вай Вай цепенеет, застывая на месте. Отброшенные руки опускаются на колени, они не рвутся к Паудер и не дерутся с ней, пытаясь угомонить её мельтешение, схватить, прижать к себе. А может сделать это нужно, может быть это остановит Паудер, может быть только так между ними что-то останется. Но Вай не может заставить себя двинуться, не может броситься к ней навстречу с душой нараспашку. Она сидит и слушает, как Паудер изливается на неё кипящим ядом. читать далее

эпизод недели

вермина + смерть

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » MAX FREI | межфэндомные отыгрыши » are you insane like me?


are you insane like me?

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

петя & игорьhttps://i.imgur.com/1d9qtRR.png https://i.imgur.com/Ek2nqoB.pngARE YOU INSANE LIKE ME?


you'll never know the psychopath sitting next to you
you'll never know the murderer sitting next to you

+5

2

пете кажется, что его жизнь переёбана.
много-много раз.
кажется так по-особенному теперь.
вся эта херня случается даже не когда ниночка заявляет, что сделала аборт - ты мог бы стать отцом, петя, мог бы жениться и жить нормальной жизнью, мог бы? - у них бы всё равно ничего не вышло; это случается немногим позже.

причина крылась даже не в том, что петя был ебучим наркоманом.
видит бог, тогда он им ещё не был.
всё пошло по пизде чуть позднее - когда он повстречал одного безумно нервного молодого человека [гения, миллиардера, филантропа, и далее по списку - по совместительству].

сергей разумовский оказался тем самым триггером, необходимым для понятия/принятия своего внутреннего «я».

«корми своих демонов по расписанию, ты разве забыл?»
порой пете кажется - лучше бы он ничего не понимал.
так бы и паразитировал - да, это госнаркоконтроль, товар я оформлю как вещдоки - приобщу к делу.
приобщал он просто мастерски - от покупателей не было отбоя - продаю втридорога? пошёл нахуй, дядь. найдутся те, кто заплатит куда больше.

петя, кажется, пропустил тот роковой момент, когда товар стал для него веществом; так иногда случается - просыпаешься - и вот ты уже не молоденький неприлично богатенький денди, а ебучий тощий бледный наркоман - как ты дошёл до жизни такой?

« русь, куда несёшься ты, кто виноват и что делать?
тварь ли я дрожащая или право имею? а
из чего сделаны наши мальчишки?
»

хуй его знает, как дошёл.
всё и сразу навалилось - петя в принципе считал себя человеком достаточно свободных нравов, но принятие собственной бисексуальности оказалось чем-то значимым - будто бы даже переломным для личности. а после и весь его мир ебанулся как по сценарию: он узнал, что его родители на деле были приёмными; узнал, что у него есть ебучий брат-близнец [не шибко счастливый от существования пети - хотя его в этом явно не стоило винить]; нина ещё эта ебучая со своим абортом...

в дурку его сдал отец.
не в московскую, конечно. чего позориться? ради чего?
узнают ещё грешным делом.
сына большого человека.
святой петербург на то и святой - всю дурь здесь из него напрочь выжгут.

что будут делать с его сыном в психушке, и как подобный эпизод отразится на психике пети - дело уже десятое, разве нет?
лучше пусть овощем ебучим будет, чем позором для семьи.

какой же ебучий фарс.
было настолько противно, что подступившую ломку он принял как благодать.
всё лучше испытывать физические страдания, чем душевные - [пиздо].

он не знает даже, сколько здесь находится - счёт не вёл, смысла в этом не видел, хуя с два папаша его вытащит отсюда, пока докторишки не заявят авторитетное «чист».
и тут все прелести лечебницы: капельницы, клизмы, мерзкое полу-жидкое питание.
будешь чистым как новорождённый.

петя смеётся, когда дверь в его палату закрывается.
блядские врачи. ебучие медсёстры.
какие же они все мерзостные.

иногда он задумывается чуть глубже, чем следовало бы. да так и проваливается, засасываемый своими мыслями, на долгие часы.
причины его нахождения здесь далеко не в систематических передозах.
и для этих педорозов тоже была своя причина.

в кабинете психиатра красивый зеркальный потолок - петя иногда задумывается - оригинальное дизайнерское решение?
пациенты в остром психозе могли бы с разбегу въебаться в стену, а с потолком такой финт не прокатит? - из отражения на него по-прежнему глядит тощий бледный мужик - ни тени былого лоска - ещё одеяния эти белые - будто бы всё взаправду.

