html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



how long?

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

blaise x pansy

https://imgur.com/ktiV3al.gif  https://i.imgur.com/zPHyocL.png

hogwarts, december 1996

0

2

Я устал от ненависти людей друг к другу. Она похожа на осколки стекла в мозгу.
Я устал от того, что столько раз хотел помочь и не мог. Я устал от темноты.
Но больше всего от боли. Ее слишком много ©

Ступор… Несколько минут ступора, за которым скрывается целая лавина давно сдерживаемых эмоций и чувств. Взгляд пока ещё безразлично скользит по стекающей по локтю струйке крови, даже не задерживаясь на синяках, которые стали уже давно привычным явлением. Тело ломит, и каждое движение отдаётся адской болью и мукой, словно она всё ещё находилась там, и стоит ей только шевельнуться, как всё начнётся вновь. Она привыкла к побоям, к пренебрежению и сумасшествию своего отца, и всегда старалась быть осторожна при нём. Что на неё нашло, когда она возразила ему? Когда осмелилась выразить свои сомнения в правильности поступком Тёмного Лорда? Неужели она не понимала, что для такого ярого фанатика как её отец, Тёмный Лорд это неприкасаемая тема. Но сегодня она потеряла бдительность, и поплатилась за это сполна.
Перед глазами вновь прошлись события буквально несколько часовой давности. Отец вызвал её из школы, сказав директору что это срочные семейные дела, на самом же деле он расспрашивал её о Поттере, и о том справляется ли Драко с возложенным на него заданием от Тёмного Лорда. Глупые вопросы, но отец слепо цеплялся за любую возможность хоть как-то угодить этому змееподобному монстру. Куча вопросов ни о чём, которые только распаляли и без того раздражённую Пэнси в итоге вызвали не осторожность с её стороны. И она познала боль… Как бы пафосно это не звучало…
С губ сорвался судорожный вздох, когда Пэнси, стоя в заброшенном туалете Хогвардса наконец поняла взгляд на своё лицо. Нет, на нём не было синяков или ушибов, разве что только разбитая в кровь губа, ставшая спусковой точкой для срыва отца. Он ударил её по лицу, впервые за всю жизнь. Раньше он старался быть осторожен, чтобы никто не увидел следы побоев, ведь у них была идеальная семья, негоже если кто-то узнает, что всё не так радужно, как кажется на первый взгляд. По губам скользнула ироничная ухмылка, но по телу всё равно прошла крупная дрожь. Её глаза… Они были полны отчаяния и злости… А когда пришло осознание этого, эти эмоции наконец, прорвали плотину спокойствия, впервые за много лет вырываясь наружу.
- Ненавижу, - нет, она не кричала, сил на крик не было, но этот хриплый голос, полный боли, ужасал наверно даже боли, чем если бы она кричала во весь голос. Пальцы до боли сжали края раковины, и взгляд скользнул на неприкрытую рубашкой тёмную метку, которая казалось высасывала из Пэнси все хорошие эмоции, какие только могли быть. Она её помнила на себе ощущения Круциатуса, помнила как каждая клеточка тела наполняется болью, которой кажется нет конца. Помнила свои унизительные мольбы о пощаде, слёзы, унижение, и помнила безумны взгляд отца, в котором не было ни капли жалости к родной и единственной дочери. Помнила перепуганную мать, которая сжалась где-то в углу комнаты, с ужасом глядя на корчащуюся от боли дочь, но даже не пытавшуюся её спасти. Все эти картинки вновь и вновь мелькали перед глазами, и Пэнси даже не поняла, как начала плакать.
Всегда аккуратная, красиво одетая, гордая и самоуверенная, сейчас она была совсем не похожа на себя. Помятая одежда, где-то порванная рубашка, в каких-то местах пропитавшаяся кровью. Падая она задела посуду на столе, которую накрывали к ужину, и упала прямо на осколки. А кое где и отец приложил руку, начиная сначала с жалящих заклятий, и прочей ерунды. И когда, Пэнси казалось, что хуже уже быть не может, она словно сквозь вату услышала его остервенелый выкрик «Курицио»…
- Ненавижу… Ненавижу… Будь ты проклят… - вновь и вновь бормотала девушка себе под нос, не в силах подавить дрожь в пальцах, чтобы достать палочку и начать приводить себя в порядок. Рукава рубашки были задраны, и чёртова метка вновь и вновь бросалась в глаза, затмевая даже уже привычные глазу синяки на смуглой коже девушки. Какие-то были совсем старыми, уже почти сошедшими, а какие-то только набирали обороты. К сожалению, убрать она может далеко не всё, хотя и изучила самостоятельно пару заклятий, чтобы не обращаться за медицинской помощью. Но всё же знаний у неё было маловато… И приходилось постоянно скрывать от окружающих «любовь» своего отца. А с тех пор как ей поставили метку девушка вообще перестала носить что-то с короткими рукавами. Она сама не могла смотреть на эту проклятую рабскую метку, не то что кому-то показывать. Ей было стыдно. Стыдно, что не хватило смелости сказать нет…
