ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — fuck you btw


— fuck you btw

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

kisaki tetta & hanma shujihttps://i.imgur.com/GboECzp.jpgfuck you btw


когда ум встречает хаос, рождается нечто странное.

+2

2

жнец неуправляемый, бешеный зверь, жаждущий крови и адреналина больше, чем чего бы то ни было еще - а еще он кажется несоизмеримо недалеким, приземленным и недальновидным, и с каждой секундой это начинает бесить все сильнее. кисаки, кажется, никогда прежде не испытывал столько злости и раздражения, особенно по отношению к одному человеку.

первые несколько дней выбор устраивает кисаки, он в нем уверен и не сомневается - прежде он не совершает ошибок. он думает о том, что пустоголовым инструментом управлять проще, у него нет собственных амбиций, собственного мнения и желания, кроме тех, что тонко совпадают с желанием хозяина. протяни собаке кость - и она пойдет за тобой, куда ты только захочешь.

а потом наступает время, когда от общества ханмы начинают подтекать мозги. не получается сосредоточиться, все мысли будто магнитом притягиваются к долговязой фигуре с неизменной диковатой улыбкой. он смотрит жадно и голодно, это отвлекает.

кисаки смотрит в ответ в ожидании, пока ханма отведет свой взгляд, но этого не происходит.

- что? - тетта не сдерживает раздражения в голосе и хмурится, глядя на шуджи поверх ободка очков. полчаса тишины - это какая-то неуловимая мечта, до которой хочется дотянуться, но она ускользает быстрее, чем пальцы касаются ее сияния. - тебе еще раз объяснить?

“ладно”, - думает кисаки, - “не было еще человека, который мог угнаться за скоростью твоих идей. нужно быть терпеливее”.

с планированием у тетты нет никаких проблем - проблема только в социуме, устройство которого дается, мягко говоря, с трудом. подбирать людей в свое окружение объективно тяжело, каждый из них - бомба замедленного действия, непредсказуемая и готовая взорваться в любой момент.

с ханмой то чувство не возникает, хотя казалось бы - именно он та ядерная бомба, которая только и ждет неосторожного нажатия на красную кнопку.

кисаки ошибся? или все же нет?

- я собираюсь втереться в доверие к тосве. сейчас это самая неорганизованная группировка, будет проще всего проникнуть и заполучить влияние. и тосве потребуется сильный противник - в лице тебя, твоя задача нарастить мощь. мы сломаем стержень главы, и это даст мне возможность зарекомендовать себя как надежную опору.

+3

3

пацан прикольный.

нет, серьезно, котелок у него варит чертовски хорошо, и план ханме был понятен еще с первого раза – и, в принципе, все звучало рационально максимально. просто пацан был… прикольным, и это объясняло все. ханме нравилось его бесить – мелкое и тощее создание в очечках вел себя так, будто бы держал яйца половины преступного мира в руках – но это было неправдой, и шуджи это знал; пацан пока что был только максимально норовистым и полным гонора умником – но не более того. зато было любопытно, куда именно этот его гонор заведет.

поэтому жнец и решил, что настало время делать вид, что он тупой; а еще – что он нихуя не понимает. потому что это смешно, ей-богу. этот парнишка ему чуть ли не в пупок дышит, смотрит на него так, будто бы вся скорбь еврейского народа поселилась в его глазах – и все это из-за того, что ханма на него смотрит. голодным диким зверем смотрит, пока что спокойным и ленивым, сытым и прикормленным.  он буквально смотрит в чужой затылок и думает о том, что чужая линия волос свежевыбритая – вот мелкий понторезина, а. небось до всей заварушки таскал видок приличного паренька, оценочки-книжечки-костюмчики. короче, задрот тот еще. шуджи на бок склоняет голову и фыркает, выглядя при этом максимально спокойно.

— это я понял, - голос у хамны сейчас тихий и почти напоминает мурлыканье, возможно потому, что ему это делать по фану – вообще-то орать и скалиться ему привычнее, — план нормальный. неплохой даже. создать сильного врага, которому есть угроза проебать; в конечном итоге план действительно рабочий.

смешок с губ у него срывается сам по себе – хищный практически, и чертовски довольный.

