html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ад в шалаше


Ад в шалаше

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Gojo Satoru & Geto Suguru https://i.imgur.com/hk5xC1q.jpgАД В ШАЛАШЕ


Работа чародея и опасна, и трудна, и никогда не знаешь, когда охота может превратиться в выживание. Никто не спросит, ребенок ты или нет, готов ты или нет, с другом оказался здесь или с врагом - правило всего одно.
Выживает сильнейший.

+1

2

— Серьезно?
Они находятся в центре леса, окруженные деревьями, высотой в несколько человеческих ростов и густыми кронами, не имея ни малейшей идеи, куда им двигаться дальше. Если бы в ночи ухали совы, вероятно, по их зову они могли бы выйти к более-менее внятному ориентиру, но сов не было. Возможно, на месте сов должно быть звучание воды, но какая разница — отсутствует и то, и другое. Кажется, окружающий мир целиком состоит из тьмы. Существует миллион способов заблудиться в лесу, но Сатору и Гето похоже изобрели миллион первый: погнавшись за проклятием первого класса, они чересчур увлеклись погоней и в конечном итоге отклонились от первоначального маршрута.
Конченый итог.
Степень оторопи участников погони со стороны токийского магического техникума еще подлежит разбору и осознанию, как и анализ их текущей ситуации. (Новости с альтернативного радиоканала: они, кажется, заблудились и ни один из деепричастных лиц не в восторге от происходящего с ними хтонического пиздеца).
Щупальца, гигантская голова ребенка на теле взрослого, слизь, прожигавшая форменную одежду дотла – Сатору впервые видит нечто настолько отвратительное, насколько и интригующее. Он ослабляет проклятие, а затем Гето его жрет. Простой план, проще некуда. И надежный, как швейцарские часы. Казалось бы, ну что может пойти не так?
«Эти твари просто так не сдаются, да? Совсем как люди».
— Пиздец, и дальше что? Эй, как там тебя… — Следует вздох, который подразумевается, как «тяжкий» или «осуждающий». Если бы не его светлая идея подстегнуть самолюбие Годжо фразой в духе «Ты сильнейший или просто красивый?», черта с два бы они заблудились. Возможно, голос в голове был ничем иным как внутренним монологом Сатору с самим собой, но он подумает об этом позже. – Гето, да? Проклятие в твоем желудке знает, как нам выбраться отсюда?
«Или черт с ним? Сам выберусь. Но с другой стороны жалко оставлять тут его одного. Еще одичает и станет проклятием. Придется два раза одну работу делать, возвращаться сюда, изгонять…»
Предназначенный Гето осуждающий взгляд совершенно нечитаем из-за темноты и непроницаемых солнцезащитных очков. Попавший под раздачу праведного гнева Сатору камешек жизнерадостным пике отправляется в полет с обрыва. Одинокий стук о край – а дальше только вниз, вниз, вниз.
Ну хорошо, у Сатору не было идей. Но на то и нужен второй человек в их славном дуэте заклинателей-первокурсников, отправленных волею руководства на опасное задание вдвоем. Пешком. «Приключение на двадцать минут, изгнали – и дело с концом», — говорил Сатору, а теперь они оказались здесь. Гето в текущем раскладе — человек, который придумает План Действий, подчинившись руководству сильнейшего заклинателя современности — нужно лишь чутко направлять его, чтобы мыслительный процесс протекал в нужном для наилучшего исхода направлении.
Например, немного выпустить пар.
— Это ты завел нас сюда. Давай, соображай, как положение поправить.
Кто сказал, что они с Гето партнеры и должны работать вместе? Учитель Яга. Но магический техникум остался где-то далеко, а прямо перед ними – обрыв и туманные перспективы провести следующие несколько часов на открытом воздухе. Без еды, воды и более-менее приличного ночлега. Спать в палатке – некомфортно для привыкшего к материальным благам Сатору, но все же лучше, чем торчать на продуваемом всеми ветрами участке леса, в котором, к тому же, еще и подозрительно тихо, и вести диалог с человеком, миссию с которым тебе в буквальном смысле слова навязали. Палатки нет и не предвидится, поэтому чем скорее они найдут выход к цивилизации — тем лучше. Прежде всего, для леса и его обитателей.
Кто сильнее – тот и прав.

+2

3

Это какой-то сюр. Отряхивая штаны от грязи, Гето поверить не может, что это происходит на самом деле. Изначальный план был надежен и прост: найти, победить, поглотить, вернуться в шарагу. Ничего сложного. Было бы, если бы не Годжо долбаный Сатору, которого не иначе как петух в жопу клюнул. Других причин того, почему он выжал духа с привычной территории и спровоцировал максимально неадекватную погоню, Сугуру не видит и представить не может. Это пиздец.

