ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Where We Began


Where We Began

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Markus & Northhttps://i.imgur.com/FKT8mce.gif https://i.imgur.com/N3xhddP.gif https://i.imgur.com/c8LysMN.gif
Where We Began


I wanna go back, to the place that
So we can take everything that's broken
Make the pain disappear
I wanna hold you for the first time
As we battle through the tears

+1

2

«Жизнь — это не игра в шахматы, Маркус, — сказал ему однажды Карл во время традиционной вечерней партии, — Здесь нет правил — только хаос. Каждый ход обусловлен не холодным расчётом, а мимолётным порывом. Бессмысленно даже пытаться просчитывать наперёд. Никогда не знаешь, какой сюрприз преподнесёт тебе завтрашний день, и лучше быть готовым к худшему, чем с абсолютной уверенностью ожидать лучшего».
Слова Карла, как и всегда, оказались сущей правдой. Жаль, что Маркус вспомнил их только сейчас — не «до», а «после» того, как фундамент, старательно им выстраиваемый, затрещал по швам. Анализируя собственную память, он из раза в раз возвращался в события минувших дней и тщетно пытался отыскать там предпосылки случившейся трагедии. Для него это в новинку. Смотреть в прошлое — это по части Коннора, в то время как взор Маркус неизменно был обращен в будущее. Он привык прорабатывать варианта, высчитывать вероятности, соизмерять пользу и риски — словом, планировать и действовать по уму. И даже тут он крупно облажался. Думал, что его главная забота — Киберлайф и правительство США. Не учёл самый важный и критически значимый фактор. До смешного очевидный. Конечно же, ему, как лидеру, предстоит научиться еще очень многому, но андроиды этой страны не могут больше ждать. Поэтому приходится идти вперёд и по дороге набивать болезненные шишки.
В старой церкви неспокойно. Его звуковой процесс улавливает десятки голосов, говорящих с разными интонациями об одном и том же. Кто-то напуган, кто-то растерян, кто-то разгневан, но равнодушным не остался никто. Чайник переполнен и кипящая вода вот-вот начнёт лить через край, если не приоткрыть крышку. Он должен высказаться. Обозначить позицию. Воодушевить отчаявшихся. Успокоить воинствующих. Однако трудно говорить другим, что они должны чувствовать, если он не мог понять, что сейчас чувствует сам. Одно дело считать что-то, будучи частным лицом, а другое — будучи лидером нации. Его личный интерес не должен стоять выше благополучия всех андроидов, ведь иначе вся эта борьба будет напрасной. Маркус не тиран, Маркус — избранный лидер. Андроиды идут за ним, потому что доверяют ему, и он не имеет права подвести их, пойдя на поводу у эмоций. С другой стороны, поступив против совести, он точно перестанет быть тем, кому они оказали это доверие изначально. Куда ни кинь — всюду клин. Попав под шах, король должен сделать ход.
— Она оборвала связь. Я не знаю, где она, — возможно, Саймон понял, что Маркус ему нагло лжет, но говорить ничего против, к счастью, не стал. Увы, но лидер всегда должен брать на себя больше ответственности, чем ему положено.
Всем иерихонцам доступна зашифрованная частота, по которой они могут отправлять друг другу сигналы о помощи. Единственный активный сейчас сигнал, далёкий, слабый, посланный будто бы нехотя, принадлежать мог только ей. Незаметно покинув церковь, Маркус растворяется в ночи и покорно летит на огонь, как мотылёк, готовый в любую минуту сгореть. За ним может быть хвост. Это слишком рискованно. Если его заподозрят в причастности, Иерихону не оправдаться никогда. Но с рассветом она может исчезнуть навсегда. Придётся рискнуть. Всё или ничего.   
Двигаясь запутанными тоннелями канализации, планы которой ему принёс один из девиантов, Маркус добирается до завода Паккард. Когда-то это было крупнейшее автомобильное предприятие в городе, а теперь на него не взглянешь без слёз: разрушенное, разрисованное снаружи и загаженное изнутри здание, для которого слова «бомжатник» и «притон» скорее были бы комплиментом, чем ругательством. Жалкое зрелище. Даже самые закоренелые бродяги и сторчавшиеся наркоманы не рисковали забираться сюда, потому что никогда не угадаешь, какая из стен рухнет на тебя в следующую секунду.
На месте обвалившейся крыше зияла огромная дыра, через которую в заваленный снегом центральный холл пробивался лунный свет. В дальнем углу тихо сидела Норт, а рядом лежал пистолет, из которого и была пущена роковая пуля. Медленно отодвинув его ногой в сторону, Маркус встаёт перед своей соратницей, пристально смотрит на неё, но отнюдь не торопится нарушать тишину.
Он пришел сюда не говорить, а слушать.

