html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » До самого дна


До самого дна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Урарака & Бакуго
Признайся, что жизнь, что была, разлетелась как стекла.
Созвездие наше льет воду на краешек сна.
Сомненья отбросив, как солнечный луч, пробираясь сквозь окна,
Ты скоро достанешь до самого дна

https://i.pinimg.com/564x/5d/6d/48/5d6d483f019fa6313cbdb5ca02d548c1.jpg
До самого дна


Как помогать людям, если они пытаются напасть на тебя и не принимают помощи?

Отредактировано Uraraka Ochako (2021-11-14 16:34:20)

+1

2

[indent] В ЮЭЙ народу последнее время как-то слишком много и весь он на нервах. Воздух напряжён так, что стоит вдохнуть слишком глубоко, бросить слишком резкое, пламенное слово и заискрит, вспыхнет словно пересушенный летним солнцем лес от спички. Крохотные зверьки побегут спасаясь от пламени в разные стороны, будут скрестись в людские жилища, им обязательно откроют и встретят дробью в крохотные мордочки, они будут выбегать на дороги, разматываясь красными лентами по шоссе, уже беззвучно прощаясь с грузовиками умчавшимися вдаль на скорости пары сотен километров в час. Беда пришла в их родной дом, прокралась в угрюмые берлоги, затравила узкие норы, разрушила ветхие гнёзда. Запуганные зверьки жались друг к другу, ища не тепла, а хотя бы какого-то спасения, пусть даже за шкурой кого-то другого из своих же. Бакуго смотрит на пару детей. Они не понимают что именно происходит, просто играют во... он не понимал во что-то. В его детстве таких игр как будто бы не было. Хотя, глупости должны были быть, но он от чего-то не может вспомнить, листает книгу памяти, бесконечно перебирает карточки с заметками-файлами и не находит ничего, только случайные кадры какой-то хроники, происходившей с каким-то другим мальчишкой, глаза которого светятся язычками голодного пламени. Странно, прошло не так уж и много времени, но он не помнит, не ощущает, не может ухватится. Немногочисленные уже прожитые года, влажным песком, мокрой глиной покрывают фундамент его рождения, не позволяя докопаться до самого ядра.
[indent] К чёрту это всё. Ерунда какая-то. У него есть дела, перед ним стоят задачи. Кацуки проверяет застёжки рукавиц, те уже будто бы затёрлись, им бы не помешал ремонт, но сейчас некогда. Накопители в порядке, хватит на весь оставшийся вечер, а он точно будет долгим. Их наконец-то выпустили из вольера, позволили рыскать хотя бы по окрестностям, выискивая раненых и недобитых, что бы отволочить в общее, уже ничейное гнездо, в котором росли они сами.
[indent] Патрулировать окрестности, пару кварталов вверх по улице, может зайти чуть дальше, проверять гражданских, разгребать завалы. Не те миссии на которые он рассчитывал, совсем не то, чем он считает нужным заниматься. Сейчас ведь и вправду есть дела поважнее того, что бы сбивать симптомы болезни.
- Кругляш. - Он коротко кивает своей сегодняшней напарнице, не сразу переходя в рабочий режим, всё ещё оставаясь тем самым вздорным подростком, которым пора бы уже и перестать быть.
Как там звучит её глупое геройское имя? Уравити? Боже, ещё бы сразу по имени представилась. Небось сейчас опять будет щебетать о какой-то глупости, доставать его разговорами. Ему уже хочется закатить глаза к самому затылку. Ладно, надо быть снисходительнее к девчонке. Если запахнет жаренным на неё точно можно будет положиться. Упёртая же зараза как танк. Да и причуда у неё, учитывая их цели и поставленные задачи, наиболее подходящая. Выйти вполне может не так уж и плохо. Она разгребает завалы, он прикрывает, звучит достаточно просто. Командная работа, вся херня. Их же этому учили в конце-то концов.
[indent] Они оставляют импровизированный лагерь беженцев за спинами. Раньше они называли это место Академией, были уверены, что выйдут из неё героями. Кто бы тогда знал, что всё сложиться именно так. На улице практически нет людей, вроде как ввели комендантский час. Ему кажется, что ввели, это было бы разумно. По его мнению разумно. Редкие прохожие оборачиваются на них с недоверием, где-то шушукаются мародёрствующие шайки. При виде костюмов они тут же делают вид, что всё в порядке, они такие же незначительные, как и крысы из помойного бачка, прикидываются мебелью. Ну да, мебель то на улице это что-то само-собой разумеющееся. Бакуго молчит, осматривается по сторонам. Едва кивает напарнице. Идём, там выше упало здание, нужно проверить, наверняка есть пострадавшие, тех, кто не стал обращаться за помощью к скорой, что бы не нагружать и без того измученных постоянными происшествиями врачей, счёл себя не слишком значительным. Возможно, кому-то из них нужна поддержка. Кацуки знает, что с этим он не справиться, но ведб именно для этого с ним Уравити. В каком-то смысле он благодарен судьбе за подобный расклад. Вдвоём они и вправду могут сработать как неплохая команда.