они говорят о причинах съезда его кукухи часами.
петя до последнего не раскалывается - история со вскрытием правды о его происхождении приходится как нельзя вовремя - всё можно спихнуть на это.

- да-а-а, доктор. представляете, каково это? - доктор хромов дураком далеко не был, выглядел скорее уставшим от всего этого дерьма - ну сколько у него таких пациентов было, честное слово. - когда вся твоя жизнь - обман.

доктор всегда слушал внимательно, смотрел с пониманием, пытался оказывать поддержку.
петя не сомневался, что он был отличным психиатром, и, пожалуй, будь они в несколько других обстоятельствах - петя бы с радостью разложил перед ним всю свою душу.
но свой бережно хранимый секрет он раскрывать не собирался. это будет его личным роком.
тайной, покрытой мраком.

разметавшиеся алые пряди на белоснежном белье — кровавый закат на бледном небосводе — и тот меркнет.
белая кожа в россыпи алых засосов — алые маки посреди слепящей пустыни.
красивый до неприличия, пульсирующий от желания сергей, отдающийся пете из раза в раз с таким отчаянием, будто бы каждый этот раз — последний.

петя лениво играет в шахматы с местным дедком - уже третью партию подряд его наёбывает.
- шах и мат, дедуль.

шах и мат тебе, петя.

по телевизору идут новости - рассказывать, видимо, уже совсем не о чем.
какой-то высокий чувак прибавляет громкости - один тут, что ли, собрался?
никакого понятия о правилах поведения в общественных местах. пидорас бля.

- эй, дядь, - петя встаёт со стула, чтобы обратить на себя внимание нахала - засиделся совсем видать - мышцы затекли. - дома у себя, что ли?
мужик обернуться не успевает, когда петя, завидев картинку на экране, мгновенно меняется в лице - бледнеет, кажется, ещё сильнее - едва в обморок не падает, так и остаётся стоять в ступоре.

он, честно сказать, в своём этом приходе многое пропускает.
а будь он в себе - хотел бы скорее видеть разъярённое лицо старого знакомого или залитое слезами от радости неожиданной [но такой желанной встречи]?
да хуй его знает.

петю охватывает настоящая бесконтрольная истерика - стоит только посветить еблетом разумовского на экране - шок/вспышка/триггер - он хватается за голову, будто бы в попытке рвать на себе волосы, и падает на колени припадочно, мелко подрагивая и повторяя словно мантру:
- нет, блять, только не ты, только не снова. нет-нет-нет.

пациенты к такому привыкшие, конечно. относятся к любым проявления истерик со свойственной им под транквилизаторами индифферентностью.
на петю ошарашено смотрят только три пары глаз.
чуть позже, после приватной беседы с коллегой, доктор хромов, скрепя сердце, соглашается передать ему своего последнего пациента - будто бы у него есть выбор.

если бы только петя знал, что его неспособность взять себя в руки будет стоить ему многого - и раскрытия бережно хранимого секрета; и потери, пожалуй, единственного доктора, способного ему помочь; и уютной - как покажется потом - одиночной палаты.

кем-кем, а подопытной крысой ему ещё не доводилось бывать - хотя разве не ею он был для сергея разумовского?

Отредактировано Petr Khazin (2022-01-21 12:52:25)

+4

3

скольких ты, блять, не успел спасти, игорь

они все умерли из-за тебя
неправда

сколькими шансами убить разумовского ты не воспользовался

жизнь грома разваливается.
жизнь грома завязывается как-то очень прочно на одном человеке — завязка (встреча с юлей, первые попытки кому-то доверять не в школьном возрасте) кульминация (ха-ха-чумной-доктор) развязка (выстрели себе в висок, игорь, потому что… ). если не сказать, что то, что разумовский назвал игрой разъебало игоря в щепки, то для чего слова нужны вовсе.

личные отношения, друзья, близкие, работа, чисто вся жизнь. 
ты уничтожил все, а я не успел уничтожить даже тебя. 
 
смерть всех близких грома завязывается на
угадайте
[indent] сергее разумовском.

игорю кажется все хорошо, все в порядке, насколько все может быть в — блядь его — порядке, когда  он переезжает на место жительство (что же, не надо платить коммуналку) в дом для умалишенных, простите, психически нездоровых. но он чувствует себя нормально. в депрессии, окей, ПОРАЗИТЕЛЬНО, БЛЯТЬ — это все хуйня, а не слова, но он учит эти тупые термины, и готов что-то признавать на свой счет. таблетки не помогают от дурного настроения, думать о юле даже сквозь вату, думать о всех, кто умер из-за него. думать о том, как он, может быть, мог бы все исправить.

