html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » огонь не очищает — он коптит дочерна


огонь не очищает — он коптит дочерна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

phlegethon & fire worshipperhttps://i.imgur.com/SzMvUUn.gifОГОНЬ НЕ ОЧИЩАЕТ — ОН КОПТИТ ДОЧЕРНА


от одной искры вспыхивают пожары, от одного визита зарождается катастрофа;

+3

2

Еще Толстой писал, что счастливые семьи были все одинаковы, будто выходили с конвейера, а вот две идентично несчастные семейки отыскать было так же невозможно, как найти двух людей с одними и теми же отпечатками пальцев. Вероятно, Лев Николаевич был тонким психологом, либо обладал экстрасенсорными способностями, иначе как ему удалось так точно описать все русское общество вместе взятое? Но возможно, причина крылась в том, что русские люди в принципе любили с достоинством носить свое ярмо, кичась им перед соседями – смотри-ка, дорогуша, а ведь мое горе страшнее твоего. Собачка, говоришь, сбежала? Тьфу, а вот у меня целая лошадь околела! Даже если человек потерял всю свою семью, непременно находился тот, у кого потеря была несоизмеримей. Вечный круговорот щеголяний несчастиями.

Только общие беды ненадолго сплачивали людей. Голод, войны, пожары. Флегетон с нежностью и тоской вспоминал, как горели ржавыми всполохами улицы Санкт-Петербурга во время Майских пожаров 1862 года. Небо задыхалось от копоти и блестело искрами, кирпич трескался от жара и обрушивался на головы горожанам, а пожарные едва успевали кочевать от здания к зданию. Чудовище заливалось восторженно-истеричным смехом, аплодировало огню, который вздымался, как ретивый конь, протяжно выло, приветствуя беспощадного властелина. Напрасно пытались реки сдержать своего пламенного брата, ибо рвался он в самое пекло, жгучее нутро, из которого когда-то вышел сам. Подражая воздушной балерине из Мариинского театра, Флегетон вышагивал по парапетам, крутился в пируэтах или лихо выплясывал что-то похожее на чечетку, восхваляя торжество огненных столбов. Зевакам, толпившимся внизу, то и дело казалось, что они видят чью-то фигуру, корчащуюся в опасном сиянии, и это вырывало из их ртов крики ужаса, которым реки жадно внимали, насыщаясь до опьянения.

Владыка-Петербург разросся, как бесконечно строящийся лабиринт (ну или как дом Винчестеров – Флегетон редко пользовался дарами интернета, зато читал много журналов), обзавелся калейдоскопом улиц и вереницей домов. Чужак легко потеряется, как в трех соснах, а вот они, древние, знали каждый угол, как свои пять пальцев, дышали в унисон с биением огромного городского сердца. Весь этот человеческий муравейник легко можно было разогнать при помощи всего одной –единственной спички (пламя, как по цепочке, прошлось бы по плотно стоящим друг к другу домам), но какой смысл в том, чтоб бездумно стереть с лица земли целый город? Да и Умный человек потом проест всю плешь своими нравоучениями, будь он неладен.

Хозяину – какое пафосное слово, ей-богу – требовались новые почитатели; ему всегда хотелось свежей крови в своей одурманенной пастве, а потому Флегетон брел по паркам, цепко высматривая сквозь розовые стекла очков пенсионеров, греющих свои кости на солнце, физически и морально раздавленных людей, ждущих, когда вселенная вложит в их руки рог изобилия. Тех, кто съеден апатией, перемолот разочарованием, ослеплен скорбью и разбит немощью проще довести до ворот особняка Умного человека или убедить прийти в особое место – квартиру, где каждый страждущий мог получить помощь, чем кого-либо, довольного своей жизнью. Зачем тревожить людей, у которых и так все хорошо?

Аллея пахла пестрым букетом из смирения, раздражения и усталости. Мрачный густой коктейль оседал на поверхности легких липким налетом, заставляя с хрипом втягивать воздух, но чудовищу это было сродни шлейфу дорогого парфюма. Там, в подземном мире, никогда не доставало той особой пикантности, которую придавали эмоциям живые существа. Это как есть восковые фрукты: вроде похожи на настоящие, а несъедобно. Флегетон остановился посреди тропы, спрятал руки в карманы брюк и медленно обвел взглядом гуляющих. Молодая мамочка с коляской, несколько ребят (возможно дошкольники, а может уже и посещающие школу, кто их разберет, современные дети растут, как на дрожжах), старик с тростью и газетой, случайные прохожие, спешащие по своим серьезным, смертным делам.

