ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Оттепель


Оттепель

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Levi Ackerman & Hanji Zoehttps://i.imgur.com/GZ5dGe9.png
ОТТЕПЕЛЬ
850 год, 2-й месяц после обмена, штаб разведкорпуса


Your arms are my castle
Your heart is my sky
They wipe away tears that I cry

The good and the bad times
We've been through them all
You make me rise when I fall


Отредактировано Levi Ackerman (2021-11-03 00:19:05)

0

2

Жизнь разведчика имеет свойство бросаться из крайности в крайности: то возноситься на самые верха, то опускаться глубоко на дно. Победа и поражение. Успех и неудача. Триумф и трагедия. Если пытаться представить её графически, то выйдет линия, неудержимо скачущая от пика к пику. И очень редко — да практически никогда — она представляет собой ровную прямую без каких-либо сдвигов. Золотая середина меж временем, полным надежд, и временем, пронизанным отчаянием. Когда вершина отвесной скалы, по которой ты карабкаешься вверх, ломая ногти и стирая в кровь пальцы, еще далеко, но и подножье теперь совсем не близко, поэтому ты, не находя сил двигаться вперёд и желания возвращаться назад, вынужден остановиться на месте и перевести немного дух.

Не так уж и плохо порой останавливаться в моменте: немного потоптаться на месте прежде, чем очертя голову мчаться в неизвестность. Прежде Парадиз не мог позволить себе подобную роскошь, а теперь — вполне себе. Спустя пять с половиной лет после прорыва стены Мария остров достиг стойкой стабильности во всех сферах жизни разом. Во-первых, в политической — вернувшись из плена, Эрвин занял пост главнокомандующего армии и навёл в стране долгожданный порядок. Во-вторых, в оборонной — спустя почти полгода активных зачисток в пределах стен не осталось ни одного титана и на очереди было их истребление вне оных. В-третьих, в общественной — кажется, никогда прежде парадийский народ не был так солидарен со своими армией и правительством. В-четвёртых — в экономической, в-пятых — в дипломатических, в—шестых — в технической. Короче говоря, перечислять сферы можно еще долго, но суть одна: в каждой из них достигнут огромный успех.

Последние два месяца Леви провёл подле Зика, не спуская глаз с бородатого уёбка и держа наготове громовые копья, чтоб под завязку нафаршировать ими обезьянью тушу, если та вдруг решит рыпаться. Изредка Аккерман всецело доверял его другим разведчикам, если на то была двух его начальников, но в основном старался денно и нощно самостоятельно контролировать процесс. И лишь недавно, когда главнокомандующий Смит распорядился предоставить Йегеру больше свобод на правах почётного пленника, капитан был вынужден подчиниться и оставить Зика в покое. Только вот что ему делать теперь? Тренировать дальше Микасу? Нет, раз уж угрюмая девка с честью выдержала все его тренировки, развивать свою силу в дальнейшем ей предстоит самостоятельно. Взяться за кого другого из отряда? Жану ему тактические навыки не развить, как и Армину — стратегические, Конни и Саша просто не выдержат его стиль преподавания, а Эрен… Эрен как будто бы сам по себе. Эрвину Леви помочь нечем — в делах государственного управления от него ноль толку. Сильнейший солдат человечества вне поля боя очевиднейшим образом оказывался никому не нужен.

Под вечер Аккерман прибыл в штаб-квартиру разведкорпуса и первым же делом направился в свой кабинет. Проведя несколько недель в лесу, он к своему неудовольствию всё это время не имел возможности помыться, а потому весь пропитался потом и покрылся грязью. Поскольку отдельной спальни у него не было, её успешно заменял кабинет со смежной ванной комнатой — пожалуй, самой большой в штабе. Это было его требование, которое, к счастью, начальство полностью удовлетворило.

Натаскав воды и сбросив на пол давно несвежие плащ, сапоги и форму, Леви забрался в горячую ванну и, закрыв глаза, откинул назад голову, наслаждаясь каждой клеточкой тела чувствами чистоты и расслабленности. И пусть несколько минут спустя дверь в комнату внезапно открылась, Аккерман не то, что не изменил позы, но даже не посмотрел на вход. Только один человек имел достаточно наглости, чтоб беспокоить капитана во время водных процедур.

— Хотите, чтобы я встал и поприветствовал вас, командир? — саркастично спрашивает он у Ханджи.

Отредактировано Levi Ackerman (2021-11-20 01:56:42)

0

3

Со всей этой историей с Марлией и пленными все с ног на голову перевернулось. Еще никогда статус командира так не давил на Ханджи. Хотелось забраться под стол и сидеть там до скончания века. Обстановка накалялась: как среди военных, так и гражданских. И только Ханджи старалась находиться между всех огней.

Все это угнетало женщину. Поэтому когда рядовой доложил ей о возвращении Леви, то что-то встрепенулось в глубине души Ханджи. Она оторвалась от просмотра бумаг и повернулась к солдату, переспрашивая. Тот подтвердил: капитан Аккерман пересек ворота штаба и направился к себе.

Ханджи стопочкой сложила бумаги, положила их в ящик стола и закрыла на ключ. Кажется, работа временно подождет, да и Эрвин не сильно ругался на нее за просроченные отчеты (честно говоря: их заполнял исключительно Моблит). Поэтому можно было отвлечься.
Быстрым шагом Ханджи пересекла холл и коридор штаба. Рядовые отдавали честь, но она не обращала внимание. Легкое движение ручки, тяжелая створка и она внутри. Пожалуй, Ханджи была единственной, кто мог вот так легко завалиться к Леви. Остальные не решались. А новобранцы и того — дышать не рисковали рядом с капитаном.

В кабинете было пусто, но Ханджи-то знала чем занят Леви. Шуточки про одержимость чистотой появились не просто так. И кажется только кабинет Ханджи не подвергался его досмотру.

Командир зашла в небольшую ванную комнату. В ней было тепло от нагретой воды. На миг в груди Ханджи разлилось приятное чувство.
— Лежи. Еще поскользнешься — хмыкнула командир. Она была в форменной рубашке и штанах, волосы небрежно заколоты и очки в тонкой оправе быстро запотели. Ханджи убрала очки в нагрудной карман, отчего ее лицо стало непривычным беззащитным.

— Я успела соскучиться, Леви, —
Ханджи опустилась на колени перед ванной. Она положила руки на бортик и опустила голову на них. Без очков она плоховато видела. В свете всего происходящего она была рада двум вещам: Леви жив и они могут провести какое-то время как обычные люди. Ханджи ценила то, что ей не нужно вести себя наигранно перед Леви. - Как твоя встреча со Звероподобным? Не дрались хоть?
Командир коснулась пальцами водной глади. Вода была на грани терпимого. И как Леви не морщится...

Ханджи чуть привстала на коленях, потянулась и коснулась губами губ капитана. Чувствуя, как приятно что-то екает внизу живота. Мокрой рукой она провела по тщательно выбритому мужскому затылку.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Оттепель