- Просто заткнись, - низко рычит парень, оглядываясь вокруг. Во рту после поглощения проклятия настоящая помойка и стойкое ощущение, что Сугуру нажрался какого-то мха с найденного скелета. И все бы ничего, но здесь темно и просто охренеть как холодно, и здесь тупой Годжо, который все испортил, и это все ужасно бесит. Настолько, что Гето на полном серьезе готов начать гнать на всех самоубийц, вздумавших убиваться в этом лесу. Неужели так сложно сделать это дома, раз уж решились? Чтобы тем, кто придет убирать оставшееся дерьмо, не пришлось попадать вот в такое?

- И перестань кривляться, будто не помнишь мое имя.

В темноте ни черта не видно, но Гето уверен, что напарник корчит рожу, как мартышка в зоопарке. Это тоже в нем всегда бесит. Мальчишка с золотой ложкой в заднице, который решил, будто все ему обязаны. Нифига. И даже не может признать, что проебался. Хочется просто дать ему в нос, но ночной холод все стремительнее пробирается к самым костям: губы и пальцы начинают подрагивать. Маг прячет ладони в карманы и сжимает плечи. Помогает не очень.

Налаживать контакт с недавно поглощенными проклятиями не всегда просто. Требуется некоторое время, чтобы тварь полностью подчинилась шаману, поэтому сейчас, желая выведать у него информацию о лесе, Сугуру приходится подавлять и раскурочивать темный дух силой воли. У него получается, но ситуация проще от этого не становится.

- Ты прогнал его от привычного места, - недовольно поясняет парень. - Оно не забиралось в лес так далеко и ничего не знает.

Хочется добавить: "Прям как ты". А потом добавить еще и кулаком. Но максимум пользы, который они оба смогут выжать из такого расклада - это согреться на некоторое время. Сугуру уныло прислушивается к стуку летящего вниз камня и окружающей тишине. Не удивительно, что лес прикинулся мертвым - они так нашумели, что любое мало-мальски разумное существо свалило бы прочь на сто тысяч километров или впало в анабиоз до лучших времен. Кажется, что даже сама энергия этого места теперь недовольно скалится на них из темноты.

Медленно вдохнув полной грудью, Гето столь же медленно выдыхает через рот и двумя пальцами трет веки.

- Если сейчас пойдем куда-нибудь, то переломаем ноги, - старается говорить спокойно, экономить силы. Озноб уменьшению активности старательно содействует. - Дождемся утра, а там и станет проще узнать, в какую сторону двигаться.

Он объясняет это потому, что уверен: Сатору не знает о выживании в природе ни-хе-ра или, может, капельку больше. Не то чтобы Сугуру может похвастаться значками бойскаута, но кое-что из школьной программы и любимой батиной передачи по телеку все же помнит. Это кроме того, что шляться по незнакомому ландшафту в ночь - плохая идея, с какой стороны на нее ни глянь.

Нащупав в кармане штанов телефон, парень прикидывает, насколько наивным будет искать здесь мобильную связь, а еще хочет прикинуть, сколько им держаться до рассвета. Телефон на нажатие кнопки не реагирует ни с первого раза, ни со второго, ни даже с пятого. При детальном ощупывании аппарата оказывается, что там не только треснуло, но еще и погнулось - наверное, когда Гето приложился боком об дерево. Годжо, вроде бы, сильно не бился, разве что в детстве и головой, но сейчас с этим уже ничего не попишешь, поэтому нечего и думать.

- У тебя телефон работает? - говорить с напарником не хочется вообще никак, но умереть от холода в этой жопе мира не хочется больше. - Посвети, поищем что-нибудь для костра.

