ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Way Down We Go


Way Down We Go

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Zeke Yeager & Pieck Fingerhttps://i.imgur.com/Iv3YNTI.png
WAY DOWN WE GO
848 год, Синайский полуостров


Oh, 'cause they will run you down, down 'til the dark
Yes and they will run you down, down 'til you fall
And they will run you down, down 'til you go
Yeah, so you can't crawl no more

+1

2

Единожды начатая военная экспансия не знает меры, словно раскочегаренная топка несущегося полным ходом поезда, жадно пожирающая уголь. 

Город за городом, область за областью, страна за страной – чем больше, чаще и отчаяннее любая держава потакает своим захватническим аппетитам, тем стремительнее превращаются они в звериный голод, утолить который, какими бы великими ни были завоевания, невозможно.

Марлия — не исключение из исторического правила, а лишь его очередное подтверждение. Сперва она собиралась установить власть в границах, встарь очерченных для неё Элдией, затем решила распространять своё влияние дальше, пока, наконец, оно не охватило весь материк. Теперь и этого ей стало мало: держава вознамерилась прибрать к рукам кусочек евразийского континента. Да только вот кусочек этот рискует встать Марлии поперёк горла, а ведь его еще нужно будет переварить и усвоить, что, судя по всему, без проблем также не обойдётся. 

Кампания на Синайском полуострове идёт уже полгода —довольно долго, если оглядываться на все предыдущие. Евразийцы не желают уступать территорию, но главное их преимущество не в бараньем упрямстве — его у марлийцев не меньше, а в техническом превосходстве. И всё же даже самое лучшее вооружение не стоит ничего пред державной военной машиной, забитой доверху пушечным мясом и под колёсами которой смачно хрустят черепа и прочие кости.

Постепенно Марлия заняла северную часть полуострова и оттеснила вражеский контингент на юго-восток. Евразия же, терпя поражение за поражением, наконец-то приняла решение покинуть Синай, назначив точкой эвакуации порт Дахаб. Однако Марлия не была бы Марлией, если б позволила своим противникам уйти так просто и не воспользовалась шансом потрепать их флот.

Для проведения операции «исход» командование приказало перебросить с западного фронта Звероподобного титана — самое грозное орудие державы, её «разящий меч», её «чудо». В какой бы битве ни принимал участие командир Йегер, с пехотой ли, с эскадрильей или флотом, она неизменно заканчивалась триумфальной победой марлийской армии, а от её противников, в плен которых велено не брать, не оставалось даже мокрого места.

За шесть лет службы Зик здорово заматерел, производя в свои двадцать с небольшим впечатление тридцатилетнего мужчина: небрежная щетина на лице, взлохмаченная стрижка, невыразительного цвета пальто поверх помятой белой формы и очки на переносице, за толстенными стёклами которых скрывались холодные безжизненные голубые глаза. Он многое видел, многое пережил, многое сделал — убивать ему совсем не ново, а врагов Марлии — не новей.

— Давно не виделись, малышка Пик, — любезно приветствует он свою подчинённую и одновременно сослуживицу, сходя с трапа дирижабля. Они знакомы так давно, что рядом с ней ему ужасающе неловко быть грозным «командиром Йегером», поэтому с его просветлившегося лица сходит всем привычная суровость. — Наслышан о твоих подвигах, — в отличие от Звероподобного, Перевозчик был на Синайском полуострове с самого начала кампании и во многом именно благодаря нему она смогла продвинуться к сегодняшнему дню.

Сам форт Дахаба оборудован весьма слабо, но вот на крейсерах, стоящих в его бухте, имеется мощная артиллерия, способная сбивать марлийские дирижабли на подлёте. Поэтому командование решает избавиться от них в первую очередь, для чего Перевозчик, нагруженный боевыми снарядами, должен вместе с Зиком тайком забраться на вершину, откуда открывался вид на бухту, после чего Звероподобный смог бы несколькими точными бросками затопить все крейсеры. Дальше дело за малым: высадка пехоты с дирижабля и захват форта.