Флегетон уже хотел, было, развернуть стопы в сторону пожилого мужчины, как резко остановился и повел носом – воздушный поток принес откуда-то из глубины аллеи чудное горькое амбре отчаяния. Запах был настолько манящим, что у людоеда наполнился слюной рот. Следуя за удушливой шлейкой аромата, как взявшая след псина, мужчина вышел к скамейке с сидевшим на ней незнакомцем. Сгорбленные плечи, опущенная голова - от таких людей за версту несло забивающей легкие гарью и смрадом обугленной плоти. Изогнув уголок рта в усмешке, Флегетон выудил сигарету из пачки во внутреннем кармане пиджака, зажал ее между пальцев и вразвалочку приблизился к одинокой фигуре.
- Добрый день. Огоньку случайно не найдется?

+3

3

ладони пульсируют, вспухают, на них лопаются волдыри, обжигая огненным ядом еще целую кожу. раны сочатся булькающей кровавой лавой, вязким текучим сургучом. волосы объяты пламенем, и голова, искривленная в агонии, походит больше на вспышку спички. треск дерева сливается в один протяжный звук, который напоминает шум неработающего телеканала - белый шум, шелест “снега”.

она кричит так, что от ее голоса плавятся барабанные перепонки. руки сжимают голову, пытаясь сильнее зажать уши, но прорывается треск камина, треск поленьев, треск деревянных балок гардеробной и ее крик, вопль, отчаянный визг, утопающий в какофонии трещащих звуков.

из легких вырывается гавкающий задыхающийся смех. привычка дышать дымом однажды не оставит от легких даже уголька - только легкий невесомый пепел, который поднимется по обожженной гортани, вызовет кашель и развеется пылью.

она кричит истошно и уродливо - не художественно, как в кино, не волшебно, как напуганная лошадь с опаленным хвостом. ее крик прерывист и гулок, он тонет и захлебывается, плавится, как тонкий пластик на открытом огне.

когда она умирала, превращаясь в скелет, обтянутый обугленной плотью, он то плакал, то смеялся.

одна за другой спички падают из рук. то ли не слушаются пальцы, то ли коробок лежал слишком долго и успел отсыреть в беспощадном климате петербурга - чирк! и ничего. ни искры, ни пламени, а от пережеванного в зубах фильтра сигареты, кажется, скоро не будет никакого толка. покрытие из бертолевой соли и серы стирается, превращая спичку в такое же ничто, как обыкновенная осиновая щепка - и очередной кусочек дерева летит под ноги.

она кричит истошно и уродливо.

он, в конце концов, откусывает фильтр и сплевывает его в стоящую рядом со скамейкой урну. курить хочется так сильно, что горит горло, печет и полыхает. в коробке тем временем остается одинокая спичка - как в том старом фильме, кассету с которым они с братом засматривали в детстве до дыр и глупо смеялись над мужчиной в женском платье.

ее кожа плавилась так, будто была резиновой новогодней маской.

пальцы сжимают последний оплот пламени почти нежно, с любовью, глаза прикованы испещренному мелкими кратерами покрытию, вспышка которого звучит турбиной взлетающего самолета. последняя спичка в коробке, подумать только. получается, под ногами у него - сорок четыре бесполезных куска дерева, которые не могут даже выполнить то, ради чего создавались в череповце на фабрике “фэско”.

ее черные кости пахли свиным стейком.

внимание от последнего шанса коробка отвлекает незнакомый голос. глаза поднимаются, чтобы встретить заинтересованный голодный взгляд, а губы сами собой растягиваются к ушам.

он чиркает спичкой, и она вспыхивает ярким притягательным пламенем. дым от двух прикуренных сигарет кажется особенно густым и ароматным.

- присядете?