- Я скажу тебе только раз, дорогая, и постарайся запомнить это… Если ты ещё раз посмеешь усомниться в нашем хозяине, здесь будешь лежать уже не ты, а твоя прекрасная матушка… Как думаешь, она выдержит это? Твоя слабая, жалкая, мать продержится под этим заклятием хотя бы пять минут? – вновь и вновь всплывал в голове его мерзкий голос, полный непонятного ей садизма и определённого удовольствия от того, что он причиняет ей не только физическую, но и моральную боль.
- Нет… - всё, что смогла она тогда ему выдохнуть, и сквозь пелену боли и слёз в глазах, она смогла разглядеть удовлетворение, смешанное с презрением в его глазах. Они оба знали. Что его мать не выдержит таких пыток… Он лишь раз, буквально на минуту использовал его на матери Пэнси и та чуть не сошла с ума, ещё одного раза её разум точно не выдержит, и они оба это понимали. Он нашёл слабость дочери, и собирался её пользоваться в полной мере.
После этого он отпустил её, провожая таким взглядом, будто прогонял надоедливую крысу, а не израненную и изувеченную дочь. Пэнси лишь чудом смогла пробраться в школу незамеченной и доползти до туалета, в котором обычно кроме плаксы Миртл никто не обитал, избегая внимания слишком болтливого и надоедливого призрака. Будь её воля, Пэнси тоже пошла бы в другое место, но она знала, что в Выручай Комнате слишком большая вероятность натолкнуться на Драко, а в других хотя бы более менее безлюдных мест в этой огромной школе прост не было. Да и голова совсем уже не хотела соображать, если быть честной. Пэнси ещё чувствовала как дрожат колени, и желудок скручивается в позывах к тошноте. По телу ещё гуляли отголоски боли, и на поиски другого места просто не было сил.     
С губ сорвался ещё один судорожный вздох, и девушка уже не в силах стоять, просто сползла на пол, прямо перед раковиной, зарывшись пальцами в растрёпанные волосы, и позволяя рыданиям прорваться наружу. Слишком больно. Слишком много отчаяния и растерянности. Как же она от этого устала. Каждый день притворятся, что у неё идеальная семья, что она сама идеальна, лучше всех и нет никого ей равного, в то время, как внутри всё ломается с каждым днём всё больше и больше.
Кажется, сегодня что-то в ней окончательно сломалось, она чувствовала как в душе образуется пустота, высасывающая остатки сил и радости, которые в ней вообще были до сегодняшнего дня. Может это её предел?
Дрожащими руками девушка достала свою палочку и уставилась на неё немигающим взглядом. В один миг в голове словно стало совсем пусто.
- Может это конец? Это ведь никогда не закончится. Будет только хуже… - мелькнула невольно в голов мысль. Ведь было так просто всё прекратить… Пустота внутри так и манила к себе, обещая спокойствие и покой. – Нет… Никогда… - жёстко припечатала девушка про себя, дёрнув рукой и убрав палочку в сторону. Взгляд снова скользнул к ненавистной метке, рядом с которой всё ещё кровил довольно глубокий порез. Кажется в ране застряли маленькие осколки от посуды. Шипя от боли и сдерживая рыдания, девушка принялась подняв руку чуть выше к лицу, вытаскивать осколки из раны.
Шорох раздавшийся со входа в помещение заставил девушку вздрогнуть, испуганно вскинув голову она буквально застыла, не в силах пошевелиться. Ужас сковал каждую клеточку тела. А она ведь думала, что хуже этот день стать уже не может. Думала. Пока не увидела застывшего в дверях Блейза, уставившегося на е темную метку, и кровоточащую руку.
- Блейз… - не в силах поверить в реальность происходящего выдохнула девушка, от ужаса, даже не зная что делать, и сказать. Скорее инстинктивно, чем осознанно, она спрятала руку за спину, хотя парень уже увидел всё что мог. Внезапно она вспомнила как выгладит, и словно ребёнок застигнутый врасплох и не понимающий. Что взрослые итак всё видят, потянулась за накидкой, пряча свой потрёпанный вид, и чуть отвернув своё лицо от Блейза, чтобы тот не видел разбитую губу.
Глупые действия, она умом это понимала. Но ей так не хотелось, чтобы он видел её такой. Меньше всего хотелось, чтобы видел именно он. Он был одним из немногих, кого она любила и ценила. Терять его будет слишком больно… Она нерешительно подняла взгляд на парня, стараясь не поднимать голову слишком высоко.
- Что ты здесь делаешь? – как-то даже обречённо прозвучал её голос в этой тишине…