— Не самое сложное наше задание, — вполголоса говорит курящий сигарету Йегер, когда марлийский генерал выходит из палатки и они с Пик остаются одни, разделённые настольной картой. — Никаких возражений, если я приму участие? — и пусть за неё — да и за него тоже — всё уже решено, Зик совершенно не хочет быть грубияном, не поинтересовавшимся мнением дамы, в чьи дела ему бессовестно предстояло влезть и чью славу, в общем-то, разделить.

— Как у тебя дела? — операция начнётся на рассвете и выдвинуться к месту они лишь поздней ночью — до того момента есть немного времени, чтобы поговорить о жизни, хоть у них, воинов, она и не шибко насыщенная. — Без тебя, конечно, было до невозможности тоскливо, — комплимент, надо сказать, искренний, а не льстивый — Зик совсем этим не страдает, и если делает его, то значит человек действительно того заслуживает.

Отредактировано Zeke Yeager (2022-08-09 22:11:56)

+1

3

Все знают Марлию, как государство сильное и великое. Она, можно сказать, свою репутацию годами выстраивала, развязывая войны и едва не с остервенением выгрызая себе очередной кусок территории. Она демонов, которых прежде боялась, приручила, научилась грамотно их использовать, внушая призрачные надежды на будущее чуть светлее, чем прежде (такая себе символическая мотивация), и запустила тем самым длинную цепочку из побед, построенную на костях элдийцев, падших не столько во имя искупления грехов своих предков, сколько во благо военному престижу Марлии. Её научились уважать, воспринимать всерьёз, даже считаться стали, настолько она преисполнилась в своих многочисленных достижениях. Казалось, чего ещё можно бояться такой стране? Ведь, по сути своей, не осталось ничего, способного внушать страх да представлять угрозу, с которой ей (Марлии) не справиться, да только существовало всё же одно место, упорно не дававшее покоя. Мешавшее жить и существовать в сложившейся картине мира, заставляющее невольно оглядываться в ожидании призрачной угрозы. Стоит ли говорить о том, что в желании избавиться от оной марлийское правительство было готово рассмотреть любые варианты? В том числе те, где наиболее, пожалуй, значимая для государства миссия возлагается на плечи четверых детишек, не так давно ставших воинами. Таким бы сперва научиться взаимодействовать друг с другом, способности свои "прочувствовать", а не отправляться на территорию, о которой неизвестно ничего, кроме пустых россказней и домыслов. Однако никто не рискнёт подвергать сомнению решение марлийского командования, верно? Так что пришлось юным воинам покинуть родные края и отправиться в обитель демонов, печально известную как "Рай".
Если кто-то полагает, будто на данном моменте можно вздохнуть спокойно, позволить себе кратковременную передышку от бесконечных войн, его ждёт крупнейшее разочарование в жизни, поскольку это было лишь началом. Страна, получившая однажды удовольствие от победы, уже не может так просто взять и остановиться, едва не нутром своим ощущая потребность в новых триумфах. К тому же не следовало забывать о том, что ряды шифтеров несколько поредели, пусть и во благо государству. Марлия теперь пуще прежнего должна бороться, расширять собственные границы, демонстрируя сохранность превосходства. Никто не должен усомниться в том, что она стала слабее и уязвимее. Никто не должен полагать, будто такие мелочи (и иже с ними) могут превратить завоевателя в лёгкую добычу, а  значит военные действия должны продолжаться.