+1

3

Над ними сгущаются тучи. Очако чувствует это и ей вовсе не нравится подобное положение дел, но если она будет каким-то образом показывать, что упала духом или же демонстрировать слабость, то точно даже сама для себя перестанет быть героем. У нее были моменты сомнений, у нее опускались руки, казалось, что все совершенно безнадежно, но Урарака поднимала голову, не давала себя время на сомнения и страхи. Рядом с ней были друзья и родные, она не могла их подвести.
Герой - это для нее больше, чем профессия. Герой - это образ мышления, при котором ты рвешься спасти человека вне зависимости от того, какие обстоятельства привели к этому. Потому Очако каждый день просыпается, помогает в импровизированном убежище, патрулирует улицы, когда приходит ее очередь и в последнюю очередь думает о себе. Если они не будут поддерживать других, если не будут помогать - то как тогда чувствовать себя героем?
И неважно, совсем неважно, какие слухи разносятся по городу. Неважно, как мрачно на них порой смотрят. У Урараки прямая спина, решительный взгляд и дружелюбная рука помощи, если нужно кому-то помочь. А еще быстрые реакции и крепкие кулаки, но это, к счастью, необходимо куда меньше, чем ее способность.
- Бакуго-кун, - кивает в ответ, хотя он вряд ли это заметил. Впрочем, переход от БАРОНА-ВЗРЫВОКИЛЛЕРА-Я-ВАС-НАХУЙ-РАЗНЕСУ до нынешнего Бакуго-куна очень даже заметен. Не сразу удалось понять, почему он стал героем, не сразу Очако смогла разглядеть за всей его бранью и грубостью неплохого парня, который просто идет к своей цели. Пусть он при этом и выражает собственные мысли все еще грубовато, но при этом не забывает помогать людям.
У них общие цели, общие пути достижения. Остальное не так уж и важно.
- Да, - Очако не нравится напряженная обстановка, но она научилась контролировать собственную эмпатию и чувствительность, переключаться и не давать себя задеть. Она тоже становится сильнее и не останавливается на своем пути.
Упавшее здание отчасти уже смогли разобрать самостоятельно, но где-то еще обеспокоенно крутятся люди и Урарака подходит первой. Люди выглядят такими отчаявшимися, что кажется, они согласны на любую помощь.
- Пожалуйста, отойдите, я смогу помочь! - у Очако уверенный голос и тот самый тон, которому хочется доверять, несмотря на то, что она гораздо ниже мужчины, который пытается поднять тяжелую балку и не сразу отходит, когда Урарака подходит ближе и касается пальцами крупных осыпавшихся частей здания. Повинуясь ее квирку, они поднимаются в воздух и Очако, напряженно сосредоточившись, перемещает их в безопасное место. Тут же открывается проход в закрытую зону и оттуда выползает испуганный ребенок, прижимающий к груди игрушку. Он выглядит чумазым, но вполне целым, отчего счастливые родители начинают плакать и обнимать его. Увы, это единственное счастливое место. В других - тишина. Ничего нет, никого из живых. Урарака касается пальцами кармана, где спрятана фигурка Всемогущего - талисман, который подарил ей Деку-кун на Рождество. Маленькая слабость, которая, тем не менее, помогает ей успокоиться.
- Слишком... Поздно... - слышится убитый голос одного из людей. Он выглядит так, словно на грани истерики. Урарака подходит ближе к нему, ей жаль, что так случилось, но ничего сделать она не может. Разве что что-то сказать, но человек неожиданно разворачивается к ней.
- Вы... Вы слишком поздно пришли! Зачем вы вообще существуете, если ничего не можете! - его движение слишком быстрое и Очако не сразу понимает, что же происходит. Только когда щеку обжигает болью, она понимает, что ей влепили обидную пощечину. Урарака отшатывается на пару шагов назад, а человек продолжает наступать на нее. Ей нужно его как-то нейтрализовать, успокоить, но как сделать это быстро - мгновенно сообразить не получается, она слишком шокирована ситуацией.

