ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Герои ходят по земле


Герои ходят по земле

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Tomioka Giyu & Rengoku Kyoujurouhttps://i.pinimg.com/564x/9d/63/50/9d6350e62a8718f67d484efc63789a64.jpgГерои ходят по земле


Они - где страх, они - где грусть.
Они и в этой песне.
Я не герой, но ты не трусь,
Я слышал звон небесный.

[nick]Tomioka Giyu[/nick][status]Не впадай в отчаяние[/status][icon]https://data.whicdn.com/images/333647988/original.gif[/icon][sign].[/sign][lz]<div class="lz">Kimetsu no Yaiba</div><div class="lz1">▷ У слабых нет ни прав, ни выбора. Только силой можно заставить другого уступить.</div>[/lz]

+3

2

[indent] Ренгоку с радостью брался за любое задание. В нем никогда не звучала усталость, ни в едином движении, хоть он и мог быть после выматывающего задания, выбившего все силы. Столп — это важная ступень в его жизни, наследие отца, стремление стать таким же великим, как и он сам. Без трудолюбия он бы не поднялся на тот уровень, на котором есть сейчас, и не продолжил бы уверенно шагать вперед. Кеджуро не знал покоя. Кеджуро не мог позволить себе спокойно сидеть, когда стольким людям нужна была помощь.
[indent] Потому, когда ворон принес ему новое задание, Ренгоку подскочил так, будто не лежал в утренней дреме, позволив себе до этого лишнюю минуту для того, чтобы прийти в себя. В конце концов, у кого-то такой минуты может и не быть. Медлить не следовало.
[indent] О демоне было известно не слишком много: но он силен. Кеджуро даже мог представить, что это одна из бесовских лун, и тогда отделаться легким поединком не представлялось возможным. В помощники ему дали мечника, с которым Ренгоку знаком не был: не столп, но сильный, он это почувствовал, увидел его ауру, спокойную и стойкую. Удивительный юноша ему попался в напарники, пусть и не хашира, но имеющий неплохую хватку — это заметно было с самого первого взгляда. Ренгоку оставался внимательным — и к окружающей местности, и к своему новому знакомому. Тот казался серьезным парнем. Это и к лучшему; пусть Кеджуро мог сработаться с кем угодно, всегда выкладывался полностью и не знал усталости, пока у него не откажут руки и ноги, но в его предпочтения всегда входили истребители, прикладывающие столько же сил к собственному труду, сколько и он сам. Проще говоря: не будучи лентяем сам, Ренгоку не мог терпеть лени в других людях. Это было против его существа.
[indent] К тому же, он много должен сделать для того, чтобы хоть на шаг приблизиться к тому, каким является его отец.
[indent] — Рад приветствовать! Меня зовут Ренгоку Кеджуро, а ты у нас? — он склонил голову набок, улыбаясь, становясь совершенно похожим на сову, выслеживающую свою добычу. — Какой у тебя стиль?
[indent] Стоило заранее знать о своем союзнике все самые подробные вещи. Конечно, даже характер стиля для Ренгоку помехой не являлся, но им необходимо быть в коммуникации, если было необходимо, чтобы работа прошла не только гладко, но они оба остались живы.
Местность вокруг дружелюбной не выглядела от слова совсем. Лес мрачно нависал над ними, окутывал, опоясывал, мешал вздохнуть. Откуда-то доносилось шуршание, и на секунду Кеджуро задумался, что демон здесь мог быть вовсе не один. Тогда не маловато ли истребителей направили на зачистку места?
[indent] Ночью, когда закат только-только опустился на землю, и солнце уже полностью скрылось за горизонтом, такие места, где нарочно люди не пройдут, всегда наполнялись демонами разного уровня. Здесь они могли таиться в тишине и спокойствии, сюда могли утаскивать своих жертв и расправляться с ними без лишних свидетелей. Но Ренгоку собирался раз и навсегда пресечь это, выжигая логово дотла, до зловонного пепла и зеленой дымки.
[indent] Кеджуро присел и взял в руки палочку, рисуя круг, двумя стрелочками обозначая их с напарником. Пламя на его хаори ерошило листья и землю, пачкалось, но его это не заботило. Ренгоку был очень ответственным; он сам все потом отстирает, своими руками.
[indent] — Я пойду первым. Ты прикрываешь мне спину; я атакую, ты будешь искать слабые места. Вперед лучше не лезь, не хочу, чтобы ты получил серьезные раны. Действуем слаженно, надо будет подстроиться друг под друга. Ты уже работал с кем-то в команде? Но я уверен, что у нас все получится, мы сработаемся!