Ну и пусть.  В конце концов, таков мой воинский долг.
Пик, в общем-то, к подобным вылазкам и операциям относилась спокойно, если не равнодушно. Не видя особого смысла в трате драгоценного времени на пустые, ровным счётом ничего не меняющие причитания, она предпочитала концентрироваться на возложенных на неё задачах. Это ведь совсем не трудно, достаточно лишь сосредоточить всё своё внимание на очередном плане (пусть несколько сомнительном, но не безнадёжном), понять, каких результатов от неё ожидают, а затем просто взять да сделать то, что требуется.
Звучит легко, однако когда дело дошло до воплощения всех стратегий на практике, марлийскому командованию пришлось столкнуться если не с абсолютным крахом всех своих чаяний, то с явной необходимостью пересмотреть изначальные планы. К примеру, операция на полуострове Синай, изначально должна была продлиться максимум месяц, а в итоге затянулась на целых шесть. Сказать, будто их преследовали бесконечные поражения, нельзя, но и игнорировать долгие, утомительные в чём-то полгода, наполненные военной суетой, километрами расстояний и тоннами боеприпасов, тоже нельзя.
Фингер в какой-то момент стала забывать, когда в последний раз передвигалась на двух ногах – так сильно привыкла находиться в форме своего титана, демонстрируя как врагам, так и союзникам невероятную выносливость Перевозчика, но постепенное продвижение марлийских войск было достойной платой за все лишения и старания, а в качестве промежуточного поощрения (если так можно выразиться, конечно) выступили кратковременный отдых и известие, что больше ей не придётся быть единственным представителем воинов на этом поле боя.
–  Давно, – тут же отвечает, кивком головы подтверждая правоту собеседника, – но всему виной это место, не хочет отпускать. – Хотя при всей непередаваемой красоте полуострова трудно отрицать, что бесконечное однообразие величественных песчаных дюн за последние месяцы порядком приелось. – Слишком высокая оценка моей деятельности, командир, – пусть и лестная, чего уж. – Я всего лишь выполняла приказы, не более того.
Задумываться о какой бы то ни было значимости собственных деяний у Пик не было ни времени, ни особого желания. Когда вся жизнь представляет собой лишь тринадцать лет, преимущественно наполненных такими вот кампаниями, любые успехи превращаются во что-то само собой разумеющееся, едва не естественное. Вот и сейчас все шаги, проделанные не без её помощи, казались лишь крохотным вкладом в поистине настоящий подвиг, ведь до победного конца осталось совсем немного.
– Даже странно, что от нас не стали требовать невозможного. – Неужто полгода среди песков заставили обратиться к проверенным методам? – Учитывая, что эффектные точки на поле боя являются Вашей обязанностью, никаких возражений и быть не может.
Да и Пик столько времени выполняла функцию единственного воина, что спокойно уступит место кому-то другому.
– Дела? Пожалуй, не могу Вас ничем удивить, здесь всё проходило довольно однообразно, – слегка пожимает плечами после безуспешной попытки вспомнить хоть что-то, достойное внимание. – Командиру тоскливо без своих подчинённых? Похоже, я и правда слишком давно не вторгалась в Ваше личное пространство.   