+1

4

- Динамайт. - Звонко щёлкает он языком поправляя напарницу. Они на работе, уже фактически полноценные герои, нужно соблюдать субординацию, никаких имён.
[indent] Стать героем, профессионалом хотелось до жгучей боли, сжатых кулаков и зубного скрежета. Вот только не таким образом он всё это себе представлял. В мальчишеских фантазиях всё было куда приятнее, радостнее как минимум. И нет, конечно же он не думал о том, что будет только и делать, что снимать котят с деревьев, переводить старушек через дорогу, помогать потерявшимся детям, фотографироваться со случайными и не очень прохожими, собирать сливки репутации простого хорошего парня и особо не напрягаться, просто торгуя ебалом. Кацуки любил хорошую драку и её никогда не избегал, всегда лез на рожон, понимал, что такое рисковать жизнью, оценивать ситуацию и так хотел никогда не проигрывать, смело ввязываясь в, кажется, заведомо безнадёжный бой. Ему плевать было на свою репутацию, на мнение окружающих. Гражданские и их спасение это вообще не его профиль. Куда ему с руками-динамитными шашками, к нормальным ещё живым людям, что норовят развалиться? Именно ведь по этому, с ним сегодня Урарака. Она конечно хоть и заметно поднаторела в драке, освоила даже несколько непростых, по его мнению, атакующих приёмов, но всё ещё была куда более полезна во время эвакуации. Никакого сексизма или предвзятости, только трезвая оценка поставленных перед ними задач и способов их достижений.
[indent] По этому, он отстаёт на несколько шагов, предпочитая больше со стороны наблюдать за тем, как девчонка ввязывается в разговор, пытается как-то помочь. Эмпатия, да-да, конечно же важная штука, героям без неё никуда и прочее бла-бла-бла. Этим их достали ещё на лекциях. Это он уже запомнил и убедился на практике. Честно старался освоить подобные приёмчики уже в деле, но выходило мягко говоря не очень. С другой стороны, он умудрялся уже не оскорблять пострадавших вот так с самого порога. Прогресс, по его личным меркам не значительный, по красноречивому молчанию Момо  уже достаточный. Она слишком добрая. Возвращаться мыслями в академию, думать о каких-то простых, практически бытовых мелочах внезапно в разы приятнее, чем осознано наблюдать, как Уравити возится с гражданскими, нянчится с детьми, вежливо кивает каким-то сомнительным типам. Ладно, стоит признать, она достаточно неплохо с этим всем справляется. Ему точно лучше не вмешиваться, только всё испортит. Остаться чуть поодаль, на расстоянии нескольких шагов, без особого энтузиазма, но всё ещё стараясь, он оттаскивает какие-то обломки, мелко хлопает взрывами разнося бетонные блоки и помогая людям собрать хотя бы какие-то остатки их прежнего дома. На него смотрят без особого восторга и одобрения, почти по волчьи. Кацуки не жалеет в ответ неприятного урчания, с трудом сдерживая в горле порыв послать их всех нахер, так, что бы задержались там на как можно подольше, ещё и ближайших родственников с собой позвали. Но, так нельзя, им потом с этими же людьми под одной крышей сосуществовать. Кацуки об этом в жизни никому не признается, но мысль в очередной раз портить жизнь одноклассникам его не слишком-то греет.
Чьи-то сумки, какое-то барахло и по сути не нужные для жизни вещи занимают слишком много его внимания. Он слишком поздно замечает как мужчина заносит руку и конечно же не успевает. Пощёчина, слава богу это именно она, на полноценный удар у мудака явно не хватило смелости, звонко разлетается по округе, жжёт её щеку болью, его щёки стыдом. Кацуки даже не думает, действует инстинктивно, так, как получается у него лучше всего. Подскок, взрыв для ускорения. Одним махом преодолевается расстояние и он практически вырастает перед растерявшейся от напора простого гражданского Уравити.