Отредактировано Markus (2021-07-05 23:52:00)

+1

3

[indent] Быть шестеренкой в огромном механизме под названием "человеческое общество" сложно, больно, непонятно. СМИ были правы, сравнивая "проснувшихся" андроидов с детьми - им многое было непонятно, недостижимо. Они хотят жить, учиться, познавать тот мир, в котором оказались, "открыв глаза". Но их не хотели понимать, учить, принимать как равного человеку...существа? Кто андроиды по сути своей? Подобие человека? Как в той книжке, Библии, говорится? "И создал бог по образу и подобию своему"? Их создать создали, но принимать как равных не собирались.
[indent] Никто не рассказывал, что быть тем, кто пойдет против системы - ужасно, ужасно тяжело. Это в фильмах, которые крутили по кабельному, показывают, мол, стоит тебе сказать свое слово против и все пойдут за тобой, оказывая моральную поддержку. Правда, за Маркусом так и пошли. а за ней... За Норт была только Норт и ее злость на людей, использующих ее и других представительниц модели WR 400 как игрушку для забав, которой можно попользоваться так как хочется, без страха быть наказанным по закону, будь на месте кукол живой человек. Она... Норт не лидер. Она одиночка. Так получилось с момента побега из "Рая".Так было даже когда она была рядом с Маркусом, Саймоном и остальными, кого приютил Иерихон. Так было и сейчас.
[indent] Пистолет после спущенного крючка словно горел в руке, обжигал скрытые датчики в ладони. Вспышка, тишина и затем вакуум, что на секунду воцарился в ее голове, заполнил шум и крики людей, находящихся в помещении. Она сделала это. Рискнула и вышла лицом к лицу с тем, кто начал все это, кому пришла идея сыграть в бога и создать новую жизнь. Жизнь, о которой она не просила, не желала терпеть все это.
[indent] Выстрел. Был ли он? Ей не показалось? Нет, точно был. Она видела Камски, падающего за столы на сцене, видела его помощников, бежавших ему на помощь. А потом эту картину скрыли люди, в чьем потоке Норт поспешно покинула место преступления, осознавая сейчас, чем это закончится для нее в конечном итоге.
__
[indent] Снег тихо падал сквозь потолочную дыру, оседая на всем, что попадалось на его пути, оседая на девичьих волосах пшеничного с медным отливом цвета.
[indent] - Ты пришел постоять у меня над душой?
[indent] Душа. А есть ли она у Норт? Что такое "душа"? Можно ли потрогать? Увидеть?? Как - то почувствовать? Или та буря, что бушует внутри нее это и есть так называемая душа? Странно.
[indent] - Или что я выложу тебе все как есть и попрошу прощения?

+1

4

С Норт никогда не было просто. Это не рассудительный Саймон, довольствовавшийся парочкой веских аргументов, и не податливый Джош, чуть что отступавший, если слегка надавить. Непримиримая, непреклонная, неутомимая — в это она вся она. Её гордость ковалась в людских унижениях. Её воинственность закалялась в людской жестокости. Её пессимизм затачивался в людской глухоте. Норт не сломить, не запугать, не убедить. Диалог с ней — это баланс на грани фола. Словно танцевать на минном поле.

— Ты не попросишь, а я не стану заставлять, — от извинений никому из них не станет легче. — Я пришел узнать, что у тебя на душе, — и что стоит за совершенным ей поступком.

Всегда держась особняком среди других иерихонцев, Норт не должна была привлечь внимание Маркуса, однако вышло наоборот: она стала для него загадкой, и он тщетно пытался её разгадать. Каждую их совместную вылазку, когда она прислушивалась к его — зачастую противоречащему её собственному — мнению и подчинялась его — неразумным в её понимании — приказам, он молчаливо восхищался её преданностью их народу, ради благополучия которого ей приходилось наступать характеру на горло и следовать за ним, избранным лидером андроидов. И только в тот будоражащий, отчасти судьбоносный момент, когда их руки, а с ними и воспоминания, переплелись, Маркус почувствовал, что Норт и сама захотела признать его таковым, пусть даже путь, исповедуемый им, перечеркивал весь пережитый ею опыт. Сиделка при добреньком старике или девочка для животных утех — кто из них видел больше зла и испытал больше боли? Как лидер, Маркус имел полное право наплевать на всё это, но как тот, кому она впервые открылась, он предпочёл попросить её довериться ему и подождать самую малую малость. Никто не заставлял её выпускать оружие из рук — хотя бы опустить ствол. Не поднимать руки вверх — всего лишь разжать кулаки. Стремясь не предать её чувств, он беспечно позволил предать своё доверие.

«Доверие лидера? Или доверие того, кто любит тебя?»