+1

3

Гию чаще всего работает один - не потому, что так невероятно уверен в собственных силах, а потому, что так ему просто удобнее. Среди прочих истребителей демонов он выделяется тем, что всегда холоден, молчалив и безукоризненно вежлив. Склоняет голову перед теми семьями, что пострадали, в извинении, если не смог спасти кого-то, помогает хоронить погибших и молится над их могилами и идет дальше, чтобы совершенствоваться и истреблять тех, кто отнял у него семью и друга. Их призраки преследуют его по ночам и тогда выражение лица Томиоки меняется. Тогда он просыпается и утыкается в собственные ладони. Тогда обитатели дома со знаком глицинии или Урокодаки-сенсей беспокоятся за него, но Гию никогда не признается в собственной слабости. Вместо этого лишь тренируется усерднее, чтобы призраки прошлого его не преследовали. Чтобы он чувствовал, что смог искупить своими боями их смерть, которую он был не в силах предотвратить. Но внутри все еще пусто, только бой и тренировка дыхания создают внутреннюю заполненность.
Сейчас, когда он почти закончил создавать свой собственный стиль, пришло хоть какое-то внутреннее равновесие, но требовалось отточить его еще и в бою, чтобы окончательно закрепить собственный успех.
К счастью, такая возможность ему вскоре представилась, когда ворон принес для Томиоки новое задание, согласно которому он должен был встретить еще одного охотника и вместе с ним разобраться с демоном в отдаленной деревне. Перспектива работать в паре не радовала, но так Гию думал лишь до встречи с тем, с кем предстояло работать.
Человек, что находился перед ним, несомненно имел огромную силу, Томиока чувствовал это в каждом его движении. И дело было не только в физической силе, но и в его каком-то невероятном обаянии, что ослепляло прямо с момента встречи. Ослепляло так, что Гию, что все время молчал, непроизвольно тут же начал отвечать.
- Томиока Гию, дыхание воды, рад знакомству, - он склоняет голову перед столпом в знак уважения. Возможно, на этот раз его задание в паре с кем-то будет куда удачнее и лучше? Тянуться за теми, кто сильнее - значит самому становиться сильным. Огонь, что пылал в глазах этого человека, словно непроизвольно передался и ему.
"Не так ли и ты зажигал меня своим пламенем, Сабито?" - невольный образ друга заставил Гию на миг задержать дыхание, но тут же отмахнуться от него. Старший (по званию, не по возрасту, кажется, они ровесники?) товарищ уже собирался направиться на задание, что им поручили. Потому Томиока отбросил все лишнее из собственного сознания, чтобы очистить его, и пошел следом, в мрачный лес, пока закат окрашивал все вокруг в золотисто-красноватые оттенки.
Там, за лесом, когда-то располагалась небольшая деревня, практически отрезанная от всего мира, но в последнее время о ней ничего не было слышно. Все чаще возникали слухи, что люди не возвращаются из этого места. Видимо, там было что-то совсем серьезное, раз отправили самого столпа. Впрочем, Гию старался не заострять на этом внимание. Возможно, что глава охотников распорядился отправить того, кто оказался ближе всего к этому месту.
- Хорошо, я понял, - действительно, логичнее тому, кто сильнее, пойти вперед ударной силой, а Томиоке, как менее опытному, добить то, что находится за спиной.
- Приходилось, - правда обычно он наоборот, был ведущим в команде. Гию напоминает себе, что нужно тянуться за тем, кто сильнее, а не бежать вперед. И не оставлять в голове никаких мыслей кроме того, что нужно убить демона.
- Я не подведу, не беспокойтесь, - привычная прохладная вежливость не позволяет сразу перейти на "ты", но в процессе боя все может измениться. Хотя для Томиоки привычно разойтись после боя и не вспоминать, с кем сражался бок о бок.
Гию поднимается на ноги и замирает, когда слышит какой-то странный шорох. Он смотрит под ноги и внезапно замечает движение, которое не видел до этого.
- Это что? Муравьи? Ночью? - он чуть хмурится, замечая, что все они ползут в определенном направлении. Нетипичное поведение насекомых ему вовсе не нравится.
- Ренгоку-сан, вам это не кажется подозрительным? Возможно, стоит последовать за ними? - Томиока кивает в сторону просвета между деревьями, который с наступлением темноты становится все менее различимым. Туда, куда ведет заросшая травой и еле заметная тропинка, которая раньше была дорогой к заброшенной деревне.