— просто не понимаю, а нахуя, собственно, тебе все это, шкет? – он делает несколько спокойных шагов к юнцу и нахальнейшим образом опирается рукой на чужую голову, наклоняясь к чужому уху.

— ты ж метр в прыжке, и не похож на гопаря вот вообще. нахуя лезешь-то?

ханме нравится его бесить.

просто потому что – а хрен ли нет?

драться этот шкет с ним не сможет физически – это объективная правда, ханма его в асфальт закатает мгновенно, при желании-то.
может выебать в мозг – но в вопросе рукопашки все решится довольно быстро.

правда не то чтобы ханме с ним драться хотелось.

нервишки пошатать – это да. потому что весело.

+2

4

кисаки морально выматывается гораздо сильнее, чем физически. дело, на самом деле, не только в ханме - он, конечно, раздражает еще как, но отчего-то проблемой от того не становится, ощущается скорее назойливым старшим братом, который стоит за спиной, когда на тебя крысятся старшеклассники, а дома разъебывает своими дурацкими замечаниями и насмешками похлеще одноклассников. “надо избавиться от этой ассоциации, она глупая и ни к чему хорошему не приведет”, - одергивает себя тетта, недовольно дергая плечом.

так вот, выматывается он морально - это больше от бесконечных когнитивных контактов с людьми. в школе его общение ограничивается одним человеком, остальные его избегают, видимо, потому что чувствуют на себе давление интеллекта, их за это судить нельзя, не каждый сможет проследить за полетом его мысли, но сейчас, когда тетта приступил к реализации своего плана, людей в его окружении стало гораздо больше.

и ханма шуджи в этом окружении находится едва ли не в эпицентре.

когда на макушку приземляется огромная ладонь, по телу буквально проходит ток, кисаки вжимает голову в плечи и через секунду максимально холодно - насколько вообще может в этой ситуации - смахивает руку со своей головы.

- мне нужно подняться до самых верхов японской преступности. по моим подсчетам на это потребуется десять лет, - кисаки тщательно избегает прямого ответа на вопрос. нет, он не боится быть высмеянным за то, что все делает это ради одной-единственной девочки, которой по воле случае понравился не он, а пацан с пустыми амбициями, неподкрепленными идеально выверенным до мелочи планом. нет, он просто думает, что ханме на деле все равно - вопросы он задает не из интереса, а из желания вывести тетту на эмоции.

кисаки поднимает на него взгляд, для этого приходится сильно задирать голову. он смотрит в лукавые глаза, глядящие на него с пронизывающим прищуром. ханма одним взглядом тянет из него слова, и тетта думает, что его глаза почти похожи на гипнотические глаза удава.

- я хочу впечатлить одного человека, - максимально честно и прямолинейно, он готов на ответный смех. готов даже к тому, что шуджи развернется на толстых подошвах своих ботинок и пойдет прочь, а потому сразу добавляет: - и я готов идти по головам.

+3

5

ну, пацан хоть не пытается наебывать и говорит прямо; ханма понимает, что этот хитрый жук и нерд – весьма опасен, потому что владеет информацией. и несмотря на то, что миром гопоты частенько управляла кровь и драка, не стоит со счетов сбрасывать тот факт, что, на деле, информация важна так же, если и не больше, чем грубая сила. он конечно же, был адреналиновым наркоманом, но не был полнейшим долбоебом, чтобы игнорировать этот факт.

иначе бы не было работы информаторов, иначе не засылали бы банды друг к другу маленьких крысят, которых ловили и давили, иначе не было бы, в принципе, битв за еще не отбитые территории интереса, про которые узнают по шепоткам на улицах и далеким отголоскам чужих слов.

мальчишка ведет себя как типичнейшая мелкотня, впрочем – такой умный, а все равно шкет ведь. отбрасывает руку, посматривает, точно котенок, шипящий на большую кошку – я злой, я опасный, видишь же, видишь?  прямо-таки я зло, я смерть и ужас. ханму это забавляет – котелок у мальца, конечно, варит хорошо, но для того, чтобы он действительно стал силой, с которой кто-либо мог считаться, ему нужна была цепная псина – та, что стоит за спиной, скалит зубы и марает за него руки.