[indent] он не мог

все течет плавно, почти нормально. а потом будто бы кто-то перерубает триггер. щелкает. 

потом он просто вспоминает о происходящем сам //он не перестает думать. и
по нему ебашит тревожкой и
препараты не спасают
не спасают даже капельницы и вязки в темной комнате.
разумовский разъебал его жизнь, даже проиграв.

[indent] и кто из них проиграл

игорь живет нормально.
насколько у него это теперь удается.

игорь живет нормально.
и думает о десятке способов покончить с жизнью даже под присмотров санитаров.

не всерьез.
это все хуйня.

не всерьез — но с каким-то, может быть, интересом.

//
my independence seems to vanish in the haze

игорь дергается на картинку на экране, вжимает клавишу звука на пульте почти до упора, даже не замечая. потом уже думает — громко, переборщил. но когда наезжают, то думает уже, да похуй, дергается рвано, оборачивается, чтобы послать.

его уже не слушают.

[indent] только не он

игорь ловит ощущение дежавю, смутного и неочертенного до конца чувства, но не успевает разглядеть, осознать, того кроет истерикой, что его реакции почти даже сосут на сергея. под столькими-то седативами. того увозят, и игорь отвлекается, пытается разобрать-поймать ускользающую мысль.

а потом смотрит на экран и понимает, что пропустил тупо все.
и чувствует бесконтрольную ярость
злость.

еще не знает, не чувствует, что ему будет что предъявить.
будет, кому предъявить.

но вот его лечащий врач думает иначе.

говорит.
для выздоровления.
нужно социализироваться.

[indent] что же ты, игорь, не социализируешься даже на групповой терапии.

игорь думает: а тебя ебало
отъебись
игорь — лучший пациент
легко идет на контакт.

игорь думает, блять, слушая новости.
потому что в своей камере-одиночке он уже как-то прижился и —
только когда ему говорят, съезжай, чувствует, как важны ему свои собственные, уже хорошо знакомые стены.

не коммуналка. 

[indent] у твоего нового соседа — тоже есть некая история с разумовским.
будто невзначай роняет рубенштейн, и игорь дергается, как собака павлова.

— блять, ты.

дружелюбие. being nice and friendly.

хазина не узнать.
его, наверное, тоже.

HELP ME IF YOU CAN I'M FEELING DOWN

Отредактировано Igor Grom (2022-01-15 16:55:20)

+5

4

серёжа разумовский.

- серёжа-серёжа-серёжа.
петя не любит засыпать. пете не нравится бодрствовать.
у него наваждение. навязчивая идея. ф и к с а ц и я.

петя закрывает глаза и видит перед собой его.
красивого до безумия - тонкого-звонкого-сумасшедшего.
абсолютного. неподдельного. настоящего.

ему больно до жути. больно до глухих криков в подушку.
серёжа был страшнее кокаина. страшнее любого наркотика и любой зависимости.
петя вжимается в матрас, шипит почти беззвучно, когда кончает.
дрочить каждый божий вечер перед отбоем тоже стало своего рода традицией.
частью его личной терапии.

петя с докторами [со всем миром] играл в игру.
правила были известны одному лишь ему.
и ему это чертовски - до безумия - нравилось.

sergey razumovsky.
well.
who?

и всё бы ничего.
и он бы обязательно преуспел.
никто ведь не знал, не подразумевал, не представлял даже - простая и нелепая случайность - стоило его фотографии мелькнуть по телеку, как петра хазина, гения-тактика-стратега своего собственного выдуманного мира, просто выщелкнуло.
память закручивает его водоворотом - близость сергея,
запах сергея.
сергей.

серёжа-серёжа-серёжа.
серёженька.

- как быть теперь? - он усмехается-улыбается, разговаривает со всё той же несчастной подушкой или - что страшнее - говорит со своим отражением. - скажи, как мне быть, серёжа?
ты был. отрывками. мгновениями.
набегами.
но был.
стабильно.
больше тебя нет.
и никогда больше не будет?

- какое же ёбаное дерьмо, - у пети подрагивают тощие руки - натурально дрожат его длинные тонкие пальцы - пианист? нет, блять, простату разрабатываю - шутки в сторону; всё, что было, всё, чего больше никогда не будет - страшно. - я не верю.
петя хватается за голову - она чертовски раскалывается; сегодня, когда его не успели вовремя поймать в припадке, он здорово приложился черепушкой.
как итог - ушиб мягких тканей, таблетки, повязка (которую он, выбесившись, сразу же снял), постельный режим.

