html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » All too familiar


All too familiar

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Uchiha Matsuri & Kankurou https://i.imgur.com/FGgT2uZ.gifALL TO FAMILIAR


All too familiar,
So why are we back here again?
Tell me you know how it feels to be killing a friend?

[icon]https://i.imgur.com/VfPVT3i.jpg[/icon]

Отредактировано Kankurou (2022-03-24 13:40:18)

+2

2

Она не должна была этого делать. Это шло вразрез со всеми договоренностями, которые они обсудили с Кабуто, потому что затея была довольно опасной и безрассудной. Одно из условий сохранения их спокойной жизни - быть незаметными. Нигде не светиться. Не оставлять следов. Не ночевать дважды в одном месте. Не задерживаться. Жить путешествием. Снова привыкать к тому, чтобы не заводить знакомств и привязанностей кроме как друг с другом. Это помогало Матсури оставаться мертвой, а Кабуто - неуловимым. Ровно до тех пор, пока она сама не решила открыться.
Они всегда соблюдали осторожность, но не сегодня.
- Пожалуйста. Я должна. - будь ее воля, она не спрашивала бы, сделала бы все сама. Но слишком уж доверяла тому, с кем снова соединила собственное сердце, да и не собиралась больше ничего скрывать.
Она заметила Канкуро в одном из городов, куда они прибыли. И им бы правда уйти, чтобы не пересекаться, ведь тогда ее точно поймают и не выпустят, но сердце предательски дрогнуло и Матсури просто в один момент не смогла пойти дальше.
Она снова ушла не попрощавшись. В прошлый раз она разорвала хрупкое доверие к себе, второй раз ей больше не станут доверять. Это тяготило ее, но не только из-за болезненно оборванных связей, но и из-за чувства стыда. Потому что Канкуро был одним из тех, кто не заслуживал того, чтобы от него вновь ускользнули, ничего не объясняя.
Куноичи не смогла бы заставить себя попрощаться с Гаарой, слишком уж болезненной была их связь, построенная на чувствах, которым не суждено было развиться дальше. Но Канкуро... Был другим. Хмурый наставник, шиноби, что поддерживал ее и защищал, словно старший брат. Говорят, что Канкуро-сан нелюдимый и резкий человек. Но для Матсури он был тем другом, который не отвернулся от нее, который протянул руку помощи и прочно сжимал ее, не давая упасть среди общего недоверия. И сейчас она снова предала его и из-за этого внутри было гадко и неспокойно.
Подготовить ловушку по пути в другой город было несложно. Жалобные крики помощи, на которые трое шиноби точно кинутся вперед и неосмотрительно разделятся. Двоих сопровождающих Канкуро кусают змеи, но вместо яда лишь усыпляют их на время. Его должно хватить. Канкуро же нужно лишь подойти к беспомощно лежащему телу, да и только, наклониться опасно, потерять бдительность и, протянув к нему руку, увидеть ярко-красные глаза.
Обстановка вокруг практически не меняется. Матсури удалось захватить Канкуро в гендзюцу, где он точно не мог ей навредить и какое-то время не смог бы освободиться. Пока что она была сильнее его. Он даже не подозревал насколько сильнее.
Небольшая поляна освещается лучами теплого солнца. Вокруг шумит ветер в ветках деревьев и умиротворяюще поют птицы. Казалось бы, комфортная обстановка, только вот вряд ли ее собеседник чувствует себя в безопасности, когда видит Матсури напротив.
- Здравствуй, Канкуро, - куноичи никаким образом не пытается навредить ему или подойти ближе. Она может лишь наблюдать за ним и чувствовать, как изнутри поднимается ощущение тоски и боли.
- Я не причиню тебе и твоим спутникам вреда. Я только... Пришла поговорить с тобой, - да только он вовсе не обязан ее слушать, вовсе не обязан принимать отвратительную правду.
Верить ей он тоже не обязан.
Но Матсури х о ч е т с я верить, что он все же позволит ей сказать хоть что-нибудь.
Пожалуйста.
Прошу.
Поверь мне еще один раз.
П о с л е д н и й раз.

