ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Alone and Sublime


Alone and Sublime

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Zeke Yeager & Annie Leonharthttps://i.imgur.com/qobUBRYm.pnghttps://i.imgur.com/mSriYO7m.png
ALONE AND SUBLIME
843 год, Марлия, военный штаб


This is a spilling of the heart
With no intent to fall apart
I don't feel like I'm even here
You may just watch me disappear
I wonder, did they make me right?

Aren't I supposed to wanna fight for love In life?
Everything that people say is right
Am I so wrong to cry
Only when there's something in my eye?
Am I to die alone and sublime?

[icon]https://i.imgur.com/RrtfeMcm.jpg[/icon]

0

2

Не успел Зик и глазом моргнуть, как с того судьбоносного дня, когда он унаследовал силу титана, пролетел целый год: невероятный, волнительный, насыщенный, и, как ни странно, совершенно несложный. Вспоминая не без холодка по спине череду бесчеловечных отборочных испытаний, Йегер, уже успевший проявить себя как настоящий воин, хорошо понимал, как правдива пословица: «тяжело в учении — легко в бою». На первых же серьёзных учениях он выдал настолько фантастические результаты, что командование решило не мариновать его понапрасну в запасе, а сразу же выслать на передовую, где Зик, к слову, отличился не меньше, а то и больше своих коллег по цеху. Звероподобного прежде не слишком-то любили использовать в бою, ибо тот не обладал ни внушительной силой Колоссального, ни невероятной прочностью Бронированного, ни какими-либо уникальными способностями, вроде Челюстей, Повозки или Женской Особи, и, тем не менее, Йегер сумел доказать марлийцам, что потенциал его титана намного превышал все допустимые ими пределы. Его не зря прозвали «чудо-мальчиком», хотя, конечно же, особенная удаль Зика была заслугой не только его природных талантов и королевского происхождения, но и памяти господина Хавьера, который первым придумал, как применять в военных условиях бейсбольные броски. Впрочем, вклад Тома в их уже общее дело был куда значительнее, чем кто-либо мог себе представить, ведь он стал единственным человеком в жизни мальчика, кто действительно заботился о нём, кто видел в нём простого ребёнка, которому интереснее кидать мячик за приятной болтовней, чем разрываться на части, пытаясь получить положительную характеристику от полковника Магата. Господин Хавьер стал ему отцом, которым не смог стать ублюдок Гриша. Господин Хавьер поверил в него, когда никто больше не верил. Господин Хавьер разделил с ним мечту и указал путь к ней, пообещав всегда быть рядом. Ради всех светлых моментов, которые они разделили вдвоём, ради него самого, по-прежнему живущего в отдалённых уголках сознания, и ради всех несчастных элдийцев, обреченных на страдания в этом жестоком мире, Зик должен был и дальше отодвигать границы мыслимого. Чтобы стать истинным чудом.
Время старого состава Воинов подходило к концу — приближалась очередь нового поколения. Йегер, носивший нынче красную повязку, не без интереса наблюдал вместе с генералом Маготом за тренировками оставшихся претендентов, хоть это и не входило в его обязанности. Просто за те годы, что они провели подле друг друга, Зик успел самую малую малость прикипеть к этим ребятишкам, которым в скором времени предстояло встать с ним рядом на линии фронта. И вот в один из последних летних дней он, как всегда, посматривал издалека за претендентами, а Магат, к его удивлению, явился с опозданием. Похоже, командование устроило внеочередное собрание.
— Тебя хотят сделать командиром, — хмуро сказал генерал, подставляя сигарету под спичечный огонёк, любезно предложенный Йегером. 
— Не велика ли честь, сэр? — скромность? Нет, простая вежливость.
— Не заставляй лишний раз себя нахваливать, «чудо-мальчик». Пока что ты — наш самый лучший воин. Поглядим, что будет, когда ребятки подрастут.
— Разрешите вопрос, сэр? — давненько хотелось его задать, да всё возможности не подворачивалось.
— Валяй.
— Не считая моего Звероподобного, в распоряжении Марлии пять титанов, а претендентов всё еще шесть.
— Галльярды — братья. Есть шанс, что это повысит их эффективность при работе в команде.
— А Браун? Вы же недовольны его результатами.
— Я и твоими результатами был недоволен, Йегер, но ты всё же стал воином. К тому же, один Браун предан стране больше, чем все претенденты вместе взятые, — преданность выше таланта — спорный, но весомый аргумент. — В своё время на тебя сделал ставку Хавьер и, что удивительно, не прогадал. Похоже, что оценки в классе и результаты на полигоне — это еще не всё. Поэтому я поручаю тебе провести собеседование с претендентами. 
— Что-что?
— Поговори один на один с каждым. Ответь на их вопросы и задай собственные. Узнай о том, о чём в их личных делах не написано. Заслужи их доверие, ведь ты их будущий командир. Кроме того, постарайся определить наиболее способных претендентов. Составленная тобой характеристика сыграет свою роль в нашем выборе.
— Вас понял, сэр. Я всё сделаю! — спасибо за лишнюю головную боль.
— И внимательно присмотрись к Леонхарт. Несмотря на высокие результаты, она вообще не демонстрирует хоть какую-то заинтересованность в получении звания воина. Напоминает мне тебя, хотя, в отличие от неё, ты был бездарным куском дерьма.
— Бездарным куском дерьма, так точно, сэр! — без феноменальных успехов которого Магота никогда бы не повысили до генерала.