к нему в палату заходит медсестра. заходит, чтобы ошарашить.
не_будет_больше_твоим_лечащим_врачом.
какого хрена хромов сам не явился, чтобы сказать ему это в лицо?

как вообще можно менять лечащего врача пациенту лечебницы для душевнобольных?
вообще, картинка нормально складывается? а ничего, что пациента уже от одного этого может как следует е б а н у т ь ?
вот и петя хазин впал в агрессию, после - в апатию, после - в депрессию.

другой лечащий врач.
сосед по палате.
они там ничего не перепутали? знали вообще, кто он такой? кто его отец?
совсем охуели.
ебучая медицина. ебучая рашка. ебучее всё.

петю переводят на следующий день, ближе к вечеру.
у него в это время сеанс должен быть. он не пропускает сеансы.
сеансы по нечётным будним дням недели, петенька. а сегодня - четверг.
из-за пропущенной встречи у него фляга свистела - всё расписание переёбано.
он никогда раньше не дрочил на сроки и пунктуальность так сильно - седативные давали о себе знать - один вред от этих колёс, один вред, петя.
а если бы он на самом деле был ш и з о ф р е н и к о м - и что тогда?

доктор вениамин рубинштейн.
что за перец такой?

петя откровенно нервничал - смена лечащего врача - это и в случае стандартного терапевта - стресс, какой бы ни была психика.
а уж в его, пети, деликатном положении.
вы будете не один, пётр. доктор рубинштейн настоятельно рекомендует перейти к следующей стадии - нужно будет социализироваться.
кому, блять, нужно?

если честно, после всех этих настоятельных_рекомендаций_приказов пете очень сильно хотелось встретиться с гением психиатрии лицом к лицу, чтобы за подобную дерзость ему въебать хорошенько.
а заодно соседу своему будущему.
для профилактики.

когда в палату как хуй на именинах вваливается игорь, мать его, гром, слов цензурных и не очень у пети не находится.
его, признаться, сразу и не узнать - осунулся, исхудал, потерял свой ментовский былой лоск, если так можно выразиться.
хотя явно не пете об этом говорить.

- блять, я, - хмыкнул петя, стараясь не показывать всю степень своего охуевания и просто бесстыдно продолжая рассматривать бывшего коллегу - с головы до ног. - и, блять, ты.
вот, блять, и познакомились.
единственное, чего пети не хватало в его охуительном 'выздоровительном' трипе - невыносимого душного мужика из питерской ментовки с завышенным [больше чем у пети?] чсв.

+3

5

это не иронично, насколько чувствуешь, что прижился именно тогда, когда говорят, с вещами и на выход.

игорь смеется, больше истерически, чем от искреннего веселья, радости, ведет ладонью по лицу, думает: ебать. потом еще думается, что ебать, если тут еще камеры, это же россия, всем же похуй на право конфиденциальности, здесь-то. но думается и пропускается, ему похуй, правда, похуй. после всей это тревоги, после всего, что произошло за последние месяцы — так откровенно плевать. участок в миниатюре. миниатюра в реалиях психушке номер — хуй знает, он не помнит. 

— и тебе, — хазин, да вы серьезно, — здравствуй.

ебать, — думает игорь, вязнет в серости помещении, в сером разъебанном лечением, наверное, разъебанном своими проблемами, явно, жизнью — без сомнения — хазине.   

когда он отходит от ступора, от этого взаимного: посмотрим друг на друга, охуеем с того, как плохо нам стало, разойдемся по койкам и попробуем отъебаться от этого знакомства. когда отходит, он шагает до кровати, и комната охуенно большая, сколько он там, три? пять шагов делает? пиздец коммуналка.

его раздевают, препарируют глазами, а он закидывает ноги на перекладину в ногах кровати, руки под голову и игнорирует, в принципе.

ну, глядишь? гляди, похуй.

я имена своих демонов знаю, а знаешь ли ты.

запоздало хочется провокационно завалиться на чужую кровать, одна ведь очевидно выбрана, смято постельное. а вещей нет, ни у одного из них, хуй докажешь, что кто-то выбрал первое. но хочется вот этого — конфликта, что ли. чего-то, блять, живого, и настоящего.