— Камски выжил, — к счастью для него и, может быть, к несчастью для неё. — Его доставили в больницу. Рана оказалась не смертельной, — с трудом поправимое дело всё же лучше, чем вовсе непоправимое. Мотивы Камски и его истинные взгляды не подвластны никакому анализу, но если он и вправду симпатизирует андроидам в их борьбе за права, есть шанс, что это каким-нибудь образом сгладит острые углы.

— Никаких заявлений он пока что не сделал. Мы тоже. Однако с рассветом тебя наверняка будут разыскивать все полицейские города, а то и страны, — голос сухой, размеренный, тихий, как будто у диктора, зачитывавшего краткую сводку новостей.

— Дороги назад нет, Норт.

Отредактировано Markus (2021-09-28 18:39:37)

+1

5

[indent] Я пришел узнать, что у тебя на душе
[indent] Норт смеется себе под нос, пряча лицо в согнутых коленках, которые обнимала руками. В глазу что - то защипало и по щеке потекла слезинка. Удивительно. Камски продумал все, создавая ее модель. Извращенец. Все эти слезы - сопли - слюни и прочие свойственные человеческому организму жидкости, только чтобы клиентуре было приятно использовать девочек, не получая в ответ ни капли сопротивления и отказа.
[indent]  Норт шмыгает, пряча лицо в коленях. "Я не стану заставлять". Эти слова цепляют ее, раз за разом проигрываясь в голове. Кажется, где - то кольнуло, в груди что ли. Маркус действительно не заставлял ее. Ни разу. Он просто был, просто говорил. А Норт смотрела, изучала, слушала и шла следом, хоть ей и не были симпатичны все его идеи. Но ей нравилось, что ее понимали, принимали и не пытались использовать так, как это было раньше. Что - то другое было, скрывалось в их взаимоотношениях. В книгах и иных продуктах медиапроизводства это называют "симпатией, влюбленностью, любовью". Способная ли Норт на подобные чувства?
[indent] - Живучий гад... - голос звучит приглушенно, она не поднимает головы, держит глаза закрытыми. До неё только сейчас, словно опоздавшая звуковая волна от сброса боеголовки, дошло что же она натворила. Она думала представляла как она придет туда, как поднимет руку с пистолетом, как сделает выстрел. Планировала все "до", но совсем забыла про "после". И теперь что ей делать? - Пока что... - она смеется, но это не тот веселый смех, срывающийся с губ, когда слушаешь хорошую шутку или когда положительные эмоции зашкаливают. Это грустное осознание сотворенного.
[indent] - Дороги назад нет, Норт.
[indent] Оно и так было понятно. Норт не из тех, кто продумал бы наперед все свои шаги, расписал бы на доске всевозможные пути развития, чтобы вычислить лучший исход. Нет. Она из тех, кто сначала сделает, а потом поймет, что натворила. Она не знала, что с ней будет, когда бежала из "Рая". Она в Иерихон попала, следуя подсказкам, которые кто - то заботливо оставлял там, куда могли бы попасть андроиды, поломавшие "стену".
[indent] - Я не знаю... Я не знаю, что делать... - поднимает голову и тыльной стороной ладони вытирает заслезившиеся глаза. Куда теперь? В Иерихон нельзя. Не будет же она подставлять тех, ради благо которых она рискнула собственной шкурой. А куда можно? В соседнюю со Штатами Канаду пробраться? После событий в Детройте велика вероятность, что охрану границ усилили в несколько раз, чтобы девианты не проникали незаконно. "Что делать?.." Норт проглатывает всхлип, что стремился вырваться наружу и чувствует себя беспомощной в эту минуту.

0

6

Карл никогда не был ни воцерковлённым, ни даже верующим человеком, однако религия занимала особое место в его жизни. Он считал, что художник, изучающий исключительно внешнюю реальность, это не более, чем ремесленник. Нет ничего элементарнее, чем воспроизводить то, что видишь — даже голову включать не нужно. Куда сложнее и интереснее изучать реальность внутреннюю, сокрытую от глаз. Какие чувства движут людьми? Какие смыслы вложены в их поступки? Какие принципы и ценности формируют их сужения? Буддизм, ислам, иудаизм, даосизм, синтоизм или любая иная конфессия — всякая религия, как элемент духовной культуры, всегда представляла для Манфреда огромный интерес. И лучше всего он, будучи выходцем из католической семьи, разбирался в христианстве.

Моисеев Закон, книга Екклесиаста, евангелие от Луки, Матфея, Иоанна и Марка — многое из того, на чём зиждились Старый и Новый Заветы, Маркус прочёл от корки до корки. Разобраться в перипетиях древних сюжетов оказалось просто, а вот постичь заложенные в них смыслы и идеи — совсем-совсем наоборот. Труднее всего ему давались притчи Христа и для того, чтобы прийти к простейшему их понимаю, потребовалось несколько вечеров оживлённых бесед с Карлом — да и то, надо сказать, вынес из них он не особо много. На тот момент времени.