+2

4

— Знаешь, если бы не твои опрометчивые действия с проклятием, мы бы тут не застряли, — рычание Сугуру отлетает от Годжо как горох от стенки. И недовольно фыркает: из них двоих сильнейший он, а значит, все что он делает – безупречно. Сильнейшие не совершают ошибок. Эта мысль буквально была выбита на лбу Годжо, аршинными такими огненными буквами. – Так что сам заткнись.
Бесполезно пытаться управлять этим человеком, он все равно будет поступать так, как считает нужным. По-своему. И, разумеется, наилучшим в истории образом. Бессмысленно пытаться с ним договориться на условиях равного с равным – по той же причине. У Годжо Сатору отличные отношения с собственной совестью, он научился умело ее избегать: он ее не беспокоит, а она взамен не трогает его.
Мысль что с человеком, который имеет хотя бы теоретические шансы помочь выбраться из леса максимально быстро, надо разговаривать – и, о ужас, о чем-то договариваться – минует в светлую во всех смыслах голову Сатору, улетая куда-то за горизонт.
«Холодно», — он ежится, приподнимая выше воротник черной формы токийского техникума. Красивая, приятная к телу, но тонкая, словно бумага. Кажется, нужно будет в ближайшее время переговорить с директором насчет обновления экипировки. На какую температуру она вообще рассчитана? Им еще повезет, если не задрогнут в лесу к утру. Сатору с удивлением ловит себя на противоречии.
«Стоп, стоп, стоп. «Мы?»»
Еще чего не хватало!
— Су-гу-ру, — тянет Сатору издевательски-вежливо. Была у него такая манера, которую многие из тех, кто его знал, считали идиотской: по форме отвечать так, что не придерешься, а по сути, он будто ядовитую слизь вокруг себя разбрызгивает. Неудивительно, если после маленького приключения в лесу Гето отправится в душ и не будет вылезать оттуда в течение продолжительного времени. Потому что грязь с себя надо смывать.
— Ну так что, надумал?
Рожу Сатору корчил исправно и по самым разным поводам. Он считал себя свободным от обязательств вечно держать серьезное лицо, подражая Серьезным Людям из верхушки мира заклинателей, его от такого воротило. Молодость на то и дана, чтобы кривляться. Гето досталась одна из лучших рож: высунутый язык и широко выпученные глаза. Одно нижнее веко Годжо потянул вниз, для пущего эффекта. Пожалуй, ему не стоило надеяться, что вместе с силой проклятия Гето перенял его способность видеть в темноте и ориентироваться на местности. Чуда не произошло.
Судя по выражению его лица – контакт с проклятием не особо-то заладился.
— А? – Над Гето нависает недовольное лицо Годжо, активно жестикулирующего руками. Он явно рисковал случайно задеть собеседника по голове или заехать в глаз. – То есть, это я виноват, что мы заблудились? Да если бы не я, это проклятие сожрало бы нас!
Проклятие – это опасная сущность, способная убить тебя одним движением щупальца, когтя, лапы, как у животного, смотря в какую форму оно обратилось при рождении на свет. У твари, которую они (ну ладно, они, да!) с Гето изгнали (частично?) – был первый ранг, а значит, на борьбу с ним не могли отправить никого, кроме сильнейших заклинателей. Подающий надежды дуэт должен был ликвидировать проблему и вернуться в магический техникум до заката, после чего в устной форме отчитаться о проделанной работе. Но теперь их похоже заставят писать отчет – Годжо едва сдерживает крик – о, как он это ненавидит!
Ему ничего не остается кроме как слушать что говорит Гето.
Рассуждения о лучшей стратегии действий в некоторой степени успокаивают и отвлекают. Годжо ловит себя на мысли, что к концу рассказа, пожалуй, у него сильно поубавилось желания отправляться искать дорогу из этого проклятого (ха-ха) места в одиночку.
— Держи, — Протягивает искомое напарнику (ну, не другом же его называть). Телефон светит исправно, экран демонстрирует удручающую картину: ноль палок связи, а значит, они не смогут вызвать экстренные службы или кинуть маяк. Вот дерьмо. Зато заряд 97% — если использовать экономно, заряда хватит до утра. — Блять, подожди! Секунду!
Как ошпаренный Годжо в последний момент удается вырвать смартфон — но Гето вполне мог заметить девушку на заставке. Годжо сфотографировал ее случайно, на церемонии поступления. Ни большой груди, ни отставленной пошло задницы, только смазливое личико и родинка у рта. Заменив прекрасноликую деву, имя которой выветрилось из головы сразу как Годжо ее увидел, на безобидные сосенки, заклинатель возвращает смартфон Гето.
— Костер, костер... что нужно для костра? Ветки? Палки? Огонь? Что-то еще?
Годжо поперек горла встает необходимость о чем-то спрашивать у напарника, тем более, подчиняться ему даже в таких безобидных вещах как сбор материалов для костра. Но задрогнуть в богом забытой глуши у него желания еще меньше.

+1

5

Сугуру смотрит на него, как на умственно отсталого. Он полностью отдает себе отчет в том, что спорить с идиотами не имеет никакого смысла, но при этом оставить последнее слово за Сатору кажется чем-то противоестественным и неприемлемым, аж зубы сводит от неправильности такого расклада.