+1

3

в последнее время блейзу кажется, что все происходящее вокруг какой – то идиотский сюр: драко, что вечно витал в своих мыслях, а если и включался в разговоры, то говорил какими – то странными, запутанными фразами, что вводили в глубокое заблуждение; теодор, вечно витающий в своих мыслях и девушках, которых пытался пересчитать по пальцам руки, но проваливался в своих попытках раз за разом; пэнси и ее молчаливость пугали больше всего. раньше, курса до пятого, он всегда мог с легкостью уловить ее настроения, разгадать желания и хоть как – то облегчить сгущающуюся обстановку, но сейчас.. паркинсон перестала есть, едва ли отвечала на его попытки завести разговор и вообще была бледнее и молчаливее обычного. забини это очень волновало, хоть и виду он не подавал никакого. от слова совсем.

в его мыслях отдаленно витали предположения, что могло бы послужить причиной столь странному поведению друзей /за исключением нотта, конечно, тео – просто идиот/, но вслух волшебник это не хотел произносить. нет, он просто не мог. будто сказав это наяву, он признает самую страшную, самую ненавистную правду, которая в принципе – то и могла быть – его близкие связались с темным лордом. признаться? забини не знал, что думать по этому поводу. друзей он своих любил. любил сильно и безоговорочно, готов был принять любые их огрехи и прикрыть спину даже в самых нереальных переделках, но окунаться в пучины змеиного лорда, окунаться в океан из хаоса и злодеяний? может, он и был слизеринцем, готовым пойти по головам каждого ради достижения собственных целей, но на такую черноту был не готов. как и его мать. мисс забини с детства, стоило им остаться наедине, выказывала недовольство темным магом и несогласие с выбранным им методом ведения дел, на публике все же хитро улыбаясь и ускользая от подобных тем. моника никогда не была пожирателем, да и не мечтала им стать. и своего сына не заставляла. хотя бы за это он был ей благодарен.

да, волшебник был признателен матери за то, что хотя бы в этом она предоставила выбор и не вмешивалась, но значило ли это, что у драко, а самое главное у пэнси было то же самое? забини не был уверен, будто надеясь на лучшее. вздор. но где – то в глубине все же опасался. нет, не за душу белобрысого брата. он боялся за нее. тревожился, что ступи паркинсон слишком глубоко во тьму, то не сможет вернуться, а его не будет рядом, чтобы это остановить.

к зиме все как – то чересчур обострилось, а к рождеству едва ли не достигло своего апогея. блейз отказался поехать на праздники домой, оставшись почти что в гордом одиночестве в холодных подземелья слизерина. ему хотелось остаться наедине с самим собой и своими мыслями, прикинуть что к чему, попытаться как – то осознать то, куда катятся взаимоотношения в их серебряном квартете, и наконец – то что – то решить. будто он в принципе мог что – то исправить, как бы сильно этого не хотел.