+1

4

[indent] Ренгоку широко улыбнулся и кивнул своему новому знакомому — он был уверен, что и другу в будущем — в знак приветствия. Гию в его глазах действительно был похож на воду, но не реку, бурную и каменистую, с извилистым руслом и жесткими порогами, а на озеро, покрытое будто бы жидким стеклом, настолько спокойное, что казалось, что ни одно дуновение ветра не способно нагнать волну на ровную гладь. Но, как и любая вода, его новый знакомый таил силу глубоко внутри — Кеджуро видел это. И рад был работать с тем, чей потенциал раскрыт не до конца.
[indent] Его часто ставили в пару к кому-то. Потому что натаскать юных охотников — это то, что Ренгоку, сам будучи почти что самоучкой, хорошо умел. Под его началом уже была мечница Канроджи, и теперь ему предстояло посмотреть на еще одного воина. Кеджуро был готов помочь ему всем, чем только можно.
[indent] — Зови меня просто Ренгоку! — он широко улыбнулся, при этом совершенно не теряя внимательности. Его техника была основана на выслеживании жертвы взглядом; основная опора боя Ренгоку была завязана именно на глазах. Он прекрасно отточил в себе это качество, и мог, не отвлекаясь, следить за своими целями долгое время. И заметка Томиоки его действительно смутила: обычно муравьи, как и все дневные существа, ночью предпочитали спать, а тут такая активная работа. Интересно.
[indent] — Это действительно подозрительно, ты прав. — Кеджуро сжал пальцы на рукояти своего клинка, внимательно прослеживая тянущуюся дорожку. Он чувствовал, как с каждым их шагом демоническое присутствие, эта невероятная вонь усиливается, словно стоит в воздухе плотной туманной пеленой, окутывающей все вокруг. Им предстояло окунуться в обволакивающую темноту, где уже потрясающее зрение Кеджуро никому бы не помогло, и пришлось бы ориентироваться только по инстинктам. Ренгоку передернул плечами: ничего хорошего не предвещал такой исход. Он поправил хаори и сделал несколько тихих шагов. Не слышно.
[indent] — Я все еще пойду первым, — теперь голос Кеджуро был серьезен, говорил он куда тише. Мало ли, какими свойствами обладали эти муравьи. — Ты будешь прикрывать меня. Полагаемся на слух, если что, то я приму на себя удар, и ты вступишь в полноценный бой. Но пока что не стоит тратить силы. — он обернулся за плечо и кивнул, различая спокойное лицо Томиоки в темноте. Почему-то невольно в голову пришло сравнение с Сенджуро: такие разные, но обоих Ренгоку готов был защищать ценой своей жизни. Если его отото напоминал ему маленькое солнышко, львенка, который все еще находится под защитой большого зверя, то Томиока — одиночка, настоящая Луна. И свет его не греет, но он так же необходим и хорош.
[indent] — Давно ты стал охотником, Томиока-кун? — Ренгоку немного притормозил, идя ровно рядом с колонной жучков, мирно бредущих по своему пути. Он точно знал, что демон уже знает о них и ждет — эти муравьи не были здесь просто так. Не приглашали бы заплутавшего путника проследовать в темную чащу прямо в голодное логово. — Каким был самый ужасный убитый тобою демон?
Кеджуро понимал: хоть ночь темна и тиха, разговор не просто поможет им следить за состоянием друг друга, но и расслабит обстановку. Охотники должны быть готовы к нападению, но при этом не пугаться каждого шороха, изданного в тишине.
[indent] Кусты податливо поддавались рукам Ренгоку, расступались перед его уверенным шагом, но меч истребитель доставать не спешил. Сначала необходимо было увидеть все своими глазами.
[indent] Тишина вокруг обострялась почти болезненно. Стоило быть настороже.