+3

4

Люди всегда искали способ уйти от серой, скучной, бьющей заточкой под ребро, реальности. Кто-то искал истину на дне бутылки, в плеске обжигающей горло огненной воды. Кто-то пускал по вене жгучую смесь наркотиков всех сортов и степени тяжести воздействия. Кто-то прятался от ответственности и рутины в объятиях проституток, жадно стягивая с них кислотных расцветок одежды. Кто-то раз за разом загонял острое лезвие кухонного ножа в трепыхающееся тело, пока оно не превращалось в кусок фарша. А кто-то, на балконе сверху, смотрящий на гаснущий огонек в испуганных глазах жертвы, равнодушно курил сигарету, стряхивал пепел  - тот кружился, как изящная балерина – и скрывался в потемках квартиры. В протоколах и отчетах после напишут, что убийство произошло быстро и тихо, никто ничего не увидел и не услышал.

Под ногами незнакомца – горстка загубленных жизней. Когда-то эти тоненькие палочки были частью большого дерева, тянулись к солнцу и слепили глаз всеми оттенками зеленого. Теперь же они, смятые, поникшие, валялись на асфальте в ожидании, когда их сметет в урну метла дворника или растащат на игрушки непоседливые беспризорники. Флегетон сочно затянулся прогорклым дымом, скользнувшим в глотку бесплотной серебряной рыбкой, выдохнул его через нос, как древний китайский дракон. К хорошему действительно привыкаешь слишком быстро. У кого еще реки могли научиться дурным привычкам, как не у людей? И у кого смертные могли научиться тяге к убийствам, если не у сумрачных людоедов?

- Спасибо, - дежурная благодарность за прикуренную сигарету и приглашение посидеть рядом. А идти по аллее дальше Флегетон, собственно, и не собирался, ведь он уже отыскал ту самую свежую кровь, в которой так нуждался Умный человек, - Сколько ни пытался бросить, все равно рано или поздно обнаруживаю себя дымящим, как паровоз, - мужчина покачал в воздухе зажатой между пальцев сигаретой, тонко усмехнулся, - Страшно представить, что будет с моими легкими через пару десятков лет, если я продолжу в том же духе, - да ничего с ними не случится. Подземные реки не болели смертными болезнями, их не брала онкология и цирроз печени. А все те страхолюдные картинки, печатаемые на пачках сигарет (они, якобы, должны служить предупреждением о последствиях курения), вызывали у братьев лишь смех и повышенный интерес к рассматриванию изображения разлагаемых внутренних органов.

Сорок четыре бесполезные спички – Флегетон успел посчитать в промежутке между затяжками. Сорок четыре обугленных трупа. И лишь один избранный, способный удержать штормовое пламя в своих ладонях. Цепкий взгляд, спрятанный за цветными стеклами очков, изучал собеседника с жадностью хищника, гонимого низменным желанием запустить клыки в незащищенную шею жертвы и вскрыть артерию. Этот человек был особенным, хтонь чувствовала это каждой клеточкой тела. Дым над головой незнакомца складывался в нечестивый ореол святости, хоть сейчас бери краски и пиши икону для церквей Сатаны. Сорок четыре агнца на заклание. Флегетон не умел читать чужие мысли, но понимал, что в голове безымянного прохожего – карнавал пламенных образов. Если вовремя не направить эту силу в правильное русло, она переродится в пожарище и сожрет все, что только попадется на пути.

- Не хотелось бы показаться назойливым, но я неплохо умею читать людей. И что-то подсказывает мне, что вас что-то тревожит, - закинув ногу на ногу, чудище склонилось ближе к мужчине, будто заговорщик, спешивший жарко прошептать на ухо чей-то страшный грязный секрет, - Что-то сжигает вас изнутри. Явно не чувство вины, когда люди винят себя в чем-то, их глаза тусклы и стеклянны, как у мертвых рыб. А ваши блестят, пожалуй, ярче автомобильных фар.

Обхватив губами фильтр, Флегетон в очередной раз затянулся – в выдохнутом дыме вцепились друг другу в глотки бешеные псы. Река любил фантазировать, искать в обыденных вещах причудливые картинки, ведь через них пробивался в мир людей через тонкую грань реальностей их с дорогими братьями дом, мрачная ледяная долина мертвецов.