эта роль в его плане отводилась шуджи; в принципе, идея была неплохой.

только вот пацан, походу, не брал в расчет вероятность того, что он может отказаться.

ну, он хочет на вершину – это типичное желание, в конечном итоге, банальное. ханма смотрит на него безмолвным хищным взглядом; скучно. чертовски скучно.

он собирается уже было уходить – а затем он просто заявляет, что все это – ради того, чтобы впечатлить одного человека. эгоизм. упрямая цель; гонка маленького ослика за морковкой.

и ханма смеется, хрипло так, дерзко – и голову запрокидывает, пряча руки в карманах штанов.

— окей. эта хуйня мне нравится, — прямо заявляет он, — желающих пробраться на верхушку – за йену сотка. а вот с твоей мотивацией… это будет интересно.

ханма медленно нагибается – так, чтобы их глаза находились на одном уровне.

— тебе нужна цепная псина. обещаю быть послушным хорошим мальчиком и скалиться по команде  - но только пока мне это интересно. сочту, что я с этого нихера не имею – я по съебу. понял?

шуджи, впрочем, для себя уже знает – этот пацаненок обещает ему веселье. и он нутром чует – скучно не будет; но давать свое согласие без условий будет глупостью.

пацан должен знать, что ханма свалит, когда ему перестанет быть эта авантюра выгодной; сделки – штука обоюдная.

— а еще ты выглядишь как задрот. серьезно, сделай с этим что-нибудь, а?

он фыркает недовольно, точно пес, чуть щурит глаза и тянет из пачки, предусмотрительно выуженной из кармана, сигарету.

+2

6

- если ты думаешь, что весь мой план будет держаться на тебе, ты ошибаешься.

кисаки бесит, что ханма ставит условия. он смотрит ему в глаза сквозь толстые стекла очков, не моргая, подобно питону, готовому распахнуть свою пасть перед маленькой беззащитной мышью. жаль шуджи не походит на мышь, скорее на дворовую псину с пеной у рта, которую по-хорошему стоит пристрелить, но тетта почему-то тянет ее домой.   

кисаки бесит, что ханма ставит условия, но кивает в ответ, не собираясь уговаривать его подчиняться. сам сказал, будет послушным и хорошим мальчиком, пока заинтересован, а тетта точно знает, что будет весело.   

у него имеется в запасе несколько способов влияния, чтобы втереться в доверие к манджиро сано и первый он уже начал приводить в действие, дергая мёбиус за ниточки. осанай, которого всего-то нужно было подтолкнуть в нужном направлении, быстро поднялся к верхам, а по его спине к верхушке поднялся и кисаки, получив в свои руки столько информации и зацепок, что оставался только один момент.   

триггер.   

- я как-нибудь без тебя разберусь, как мне выглядеть, - слова ханмы вырывают из бесконечного потока мыслей, в тот момент, когда тетта тянется рукой к ключу, который откроет ему все двери, и тут в него вонзаются когти, что тянут обратно в реальный мир. а ведь идея была так близко! - главное для банды не внешний вид.  

хотя он действительно имеет значение. проанализировав множество книг, газетных вырезок и статей, кисаки составляет совокупный облик классического располагающего представителя преступной токийской банды: обесцвечивает волосы, меняет очки в толстой оправе на более, как это сказать, стильные? по-хорошему, требовались линзы, но при прогрессирующем астигматизме они противопоказаны, а без очков тетта едва ли сейчас разглядит даже лицо шуджи, не говоря уже про сигарету в его руках. кисаки даже проколол ухо, чтобы казаться ближе к этой... кхм, субкультуре. он до сих пор мало понимал, что движет людьми, его информация была достаточно поверхностна, но ее хватало, чтобы дергать за ниточки того же осаная и ему подобных.   

- и что тебе вообще не нравится, - кисаки всеми силами старается, чтобы его голос звучал агрессивно, а не обиженно. лучше создавать впечатление нервного и заводящегося с полоборота человека, чем того, кого легко задеть.

даже малую толику эмоций показывать опасно, особенно обнажать слабые стороны, к примеру, то, как легко размазывается твое самолюбие одним точным ударом. ханме точно знать об этом нельзя - у него на лице написано, что вцепится пастью так, что не оторвать.