- Я, я, - передразнивает Гето, хлопнув напарника по длинной лапе, которая взмахнулась слишком близко к его лицу, и уже серьезным тоном добавляет, - головка от хуя. Прекрати вести себя, как кисейное чмо. И руки при себе держи.

Вообще-то он очень неконфликтный человек. Ему не нравится тратить время на склоки с теми, с кем можно сосуществовать мирно и спокойно, но проблема в том, что с Годжо делать это невозможно. Напыщенный белобрысый индюк просто невыносим в своем высокомерии, невоспитанности и всем остальном - выводит из себя одной своей мордой. Сугуру стоит огромных усилий, чтобы не начать драться с ним прямо сейчас и не думать о том, как прекрасно было бы прикопать придурка под ближайшим деревом. Сугуру даже ничего не говорит, когда тот чуть ли не вырывает телефон у него из рук, лишь бы поменять обои на экране. Как будто кому-то есть до этого дело. Ладно, допустим, факт заинтересованности в ком-то еще действительно поражает, но не настолько. Господи, да они просто застряли ночью в лесу, какая вообще разница, что на заставке мобилки Годжо Сатору?!

Поломка собственного телефона, кстати, невообразимо огорчает и добавляет причин к плохому настроению. На новый придется долго копить.

Выдернув аппарат из длинных пальцев, Сугуру невольно ловит себя на мысли, что ночью и под тусклым светом экрана они похожи на призрачные. И совсем немного - на паучьи. Худые, выразительные, с длинными ногтями, про такие обычно говорят, мол, музыкальные. Даже жаль, что обладатель таких рук на самом деле уебок отбитый.

Тихо вздохнув, Гето ежится. Его начинает потряхивать от холода, поэтому телефон в руке тоже мелко подрагивает. Включив фонарик, парень невольно щурится и смаргивает от яркого света - глаза отвыкли и обретают возможность нормально видеть только спустя некоторое время. Осмотрев крохотную поляну, Сугуру примерно прикидывает, где можно развести костер без угрозы устроить какой-нибудь пожар. Пробует выцепить все, что может пригодиться, но остается разочарован неизбежной необходимостью сунуться в лес: на поляне почти ничего нет.

- Ищем камни, сухую траву, хворост и ветки побольше, - отвечает маг. Голос под конец фразы вздрагивает, как и руки. - И слишком далеко не отходи, я тебя искать не пойду.

С сожалением приходится признать, что от такого холода только огнем им, кажется, не спастись. Или Сугуру слишком закоченел сейчас, чтобы мыслить позитивно или хотя бы рационально, но ему откровенно плевать. Отношения с низкой температурой у него всегда были непростые, и этой ночью им явно предстоит пережить еще один кризис.

Без промедлений направившись к ближайшим деревьям, парень очень сильно старается не обращать внимания на размер комаров, мошек и мотыльков, летящих на свет включенной вспышки. Огромны они просто до неприличия, хочется забить на все и дальше двигаться вслепую, лишь бы перестать видеть это.

Гето настолько заинтересован в скорейшем разведении костра, что больше ничего не говорит: просто набирает как можно больше палок и веток, уже мечтая о том, как они зайдутся алыми языками.

- Листву давай загребай, у меня руки заняты, - поторапливает парень. Знобит его уже совсем очевидно. - И щупай, вдруг камни есть.