+2

3

Шиноби всегда на службе. По крайней мере, Канкуро считал именно так. Даже если он вымотан почти до бессилия на предыдущем задании, но долг требует прийти на помощь, то это нужно сделать. Потому ни он, ни его товарищи не колебались ни секунды, услышав неподалеку чей-то отчаянный возглас. Такой тонкий и резкий, что непривычный слух мог бы перепутать его в вечерних сумерках с криком птицы.
Трое шиноби, забыв про усталость от долгого пути, тут же помчались на выручку. Местность, в отличии от привычного пустынного ландшафта, не так хорошо просматривалась, мешало нагромождение камней и невысокие сухие деревца.
Краем глаза Канкуро заметил знак, поданный его спутником — тот оповещал, что увидел кого-то в стороне. Через секунду и второй шиноби свернул в сторону, услышав подозрительный звук. Канкуро же продолжал бежать туда, откуда раздался новый вскрик, и, как только обогнул очередной валун, увидел источник. На рассохшейся твердой земле лежал человек, по всей видимости, раненый. Вокруг не было никого. На первый взгляд.
Нити чакры, тонкие, прозрачные, разошлись невидимой обычному глазу паутиной, цепляясь за крючковатые веточки деревьев, ощупывая трещины в камнях, ища тех, кто мог спрятаться поблизости. Нет, похоже действительно никого. Должно быть, приближение шиноби спугнуло тех, кто напал на путника, и спутники Канкуро сейчас за ними гонятся. Сам он опустился рядом с потерявшим сознание человеком, когда тот открыл глаза. Вернее, та.
— Ты?!
Доли секунды хватило, чтобы узнать ее. Но среагировать Канкуро не успел — в алых глазах взвился черные водоворот, засасывая его рассудок в плен гендзюцу. Он был наслышан об этой технике, позволяющей за пару секунд обеспечить неприятелю несколько лет страшных пыток. Но вместо ужасающих образов, сулящих боль и мучения, вдруг увидел перед собой залитую теплым солнечным светом опушку. Вокруг поднималась высокая мягкая трава, среди которой пестрели какие-то луговые цветы. Где-то высоко над головой приветливо качал зелеными ветвями лиственный лес.
Канкуро на миг даже опешил, ослепленный ярким светом после наступающих сумерек, но быстро взял себя в руки. Искусной иллюзией, пусть даже приятной и спокойной на вид, его не обмануть. Этот яркий мирок, насильно втиснутый в его разум, такой же фальшивый, как и все, что сопровождало ту, что стоит сейчас напротив.
— Как у тебя только совести хватает…
Голос Канкуро спокойным лишь казался. В его душе толкались, наползая друг на друга, столько разных чувств, что он словно не мог выбрать из них какое-то одно. Они все были одинаково сильны.
— …даже на глаза мне показываться?
Он мало кому был готов дать второй шанс, возможность исправить совершенные ошибки. Не перед ним, нет, — перед всеми шиноби Скрытого Песка. Матсури была одной из них. Преодолев всеобщее сомнение, она завоевала дружбу и доверие, снова стала частью деревни. Чтобы потом снова это все разрушить.
После второго исчезновения Матсури, Канкуро сам распорядился, чтобы ее искали постоянно. Сначала из опасения, что она снова стала угрозой для Совета или понадобилась кому-то другому для очередных грязных интриг. Но время шло, и все чаще Канкуро приходило в голову, что она опять ушла сама. И все же он старался гнать от себя эту мысль, а не стоило. Может, успел бы привыкнуть к очередному предательству.
— Поговорить о чем? — губы изломила болезненная усмешка, в которой было поровну горькой обиды и злости. —  О том, почему ты снова сбежала?
Канкуро шагнул вперед. Медленно, словно колышущаяся трава цеплялась за ноги, мешая, или воздух стал гуще, и приходилось преодолевать его сопротивление.
— Я и так знаю.
Следующее движение, когда Канкуро понял, что его ничего не удерживает на месте, было стремительным. Он ни на что не надеялся, гендзюцу не позволит ему причинить вред той, кто удерживает технику. Но уж слишком хотелось выместить всю скопившуюся злость на виновнице. За долю мгновения он оказался рядом с Матсури, протягивая ладонь к ее горлу.

[icon]https://i.imgur.com/VfPVT3i.jpg[/icon]

Отредактировано Kankurou (2022-03-24 13:39:56)