лучше уж пусть его зубы скалятся в сторону тех, кто захочет перейти дорогу. псин, которые пробуют на вкус хозяйскую кровь, обычно тоже пристреливают.

+2

7

банды – это его мир; его территория и его поле боя, которое он знает идеально, он знает, чем живут улицы, где и в какой момент сменились лидеры, и где какая крыса что шепчет. только знания эти ему – не как кисаки нужны, для сбора и накопления разных зацепок, а по причине куда более банальной – ханма был адреналиновым наркоманом до мозга костей. добро пожаловать в мир бешеных псов, парниша, смотри не охуей и не заляпай пол кровью.

бешеных и диких псин здесь было в достатке – ханма просто был одной из самых злых. и сейчас голову в петлю добровольно укладывал, позволял надеть на себя ошейник – но не намордник. чуть голову склоняет, рассматривая чужие глаза за стеклами очков. мальца так легко поддеть, в сущности-то. ему легко было представить, что школота его задирала постоянно, культивируя в нем холодную злость.

только пацанчик, как и большая часть интеллектуалов, обладал привычкой таскать белые перчатки там, где стоит лезть в дерьмо. иначе говоря, пытался разгребать чужими руками самые больше кучи дерьма, сам он оставался чистеньким и красивеньким, на вершине собственной горы достижений, которую ему построили другие.

ну, ханму в общем-то методология не ебала; глупо было бы вообще в принципе считать, что у него есть какие-либо проблемы с людьми, у которых в башке было что-то кроме как отпиздить кого-то. вообще-то, чем умнее и хитрее противник – тем интереснее.
или чем умнее и хитрее малолетний придурок с планами по захвату преступного мира японии.

он вздергивает бровь вверх и прикуривает сигарету. есть одна вещь, которую ханма действительно хорошо знал – и это человеческие эмоции; как существо, живущее за счет простого и банального кайфа, получаемого от этих самых эмоций, он умел читать эмоциональный фон других. страх. злость. обида. возбуждение. у каждой эмоции – свои признаки, свои особенности, свой, можно сказать, неповторимый вкус.

и, несмотря на чужое крайне распространенное заблуждение – он не был идиотом. он был хаотичным, диким – но не тупым.

и почти насквозь видел то, что парниша его опасается. не в том привычном смысле ужаса – он опасается того, что ханма в его представлении может сделать.

в общем-то, много.

но он же сказал, что не собирается быть плохой псиной; пока ему это интересно – он даже не собирается демонстрировать кисаки, что читает его насквозь, как книгу открытую.

там, где очкарику не хватало опыта и эмоционального интеллекта, ханма выигрывал с форой в пару лет точно.
при его-то образе жизни и постоянных драках – этого требовала сама жизнь.

он делает короткую затяжку; медленно улыбается.

— уверенности не хватает. вы выглядишь так, словно пытаешься быть гопотой. фальшивишь, короче. больше уверенности, мелкий. покажи зубки.

и выдыхает дым прямо в чужое лицо.

быть послушной псиной – не значит перестать бесить пацана.

потому что это весело.

+1

8

зубки показать, значит? этого он добивается? хочет, чтобы кисаки оскалился, зарычал как гребаный симба, еще было бы неплохо оцарапать или вообще - укусить. так, да? от едкого дыма сигареты глаза за стеклами краснеют, начинает неприятно щипать - тетта стойко терпит, чтобы не снять очки и не протереть уголок глаза. ханма ведь тогда хохотнет и уцепится за то, что он плачет.

кисаки вообще плачет? признаться, он не помнит, чтобы когда-то это делал. как-то не приходилось принимать все настолько близко. толчок одноклассника? так ему ума не хватило унизить существенно. хихиканье девчонок за спиной? так разве не эти же девочки потом прибегают к нему списать домашнюю работу? одиночество? просто рядом с ним любой посредственный человек чувствует себя ущемленным.

зачем переживать насчет какой-то посредственности? это нерационально.

ханма - не посредственность. он не блещет умом, но у него есть что-то другое, примечательное и яркое. и это даже не его бешеный оскал и пустые глаза.

рука кисаки ложится на его лицо, сжимает пальцами скулы и выталкивает наглую рожу из области личных границ.

