ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » дела семейные


дела семейные

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Zeke Yeager & Historia Reisshttps://i.imgur.com/d6ganCP.jpgдела семейные


Зик и Райнер становятся заложниками острова, и королеве не терпится побеседовать с ними лично. И если к Брауну не пускают, то она пробьется к старшему брату Эрена, и никто не посмеет удержать Хисторию от этого визита.

+1

2

Прибытие на остров, превращение местных деревенщин в титанов, первое столкновение с Разведкорпусом, встреча с Бертольдом и Райнером, побег Имир, битва в Шиганшине и переговоры после — всего-то и прошло, что три месяца, однако Зику, успевшему принять за такой маленький срок слишком много судьбоносных решений, все эти события казались не более, чем далёким сном, граничившим с реальностью. Без преувеличения можно было сказать, что пленение Эрвина Смита серьёзно изменило ход истории: не имея на руках такой козырной карты, без которой не сложилась бы выигрышная комбинация, Йегер ни за что бы не пошел ва-банк, вместо немыслимого риска выбрав бы путь размеренных ставок и осторожного блефа. Три месяца плетения интриг, хождения по лезвию, неустанных подготовок, напряженных переговоров, и вот наконец-таки Зик оказался на острове. Кто знает, как скоро он бы оказался здесь снова? Через год? Два? Три? Может, оно и хорошо, что бег времени значительно ускорился: хотелось бы разобраться со всем побыстрее и завершить кое-какие, висевшие грузом на сердце, личные дела прежде, чем проклятье Имир сведёт его в могилу.

Пускай обмен прошел не так гладко, как планировалось, его итоги устроили обе стороны. Хотя, в общем-то, сторона у всех его участников теперь была одна. Бертольд, Энни, Райнер — отныне и впредь они все неразрывно связаны с Зиком узами предательства. Участие этой троицы в грядущей войне с материком не было жизненно необходимым, однако Йегер не мог не радоваться где-то в глубинах души, что ему не придётся марать руки в крови своих каких-никаких, а всё же товарищей. Успел ли командир за восемь долгих лет проникнуться симпатией к своим подчинённым или же просто-напросто привык к ним — важно лишь то, что элдийцам давно пора перестать убивать друг друга и пустить уже кровь тем, кто этого действительно заслуживал — марлийцам.

Впрочем, мысли Йегер сейчас занимал не столько сам обмен, сколько один момент на нём — встреча с его младшим братом. Как Зик и думал, ему не удалось перекинуться с ним даже парой слов, не говоря уже о полноценном разговоре, однако хватило даже беглого соприкосновения взглядами, чтобы понять: Эрен знал правду. Вот только всю ли? Знал ли он, через что пришлось пройти его старшему брату? Понимал ли, что ему самому отец долгие годы промывал мозги своей националистической идеологией? Эрену еще многое предстояло узнать, а еще больше — сделать, ведь на его плечах, равно как и на плечах его старшего брата, лежала ответственность за судьбу всего мира.

— Помнишь, что я сказал тебе в Шиганшине? — в спешке бросил он брату за несколько мгновений до того, как разведчики связали его и посадили на лошадь. «Я спасу тебя» — от страшного прошлого, от наследия папаши, от этой жестокой реальности. — Я не отступлюсь.

Теперь всё зависело от Эрвина. Зик выполнил все условия их договора со своей стороны — теперь же пришёл черед экс-командира разведчиков. Авторитета в стенах у него вполне достаточно, чтоб убедить остальных в необходимости союза с Йегером, который мог дать отсталым островитянам не только современнейшие технологии, международное признание и мощный толчок к экономическому развитию, но и сильнейшее в мире оружие — «гул». В обмен на всё это Зик попросил для себя одно — разговор по душам с младшим братом. Чего им опасаться, если использовать Основателя мог только Эрен? Перед отплытием из Марлии Эрвин пообещал поспособствовать их скорейшее встречи, и уж если Смит не справится, Йегер устроит её сам. А уж какой Йегер — поди разбери. Почему-то у Зик был уверен, что Эрен ничуть не меньше заинтересован во всём этом. Быть может, даже больше.

Хоть Эрвин и уверил всех, что Зик и Райнер были их союзниками, разведчики со справедливым опасением отнеслись ко вчерашним врагам и предпочли не везти их в город, а поселить в разных замках в пределах стены Роза. В цепи, хвала Имир, не заковали, однако за решетку всё же посадили, не забыв выдать многочисленным охранникам с УПМ кучу громовых копий. На протяжении нескольких дней, пока Эрвин мутил воду в столице, Йегеру только и оставалось, что лениво поплёвывать в потолок, насвистывать по кругу любимые мелодии и перечитывать старые газеты, потому что книг, увы, в замке не завалялось. Сегодняшний день мало чем отличался бы от предыдущих, если бы под самый его конец  у порога камеры не появилась нежданная гостья, чьё милое личико, выглядывавшее из-под капюшона, красовалось на первой полосе едва ли не каждого выпуска.

— Доброго вечера, Ваше Величество! — горячо и торжественно поприветствовал он Хисторию, не удосужившись, впрочем, вскочить на ноги, отдать честь и распылиться в реверансах. — Чем обязан такой чести? Или лучше спросить: кому? — вопрос, само собой, риторический. Эрвину, а кому же еще?

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » дела семейные