+2

4

Матсури знает, как ранит оружие. Как тонкие лезвия впиваются в плоть и надрезают ее, как иглы дротика впрыскивают яд, как сюрикен застревает в мышце и не дает двигаться. Матсури знает, как ранит рука, когда человеческие кулаки ударяют прямо в незащищенное место, где немедленно расцветает синяк или возникает внутреннее кровотечение. Но с этими ранами можно бороться, эти раны не так страшны, как могут показаться.
Но Матсури никогда не может знать, как именно ранят слова. Вот и сейчас, когда Канкуро злится на нее, она только закусывает нижнюю губу изнутри, чтобы не терять сосредоточенности из-за волнения. Все же, даже если она контролирует собственные эмоции, ей болезненно ощущать злость от человека, с которым ее связывало нечто теплое, родственное, хорошее. Едва ли немногое хорошее, что было с ней эти несколько лет. Покровительство хмурого командира помогло ей выжить и не прогнуться под тяжестью проблем, что принесло ее возвращение. И все так и продолжалось, если бы не...
Она отвлекается невовремя, совсем невовремя проявляет собственную слабость по отношению к нему и лишь в последний момент успевает перехватить его руку в сантиметре от собственного горла. Смотрит в глаза, усиливает влияние собственной воли, сосредотачивается и заставляет Канкуро снова застыть ненадолго, прежде чем отводит его руку от себя и отступает на несколько шагов назад, устанавливает вокруг себя невидимую защиту от еще одного вторжения в личное пространство, хотя это и нечестно по отношению к нему.
Наверное, если бы он действительно ударил бы ее, им обоим было бы легче. Он бы выместил злость и остыл, она бы ощутила, что это справедливо. Однако, она не дает ему этой возможности.
- Я не буду с тобой сражаться. Даже несмотря на то, что ты хочешь отомстить мне, - за обманутые ожидания, за очередную боль, что она принесла ему. Матсури ведь все понимает, она же сама стала источником этих эмоций. Снова.
Второй раз сложнее поверить, второй раз сложнее услышать. Уголок губ дергается, когда она слышит слова "я все знаю".
- Что ты знаешь? Что на последнем задании, на котором я была, погибли все, кроме меня? Что ходили слухи, что я сама их убила? Ты тоже в это поверил? Что я так просто все бросила без причин? - ее голос звучит совсем тихо, но отдается в сознании Канкуро. Как побочный эффект действия шарингана, ведь она буквально находится сейчас в его голове. Каждое ее слово будет услышано, даже если он заткнет уши и не захочет этого.
- Я надеялась, что ты захочешь докопаться до правды, но видимо, ты ненавидишь меня так сильно, что не будешь даже слушать, - работать с сознанием, которое сопротивляется изо всех сил от чужих эмоций, довольно сложно. Что ж, видимо, эта затея и в самом деле того не стоила, ей лучше закончить все и убраться подальше, но она все же хочет попытаться, хочет еще раз попросить, посметь дерзнуть задать вопрос, посметь затронуть его, достучаться, позвать. Не хочет насильно передавать свои воспоминания.
- Я пришла, потому что не хочу еще раз оставлять тебя в неизвестности, почему я снова покинула Сунагакуре. Потому что по отношению к тебе это было бы честно. Но... Видимо тебе не нужны эти объяснения, - в ее голосе слышится невероятная горечь и тоска. Потому что это отношение к ней - справедливо. Но, черт побери, как хотелось бы, чтобы все было по-другому.
- Пожалуйста, прости меня, Канкуро. - что ей еще остается кроме этого. Она поднимает опущенную было голову, смотрит ему в лицо, пока ее глаза подозрительно блестят.
- Я отпущу тебя и уйду. Не пытайся догнать меня, у тебя не получится, - ее пальцы подрагивают, когда она поднимает руки, чтобы сложить печати.

+2

5

Где-то в глубине души, Канкуро все же надеялся, что Матсури позволит ему дотянуться до себя. Но, пожалуй, к лучшему, что она этого не сделала. Никакая физическая боль все равно не искупит все то разочарование и гнетущую пустоту, которая осталась внутри, в том месте, что раньше занимала куноичи. Кроме того, это не достойно шиноби — так мелочно радоваться кулачной расправе.
Ты вообще что несешь?! Как ты вообще могла предположить, что я…
К уже бурлящей смеси злости и огорчения, добавилось еще и возмущение от сказанных слов. Но вместо того, чтобы взорваться очередной гневной тирадой, Канкуро вдруг умолк. Он словно оказался в оке бури, и к нему пришло неожиданное спокойствие. И вместо того, чтобы вывалить на виновницу всех бед поток эмоций, он вдруг понял, что именно его расстроило больше всего.
Я тебя не ненавижу, — произнес он. — То есть да, какая-то часть меня все еще хочет тебе врезать, но… дело не в этом.
Может, она действительно сожалеет. Судя по дрожащим озерцам непролитых слез — да. Наверное, ей и правда больно, но в этот раз прощения не будет.
Ты правда думаешь, что я позволил бы обвинить тебя на основании слухов? Или сам в них поверил? Безо всяких доказательств?