- Убью. - Его брови сведены, а губы кривяться в раздражённой, злой гримасе. На кончиках пальцев разлетаются искрами взрывы. Дай только, сука, повод. Пожалуйста, блять, дай повод.
[indent] Мужчина сжимает кулак, какое-то время держит руку занесённой, но связываться с засранцем, не решается. Конечно, одно дело лесть к той, что пыталась помочь, спасти чью-то жизнь и совсем другое путаться с говнюком, лицо которого ещё во время спортивного фестиваля цепями к пьедесталу приковывали и даже намордник где-то достали.
- Я так и думал. Ссыкло. - Мальчишка демонстративно сплёвывает. В воздухе повисает напряжение. Он всё ещё стоит на месте, продолжая прикрывать собой Урараку. - Мы уходим. Всех желающих готовы сопроводить в пункт эвакуации, расположенный в ЮЭЙ. Уравити, идём, мы тут сделали всё что смогли.

+1

5

Такому их не учили в школе. Урарака не знает, что именно ей нужно сделать. Применить способность? Постараться что-нибудь сказать? Защититься? Не провоцировать? Она настолько растерялась от этой ситуации и от чувства унижения, что никак не могла мгновенно собраться и принять решение. Но, к счастью или нет, за нее это сделал Бакуго-кун, который буквально в один скачок вырос перед ней и заслонил от обезумевшего гражданского. Очако видела искры, которые слетали с его пальцев, видела как человек, что ударил ее, занес кулак и ее горло сжало спазмом в немом крике. Хотелось закричать, чтобы он даже не думал применять свою причуду, но нападавший внезапно передумал и отступил назад. Уравити, уже готовая схватить Динамайта за руку, судорожно выдохнула и заставила себя встряхнуть головой. Как бы то ни было, у них все еще оставалось задание, которое нужно было выполнить.
И уж Бакуго-кун точно об этом не забывал ни на секунду, в отличие от нее, растерявшейся от неожиданности.
Человек, который был готов ударить героя, ушел назад, куда-то вместе с человеком, который решил его увести. Остальные беспокойно завозились и начали собираться, чтобы уйти следом за героями, которых только что прилюдно унизили. Однако кто-то решил остаться на месте и не следовать за ними и это уже было довольно плохим знаком. Конечно, Очако понимала, что невозможно спасти всех, но все равно что-то больно кольнуло изнутри и не давало спокойно уйти. Тем не менее, Уравити заставила себя собраться и двинуться следом за Бакуго, помогая людям. Лишь на секунду она задержалась рядом с ним, не коснулась, но ее тихий голос задел его слух коротким, но очень важным словом.
- Спасибо.
Очако благодарила его не только за то, что он защитил ее, а и за то, что взял все в свои руки и не забывал о том, что им нужно продолжать спасать жизни несмотря ни на что. Урарака двинулась вместе с группой людей, стараясь помочь каждому, где-то услышала пару ободряющих реплик и окончательно смогла выдохнуть после сжавшего паникой спазма в груди. Все в порядке. Они все еще идут вперед.
Уравити идет вперед, очень надеясь, что сюрпризы на этом на сегодня закончатся, но кажется, они с Бакуго-куном вышли в несчастливый для них день. В передатчики их обоих резко ворвался голос кого-то из про-героев.
- Эй, кто находится на Пятой улице, срочно сворачивайте на другой маршрут к зоне эвакуации! Со стороны моста к вам движется группа демонстрантов! Оружия у них нет, но они не настроены на мирный митинг, а нам не нужны стычки. Так что будьте осторожнее и не идите наперерез! Мы попробуем отвлечь внимание и перенаправить их, проследим за их перемещениями, но вам лучше уйти, - голос человека в передатчике выдавал нотки волнения, хоть он и старался звучать твердо и строго.
- Принято, - тут же отозвалась Уравити и заставила себя встряхнуться. Этого им еще не хватало!
- Со стороны Пятой улицы зафиксирована опасная зона. Пожалуйста, давайте свернем на другой маршрут. Мы будем добираться на пять минут дольше, но все это в целях вашей безопасности. Мы защитим вас от возможного нападения, поэтому пожалуйста, следуйте сюда! - Очако старается говорить бодро и как можно более убедительно. Сейчас она полностью сосредоточена на работе и на том, чтобы все закончилось благополучно.
Столкновение с недовольными демонстрантами никаким образом не входит в планы. Остается только надеяться на героев, которые не дадут им пройти к зоне эвакуации.