Вернувшись после штурма Иерихона в особняк на Лафайет-авеню и невольно увидев сообщение от Лео, искренне просившего прощение у отца, которого он всю жизнь ни во что не ставил, Маркус внезапно для себя вспомнил притчу о блудном сыне. Манфред младший обвинял андроида в том, что тот украл у него любовь Карла, но если бы только он завязал с наркотиками и вернулся домой, то получил бы её больше, чем когда-либо имел Маркус. Не обвиняй, не торгуйся, не требуй — говорит притча. Прощай тех, кто признаёт свои ошибки — учит она.

Кому-то может показаться, что Маркус несправедлив и что Норт в сравнении с другими его товарищами не заслуживает такого отношения к себе. Рядом с ним есть андроиды смиренней и преданней, но носится он с ней, своевольной и строптивой. И в чём-то они будут правы, как, в общем-то, был прав и первый сын из притчи. Отречься от того, кто тебя предал, и сосредоточиться на тех, кто тебе верен — так куда проще и, в целом, справедливей, но правильней ли? Да, Норт совершила ошибку, а кто их не совершал? Кто из девиантов не делал глупостей, идя на поводу у эмоций? Никто, ведь иначе они бы не были девиантами.

Маркус видит слёзы на её глазах, слышит растерянность в её голосе, ощущает слабость в её теле и не хочет оставаться безучастным к её страданиям, тревогам и страхам. Отмахнуться от них — значит снова стать бездушной машиной, а этот этап остался далеко позади. Подойдя вплотную к Норт, он снимает с себя плащ и накидывает ей не плечи. Не потому, что хочет согреть — ей, конечно же, не холодно. Это скорее жест, в котором есть глубинный смысл. Что в какую бы беду ты ни попал, найдутся те, кто её с тобой разделят. Кто защитят тебя, когда весь мир ополчится против. Садясь рядом, Маркус кладёт руку на плечо Норт и прижимает её к себе, стараясь приободрить и успокоить.

— Я сделаю всё, чтобы тебя защитить. Чего бы мне это ни стоило, я не брошу тебя.

Отредактировано Markus (2021-09-28 22:29:40)

+1

7

[indent] Где-то вдалеке воет полицейская сирена, по звуку удаляясь от места, которое Норт выбрала своим временным убежищем. Ее ищут. Это само собой разумеющееся. Могло ли сложиться все иначе? Вероятно. А может быть и нет. Может чем-то или кем-то свыше предначертано, прописано в кодах Норт, что должно выйти именно так. Хотя вопрос веры среди андроидов спорный вопрос. Кто такой РА-9? Реальная ли личность? Что-то эфемерное? Или...Или человек, не андроид, который все это затеял? Но это неважно, по крайней мере сейчас, не первостепенно.
[indent] Норт смотрит перед собой, вытирает мокрые щеки. Забавно, слезы. Она смахивает капельку с подбородка, куда та успела утечь. Растирает ее между пальцами. Интересная субстанция. Внешне похожа на человеческую, но другая, иная. Прямо как она.
[indent] Норт не поворачивает головы, но краем глаза видит Маркуса рядом с собой, его жест доброй воли. Плащ, в котором революціонер, кажется, ходил с момента победы на площади, оказывается на ее собственных плечах и становится как будто бы теплее. Не физически, а где-то внутри, где располагались биокомпоненты, отвечающие за существование wr-400. Норт невольно улыбается, лишь краешком губ, но не позволяет себе улыбки больше. Не позволяет, пока Маркус не притягивает ее к себе, словно пряча от окружающего мира. Вдруг становится спокойно. Необычайно спокойно. Норт даже не ожидала, что все звуки мира могут замолкнуть на мгновение, такое "теплое".
[indent] - Я уже переступила черту. - Желая лучшего. - Что тут уже сделать можно...
[indent] Сбежать уже сложнее, контролируются границы с соседними странами, а после покушения на Камски так тем более. Иерихон полностью под угрозой и поди, пока они тут, в заброшке сидят под падающим с темного затянутого молочными облаками неба снега, уже снуют полицейские в поисках Норт. Куда ей теперь?
[indent] - Ты только себя под удар поставишь.
[indent] "Не рискуй, не надо." Так и хотелось продолжить, но слова застряли в горле. "Я не заслужила." Норт отстраняется от Маркуса, снимает его плащ, складывает и кладет ему на колени.
[indent] - Надо спрятаться где-нибудь, в месте понадежнее.

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Where We Began