Канкуро старался оставаться непредвзятым ко всем подчиненным одинаково, не выделяя никого, но не мог не признать, что в случае Матсури отношение было особенным. Так уж случилось, что они прошли через столь много вместе, что это не могло не оставить отпечатка.
И конечно я знаю, почему ты ушла.
Всегда знал, наверное. Только самому себе признаваться не хотел в столь очевидном.
Ты все вспомнила, ведь так? Ту жизнь, которая у тебя была, пока ты была мертвой для нас? И она тебе настолько дорога, что ты без всякого сомнения снова все бросила.
Шиноби должен быть предан деревне до конца своих дней. Вот только деревня не всегда отвечает на эту преданность так, как должно. Матсури почувствовала это на себе, как никто другой. Канкуро уже однажды поступился ради нее законом, потому что в ее случае справедливость была важнее.
Если бы сразу пришла и объяснила, то всего этого, можно было избежать, — Канкуро сокрушенно покачал головой. — Но ты этого не сделала, а просто сбежала.
Вот что ранило его так глубоко. До этого момента Канкуро и сам не совсем понимал, как дорожит этой дружбой, которая однажды уже погибла, но все же вернулась снова, крепла с каждым днем, но все равно, по всей видимости, в ней оставались сомнения. И принадлежали они уже не ему.
Знаешь, все то время, после твоего возвращения, я думал, что главная проблема в том, могу ли я доверять тебе. Но видимо дело было в том, что это ты никогда мне не доверяла. Не до конца.
У Канкуро было не так уж много тех, кого он мог бы назвать близкими людьми. Почти все они были его семьей, людьми, связанными с ним узами крови или родства. И Матсури тоже в каком-то смысле стала ее частью. И потерять ее снова оказалось намного больнее, чем в первый раз. Настолько, что…
На этот раз я не смогу тебя простить. Но снова попробую понять.
Канкуро снова протянул к Матсури руку, но на этот раз в совсем ином жесте, легко коснулся пальцев, готовых соединиться в печать, останавливая.
Это настолько для тебя важно?

[icon]https://i.imgur.com/VfPVT3i.jpg[/icon]

Отредактировано Kankurou (2022-03-24 13:39:29)

+2

6

Руки Матсури, уже сложенные в печать, начинают подрагивать, когда Канкуро начинает говорить. Не потому, что у нее нет сил удерживать это гендзюцу, чакру она распределила верно, а потому, что от его слов что-то дрогнуло внутри, словно снова начала кровоточить старая рана. Потому что большинство из его слов оказываются правдой. Она до конца не доверяла никому в деревне, а когда случилось то, что случилось... Она даже не задумывалась, что вновь оставляет все в прошлом с легкостью, что снова делает кому-то больно. Чувство стыда охватило ее изнутри и Канкуро, возможно, даже ощутил это. Нужно было собраться. Не давать эмоциям взять над собой, верх, удержать концентрацию.
Она же все еще шиноби. Пусть, как оказалось, до некоторых ей еще далеко.
- Возможно, в чем-то ты и прав. Но да, для меня действительно важно было поговорить с тобой, потому что... Все то, что происходило между нами... Для меня это все еще небезразлично, - потому Матсури пришла именно к Канкуро, потому сейчас пыталась доказать хоть что-то... то ли ему, то ли самой себе. Но раз уж у нее выпал шанс не все исправить, но хотя бы рассказать что-то, то она этим воспользуется.
- Некоторые твои предположения верны, но... Обо всем по порядку, - обстановка вокруг них начинает затуманиваться, светлая поляна сменяется на какой-то глухой мрачный лес. Именно в этом месте ее группа должна была встретиться с информатором из деревни нукенинов. Только вместо этого их ожидала засада.
- Наша группа была отправлена на задание. Все люди, которые там находились, каким-либо образом мешали правлению Казекаге-сама. Не знаю, кто так думал и кто именно так решил, мы просто отправились на задание в одну глухую деревню и должны были встретиться с проводником, а... Большинство из нас встретили свою смерть, - серая дымка тумана вокруг расцветает алыми кровавыми пятнами, словно там, за завесой, в самом деле происходила ожесточенная битва.
- Нас спас один человек, который позвал меня за собой. Нас оставалось четверо. Трое ушли на разведку и не вернулись. Это было заказное убийство. У меня не так много доказательств, но они существуют. Кто-то посчитал, что мы слишком... опасны и мешаем, - на лице Матсури появляется кривая улыбка. Да, уж кому, как не Канкуро знать, как она пострадала в свое время просто потому, что у нее был шаринган. Сейчас же Матсури, видимо, мешала своей приближенностью к семье Казекаге и к нему самому. Конечно же, она вряд ли могла бы на что-то повлиять, но после ее возвращения Гаара казнил нескольких советников и кажется, это ей не забыли даже спустя пару лет. Просто выжидали момент.
Местность постепенно возвращалась к привычным очертаниям залитой солнцем поляны. Матсури же продолжала говорить.
- Того, кто нас спас, не заботила судьба остальных, но заботила моя. Ты был прав, я... действительно все вспомнила. Потому что меня спас человек из моего прошлого, тот самый, о котором мне стерли воспоминания, - солнце начинает светить чуть ярче, словно эти воспоминания приносят ей тепло. Хотя, конечно, и их возвращение не обошлось без трудностей. Лицо Матсури внезапно становится... Спокойнее. Словно то, о чем она говорила, само собой разумеющееся.
- Та печать, что скрывала мои воспоминания, была одновременно и бомбой замедленного действия. Стоило мне узнать того человека из воспоминаний - она активировала бы призыв к нему, а я бы испытала болевой шок, стоило ему приблизиться ко мне. Все ради того, чтобы просто поймать его, потому что... Его считают опасным. Даже спустя... Восемь... Да, восемь лет, со времен Четвертой Войны, - конечно же Матсури поймет, если Канкуро сейчас отвернется от нее. Но она обещала быть с ним честной.
- Да, тот, с кем я ушла и провела вместе два года - ниндзя-отступник. Настолько умелый, что очень легко может скрыться, а я... Лишь была наживкой для него, но он был осторожен, пока мне не стала грозить смерть, - хотя, возможно, он помогал ей и раньше, просто не открывал свой истинный облик, Матсури не может знать наверняка, но на всякий случай не расспрашивает об этом.
- Я... Пыталась быть полезной для деревни. Пыталась загладить свою вину, но... Кому-то это было не нужно. Прости, я... Просто хочу жить, не думая, что на следующий день из-за этого снова может что-то случиться, - она выдыхает и прикрывает глаза. Ей нужно оставаться в концентрации, если она не хочет оказаться схваченной.
Еще какое-то время.
По крайней мере, теперь она рассказала Канкуро почти все, а прощать ее или нет - решать только ему.