- Я слышал, что людям гораздо проще открыться незнакомцу, чем кому-то близкому. Наверное поэтому многие идут на приемы к психотерапевтам. Вы когда-нибудь бывали у мозгоправов? Сейчас так модно иметь лечащего врача, это так… по-западному, - и снова колкий смешок, - Простите, вам, наверное, не интересно слушать мои рассуждения. Просто мне очень нравится заводить новые знакомства, узнавать от людей что-то новое. Кстати, вы знали, что зороастрийцы во время своих молитв преклоняются перед источником света, в том числе перед огнем? – затянувшись, Флегетон выдохнул дым в подставленный кулак, а когда разжал пальцы, продемонстрировал крохотный язычок пламени, который тут же погас, - Я научился этому фокусу у индийский факиров. Здорово, правда?

Сорок четыре бьющихся сердца ждали, когда их уничтожит великое пламя.

+3

5

“что-то сжигает изнутри”. какая до боли точная формулировка слетает с губ незнакомца, настойчиво пытаясь затеряться среди остальных небрежно брошенных фраз. что-то сжигает изнутри, облизывает языками пламени и коптит, оставляя вместо сердца черный истлевший уголь. как головка от спички, которая, прогорая, скукоживается, сутулится и иссыхает.

что-то сжигает изнутри, превращая выжженное пепелище в торжество самого яркого пожара.

он затягивается медленно, со вкусом, дым вытесняет из легких воздух, обволакивая их серым ореолом, поглощая голодными отравляющими объятиями. дым медленно скользит обратно на свободу сквозь задумчиво приоткрытый рот, взгляд скашивается к переносице, наблюдая за танцем полупрозрачных завитков.

кончик ярко сигареты вспыхивает, когда он делает еще одну затяжку, глубокую, от которой, должно быть, в цепи сковывает его гортань.

- увлечение. меня сжигает изнутри мое увлечение, которое оказалось сильнее семейных уз, - пальцы неуловимо двигаются, стряхивая пепел к ногам - к истертым мертвым спичкам. он улыбается - так же медленно и тягуче, как затягивается сигаретой. кажется, в его янтарных глазах плещется огонь того пожара, который привел к торжественным и драматичным похоронам с закрытым дубовым гробом.

кремировать не разрешил брат - а было бы иронично.

незнакомец сидит так близко, и от него пахнет гарью - это точно, готов поклясться, это гарь, сера, бензин, керосин, спирт - запах звучит так слаженно, подобно аромату необычного парфюма. говорят, обонятельные галлюцинации - признак инсульта, но сейчас не тот случай - будто под ногами разверзался ад и кипящая, бурлящая лава медленно поднималась на поверхность, выбираясь из пропасти, как нева по весне.

незнакомец сидит так близко, но все же его собеседник не поворачивается к нему опаленной стороной лица, предпочитая смотреть перед собой - то на тонкую струю сигаретного дыма, то в сторону резвящихся в зелени детишек.

- вы звучите так, будто сомневаетесь в способностях этих... мозгоправов, - он тоже усмехается, только с какой-то неуловимой горечью. он слышит голос брата, который склоняется за спиной и тихо нашептывает: “я смогу это уладить, но я бы на твоем месте обратился к специалисту”. какой специалист решает проблемы с сакральными увлечениями неуправляемой силой? конечно, альберт имеет в виду психиатра, но после пожара как раз кажется, что мир видится яснее ясного, как будто заглянул под серую вуаль и обнаружил под этим бледным полотном мир настоящий - полный красок.

одно маленькое движение пальцами и вспыхнувшая с шипением спичка погружает дом в жаркие объятия. бензиновая лужа с пестрыми разводами горит подобно греческой реке подземного царства.

взгляд сам собой тянется к руке собеседника, в которой зарождается пламя. сердце пропускает удар, а все внимание, рассеянное по воспоминаниям и мечтам, по щелчку пальцев мгновенно обращается к этому невероятному мигу, когда бушующее пламя покоится в человеческих ладонях.

- как вы это делаете?