0

6

[indent] Он хмурится, молчит, зло зыркая, звонко цокая языком на каждого, кто пробует оказаться слишком близко. Кацуки напряден и не хочет признавать разочарования, которое испытал, после того как упустил возможность драки. Остаётся успокаивать себя тем, что это был бы не честный бой, а жалкое избиение. Руки правда от того чешутся не меньше, скорее наоборот даже больше. В его голове жизнь героя была как-то что ли попроще. Делаешь своё дело, не опускаешь руки, прешь вперед с упорностью танка, не обращая внимания на других, минимизируешь ущерб. Всё, никаких разговоров, моральных дилем, этически сложных выборов. Да и чего тут выбирать то? Зло есть зло, как его не назови, как не приукрась, как не пытайся его оправдать. Он думал так. Он был в этом уверен. А потом, блять, началось. Ты здесь не один, тебе нужны товарищи, даже друзья, с ними проще, легче, ты с ними сильнее. Твоя основная задача даже не защищать, а спасать, чаще всего тех, кто этого спасения не особо то и заслуживает, порой и того, кто ему сопротивляется. Того, кто без зазрения совести обвинит помогающего в чужих грехах и осудит стоящего рядом. Все оказалось как-то неоправданно сложно и Кацуки пытался держаться за последние самые очевидные истины. Он всё ещё помнит, что такое добро и зло. Он не собирается сдаваться, только потому, что у кого-то хватает наглости плевать ему в спину, но не хватает мозгов и смелости на что-то большее. Он знает. Он уверен. Он делает то, что должно.

- Херня. - От благодарности отмахиваться намного легче, чем от чужой злобы Кацуки этим пользуется, стараясь не обращать внимание на Урараку, которая глупо растерялась.
[indent] Хочется дать ей подзатыльник. Накричать. Сказать, что она должна сама уметь стоять за себя. Что эти суки не имеют права трогать ни её, ни кого больше. Что терпеть подобное - не нормально. На самом деле Бакуго злиться, на неё, не то что бы, на людей, по-настоящему сильно, на себя и на свою глупую бессильную злость, что булькает в нём, пытаясь, вырваться наружу и не находя выхода.
[indent] Передатчик шуршит сообщением. Бакуго снова злиться. Демонстрации, конечно, сейчас же самое время. В любом случае самое главное не столкнуться с людьми, что вышли на улицы, потому что не знают что делать, не понимают, как и кому ещё могут показать своё недовольство, возмущение, страх. Они не угроза, с ними должна разбираться полиция. Протесты и шествия это задача не для героев. Тем более, когда против этих самых героев и протестуют. Уравити соображает быстрее, она перенаправляет колону пострадавших, так, что бы пошли в обход. Разумное решение. Хорошо, что сейчас хотя бы один из них способен думать.

- Я буду замыкающим. - Почти логично. Он оставляет напарницу впереди, так как она может руководить, управлять колонной. Сам предпочитает переместиться в конец, что бы быть уверенным - их не нагонит возмущенная демонстрация, а если и нагонит, то он сможет вмешаться. Хотя после произошедшего оставлять Урараку не то что бы страшно, но определенно не по себе. - Не подставляйся.  - Грубо, высокомерно. Не то что бы Кацуки считал, что имеет на это право. Просто по другому не выходит. Ладно, так она хотя бы может быть злиться. Иногда это помогает. Ему так точно.
[indent] Собственные волосы ерошит как-то непроизвольно, всё ещё хмурится, смотря куда-то сквозь спины людей, что плетутся слишком медленно. Это раздражает. Ещё сильнее раздражает то, как они смотрят на него, как перешептываются, а иногда, так и говорят в полный голос. Где-то начал рыдать ребенок. У Динамайта глаза закатываются так, что он видит собственный затылок.
[indent] Пересечение с пятой они проходят быстро, почти без неприятностей. Он ненадолго отстаёт от колонны, прислушиваясь к недовольному гулу внутри улицы, всматривается в людей, что скандируют не слишком-то складные речёвки. Странно, но полиции нигде нет. Это вызывает определенное беспокойство, которое лишь усиливается, вместе с нарастающем гулом. Раздаются крики.
[indent] Вспышка. Файер? Коктейль Молотова? Стрельба?