+2

7

Чем больше Матсури говорила, тем сильнее мрачнело лицо Канкуро. Кажется, он уже все это слышал, словно бы и не было этих нескольких лет. Тогда у девушки было хоть какое-то оправдание своему побегу — она попросту не знала, кому можно верить, а кому — нельзя. Тогда на ней лежала печать, сковывающая уста, не давая проговориться о тщательно скрываемой тайне. Да и сама Мастури была гораздо моложе и наивней. Что помешало ей сейчас открыться, Канкуро никак не мог понять.
Он слушал внимательно, не перебивая, иногда хмурясь, в тот момент, когда хотелось что-то возразить. Лишь когда иллюзия сменила декорации, бросил короткий взгляд туда, где виднелась воссозданная памятью Матсури сцена схватки. На сердце снова лег тяжелый груз тревоги. Сколько еще времени их родная деревня будет в сетях бессовестных интриганов? Словно верные Сунагакуре шиноби и не проводили расследований, не выводили на чистую воду заговорщиков. Не вычищали свои ряды от продажных ниндзя, отправляя бывших товарищей по оружию в тюрьму или на казнь.
Наверное ещё ни разу за свою жизнь Канкуро не чувствовал себя таким усталым. Как бы он ни старался, все напрасно. В тот момент, когда он решил, что наконец-то эта битва закончена, выясняется, что все началось сначала. И сейчас не только Матсури оказалась жертвой подлых козней, но и ещё несколько человек, которых в деревне теперь считают предателями.
А еще, Канкуро очень хотел услышать от нее, что на самом деле она провела это время в погоне за этими самыми доказательствами. Что её побег был вынужденной мерой, и она все же осталась верной Сунагакуре. Но надежда эта слабела с каждым сказанным ей словом. Все же она в своих странствия после побега встретила кого-то, кто помог ей скрываться все это время. Канкуро почти не сомневался в том, что такой человек был. Но все же то, что он услышал дальше, превзошло все, даже самые невероятные ожидания. И он в первую секунду даже не поверил.
— С чего бы нукенину помогать те…
И ту Канкуро осекся. С того, что этот нукенин так уже делал! Перед внутренним взором, словно короткие вспышки появлялись разрозненные воспоминания, обретали почти осязаемую форму, соединяясь в цельную картинку, словно кусочки мозаики. И все произошедшее вдруг обрело совсем иной смысл.
Действительно, многим ли хватило бы сил и умения снять такие сложные печати? От кого Матсури могла научиться технике призыва похожих животных? Да и о шарингане тот, наверняка, знал немало, ведь как минимум два года провел рядом с Учиха Саске.
— Нет… нет-нет, — Канкуро встряхнул головой, словно стараясь прогнать единственный и очевидный вывод. — Только не…
И только он это произнес, память услужливо подкинула очередной эпизод и слова Матсури «Понимаю, что поймать Якуши Кабуто необходимо, но… Это не должно быть приоритетной задачей». Может быть, уже тогда?
Несмотря на все факты, в тот момент, когда он уже должен был сделать окончательный вывод, Канкуро почему-то искал лазейки. Нет, предусматривал все варианты! Ему прекрасно известно, как Кабуто умеет лгать. Он столько лет притворялся генином в Скрытом Листе, передавая информацию Орочимару. Водил за нос Сасори, который считал Кабуто своим информатором, получал крохи сведений о своем бывшем напарнике и одновременно выдавал несравненно больше о делах Акацки. Что ему стоило обмануть Матсури, увлечь за собой умелой ложью? Хорошее подспорье для беглого преступника — молодая девушка, разочарованная в собственной деревне, обладающая опасной техникой. А за столько времени, что они провели вместе, он мог внушить ей все, что угодно.
— Матсури, — осторожно начал Канкуро, — ты ведь знаешь, что это за человек. Он лжет и лжет превосходно. Не знаю, что он тебе наобещал, но это чушь! Просто вспомни, все, что он сделал… Мерзавец тебя использует!   