+3

6

Улыбка удовлетворения сама собой наползла на губы Флегетона, когда он заметил интерес и какое-то подобие надежды во взгляде собеседника, обратившего внимание на глупый фокус. Так смотрят дети, еще не испорченные тягостью и разочарованием взрослой жизни, пребывающие наяву в мире грез, где непременно существует добрый Дед Мороз, по крышам бегает Человек-паук из комиксов, а свертки с бутербродами родителям передают Зайчик или Лисичка. Так смотрят больные в терминальной стадии рака, которым вдруг сказали, что существует способ остановить жестокую болезнь и прекратить мучения, подобные пыткам всех девяти кругов ада. Так смотрят трясущиеся поседевшие заложники, когда на пороге помещения, где их удерживают злоумышленники, появляются долгожданные освободители.

- Честно говоря, я четыре года пытался познать разгадку этого чуда, индийцы не очень-то охотно делились своими секретами, - как бы невзначай пожав плечами, людоед сделал очередную затяжку, полюбовался дымчато-призрачными завихрениями, - А дело всего лишь в ловких пальцах и припрятанной в рукаве зажигалке, - в подтверждение словам Флегетон отогнул манжет рубашки, демонстрируя торчащий корпус обыкновенной биковской «поджигательницы» и изобразил удивление, - Хм, постоянно забываю, что она у меня здесь, а потом хожу и ищу, у кого бы прикурить. Работа нервная, родную мать забудешь, что уж о зажигалке говорить, ну вы меня понимаете. Хотя я все чаще думаю о том, что те факиры меня обманули, просто так сказав про зажигалку, чтобы отвалил. Я думаю, они знают и умеют больше, чем демонстрируют туристам. Спокойно ходить по раскаленным углям и спать на гвоздях благодаря тренировке и силе воли? Да кто в это поверит?

Замолчав, Флегетон как можно осторожнее и незаметнее оглядел безымянного собеседника, пытаясь разглядеть малейшие изменения в клейменном пламенем лице. Возможно, он был слишком голословен и назойлив, возможно перегнул палку в своем бахвальстве – заманивать жертву в силки всегда было удобнее и эффективнее с кем-то из братьев; там, где один сорвется, подхватит второй. Они всегда подстраивались друг под друга, как хамелеоны, работали слаженно, как единый организм, без всяких осечек. Ладно, почти без осечек. Дорогой, а точно получится? Ну конечно, не могло не получиться.

- О, понимаю, иногда что-то завлекает так сильно, что все остальное уходит на задний план. Но без хобби жить было бы гораздо скучнее. А по поводу мозгоправов… Конечно сомневаюсь, ведь они такие же люди, как и мы с вами. А разве может один человек постичь глубину разума другого человека, всего лишь начитавшись умных работ точно таких же людей? Знание Фрейда и Скиннера еще не делает никого богом, а уж тем более чтецом душ, - Флегетон поморщился от того, насколько пафосной вышла фраза, - Вы знали, что возможности человеческого мозга все еще не изучены на все сто процентов? И может быть на самом деле  наши увлечения – это та самая норма, к которой человечество так стремится?

Кажется, вот и настала пора закидывать невод в беспокойное, растерянное море. Флегетон все еще сомневался, что у него получится подцепить эту жирную сочную рыбу, но кто, если не он с братьями придумал риск?

- Я знаю, кто может вам помочь. Слышали об Умном человеке? – людоед поправил чуть сползшие очки, склонил голову набок, принимая расслабленный и беззаботный вид, - Вы правильно расслышали, именно так его и зовут. Никто не знает его настоящего имени, но он действительно очень умный. И никогда не отказывает в помощи, кстати, - все смертные одинаково сильно любили, когда их превозносили и представляли в лучшем свете, а для хозяина тем более важно было, чтобы о нем услышали, - Многие мои знакомые у него побывали и решили свои проблемы без всяких психологических тестов, многочасовых бесед и антидепрессантов. Можете не верить мне на слово, но сходите сами, хуже точно не будет, - как по волшебству, Флегетон выудил из кармана пиджака сложенный лист бумаги с адресом поместья, где чаще всего обитал Умный человек в окружении своих преданных почитателей.