***

На следующий день, отправив за Энни двух элдийских офицеров, Зик принялся обустраивать под себя кабинет прежнего командира большую часть вещей которого он безжалостно выбросил в помойку, оставив только несколько красивых безделушек, кофейник с чайником, коллекцию пластинок и граммофон. Все полки Йегер заставил старыми книгами Хавьера, на полях которых тот аккуратным почерком расписывал результаты своих многолетних исследований. Опустошив половину коробок, командир решил слегка передохнуть и уселся за просторный стол, на котором лежало дважды просмотренное им личное дело Леонхарт. Мать — марлийка, имевшая интрижку с элдийцев, из-за чего дочь и сослали в Либерио, где её удочерил какой-то старый вояка. Сведений о её жизни до поступления в кадетский корпус имелось мало, зато после — целая прорва. В своих характеристиках учителя не скупились на хвалебные эпитеты: умная, сообразительная, волевая, стойкая, превосходящая всем в рукопашном бою. Да уж, это не сам Зик, который в первые годы и ружьё-то еле поднимал, а Магатом воспринимался исключительно как слабовольный и едва ли не умственно отсталый неудачник.
Короткий стук в дверь заставил отвлечься от чтения, спрятать дело в стол и собраться с мыслями прежде, чем разрешить гостье войти.
— Давно не виделись, Энни! — у него для этого было слишком много работы на фронте, а у неё — тренировок. — Теперь ты без пяти минут воин, а я — командир нашего будущего отряда, — по его нисколько не строгому голосу было ясно, что он и сам пока что не привык воспринимать себя в соответствии с новым званием. — Мне велено провести небольшую беседу с каждым из претендентов, и тебе повезло быть первой.  Присаживайся. Чаю? Кофе?

[icon]https://i.imgur.com/RrtfeMcm.jpg[/icon]

Отредактировано Zeke Yeager (2022-02-04 17:21:57)

+2

3

[indent] Мяч робко тычется в носок её ботинка. Энни хмурит брови и опускает взгляд, удостаивая игрушку крупицей своего внимания. Старый, затёртый, хочет от неё чего-то, попрошайничает, не хуже назойливого щенка, толкает мягким, уже под сдувшимся, то ли от напористой юности, то ли под тяготами времени боком вместо мокрого носа.