[icon]https://i.imgur.com/VfPVT3i.jpg[/icon]

Отредактировано Kankurou (2022-06-20 14:39:29)

+2

8

Было ожидаемо, что Канкуро отреагирует именно так. Было ожидаемо, что он не поверит ей и начнет отговаривать, но, по меньшей мере, первую часть рассказа с объяснением причин того, почему именно она ушла, он выслушал и даже, кажется, принял. Но все остальное…
Матсури и не ожидала, что он сможет понять это. Не думала, что он действительно отпустит ее с миром и не попытается снова поймать. Равно как и не думала, что она должна хоть что-то объяснять, однако, куноичи медленно выдыхает, все так же удерживая концентрацию шарингана и не давая иллюзии разлететься, и все же возражает.
- Я помню все, что он совершил. Я знаю об этом и живу с этим знанием каждый день, но… Разве деревня не использовала меня, когда нас отправляли на смерть? Разве Сунагакуре не пожелали оставить у себя шаринган, отдав лишь иллюзию выбора? – ее голос становится чуть громче и раздражительнее. Не голос взрослого и уверенного человека, но голос того, кто устал кому-то что-то доказывать и объяснять. Однако, она заставила себя быть спокойнее. Он – не знает всего. Он может ошибаться. Это нормально.
- Такому сильному шиноби как он незачем использовать кого-то, вроде меня. Даже если у меня и есть шаринган, но я слабее, чем другие представители клана Учиха и не представляю такой уж невероятной ценности. Не говоря уже о том, что прятаться одному от преследования куда проще, чем делать это двоим. Поэтому… Я нахожусь рядом с ним добровольно, - описать их отношения слов не хватит, обозначить их связь каких-то их любых существующих слов, даже если это будет «любовь» все равно будет недостаточно. Мир вокруг них снова словно подстраивается под создателя иллюзии – солнце, проникающее через деревья, светит ярче, чем в пустыне Сунагакуре.
- Канкуро, я остаюсь рядом с ним и помню, кто он. Протянула руку тому, кто хотел стать лучше и нуждался в этом. Как… Когда-то подошла к твоему брату, - хмурый парень с красными волосами, которого все боялись, шептались и никто не хотел подходить к тому, кто убивал людей. Только Матсури пришла к нему, словно любопытная кошка, услышала его отчаянный скрытый сигнал желания внимания и оказалась рядом так вовремя. Стала ли она в какой-то степени спасением для него – Матсури не знает. Но знает, что ее присутствие рядом с ним помогло ему раскрыться и стать лучше.
Разве не точно так же происходило и с Кабуто сейчас? Когда она раскрыла руки и доверилась ему? Да, Матсури действительно помнит войну. Но в равной степени помнит и неприглядную изнанку мира шиноби, которая порождала подобных ему людей и все еще не искоренила их окончательно.
- Но, в любом случае, причины не так важны, правда? Важно то, что я снова ушла, - что бы она ни сказала, как бы ни попыталась объяснить ситуацию, главного не избежать. Снова покинула деревню. Снова осталась с тем, кто желал этого. Отдала свое сердце и оставила позади тех, кто теперь будет смотреть на нее так же, как и Канкуро.
- Я знаю, что Кабуто передал Гааре послание – дать мне самой сделать выбор, с кем я останусь и не пытаться больше преследовать нас. Я сделала свой выбор, - Матсури очень хочется протянуть руку и коснуться ладонью ладони Канкуро. Потому что расставаться с тем, к кому прикипела, словно к старшему брату, оказывается все еще сложно и больно.
Больнее, чем со всеми теми, кто уже смирился с этим.
- Я прошу и тебя – не ищи меня. Ни я ни он не желаем зла миру шиноби и если снова нужно будет рассказать о какой-нибудь угрозе – я приду или оставлю послание об этом. Мы не будем трогать никого кроме тех, кто станет сильной угрозой, - это слова обещания. Матсури помнит методы борьбы Кабуто и не все из них ей нравятся. Но она уже достаточно знает о жизни чтобы понимать, когда подобное может быть необходимо.
- Пожалуйста, Канкуро. Отпусти меня.

