ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



no one else

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ienaga kano & inkarmathttps://i.imgur.com/CqK7kLQ.png https://i.imgur.com/apbgfTA.png https://i.imgur.com/7sUjTHV.png
no one else


между нами, девочками

+2

2

Иенага - сосредоточенность во плоти.

Один неверный взмах скальпелем, легкая дрожь в руке - пациент умер. Это не исправить, не повернуть вспять. С этим придется жить, хотя, Кано редко горюет и испытывает муки совести, глядя на часы, чтобы запомнить и озвучить время смерти. Жалости нет, лишь холодный расчет. Эмоции лишние в операционной, они мешают мыслить здраво, искажают реальную картину. Если во время убийства ради нужных частей тела - эйфория, нетерпеливая дрожь, губы, растянутые в кровожадной ухмылке, то во время исполнения обязанностей врача - легкая, снисходительная улыбка, чтобы знающие предпочтения Иенаги в еде особо не переживали. Правда, грех не пошутить над ними.

Иенага - тихий трепет.

Кано ценитель, наблюдатель. Жизнь играет яркими красками, эстетично окрашивая окружение в кровавые цвета. Губы алые, будто бутоны роз, но мало кому известно, что порой это отнюдь не помада. Иенага счастливо смеется, восхищенно вздыхает, тихо хлопает в ладоши, рассматривая очередное произведение то ли природы, то ли искусства. Может, идеальных людей не существует, но есть прекрасные черты, которые может заметить лишь эстет. И Кано хочет стать владельцем, собрать по кусочкам. Плевать, сколько крови прольется.

Иенага - разбитые мечты.

Никто не может быть идеальным. Одна маленькая деталь может разрушить безупречность, разбить вдребезги, как камень, брошенный в зеркало. И сколько осколки ни собирай - выйдет паршиво. Сейчас, глядя на гадалку айну, Кано понимает, где совершенность дала сбой. Удивительно, что злобы и зависти в бывшем заключенном Абашири не было. Какая-то непривычно светлая грусть поселилась в сердце, несвойственная нежность, когда каннибал проверяла швы у Инкармат. Иенага улыбалась, как когда-то улыбалась ей ее собственная мать. Пожалуй, она была идеалом. А теперь идеалом становилась пациентка, чью жизнь и жизнь ее ребенка удалось сохранить.

- Как ты сегодня, дорогая? - мягко спрашивает Кано, присаживаясь рядом с кроватью больной.

Они будто знакомы давно, будто подруги, хотя никто из них не допускает панибратских разговоров. Иенага всем своим видом показывает свою лояльность, свою давно забытую доброту, наплевав на то, что гадалка явно догадывается о маленьких тайнах врача.

Вокруг суматоха. Тут иначе не бывает. Слишком много пристальных взглядов, пытающихся прожечь насквозь и айну, и лечащего ее врача. Им нет доверия, они в плену, вечно под прицелом. Если с ролью Инкармат в этом спектакле все ясно, то зачем Иенагу оставили в живых - загадка. Кано лишь тихо посмеивается и ищет пути защиты своей подопечной. Надо быть готовой, надо вновь все просчитывать наперед, надо быть сильной, но слабость вновь и вновь возвращается, стоит лишь взглянуть на живот гадалки.

+2

3

Гадалка много путешествует по свету, много где старается побывать и дотянуться. Где-то что-то услышала, где-то поведали, когда слушает внимательно. После сама расскажет, как что-то сокровенное, что-то поможет придать весомости собственным словам. Все это работает на неё, ей на руку, Инкармат это особенно хорошо понимает в те минуты, когда как по бумаге читает на чужом лице пренебрежение, которая сменяется недоверием, а следом оставляет только удивление. Это, надо признать, приятно довольно долго на первых порах и все еще вызывает улыбку, когда сталкиваешься лбом с кем-то особенно упертым.

В дороге нет неправды, нет неволи. Когда в большинстве случаев выбор маршрута оставляешь на волю судьбы (причем ставя все на первый же выпавший вариант, без повторных проб) не ждешь подвоха на каждом шагу, там все больше завещано. Случайных встреч ведь их не бывает, да? - сиратки камуи оставляет возможности на сюрпризы, когда им благоволишь.

Сюрпризы, правда, они ведь не всегда долгожданные-приятные.

Порой даже не лучшие их образчики удается встречать во всеоружии, но порой это - мгновение удара. Это - менее секунды на решение, которое может стоить собственной жизни, но которое поможет обличить виновного. А во время вспышки злости это необходимо больше прочего.

В ситуации Инкармат, могло бы стоить даже жизней. Нет, не думать об этом, когда касается ладонью живота, на которой, прикрыв глаза, можно ощутить кровь, которая одномоментно в ту ночь окрашивает кимоно.

Нет, не время. Тогда уже знала, что судьбу можно изменить и не знала наверняка, что станет исходом собственной взамен прежнего предсказания. Она снова изменится по чужой воле.

Взгляд Танигаки, его слова, когда они простились, Инкармат помнит. Бережно хранит, как прочие обращаются с чем-то, что имеет физическую оболочку. Знает, что вернется, так говорят и знаки судьбы, но когда именно - всякий раз оказывается неверным. Раз или два выходило, что они уже должны были встретиться, но матаги точно не возвращался. Это другого человека она видит регулярно. И уже, в общем-то, привыкла и не против.

- Иенага-сан, - улыбается в ответ, когда та оказывается рядом, безотчетно поглаживает живот. Вот уж к чьему обществу не захочешь, а все равно, можно сказать, привяжешься, после всего времени, проведенного здесь. Осмотры за осмотром, объяснения, в ответ на которые айну неспешно кивает. Почти не говорят о чем-то, что не связано с окружающим их здесь и сейчас. Незачем. И все равно, даже того что есть, хватает чтобы чувствовать себя на порядок спокойней, чем прежде.

Может, это и странно. Но улыбка все равно каждый раз искренняя, а тон разговора скорее дружелюбный.

— Все в порядке, просто немного устала. Сегодня особенно оживленно, кажется, но кто мы, чтобы перед нами отчитываться. - Игнорировать чужое недовольство, которое даже не скрыто за взглядами, не так и сложно, особенно если на него все равно.

+1