+1

6

-— Ты замёрз, что ли? Ничего себе. А выглядел таки-им толстоко-ожим, — Годжо намеренно дразнит напарника по приключениям, обшаривая кусты неподалёку на предмет палок и листьев. Пусть тот лучше на него злится, чем изображает из себя статую в музее восковых фигур. Живым Сугуру ему полезнее, чем замёрзшим, так что пусть постарается как следует.
Годжо довелось побывать в том музее несколько лет назад. Это была какая-то ужасно серьёзная встреча ужасно Серьезных Людей, на которой Сатору присутствовал как будущий глава клана (обсуждаемые там вопросы с удручающей очевидностью пролетели мимо его ушей). У магов, как понял Годжо, на самом деле, ведение дел устроено как у политиков: на людях друг другу задницы нюхают, а чуть выйдут за порог — и порвут друг друга в клочья.
Он надеялся, что они с Гето — достаточно взрослые и разумные личности, обойдутся без этого. Ну не станет же примерный студент магического колледжа лезть на рожон, правильно? Никому это не нужно.
По-хорошему Сатору бы заземлиться и перестать вести себя как столп земли, последовав совету напарника, но перестать отпускать шуточки в его адрес он был уже не в силах. Годжо следовал неописанному закону абсурда, когда идя по улице видишь банановую кожуру и все равно наступаешь на неё, зная что обязательно поскользнёшься.  Поднимаешься, идёшь дальше, а впереди ещё одна кожура, и снова нога в дорогом лакированном ботинке опускается на неё, снова происходит падение. И так до пятой, десятой, или пока не сломаешь ноги.
Годжо подбирает с земли веточку особенно странной формы: длинная и тонкая, чем-то напоминает Гето. У основания он замечает следы чьих-то зубов. Острые! Здесь, помимо проклятий, наверняка бродит кто-то ещё. Волки там, дикие собаки, мало ли что.
Этот лес полон загадок.
-— Эй, напарник! Держи веточку! — Сатору совершает меткий бросок в его направлении, с удовлетворением отмечая что веточка попала аккурат в тугой пучок на макушке. Шесть глаз позволяют ему прекрасно видеть в темноте. — Смотри-ка! Поймал!
Роли в команде распределились сами собой. Гето отвечает за выживание, припасы и обустройство их временной стоянки, Сатору поддерживает командный дух. В широком ассортименте боевого арсенала представлены шутки категории В и каламбуры, которые ещё молодой Яга называл бородатыми.
-— Да понял я, понял... далеко не заходить, проклятия с их привычных территорий не выгонять, — вытянувшееся лицо и скорбное выражение на нем отражают все что Сатору думает о сложившейся ситуации. Поджатые губы как реакция на командный тон.
-— Да не бойся, не сожрут они тебя! Ну, или ты их, — хихикает Годжо, обратив внимание на реакцию Сугуру на летающую вокруг него живность. Проклятий размером с автоус он, значит, не боится, а мелкую мошкару боится. Смешной!
Сатору нехотя слушается напарника, исходя из соображения, что в вопросах выживания Гето его (пока) опережает, а значит, если он хочет пережить эту ночь (не в том смысле что без Сугуру Годжо помрет, а в том, что в одиночестве время тянется, как персиковая жвачка и ужасно скучно), то нужно делать то, что тот говорит.
Нужно искать ветки, листву и камни — Годжо послушно плетётся искать ветки, листву и камни, хотя видит Тенген он в может сходу назвать с десяток более интересных занятий. Отпуская попутно шуточки на тему вечеринки с проклятыми духами, и способности Гето переваривать проклятия ("это похоже на человеческую еду?"), Годжо идёт и делает то, о чем его попросили.
Найденное, подавляя сонные зевки, Сатору складывает в указанное Гето место.
Камни, разумеется, оказываются найдены — большие такие, правильной формы. Больше даже чем яйца паука-убийцы, которого они с Сугуру изгнали на прошлой неделе. Сатору, сидя на бревне, которое прикатил, невозмутимо попинывая ногами, с улыбкой машет напарнику, чтобы топал к нему, криком давая понять что у него уже все готово. Интересно, тому пауку с гигантским тентаклевидным проклятием не тесно на такой маленькой площади? Желудок-то у Гето маленький.
-— Мы все собрали. Теперь нужно поджечь ветки и листья. чтобы сделать костёр и согреться. Я правильно угадал ход твоей мысли, напарник? Только у нас зажигалки нет. Вот была бы с нами та первокурсница...
Сатору знал что Шоко Иейри курит. И она знала что он знает. Годжо был шумным постоянно, и она иногда делилась с ним сигаретами, чтобы он молчал — или хотя бы говорил потише. В кармане брюк остался от неё подарочек, кстати. Одна сигарета — Сатору как понюхал так сразу зашёлся кашлем минут на десять. Забористый у девчушки табак!

Сатору смотрит на Гето в ожидании дальнейших указаний.
-— Давай, что там дальше?

+1

7

- Я их не боюсь, - только и фыркает Гето. У него нет ни малейшего желания, обсуждать свое отношения к здешним насекомым, да и нездешним тоже. Он вообще не хочет обсуждать с Годжо что-либо, даже огрызаться, потому что Сугуру ужасно замерз, а его организм начал переходить в режим экономии энергии. Разве что на залетевший в волосы прутик парень проворчал что-то об идиотах, но на этом все и закончилось.

Пока Сатору занимался добычей необходимых для выживания ресурсов, при помощи проклятия Гето подготавливает небольшое углубление для будущего костра.

- Ты такой сообразительный, - не без сарказма отмечает он. Затем обкладывает яму камнями побольше, обставляет прутья, изо всех сил стараясь вспомнить, как правильно это делать. Правильно вспомнил или нет - хрен его знает, но у напарника спрашивать бесполезно и все еще не хочется. Сатору продолжает трепаться, и на сей раз Гето недовольно поджимает ледяные губы, коротко мотнув головой. - Шоко. Ее зовут Шоко Иейри. И ты тоже первокурсник, мы в одной группе. Держу в курсе. Так, на всякий случай.