+2

9

Все еще не веря в то, что слышит, Канкуро сокрушенно покачал головой. Жизненный цикл сделал оборот, возвратив все на круги своя. Казалось, они застряли в зеркальном лабиринте, заполненном переплетенными между собой страшными событиями и повторяющимися раз за разом объяснениями. Или оправданиями.
— Ты опять путаешь горстку негодяев с жителями Сунагакуре, Матсури, — в голосе Канкуро через усталость и горечь начало сквозить недовольство. — Ты уже не маленькая напуганная девчонка, которая… Впрочем, неважно… 
Он тоже уже это всё говорил. О том, как ему жаль, что с девушкой обошлись так несправедливо. Что в деревне были и её друзья, которые готовы были помочь по первому слову. И сам Канкуро всегда был готов прийти на выручку. Она это прекрасно знала, но всё равно выбрала его.
И нельзя было сказать, что в глубине души Канкуро её совсем не понимал. Он по своему опыту знал, что человек не решает, кого любить. И выбор этот не всегда бывает разумным. И как не стараться, никто не в силах изгнать мыслей и снов образ того, кого выбрало сердце. Да, это сложно. Больно. И каждое утро приходится заново учиться дышать, существовать с этой кровоточащей раной, прожженной осознанием того, что она останется с тобой навсегда.
— Я знаю, что сердцу не прикажешь, и не понаслышке, поверь. И раз это действительно твой искренний выбор…       
А еще он знал, что с этим все же можно жить, пусть и придётся заковать душу в крепкую броню, чтобы не дать ей разорваться от мук. Собрать всю волю, чтобы задвинуть собственные переживания, огорчения и страхи на второй план. Потому что он в первую очередь шиноби, давший присягу, а потом уже всё остальное.
— … значит, тебе вообще не стоило становиться шиноби. И если ты не понимаешь, почему, то никакие объяснения не помогут.
Он нередко раздумывал над тем, что всё-таки заставляет людей покидать свои деревни, но так и не нашёл действительно достойной причины. Так и не понял, как у них хватает духу оборвать те невидимые, но крепкие нити, соединяющих шиноби друг с другом совершенно особенными узами товарищества. Это больше чем дружба или пресловутое чувство локтя. Это почти семья.
И конечно, когда Матсури в первый раз оборвала все связи, это можно было как-то оправдать. И тогда же, будучи совсем одинокой, она встретила другого беглеца, и, возможно, прятаться вместе действительно было романтично. Настолько, чтобы вновь оставить свою деревню, друзей, которые ей поверили, приняли вновь и помогли отомстить за искалеченную судьбу. И ради кого?