неприятный гогот, раздавшийся откуда – то сбоку, все – таки отвлек мирно отдыхающего перед камином волшебника. было странным, что в столь позднее время кто – то из младшеньких все еще не спал и шлялся по коридорам, соизволив явиться лишь сейчас... их бы отчитать, заставить бежать в кровать, но забини не староста и тем более не святой, чтобы судить кого – то и наказывать, господи он и сам нарушал правила столько раз, сколько и не счесть, поэтому лишь машет рукой в сторону нарушителей, в одно ловкое движения поднимаясь с дивана. одним ловким движением приглаживает волосы и поправляет мантию, которую надевал даже в праздники чисто по привычке; ему нужно прогуляться, срочно. отвлечься от гнетущих мыслей, возможно даже дойти до астрономической башни и криминально покурить. на улице темно и поздно, хогвартс спит и даже картины не обращают внимание на бродящего в одиночку волшебника. он поднимает из подземелий, осторожно обходит большой зал и направляется дальше – к лестницам третьего этажа; идет медленно, наслаждаясь каждым мгновением внутри столь огромного «храма», пока не слышит треск, доносящийся, кажется, из туалета плаксы миртл. забини рефлекторно тянется во внутренний карман мантии, пальцы сжимают палочку, готовясь прийти на помощь своему хозяину в любой момент. блейз делает шаг, а потом еще один, приближаясь к цели. рефлекторно задерживает дыхание, потому что так легче, а после… его взгляд натыкается на такую знакомую спину….

пэнси

привычная вонь, следы от потекшей крови, заплаканная паркинсон. первый порыв – кинуть к ней, прижать к своей груди и сокрыть от всего мира, но забини знает: его не примут, не поймут. ему стоит титанических усилий остаться на месте, убирая палочку на место. волшебник ни на секунду не отводит взгляд, продолжая разглядывать подругу с головы до ног: заплаканная, с подбитой губой и глубоким порезом с остатками стекла. взгляд цепляется за черную метку и блейз чувствует, как внутри все обрывается. он прав. он блять был прав. его чертова проницательность и врожденная интуиция. паркинсон мнется на месте, волнуется так сильно, что необязательно обладать магическими способностями, чтобы это увидеть; неловко пытается скрыть метку мантией и будто делает себе хуже.

успокойся, – забини преодолевает расстояние между ними в пару размашистых шагов, перехватывает чужую руку аккуратно у запястья, - дай посмотреть, – он смотрит на нее пристально, глаза в глаза. пытается дать понять, что не сделает ей больно или плохо, что не осудит, - пэнси, – его голос звучит не так сурово, как хотелось бы, но кажется все же имеет свой эффект. чужой порез кажется достаточно глубоким, даже противным. блейз старается быть аккуратным, но не без доли решимости; ведет подругу в сторону раковин, свободной рукой открывая кран. в такие моменты, как сейчас, он дико жалеет, что не посещал дополнительные занятия и не углублялся в медицину, ведь смог бы помочь дорогим сердцу людям в полной мере, а не исходя их внутренних ощущений. расскажешь, что случилось? – он старается не наседать на нее, не отталкивать. понимает, что паркинсон трудно и он вряд ли находится в том положении, чтобы отчитывать или кричать, пытаясь выбить правду. захочет – расскажет, а нет… блейз переживет и это, наверное.

не дергайся, будет только хуже, – юноше все – таки удается достать все частички осколков и промыть рану. он на секунду отпускает хрупкое запястье, но лишь для того, чтобы оторвать лоскут от собственной мантии и аккуратно перевязать.