Сугуру не сразу понимает, почему длинная палка в черной штанине, именуемая ногой Годжо, вдруг вытягивается где-то рядом, что тот поднес к лицу, вынув из кармана, но чужой кашель расходится в ночной тиши слишком громко. Цокнув языком, заклинатель проклятий светит на партнера фонариком и снова качает головой.

За что ему это все?

- Чудовище.

Выбрав из оставшихся камней самые подходящие, Гето вручает их белобрысому имбецилу, хлопает по земле рядом с собой.

- Бей камнями друг об друга, пока искру в траву не высечешь, - неохотно поясняет шаман. - И аккуратно подуй, чтобы огонь зашелся. Несложно, правда?

С самой снисходительно-невинной улыбкой, на какую только способен, Сугуру поднимается на ноги и обещает скоро вернуться. Далеко отходить ему, впрочем, не требуется: повинуясь легкому взмаху руки, пара проклятий выпрыгивает из "колодца" перед ладонью и моментально срывается в лес. Спустя три минуты где-то впереди доносится хруст древесины, шелест ветвей и грохот от падения чего-то тяжелого. Наверное, будь Гето в лучшем расположении духа и более комфортных условиях, то потратил бы на выбор материала больше времени, а так - просто отвел проклятия подальше, чтобы поваленное дерево точно не доставило проблем.

Пока студенты возились с поисками хвороста, Сугуру заприметил небольшую и явно оскорбленную жизнью ель, которую загубить означает одолжение сделать. Именно ее порабощенные проклятия и приволокли на поляну.

Все еще не произнося ни слова, парень отзывает духов и принимается строить шалаш. Получается не бог весть что, где-то ветки наотрез отказываются держаться так, как надо, с первого раза; сучья и кора царапает руки, но те хотя бы начинают отогреваться от активного движения. Большие ветви без зазрения совести ломаются магией.

Не то чтобы Сугуру поддерживает расточительное использование природных ресурсов, но сейчас, когда стоит вопрос о выживании, выбор его очевиден. Поэтому скоро небольшой шалаш из говна - к счастью, образного - и палок оказывается достроен. И до сих пор не наблюдая рядом вменяемого костра, Гето склоняется над Сатору и заглядывает ему за плечо, интересуясь. Надо сказать, физический труд помог ему избавиться от львиной доли раздражения, так что голос парня звучит спокойно и даже участливо.

- Как тут у тебя?

+1

8

Словно в насмешку над ним и надо всем что ему в Сатору не нравится Гето даёт напарнику самое идиотское задание из возможных. Ладно, хорошо, Годжо сделает то, что от него хотят, но можно было лицо попроще сделать? Ему, строго говоря, все равно, кто что в нем не одобряет - менее заносчивыми надо быть, принимайте людей, такими, какие они есть, и избежите целой кучи проблем. Но от главного это не избавляло - они по-прежнему находятся черт знает где и черт знает как будут отсюда выбираться.

-- Угу, - Годжо и парочка камней, бывших некогда частью этого леса, некоторое время смотрят друг на друга. Ну что, парни, пора за работу. Чирк! Звук есть, но ничего не происходит. Чирк! Тот же результат. Годжо раздраженно дёрнув плечом бросает: - да знаю я, что нужно делать, не учи!

Когда фигура Сугуру скрывается за деревьями, Сатору плюет в костёр, которого ещё нет. Перерыв, ему срочно нужен перерыв, иначе от этого леса ничего не останется ещё до того как Сугуру сюда вернётся.

Если со стороны подумать, то что происходит?

Сильнейший заклинатель современности высекает огонь искрами из камней пока его напарник собирает материал для шалаша. Проклятьям на смех. Они должны ехать на машине в теплом салоне обратно в Токио, а не играть в туристов. Приходится признать и другой факт: Сатору в вопросах формальных знаний по теме сильно проигрывает, и это неприятно. Причём ладно бы дело было только в самом факте что он ни черта не смыслит в способах зажечь огонь без того, чтобы спалить пол леса, так нет же.

Годжо Сатору не нравится чувствовать себя беспомощным. Ни на йоту. Даже десятая доля процента его не устраивает, потому что не может этого быть, он же Годжо Сатору. Сильнейший заклинатель из ныне живущих, и так далее, далее, далее. Такие вещи как холод и голод не могут его убить. Он с легкостью изгоняет проклятия, с которыми даже старшие, люто им ненавидимые маги, предпочитают не связываться. Сатору разгребает их дерьмо и вместо благодарности получает жопу мира, холодок по спине и идиотские, блядские сырые камни, которые не желают давать искру для костра.