— Даже не думай сравнивать его с Гаарой! — Вспылил Канкуро, задетый таким сопоставлением, — это вообще…
На миг он осёкся. А «другое» ли? Собираясь сказать, что его младший брат не выбирал судьбу джинчуурики и вовсе не хотел становиться монстром, Канкуро подумал вдруг, что ничего не знает о Кабуто. Может быть, его прошлое тоже скрывает мрачные тайны, толкнувшие на неправедный путь. Ведь если подумать, мало у кого из его знакомых не нашлось бы в судьбе ни единой трагедии. Если так, то это, конечно, печально. Но разница между Кабуто и Гаарой определенно была.
— Гаара давно раскаялся в содеянном. И все эти годы старается исправить ошибки. Встречается лицом к лицу с людьми, которым он в прошлом причинил боль, и их близкими. Не прячется от своего прошлого, и каждый день старается стать ещё лучше.
И, пожалуй, именно поэтому Пятый Казекаге, скорее всего, последует просьбе, что ему передали. Вот только Канкуро не обязан это решение поддерживать.
— Не удивлюсь, если он согласится оставить вас в покое, — хмыкнул он. — А я не стану.
Как там говорится в поговорке «обманешь меня раз — позор тебе, обманешь меня дважды — позор мне»? Второй раз он на это не попадётся.
— Я не верю ему, и больше не верю тебе, — жестко сказал Канкуро, — как и любому изменнику, повернувшегося спиной к своей деревне и товарищам.
Один Канкуро само собой с ними двумя не справится, слишком не равны силы. Нельзя было не признать их умения, хоть он и презирал уже их обоих. Впрочем, наверняка он такой не один, найдутся другие шиноби, которым такие беглецы как кость в горле. А у  него уже был опыт руководства отрядом ниндзя из разных деревень. 
— Пусть я всю жизнь на это положу, но я найду вас обоих и отдам под суд.

[icon]https://i.imgur.com/VfPVT3i.jpg[/icon]

+1

10

Был ли хоть один шанс из миллиона, что он поймет ее и действительно простит за все то, что происходило с ними? Была ли возможность, что они разойдутся мирно? Наверное да, но увы, это было не здесь и не сейчас. Матсури чувствует, как ее губы расползаются в печальной улыбке. Она так часто осуждала Саске, но была ли она сама сейчас лучше него? Ушла, думая лишь о себе, пусть и попыталась защитить деревню извне. Но сейчас никаких оправданий для нее уже не существует.
- Я понимаю. Можешь не верить мне, но я действительно понимаю, - но выбор уже был сделан и она не станет больше менять его, прекратит сомневаться и будет идти тем путем, который выбрала. И ее не остановят ни друзья, ни связь с деревней, ни боль в сердце от того, что она снова отринула эту жизнь. Прохладные объятия, тихий шепот и золотистые глаза, которые смотрят на нее так, словно она целый мир – вот цена всему этому.
Она не станет переубеждать Канкуро в том, что все равно в какой-то степени защищает мир шиноби, просто делает это не по приказу, а по собственной инициативе, где никто не властен над ней ни в выборе методов, ни в выборе наказаний. Они с Кабуто следов не оставляют, никто не знает, что иногда помощь приходит из ниоткуда.
Все равно для Великих стран это капля в море.
- Я знаю. Гаара был для меня лучшим примером, что люди могут измениться, если захотят этого, - и к нему у Матсури остались только тепло и грусть, как к старому другу, который очень хорошо ее понимает. Только вот расстаться с ним еще раз будет не просто больно – невозможно больно, невероятно. Но так будет лучше для них всех.
Хорошо, что она встретилась с Канкуро, который показывает ей сейчас все свои намерения. Только вот Матсури он все равно не отталкивает. Потому что и его она может понять и лишь наклоняет голову чуть вниз, все так же улыбаясь печальной улыбкой.
- Я уважаю твое решение. Но я буду биться с тобой в полную силу, если тебе удастся нас догнать, - и не исключено, что кто-то из них не выживет. Но такова воля и судьба шиноби, если им случится столкнуться лицом к лицу, значит, так тому и быть.
- Как бы то ни было, я была рада увидеть тебя… Перед тем как уйти, - это тоже правда. Больная правда. Кажется, что слова Канкуро в какой-то момент перестали ее задевать. Когда твое сердце настолько сильно ранено, новая боль воспринимается уже не так чувствительно и болезненно.
- Пора прощаться. Спасибо, что поговорил со мной… в последний раз, - это действительно звучит как прощание. Матсури не знает, что будет с ней завтра. Может быть, она будет лежать в теплых объятиях. А может быть они оба уже будут на дне реки. Возможно, они станут героями, которые будут скрываться в тени. А может в груди застрянет кунай со смертельным ядом. В мире шиноби возможно все, так что лучше сказать последние слова заранее.
- Прощай. Я была рада быть твоим другом, - она все еще присутствует в гендзюцу, но ее фигура оказывается за спиной Канкуро и начинает отдаляться от него, так что он может видеть лишь ее спину и развевающиеся за спиной плащ и волосы. Где-то в реальности Матсури склоняется над потерявшим сознание шиноби и оставляет на лбу легкий, невесомый поцелуй – признак того, что она действительно была рядом с ним все это время.
«Пора»

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » All too familiar