когда они виделись в прошлый раз, то в этом большом городе петр вообще был московским заезжим гостем. а теперь заехал, поглядите, в этот раз до культурной столицы на подольше, подальше. ничего так, с пропиской,  с жильем. за коммунальные услуги вот не нужно платить, петь, не охуенно ли. слышал, у вас в москве цены пиздец, нихуя нашим.

— что ты здесь забыл-то.

какого хуя, хазин.

— сергей разумовский, — на пробу.

приподнимается на локте, смотрит, на него, ждет, истории, откровений, пиздеца, может. смотрит, и ему чудится, что ему сейчас прилетит, игорь на старых, отмерших почти рефлексах полицейского еще дергается, да пытается понять, перехватывать ли кого (бежать ли утирать чужие слезы).

какая-то история, да?

какого хуя, хазин.

это не твоя история, моя.

отъебись. исчезни.

Отредактировано Igor Grom (2022-02-20 21:15:00)

+4

6

перед глазами его шахматная доска - пол чёрно-белыми квадратами.
петя идёт - строго вперёд - быстрым шагом, лишь ускоряясь.
длинный тёмный коридор, с каждой секундой становится лишь темнее, свет остаётся где-то позади, но петя стремится прочь от него - переходит на бег.
от кого ты убегаешь, хазин?
вернее - кто гонится за тобой?

петя устаёт просыпаться в холодном поту.
один - всегда теперь один.
если нет рядом серёжи, то и целого мира нет.

как ты до жизни такой дошёл всё-таки? как позволил себя посадить на цепь? на крючок?
у тебя в голове вместо мозгов сахарная вата?

свой же тянут поводок, но всем вешают ярлыки
но какой ты ни пришей
таки самые великие из нас способны выбирать ошейники

петя великим далеко не был, конечно, но какая, к чёрту, разница?
петя был человеком - целостной личностью, а теперь - теперь что?
чем ты был теперь, п е т е н ь к а?

и вот они - такие разные, что пиздец.
такие похожие - впору стреляться.

когда громом гремят его личные небеса, ему - честно - кажется, что штукатурка с потолка начинает осыпаться - а в кабинете доктора хромова ебучее стекло бы разлетелось вдребезги, окрасив комнату в смешанный кроваво-алый, изуродовав лица до неузнаваемости?
так и остались бы увековечены - два ебучих столичных мента, кончившие свои жизни в психушке.

петя улыбается своим эпилептическим приходам - криво и хищно, будь рядом с ним кто другой - ещё и страшно бы было.
у игоря такой ебальник был, будто его вообще ничего не проймёт.
- сергей разумовский, - повторил хазин, нервно сглотнув, и не без удовольствия заметив, как игорю, кажется, защемило лицевой нерв. - тоже заметил, что по телеку стали крутить сенсации прошлого столетия?

ему не хотелось раскрывать все карты сразу.
он знал - слышал - что что-то там было.
между разумовским и громом.
без деталей. без подробностей.

это ведь не он с азартом шизофреника вырезал все газетные статьи, распечатывал и клеил себе на стену.
чумной доктор далеко не был личным героем пети, но личность, которую скрывала птица, была для него всем.

ебучая терапия едва ли шла ему на пользу - он ловил просто охуенные провалы в памяти.
шахматная доска, залитая кровью - кто победил, белые или чёрные?
разнесённый в щепки бедный майор гром - и как он только с ума не сошёл от горя на месте?
как же так он и не расквитался собственноручно с сергеем разумовским?

перед глазами мелькали флэшбэки - не его воспоминаний.
картинки струились, превращаясь в радужный калейдоскоп.
если бы петя помнил всё, сопоставил мозаику - картина бы была для него ясной, полноценной.
вот, почему игорь гром был здесь.

вот, почему ты был здесь, петенька.

ему страшно было закрывать глаза надолго - огненные пряди на хрустящей чистотой белой подушке.
веснушки, рассыпанные по всему лицу и телу.
томные хриплые стоны, вырывающиеся в ответ на каждое движение бёдер.

сергей разумовский был его личным наваждением.
и навсегда им останется.
забавно - хотя скорее - нет, что их с игорем объединяет одно сумасшествие.
просто имеющее разные корни.

петя смотрит на соседа в упор - изучает, рассматривает, жадно исследует каждую изменившуюся деталь во внешности.
пете одновременно хочется выдать ему всё как на духу, но ещё больше - послушать, что скопилось на душе у самого игоря.
им некуда было торопиться, внутренний голос подсказывал - они здесь застряли ещё надолго.

+2


Вы здесь » yellowcross » MAX FREI | межфэндомные отыгрыши » are you insane like me?