-- В рот же вы ебаные, - с досадой сообщает своё мнение Годжо, шумно выдохнув. - Ну чего вам ещё надо, а? Вприсядку вам станцевать?

Камни остались глухи к его недовольству.
"Да и пошли вы на хуй", - Годжо уже было собирался швырнуть объект своего раздражения меж деревьев, замахнулся даже, но в последний момент оттуда показалась знакомая макушка с пучком, а затем героически протиснулся и сам Гето. В сопровождении проклятий, смотри ж ты. Удобная проклятая техника, да, Сугуру? Даром что от неё несварение случается в желудке чаще, чем Сатору говорит "Привет".

-- Хуево, как видишь. Я делал все, как ты сказал, и без толку. А-а-а, как же это раздражает! Бесит! Бесит! Сука!

Раздражение помогает и ему - искра через пару чирков устремляется в костёр, отдавая своё тепло собранным веткам и палкам, и наконец вокруг двоих магов расплываются первые волны тепла. Всего один приступ раздражения, а каков эффект.

Сатору демонстрирует Гето большой палец вверх, кивком приглашая сесть рядом. Волны негатива постепенно слабели.

-- Как думаешь, мы тут проклятий сами-то не наплодили? Меня ужасно разбесили эти камни. И лес этот. Ненавижу жопы мира. И ты тоже хорош, надо было раньше сказать про то проклятие. О, смотри! Горит и трещит. Хорошо.

Сатору греет руки, протянув руки к языкам пламени, поначалу робким, но быстро разгоревшимся до полноценного костра. Его ворчание почти беззлобное, словно он хочет соблюсти приличия.

Нет, а какого черта?
Сугуру уже не злится. И это после всех пикировок с Годжо. Тот вроде как должен подавать пример, как быть классным и фантастически крутым, а не кричать и топать ножками. Ему что, перед ним совестно? Да хрен там плавал, Сатору свои позиции так просто не сдаст. Наворчал - значит, было за что. Просто так он ничего не делает.

Ладно, это все с самого начала не имело смысла.
Признание ошибок - путь сильнейшего и все такое.

- Неплохой шалаш, - кивок. - Научился где? На родине? Эта штука защитит нас от холода и мы не проснемся наутро замёрзшими ледышками?

+1

9

Сугуру достаточно лишь взгляда, чтобы продемонстрировать свои мысли насчет того, что сильнейший мира сего оказался не в состоянии сладить с парой камней и горсткой щепок. Видимо, это производит свой эффект, поскольку с организацией костра напарник справляется почти сразу, в порыве ярости пытаясь выбить чертову искру. Можно было бы поерничать, можно было бы разбесить Сатору еще разок, но Гето устал, как собака, поэтому лишь садится рядом с костром и Годжо, чтобы согреться как можно скорее.

- Шаманы не плодят проклятия, - с тихим вздохом объясняет парень, подтягивая колени к груди, - а ты мог бы и сам догадаться, что гонять их по всей округе - дурная идея. Нельзя быть таким беспечным.

На секунду он задумывается над тем, почему одна из самых раздутых фигур нынешнего магического общества по совместительству является таким идиотом. Стандартный пример того, как не стоит обращаться с одаренными детьми: избалованный, напыщенный индюк, считающий, будто ему все вокруг обязаны. Сугуру не дурак и видит - окружающие Сатору боятся. И невольно задается вопросом, как к нему относятся родители, принимают ли или тоже опасаются?

Самого Сугуру тоже боятся - теперь даже дома, но дом теперь далеко, есть только колледж. И здесь косятся недоверчиво, думая, будто он не замечает. Но Гето не наследник династии, не обладатель великого дара - только опасного, непонятного. И никто перед ним, как перед Сатору, не вздыхает. Только испытывают и давят, проверяя, насколько крепкий у него хребет.

- А? - вынырнув из своих мыслей, чародей рассеянно оборачивается назад и бросает взгляд на шалаш, словно удивлен, что он там есть, а не строил его самостоятельно. Смерив конструкцию пристальным взглядом, Сугуру пожимает плечом. - Вообще, упасть не должен. Но слишком сильно лучше не пихать.

Потому что последний раз строить шалаш ему доводилось очень и очень давно, и то не без помощи.