+1

7

- Хорошо, - Уравити коротко кивает в ответ на оба указания. Все верно, лучше Динамайту быть замыкающим, по крайней мере, она постарается увести всех от впереди следующей опасности, а он сможет прикрыть, если опасность будет где-то позади. Позволяет себе коротко улыбнуться на его "не подставляйся", потому что это звучит так... Грубо и в то же время неуклюже-заботливо. Бакуго-кун в заботу и сочувствие не особенно умеет, но кажется, что это выражается в чем-то другом. Возможно, Очако и ошибается на этот счет, но ей, по крайней мере, нравится думать именно так.
Правда, сейчас немного не до того. Урарака, прислушиваясь к словам в передатчике, четко ведет людей в обход, сосредоточенно смотрит на обстановку вокруг и старается вовремя все заметить, чтобы предотвратить последствия того или иного действия.
Пересечение с Пятой улицей они проходят благополучно и внутреннее напряжение, которое скопилось внутри, понемногу отпускает. Очако украдкой переводит дух и уже собирается идти дальше, как вдруг слышит приглушенный звук и замечает вспышку света. Тело реагирует быстрее, чем сознание, в воздух поднимается огромная плита (видимо, от разрушенного здания) прямо над головами людей. Раздаются испуганные вскрики, но обломки, осколки или еще что-то, ударяют прямо по бетонному щиту, что только что установила Уравити, и она благополучно уводит его в сторону, ощущая подёргивание в пальцах.
- Все в порядке, я вас защищу, продолжаем движение! - уверенным тоном говорит Урарака, обеспокоенно бросая взгляд в сторону конца колонны, где находился Бакуго-кун. Люди начинают идти живее, пока Очако прикрывает их и указывает направление. Это не их разборки, судя по всему, в них попало что-то из-за какого-то стороннего сражения. Какое-то время был слышен лишь обеспокоенный шум, но внезапно откуда-то со стороны Пятой улицы раздались громкие крики о помощи.
"Это... Те люди с демонстрации?"
Очевидно, что там что-то произошло, но Урарака не могла разобрать что именно, да и их задание заключалось в эвакуации, им нельзя было бросать людей и вмешиваться сейчас. Передатчик молчал, никто из патруля не докладывал об обстановке. Это... Очень беспокоило, но Очако продолжала движение, потому что спасение людей было приоритетным заданием. Если она сорвется с места, чтобы посмотреть, то кто защитит остальных?
Передатчик внезапно оживает, хрипит обеспокоенным голосов одного из героев.
- Произошло нападение на протестующую демонстрацию! Похоже на человека то ли с огненной, то ли со взрывной причудой! Мы пока не можем установить его личность! Как проходит эвакуация?
Уравити, подавив внутреннее волнение, нарастающее с каждой секундой, тут же отозвалась
- На нас обрушились обломки от взрыва, но я смогла прикрыть людей. На Пятой... Нужна помощь? - ответить ей не успевают, потому что откуда-то со стороны демонстрации слышится громкий хриплый голос.
- Эй, вы, жалкие черви! Протестуете против героев?! Какие молодцы! Надеюсь, никто не придет к вам на помощь, когда вы все здесь сдохнете! - безумный смех раскатился по округе. Очако дрогнула. Неужели это какой-нибудь сбежавший из Тартара псих, которому все равно, на кого нападать? Люди в колонне заметно заволновались, а передатчик снова ожил.
- Уравити! Оставайся на месте, необходимо продолжить эвакуацию! Динамайт, разведай обстановку, помощь скоро прибудет!
- Поняла! - Очако быстро перемещается ближе к середине колонны, чтобы в случае нападения защитить ее всю. Кричит, чтобы люди сбивались в более плотную группу и старается переместить их дальше от очага сражения.
И снова ощущает, как внутри сжимается сердце от того, что Бакуго-куну сейчас, возможно придется сражаться в одиночку.

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » До самого дна