+1

4

Курение — дурная привычка, о чём, в общем-то, известно всем, даже детям. Истинно так, если смотреть со стороны простого человека. Однако взглянув на вопрос с точки зрения человека вовлеченного, причём не только телом, но и душой, можно решительно сказать: привычкой это становится только у обыкновенных баловников, низводящих поистине высокий и прекрасный процесс до бездушного торопливого автоматизма. У мастеров же своего дела, проявляющих уважение к данному ритуалу и разбирающихся во всех его тонкостях, каждая затяжка превращается едва ли не в акт искусства.
Зик ни в чём не терпит спешки и в курении особенно. Он всегда делает это медленно, размеренно и чинно, растягивая удовольствие настолько долго, насколько это возможно. Командир Йегер жадно затягивается, смакует горечь, загоняет дым поглубже в лёгкие и задумчиво выдыхает его, после чего всё повторяется снова, снова и снова, покуда огонь не начинает обжигать кончики пальцев и сигарета не истлевает полностью. Манеру эту Зик выработал сам, ибо оглядываться было не на кого. Марлийские офицеры курили впопыхах, стараясь за один перерыв умять минимум две сигареты, мистер Ксавьер не курил вовсе, а Гриша, как истинный врач, всегда выступал против курения. Пожалуй, последнее было первейшей причиной, почему Зик вообще решил начать. До чего же приятно попрать очередной идеал фанатичного папаши. Причина же учиться курить медленно была менее личной и более прагматичной: пусть рак лёгких благодаря силе титана Йегеру не грозил и можно было не ограничивать себя в количестве, но чем меньше сигарет требовалось ему самому, тем больше оставалось для угощения старшего марлийского состава, которые с удовольствием стрелял их у него на совместных перекурах. Собственно, именно потому Зика, хоть тот и был элдийцем, на них вообще звали, а он тем сам самым здорово растягивал себе время отдыха, да еще и подслушивал разные интересные разговоры между офицерами. Сплошные плюсы, словом.
— Не желаешь? — спрашивает Зик, показывая Пик на пачку в нагрудном кармане пиджака.
Наверное, она откажется, хотя кто её знает? Еще пару лет она была слишком мала для этого, а теперь почему бы и нет? И дело не в том, что Фингер стала взрослой девушкой. Скорее в том, что, став опытным воином, закалившись в боях и унеся множество жизней, курение — наименее безобидная вещь из всех, в которых та имеет право найти утешение.   
— Мы здорово задержались здесь — это понимают все. И потому операция должна завершиться просто, задействовав минимум усилий и резервов. А иначе наши враги решат, что великая держава «надрывается», — и потому вместо армии, эскадрильи и флота сюда перебросили всего лишь еще одного титана.
Какой бы ужас ни внушали «демоны» непосредственно на поле боя, даже они — не более, чем винтики в пресловутой военной машине. Самые большие и важные из них, но отнюдь не единственные. Если Марлия того пожелает, её солдаты, корабль и дирижабли заслонят горизонт от края до края. И раз она пока что этого не сделала — значит не нашлось еще такого врага, который бы заставил её разогнаться на полную.
«Эффектные точки»? Едва этот термин звучит в помещении, как командир Йегер посмеивается про себя и затягивается сигаретой, скрывая рукой возникшую на лице улыбку. Пик, Пик, Пик. Как же изящно, легко и непринуждённо она умудряется хвалить человека и одновременно подтрунивать над ним. Элдийцы и марлийцы, младший и старший офицерские составы — они все обманываются на её напускную скромность и пленительную милоту, не замечая, как лисиное острословие оставляет их в дураках. Но Зик слишком хорошо читает между строк, чтоб покупаться на это. Но нельзя не признать, что это колко и метко.
— Эффектность — не то, чтобы моя прямая обязанность, но командир должен быть заметнее остальных, разве нет?  — весьма невинно и любезно замечает Йегер. Любви к театральности посреди сражения ему и правда не занимать. Обыкновенно холодный Зик имеет странное свойство становиться излишне разгоряченным, едва оказывается на поле боя. Возможно, так сказывается на нём Звероподобный, раскрывающий подсознательные импульсы владельца.
— Может, это к лучшему? Устаканившаяся жизнь. Однообразный быт. Знать, что будет сегодня, что произойдёт завтра. В стабильности есть своя прелесть, — война ужасна по определению, однако она, как ни странно, феноменально предсказуема, а потому удивительно проста. — Случись большие потрясения, всё мигом переломится. Начнётся суета. Воцарится хаос. И нам, стоя прямо в центре бури, только и останется размышлять: сколь многим мы готовы пожертвовать, чтобы вернуть назад эти серые, скучные деньки? — каким бы ужасным ни был сегодняшний день, следует вдоволь насладиться им, ибо следующий лучше может и не стать, а вот хуже — всегда.
Делая очередную затяжку, Зик огибает карту и небрежно стряхивает на неё сигаретный пепел, образуя не очень аккуратную, но наглядную дорожку от марлийского контитента до парадийского острова.
— Не так уж и много в моём распоряжении подчинённых, — говорит Йегер с чем-то таким в голосе, что отдалённо напоминает не то тоску, не то досаду. — Марлийское командование, сама понимаешь, где они и где мы, простая вошь. Поэтому я охотно сбегу из их в общества в компанию единственного оставшегося у меня воина. Поэтому чувствуй себя в моём личном пространстве как дома, но только если...
Сигарета в его руках уже практически полностью превратилась в тлеющий окурок, но Зик умудрился всё же сделать последнюю затяжку, дым от которой пустил по контуру синайского полуострова. Обогнув карту с противоположной стороны, командир подошел прямо к Пик и уверенным движением, слегка подавшись вперёд, затушил сигарету о нарисованный порт Дахаб, находящийся аккурат за спиной Фингер.
— ... тебя не смутит вторжение в собственное.

Отредактировано Zeke Yeager (2022-08-16 00:23:16)

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Way Down We Go