+1

4

Последнее, чего хотела бы Пэнси это чтобы кто-то помимо Драко знал о её метке. Да и Драко знает лишь потому что получил свою тогда же, когда и она. В остальном, больше никто не знал, даже близкие друзья. Даже Блейз. Ей было стыдно признаться в этом своему другу, который не смотря ни на что явно никогда даже не думал о том, чтобы пойти этой тёмной дорожкой, которая была уготована родителями для Пэнси и Драко даже без их ведома и согласия. Они просто не могли сказать нет. Не имели право. Драко как наследник рода Малфоев и не желая разочаровывать и подставлять отца. Она же, боясь за жизнь матери, да и что врать, за свою тоже… Совершенно не хотелось вмешивать в эту грязь Блейза и Тео.
Но вот, вопреки её желаниям или надеждам, Блейз стоит напротив неё, в удивлении рассматривая чёртову метку… Однако, стоит отдать парню должное, он довольно быстро берёт себя в руки, отходя от шока. Пара секунд, и он оказался рядом с ней. Не оттолкнул, не ушёл, не обвинял… Просто хотел помочь. Как будто бы ничего не видел и не знал, как будто ничего не изменилось… Настал её черёд замирать на месте, в растерянности разглядывая своего лучшего друга. Но парень быстро выводит её из оцепенения, начав вытаскивать из пореза кусочки стекла, которые не успела вытащить она сама.   
расскажешь, что случилось? – он старается не давить на неё, она это видела. Судя по напряжённый плечам и едва заметно вздувшейся вене у шеи, он многое хотел спросить, сказать или сделать, но сдерживался, чтобы не спугнуть её. Сдерживался, видя что она итак не в лучшем состоянии…
В ответ она лишь упрямо поджала губы, старательно избегая его взгляда. Хотя, успела заметить разочарование в его взгляде, в ответ на её реакцию. Рассказать? С чего ей стоит начать, и как вообще это сделать? Пэнси не привыкла с кем-то говорить по душам и рассказывать о своих проблемах.
Её стараниями многим вообще казалось что Пэнси Паркинсон вообще не может быть проблем. Всегда собранная, уверенная в себе, даже зачастую самоуверенная, лучшая на факультете, и была вы возможно лучше на всём курсе, если бы не Грейнджер… Она была сильной, порой жестокой и ядовитой, за эти годы она старательно научилась прятать свои слабые стороны от окружающих, зная что по ним всегда бьют в первую очередь. Вот, как её отец, к примеру. Он знал что её самой большой слабостью была мама, и старательно этим пользовался, не без удовольствия, причём.
- Это отец… - всё же выдавила из себя девушка, понимая что несправедливо по отношению к Блейзу просто промолчать. Он всё-таки был одним из немногих людей, кто знал настоящую Паркинсон и принимал её со всеми недостатками и «тараканами» в голове. Она раньше рассказывала, что с отцом у них очень сложные отношения, но о рукоприкладстве знал только Драко, и то потому что просто видел её синяки, и однажды припёр к стенке вопросами. Блейз же и Тео не знали, о том, что поднимать руку на дочь и жену тот был большим мастером.
Пэнси невольно зашипела и вздрогнула, когда Блейз тем временем вытащил ещё оидн осколок из её раны, на что парень тут же напомнил ей, что лишний раз не стоит дёргаться. Девушка в ответ фыркнула, стараясь скрыть своё возмущение такими словами. Если бы могла, она бы не дёргалась, что поделать если тело само реагирует на всё гораздо острее чем раньше. В ней всё ещё говорили отголоски Круцио. Она чувствовала что любое даже самое простое прикосновение причиняет боль, и казалось что в любую секунду эта боль вновь скрутит всё её тело.
Кода парень оторвал кусок ткани от своей мантии и перевязал её рану, стараясь быть как можно более осторожным, девушка всё равно не сдержала болезненного стона, чувствуя как силы покидают его, и ноги уже отказываются держать свою хозяйку. Она цеплялась за Блейза как за спасательную соломинку, и тот невольно прижал её к себе, по незнанию снова делая больно.
- Круцио… - выдохнула Пэнси, в надежде что Блейз поймёт, почему ей было на столько плохо и почему даже простые действия с его стороны вызывали у неё такую реакцию. Ей показалось, или он побледнел от ужаса, осознав смысл брошенного ею слова? А может ей просто почудилось, сказать сложно, потому что перед глазами всё расплывалось. Блейз всё же перестал пытаться сдержать её в стоячем положении и сел вместе с ней на пол, чуть придерживая за плечи.
Девушка благодарно сжала его руку, которая всё ещё осторожно придерживала её раненную конечность, и собравшись с силами села самостоятельно, но всё же положила голову на плечо парня.
- Я так устала, Блейз… Это словно бесконечный кошмар, от которого невозможно проснуться… - выдохнула девушка, чувствуя как по щеке скользнула слезинка. - Я не думала, что ненависть может быть такой всеобъемлющей и поглощающей… Но ничего другого я к нему больше не испытываю Блейз… Он превратил нашу с мамой жизнь в ад. А сегодня совершенно слетел с катушек… - по правде говоря девушка даже не была уверена, кого она ненавидит больше, Тёмного Лорда, или своего собственного отца.

+1