном рыбака, он был обучен сражаться со стихией и держаться на плаву, но здешние воды будто утягивают своих жертв за ноги ко дну.
Тарталья старается держать набранный в легкие воздух как можно дольше, но даже так в нос бьет едкий запах гнили, тины и… чего-то еще. Предвестник не хочет теряться в предположениях прежде, чем окажется на суше. Вот только где она? Вокруг одна темнота. Даже привыкшие ко мраку Бездны, глаза Чайлда вдруг подводят своего хозяина, с трудом различая силуэты кроме, пожалуй, одного – Доктора, что бултыхается рядом, кажется, испытывая намного меньше проблем в ориентации в пространстве. И, хотя доверять Дотторе не входит в его привычки, Одиннадцатый охотно позволяет ему толкать себя в нужном направлении.

Всё равно, что молодой бычок, Аякс пробивает головой воду и резкими рывками продвигается всё ближе к берегу, забывая обо всем кроме необходимости выплыть и радуясь, что, в отличие от глаз богов и порчи, родные навыки его никогда не подводят.
Минута ли, десять спустя, но Чайлд, наконец, нащупывает ладонями гладкие камни перед собой. Он ухватывается за них и вылезает из воды, щурясь от неожиданно яркого света горящих по стенам факелов. Юноша одобрительно усмехается и замечает:

- Кто бы мог подумать, что ты выведешь нас… - да только собеседник, еще недавно бывший неподалеку, вдруг пропадает под водной гладью. Ухмылка тотчас пропадает с лица Одиннадцатого, и, недолго думая и не давая себе тратить время на сожаления, воин прыгает обратно в воду, на скорости пытаясь нырнуть следом за уходящим ко дну коллегой. Только сейчас, хоть и смутно, Чайлд может рассмотреть тонкое щупальце – всё равно, что провод – утягивающее свою добычу вниз.

- «Будь оно…» - Тарталья хватает Доктора за руку и потягивается ближе, пытаясь отыскать слабое место в звериной хватке монстра.
Оружия нет в его руках, как и нет лишнего времени на поиски, ведь кислород в их легких не бесконечен. Потому Аякс срывает Глаз Порчи, попавший ему под руку, со своей груди и, поворачивая оправу заостренным концом, изо всех сил втыкает во врага: затем еще раз и еще, пока хватка не ослабевает и не отпускает чужие ноги, ударом выталкивая обоих фатуи обратно к поверхности.

Чайлд выныривает с глубоким вдохом, тотчас осыпаясь проклятиями и вновь ухватываясь за уже знакомые камни. Успешно вылезая первым, Аякс переводит дыхание. И, хотя его запас альтруизма на сегодня заметно поисчерпался, Предвестник все же оборачивается и протягивает свою ладонь Доктору, помогая ему выбраться на сушу:
- Надеюсь, в следующий раз твои исследования будут проходить у водоема почище, - вздыхает Чайлд, устало окидывая взглядом окружающее пространство и озябшими ладонями цепляя глаз порчи обратно на вымокший костюм, - После такого плавания я буду очень долго отмываться, когда вернусь в…

Аякс осекается, хмуря брови и направляя взор ко входу в пещеру… или тому, что от него осталось. Там, где еще недавно виднелся проход, теперь была лишь крепкая каменная плита.
- Похоже, обратно мы не попадем тем же путем, каким пришли. Кем бы ни были люди, здесь прежде обитавшие, они позаботились о том, чтобы их вещи никто не трогал.

Отредактировано Tartaglia (2022-05-04 10:08:40)

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » we swim in different oceans