Отправлять нового знакомого на квартиру общины, дабы он слонялся там со стариками и сломленными душами в ожидании звонка, было лишней тратой времени; чудище ясно видело, что промедление может либо погасить трепетное пламя внутри этой бренной оболочки, либо раздуть его до масштабов катастрофы, и тогда ресурс, вовремя не направленный в нужное русло, будет безнадежно растрачен. В любом случае, даже если Умный человек и не поможет, у братьев-рек будет сытный ужин. Наверняка плоть этого бедолаги, возлюбившего Гефестову стихию, вкусна, как самый желанный деликатес. Флегетону показалось, что он уже почувствовал на языке жгучую кровь, отдающую привкусом копоти и пепла. Того самого, что похоронил под собой Помпеи и его кричащих от ужаса жителей.

- За попытку не кусают, - почти.

+2

7

- умный человек?

почему-то верит. дело ли в привлекательном обаянии или поразительной настойчивости собеседника, но он просто верит и согласно кивает, убеждаясь про себя, что отчего-то незнакомец, величаво зовущий себя умным, поможет ему куда лучше человека, который получил образование психолога и имеет лицензию на осуществление медицинской деятельности. звучит логично, не так ли?

нет, конечно, но вот это зерно иррациональности тонет в бурлящей лаве безысходности. он уверен, что врач ему ничем не поможет.

- занятное имя он себе выбрал, ничего не скажешь, - усмехается мужчина, откидываясь спиной на лавку. он берет протянутый ему лист бумаги с адресом, смотрит на него долгим внимательным долгим взглядом и чувствует как визитка обжигает ему подушечки пальцев, легким покалыванием шершавость отзывается на его коже, и он принимает это за хороший знак.

визитка исчезает в кармане брюк.

- а вы к нему обращались? если не секрет, какого рода проблему решали?

брату он не скажет об этом разговоре. сначала он попытается обратиться к умному человеку, сделает выводы и примет решение — а потом озвучит его альберту, иначе он сам не решится. обдумает все еще сотню раз — и засомневается, может, не пойдет куда-то и заплатит очередному мозгоправу за лекцию о том, что все проблемы исходят из детства и взаимоотношения с матерью. впустую выброшенные деньги и потраченное время, чтобы после прийти к брату и развести руками.

он пытается — правда пытается справиться с этой манией, делать вид нет смысла. он осознает, что собственными руками рушит свою жизнь и с этим нужно что-то делать. брат не будет рядом постоянно.

с этими мыслями он остается дома наедине. закрывается в дальней комнате и смотрит в стену, иногда перетягивая взгляд, на аккуратно сложенный лист с адресом.

за попытку не кусают. что он, собственно, теряет? да у него ничего и не осталось, даже если это гребанная зомбирующая секта — ему нечего предложить, кроме собственных ментальных проблем. не решат проблему — что изменится? очередная потеря времени, да и только. но что если действительно поможет?

- я вижу, с чем вы пришли.

он сидит напротив мужчины в дорогом костюме и с сомнением пытается разглядеть за стеклами его зеркальных очков глаза — все сильнее окружение походит на секту, особенно если разглядеть на пуговицах костюма бренд. собирает последние деньги несчастных? но что-то в этом умном человеке есть.

- я вижу, что проблема ваша — не болезнь, а то, что все вокруг пытаются убедить вас в том, что с вами что-то не так. а сами вы как считаете? я вижу, что вас все устраивает.

в глазах горит ясный огонь. его читают как открытую книгу. хороший психолог? нет, тут что-то другое.

молчит — ответить нечего, даже кивка не требуется, чтобы умный человек продолжил:

- только вам мало. вы чувствуете в себе потенциал, который гасите, как огонь водой, а вам нужно только лишь налить в ведро спирт. вы как бьющийся в последней агонии без кислорода огонек, вы пытаетесь перекинуться на мирское, общественное — семья, бизнес, но огонь, перекидываясь на другой предмет, сжигает его. традиционные методы вам не подойдут. вам бы выдохнуть, освободить мысли, расслабиться.

огонек, - посмеивается про себя мужчина, прикрывая за собой дверь и выходя в коридор. признаться честно, ему очень хотелось скомкать лист с самой глупой рекомендацией и швырнуть комок в лицо умного человека — но его слова впечатлили достаточно, чтобы поблагодарить за помощь и увидеть перед собой направление.

на «назначении» умный человек пишет «пешие прогулки по набережной обводного канала». занимательно.

+3


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » огонь не очищает — он коптит дочерна