+1

5

Яркий.
Тёплый и яркий.
Наверное именно таким и должен быть столп огня, Гию других не видел, но именно такие чувства у него возникают. Широкая улыбка  отсутствие формальностей и живой взгляд - такими рождаются люди с добрым сердцем и широкой душой, от таких невольно согреваешься сам. Томиока от такого даже, кажется, слегка теряется, привычный прохладный взгляд становится чуть теплее и оживленнее, когда он чуть склоняет голову в знак согласия.
- Договорились... Ренгоку.
Будет на самом деле не так-то просто. Вежливым обращением он словно отдалял людей от себя, не давал себе разрешения на какие-то новые связи, потому что ещё о  старых так болит душа, что иногда невозможно уснуть.
Но полыхающее пламя не даёт закрыть глаза. Искры пламени на белом хаори все равно привлекают к себе внимание.
- Да, я понял, - все так же коротко и тихо соглашается Томиока. Он - сильнее и опытнее, он пережил больше, чем Гию, прежде чем стал столпом. Но он все равно будет прикрывать ему спину и отражать атаки, если потребуется.
Потому что ощущение, что не просто так они оба здесь, все так же не покидает Гию.
Чем больше он слышит это странное шевеление вокруг - тем сильнее растёт беспокойство.
Однако, тихие слова Ренгоку-сана - нет, просто Ренгоку - помогают немного преодолеть это странное напряжение, чуть меньше сжимать в пальцах рукоять катаны и очень медленно выдохнуть.
- Три года назад, когда я... прошел испытание на горе Глицинии. Прошёл ли? Или на самом деле просто повезло что его, раненого, не нашли сразу? Справедливо ли то, что друг, что кинулся его защитить, сейчас где-то остался призраком, а сам Томиока носит половину его хаори? Внутри снова пробивается что-то болезненное и он стремится заглушить это, не дать печали выйти наружу. Не сейчас, пожалуйста, не в такой момент.
- Каждый, с кем я сражался, был отвратительным. Каждый из них должен умереть, - в голос Гию, который лишь недавно чуть смягчился, вернулся ледяной холод и спокойствие. Всё верно. Не нужно бередить старые раны, лишь сосредоточиться на настоящем.
- Что это там, впереди? - кусты начинали редеть,  чтобы можно было рассмотреть очертания домов в темноте. Судя по тому, как они покосились, люди перестали жить там уже довольно давно.
- Кажется, это заброшенная деревня, но... - один дом где-то впереди отличался от остальных, он словно возвышался над ними и выглядел куда как лучше, будто бы за ним как-то... ухаживали?
- Там впереди, я думаю... - Гию не успевает высказать свое предположение, потому что невозможный шум топота маленьких лапок вдруг становится внезапно отчетливым, как будто бы звук начинает нарастать. Это бьёт по слуху и Гию сцепляет зубы, хватаясь за клинок, засветившийся синим.
- Нас уже... - он не успевает договорить, потому что живой ковёр из муравьёв вдруг собирается в четыре человекоподобных силуэта, которые тут же, без всякого предупреждения, нападают на охотников с четырёх сторон.
"Плохо дело!" - Томиока взмахивает клинком и срубает голову ближайшему демону, но та тут же прирастает обратно, потому что рассыпается мелкими муравьями и восстанавливается. Значит, нужно искать сердце или мозг в другом месте? Думать некогда, нужно успевать рубить тянущиеся к ним конечности. Клинок ничирин разрубает часть муравьев, но их все равно слишком много.
- Нужно... Жечь! - отрывисто говорит Гию, получая царапину на руке. Было близко к ране, но форма защитила. Края ткани оплавились от чего то. Муравьиная кислота? Но не в такой же концентрации!
"Такими темпами можно выдохнуться. Нельзя сделать это при первом же противнике! Это может быть просто проверкой!" - Он заставляет себя вдохнуть поглубже, готовый применить водное дыхание по одной только команде.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Герои ходят по земле