- Леонхарт! - Порко машет ей рукой, привлекая внимание. Ему тоже достаётся совсем немного, но тут уже куда более внимательно пристально. По птичьему строго, без особого интереса. Мальчишка явно возмущён. Недоволен секундным промедлением, задержкой игры. У него ведь ад зубы сводит от голодного азарта и жажды поскорее вырвать такую драгоценную победу, которая на самом то деле ничего и не значит. - Ты чо встала? - Ещё немного и сорвётся с места в её сторону. Энни это совсем не нужно.
[indent] Зубы скрипят так, что впору стереться уже до самых пеньков, даром что вылезли не то что бы давно, сменив за собою молочные. Ну да, те точить друг об друга было бы не так обидно. Девочка шмыгает носом и отводит ногу назад, тут же торопливо, со всего маху отправляя несчастный мяч куда подальше. Тот в ответ шумно, явно с облегчением выдыхает, несётся вперёд, издевательски чиркает Галлиарда по щеке и падает где-то рядом. О, как неприятно, за такое в пору бы ка следует наподдать, но мяч снова в игре и им совсем не до разборок, ставки слишком высоки и ни одна из сторон не может позволить себе проиграть. С Леонхарт можно разобраться как-нибудь потом. Если оно вообще не забудется. Да и не так уж сейчас это важно.
[indent] И вправду не важно. С ней разобраться совсем не важно, она это понимает. Что эта их игра на самом деле тоже не имеет никакого значения тоже вроде как понятно. Очевидно, даже ребёнку вроде неё. Но нет, как-то так по хитрому выстраиваются приоритеты, что на личный, персональный вызов не обращают в итоге никакого внимания. Отмахиваются и бегут куда-то дальше, предпочитая бессмысленную битву, не за себя, а за... За что? Цель, смысл, в чём призрачная награда? Она не понимает и это даже как-то обидно. От Энни ускользает что-то, доступное всем остальным, но ей не ведомое. Дело в том, что они просто мальчишки? Неправда, она ни раз видела как та же Пик, пусть и не участвует, но заинтересованно наблюдает за всем происходящим. Странно конечно. Наверно она просто не такая азартная как все. В конце-концов, даже условное соревнование за звание воинов между кадетами не сильно подстегивает её интерес. Энни уже и так знает, она по умолчанию превосходит их всех, некоторых даже вместе взятых. Не потому что такая талантливая, хотя наставники и учителя об этом говорят без умолку, а потому что у неё хватает ума не отвлекаться на ерунду, подобную детских игр во дворе. Совсем не потому, что дома поколачивают.
Мужчины, двое, статные, ладные, в военной форме, в ней ведь других и не бывает. Они обращаются к ней с неумелой ласковостью, так, как обычно неприученные к детям взрослые обращаются к самым маленьким, по их мнению ещё не смышленным. Энни в ответ смотрит холодно, строго, почти осуждающе. Так маленькие девочки смотреть не должны, но все будущие воины уже видят мир именно, что как-то так. От этого взгляда солдатам становится не по себе, взрослая снисходительность сменяется неловкостью, на которую девочка может ответить лишь ещё большей неловкостью, потому что на самом деле она совсем не понимает, что происходит и что именно от неё могут хотеть эти почти не посторонние люди. Они и сами видимо не знают, потому что на её глупые вопросы лишь жмут плечами, мол дойдём и там разберемся. Точно знают, что надо за ней, а чего там за ней уже не их ума дело.
[indent] Вот по этому они всего лишь и рядовые солдаты. - Скупо подмечает Энни и больше ничего и не спрашивает. Надо так надо. Иногда проще позволить чему-то случиться и разобраться уже на месте, чем теряться в глупых догадках, терзая вопросами себя и заодно ближних.
[indent] Всё становится понятно как только она улавливает направление, в котором её конвоируют, по другому ведь и не скажешь. Но Энни всё равно удивляется, когда перед ней открывают дверь целого кабинета, где ждут, так торжественно только её одну. Честь, которой удостаивается не всякая элдийская девочка.

- Добрый день. - Сдержанный кивок в знак приветствия. Она совсем не выдаёт наивной радости. Без пяти минут воин, что ж, это практически признание. Сомнений ни у неё, ни у отца до этого будто бы и не было, но в очередной раз услышать подтверждение всё же приятно. Крохотное признание её личных побед, пусть и не то, чем можно гордиться, но всё же. Энни неловко садиться на стул, слишком высокий, ей не по росту, так что в итоге она едва касается мысками пола. - Спасибо. Чай.
[indent] Конкретика, никаких лишних разговоров, всё строго по делу, без церемоний и кокетства. Ни у неё, ни у их будущего капитана наверняка нет лишнего времени, так что не стоит тратить те немногие минуты, которые выделили ей, на вежливый трёп.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/27/9a/a6/279aa6080f2d3c70e3476ee64d977725.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Alone and Sublime