- Мой отец обожает все эти штуки, - объясняет Сугуру, поворачиваясь к напарнику. Костер согревает руки, дрожь потихоньку сходит, но окончательно из-под кожи холод уходить все еще не хочет. Зябко. - Поэтому то и дело таскал всю семью на природу на съедение комарам. От него и научился.

И подумать не мог, что однажды пригодится. Какова вообще вероятность, что городской (практически безвылазно) житель потеряется в лесу? Да крошечная! Если этот человек не проводит много времени бок о бок с Годжо Сатору.

Опомнившись, Гето протягивает напарнику его мобильный, надобности в котором уже нет. На мгновение снова берет грусть за свой, разбитый, но лучше подумать об этом позднее. Иначе и со скалы прыгнуть не долго.

- Как думаешь, тут водятся змеи? - спрашивает он, обнимая колени и глядя, как языки пламени жадно облизываю и пожирают ветки деревьев. Пахнет хвоей и костром, свежестью ночи, которую никогда не застанешь в городе. - Ну, в смысле, ясно, что водятся, но ядовитые? По-моему, даже с медведем справиться проще, чем с ними...

+1

10

- Да брось ты, не квадрать морду таким кирпичом. Никто не умер, лес как стоял, так и стоит. Проклятие мы изгнали, лишних жертв среди гражданских не допустили. Фактически свою работу мы выполнили, так что беспечность нам… ну ладно, мне, приписать нельзя. – Годжо демонстрирует что достоин быть живой иллюстрацией словарной статьи на тему «беспечность», пожимая плечами с видом самым независимым.

Он хоть и думал, что не мерзнет, но вынужден признать обратное довольно-таки быстро, не успев еще договорить пламенный спич длинной минуты в полторы. Все-таки форма была сшита с расчетом на кратковременное пребывание на улице, ночевка на природе в списке моментов, которые стоит учитывать, выдавая ее первогодкам, не учтена, но чего уж теперь. Ну подумаешь, померзнет Сатору немного, главное не дать понять, что ему холодно. А то, что он к костру жмется все теснее, как бы бочком-бочком, так это обман зрения, и вообще вам все кажется.

У Сатору достаточно сил, чтобы разнести этот лес по камешку, но вместо этого он вынужден методично прочесывать квадрат за квадратом, сектор за сектором в поисках проклятия, которое наводило здесь столько шума. Проще было использовать «алый» и «синий», тогда проклятию ничего не оставалось бы, кроме как бежать прочь, к людям, - и вот тут-то его бы и перехватил Гето… Сатору оглушительно чихает, пряча нос в ворот куртки и сердито глядя на костер. Его боятся, а еще никто не понимает.

Ну ладно, Гето понимает, но это еще один пункт, по которому давать слабину вообще не нужно. Еще поймает, на человечность давить начнет, а Сатору с этой субстанцией сам еще не до конца разобрался и не уверен, честно говоря, что хочет.

Шалаш классный, Сатору в нем нравится. Он на природе бывает только во время выполнения миссий, а так, чтобы собраться и спокойно посидеть-поговорить с кем-то, кроме себя самого – ну-у-у такого давно не случалось. С родителями было как-то раз, да и то проездом и на пару часов. Ощущения совсем не те, что сейчас. Обняв колени и положив подбородок поверх, он с искренним интересом слушает рассказ Гето.

- Комары – это тоже проклятие? Твой отец ужасно жесток, - смешок, ехидный взгляд из-под очков. – Здесь только мы с тобой, Сугуру, если бы ядовитые змеи водились в этих местах, кто-нибудь из нас их заметил бы. Ну или они бы ужалили! Так, стоп…

Взглядом, которому доступно несколько больше, чем всем остальным, Сатору смотрит куда-то за левое плечо Сугуру. Затем привстает со своего места, предупредительно выставив вперед руку. Беспечность беспечностью, а ему как-то не улыбается пытать напарника на тему действий после укуса ядовитой змеи.

- Ты невероятно везучий, ты знаешь? Не двигайся. Я с ней сам разберусь.

Сатору берет в руки палку и начинает медленно двигаться в сторону предполагаемого источника шума. Шипи, зараза, еще несколько секунд - и все будет кончено. Подойдя к дереву метрах в семи, Годжо заносит палку - а затем лупит изо всех сил прямо по змее, вызывая бурю негодующего "хсссссс". Змея - это угроза, это проклятие, только из мира людей, все, что угрожает жизни заклинателей должно быть уничтожено.

- Ну вот дело и сделано, - Сатору возвращается к костру уже без палки и крайне довольный собой. - Жаль ты не видел как лихо я ее отделал! Страшно было? Неужели такой сильный шаман, как ты, боится змей?

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ад в шалаше