- сделаешь так еще раз - будешь есть окурки, - тетта говорит хладнокровно, глядя на удивление равнодушным взглядом. даже серый яд, отравляющий его глаза, не заставляет ни один мускул его лица дрогнуть.

зубки показать, значит. что он хочет? чтобы кисаки достал биту и ударил его по голове? или огрызнулся так, чтобы поставить его на место? ханма провокатор, с такими тетта еще не работал, и внутри распаляется чисто научный интерес.

- это несложно. проще адаптироваться к примитивному обществу, чем тянуться к интеллектуальным высотам, а банды - это исключительно примитивное общество. поэтому осанаю потребовался я, чтобы подняться. поэтому манджиро сано понадоблюсь я, чтобы укрепить авторитет.

зубки показать. почему это звучит так просто, но сделать это так сложно? почему шуджи смотрит с прищуром, как чертова змея? почему слова этого гопаря вызывают столько вопросов - и все без ответов?

- чтобы править людьми, не нужна физическая сила. нужен только идеально проработанный план. блестящий ум, который его продумает в мельчайших деталях. этот ум создаст себе инструмент. так вот, ханма. ум - это я. а ты - мой инструмент. я не буду показывать зубы, потому что я хочу, чтобы глотки рвала твоя пасть.

+2

9

кисаки тетта – из тех, кто живет по принципу, что терпение – ключ ко всему. поэтому он стоически терпит выебоны ханмы, и на его лице буквально отражается тяжелый мыслительный процесс, который мелькает у него за стеклами очков и под зрачками; не понимает, что шуджи имеет в виду, видимо.

но это и не нужно, в принципе. в парадигме ханмы все было куда сложнее – и проще в то же время, в его мире апатия и скука – то, что могут удавить самую дикую собаку, но вот неудача не ломает никогда; в мире тетты любой план должен быть четким и никогда не проебываться. короче говоря, человеческие его эмоции отбрасываются, в одной точке фокусируются, превращаются в нечто механизированное, чужеродное и странное; нет, машиной ханма его не назовет, конечно же. и выводить его из себя – приятно до дрожи.

но такая фиксация – вообще не признак нормы. только сам пацан, кажется, проблему не видит – и оттого действует так, как действует.
шуджи по боку, в общем-то, он здесь не для того, чтобы воспитывать щенков, решивших, что они волки.

парень лезет ему в рожу – отпихивает, заставляет вновь выпрямиться во весь рост, и он это делает – сверху вниз посматривает, пожевывая сигаретный фильтр; чужие рассуждения – редкостное говно и нудятина, но то, что он хотел, от пацана получает – тот даже не замечает. конечно, блять, не замечает, что клыки скалит – неуверенно, даже совсем нихуя не пугает, потому что прямо здесь и прямо сейчас шуджи может при желании ему шею сломать и просто оставить подыхать, истекая кровью и пушистой красной пеной из пробитых легких – хватит ему и удара по ребрам для такого результата.

но в этом прелесть – пацан не боится.

в этом и прелесть – пацан уверенно пытается делать вид, что уже схватился за ошейник – и уже знает, как использовать зверя и какую команду фас ему дать.

он стрхивает пепел на пол – и улыбка с лица сползает, иллюзия полной ебанутости с него слетает, точно мишура – потому что сейчас он серьезнее выглядит, взглядом цепляет жесты чужие; кисаки тетта кутается в свои защиты – и даже, блять, не замечает.

интересненький экземплярчик. делает вид, что не собирается скалить клыки – а сам на ханму щерится сейчас;

забавный, блин, этот пацан. сам себя не знает – а других ставит в любые позы интеллектом.

— что же, я, кажется, уже пообещал, что буду послушной псинкой, пока мне это интересно, верно? – он вновь улыбается – оскал, который отражается внутри и блестит во взгляде, — хочешь, чтобы я рвал за тебя глотки? окей. только вот я – не единственная псина, с которой ты столкнешься. что, и в иной ситуации сам зубов не покажешь?

он тихо фыркает, и головой качает.

— драться научись, короче. если хочешь дожить до конца своих планов.

Отредактировано Hanma Shuji (2022-05-16 22:12:35)

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » — fuck you btw