html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » :: losing my mind


:: losing my mind

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

се лянь & му цинhttps://i.imgur.com/u9GwpRZ.png https://i.imgur.com/alOBqwi.gif https://i.imgur.com/dKNNBsJ.pngНАЗВАНИЕ ЭПИЗОДА


не все пещеры оказываются хорошими; не все цветы можно сплести в венок.

+1

2

непонимание.

когда-то все казалось таким идеальным, выстроенным, как карточный домик. когда-то он не думал о том, на чьих костях он был построен, сколько людей положили себя ради цели какой-то незримой, непонятной. раньше он никогда не думал о том, сколько придется вынести лишений... когда-то все было действительно иначе. но все трещит так, словно зеркало трещинами расходится — качается маятник непокорный, качается и в движение мир приводит с первой пророненной слезой, с первым непониманием в сердцах родных. прикрывает он глаза, когда все говорят громко и шумно. кажется ему, что они устраивают гомон какой-то, когда начинается подготовка к торжеству. он должен быть богом на нем, он должен победить демона, он должен... много чего. и это ложится на плечи его чертовым бременем, которое несет он один. да, рядом есть фэнь син и есть му цин, но они не могут снять с него и части того, что возлагается на плечи хрупкие, бледные, никем не тронутые; му цин одевает его аккуратно, зашнуровывает каждую ленту, украшает его голову и рисует киноварь. вот только се лянь не приходит в назначенное ему время. появляется слишком поздно, забывает обо всем и не видит ужаса в чужих глазах.

се лянь ловит ребенка и маятник сбивает первые карты, верхние. домик еще еще не рушится, он стоит себе крепко на последних, нижних картах, но уже заметно готов упасть от дуновения неосторожного. и се лянь усмехается, смотрит за всем этим, но ничего не пытается сделать с этим. только пальцы протягивает в желании удержать его, но все рушится. маятник все сильнее приходит в движение и тонкие губы поджимаются в нечитаемую полоску.

му цин ищет сережку, которая пропала после празднования, се лянь готов же рядом рухнуть на колени и искать тоже. не потому, что ему хочется, а потому что он не может его выгородить. он пытается, честно старается, думает о том, что му цин не мог этого сделать, ведь он доверяет ему ( больше, чем фэнь сину ). у му циана есть доступ к телу наследного принца и это то, что редко кому давно увидеть; молитвы не приносят успокоения, а пагода все еще стоит так крепко, словно ее и не сдвинуть с места. се лянь не обвиняет никого никогда — говорит, что все может быть, но не может статься, что это сделал его друг. так он называет того, чей образ ловил и всегда чуть дольше положенного держал взгляд, чуть больше сжимал кулаки и заставлял ногти впиться полумесяцем в ладонь.

лежа в темноте своей комнаты и смотря в потолок, он думал обо всем и ни о чем сразу. так было всегда — он никогда не мог уснуть, спускался и бродил по комнате босыми ногами. если бы кто-то его увидел, то не избежал бы он замечания резкого, направленного с целью заботы и сохранения лица, но. иногда все надоедает. и это се ляню надоедало тоже — иногда слишком сильно хотелось побыть простым человеком, не наследником, не стараться укоренить в себе мысль о том, что все будет в порядке; когда се лянь вознесся, ему было всего семнадцать лет. мальчишка. самый молодой бог воны, что держал в руках свой меч так крепко, как никогда раньше. и всегда он был улыбчив к остальным, и с собой он забрал двух доверенных людей — думал, что чувство опустошения закроется, что все забудут про сережку уже наконец, и что никогда больше не вспомнят.

так и произошло.
только чувство опустошения и дыры никуда не исчезло. теперь, будучи небесными чиновниками, проблем стало только больше. к нему взывали, его помощи хотели и он, конечно же, всегда старался помочь. всегда бросался туда, где его звали, но. всегда оставалось эти самые две буквы. в момент, когда в сянь лэ разгорелась война, он не смог пройти мимо. наблюдая за тем, как страдает его государство, он слушал их мольбы. и спустился он к ним как дарование небес. спустился он и одарил каждого улыбкой, руку на плечо каждому клал, делился силой небольшой и позволял им выигрывать сражения; двое помощников последовали за ним и под ложечкой все чаще стало засасывать, а горло все чаще начали терзать несказанные слова.

— му цин!

и тишина. он больше ничего не мог сказать в тот раз, когда развернулся и поспешно от него ушел, едва ли не краснея; распри между родителями и детьми всегда добавляют не то, что шарм в отношения, а разруху. сначала отец просто ругался, говорил, что он дурак. потом он требовал его возвращения обратно на небеса, кричал, чтобы тот возвращался туда, откуда пришел. говорил, что им ничего от него не нужно, но все, что се лянь знал — они выиграют. он хотел так думать, именно это он старался донести до каждого, когда улыбался им. и даже если силы были не равны, он ведь на их стороне. он ведь спасет их из гены огненной, он ведь все сможет.

вот только даже боги не всесильны; мальчишка увязался за ним, как хвостик. тот самый, которого он однажды спас со стены, тот самый, что когда-то так преданно смотрел ему в глаза. теперь он держал меч и говорил о том, что будет защищать своего бога — се лянь тогда тихо посмеивался, трепал по голове и уходил, отдав булочку ему. ему не нужна была помощь ( искусная ложь ), он не хотел ничего чувствовать и просто немного устал. все слилось воедино.

— я схожу прогуляюсь.

кажется, это было затишье. так всегда бывает — перед бурей начинается штиль и все прислушиваются, не дует ли где-то ветер. се лянь чувствовал, что он сдает — весь дворец знал о том, кем его считал отец и как громко король может ругаться на своего сына. о младшем брате никто не вспоминал, а се лянь, когда видел ци жуна, лишь мягко улыбался. хотелось бы ему, что бы этот ребенок был хоть немного счастлив, хоть где-то; голоса стихают, стоит отойти подальше. голоса прекращаются, теряются и наступает тишина. такая, какой не бывало никогда ночью. такая, которая выворачивает наизнанку и заставляет поморщится. и ему бы следовало развернуться и пойти обратно, но он упрямо прокладывал дорогу себе дальше, рассматривая чудные цветы, которые оказывались под ногами. когда-то он слышал об оборотнях, но никогда не думал, что действительно мог их повстречать. вот только аромат становился все сильней и сильней, дышать становилось тяжелее и все, что мог наследный принц — остановиться. в пещеру идти совсем не хотелось, даже при том, что его туда едва ли не манило.

пути совершенствования бывают разными, но никогда он не думал о том, чтобы вкусить плоти чужой, чтобы узнать, какого это — получать наслаждение от касаний чужих, быть может, ласковых или грубых. никогда до этого момента; голоса наполняли пещеру, голоса наполняли и его голову, заставляя кровь кипеть от возбуждения. того, что он никогда и не знал. и даже священные писания, которые он читал про себя, не помогали. все, что ему хотелось — сбежать.

и он сбежал. с заплетающимися ногами, с чувствами, что били через край. сбежал, желая оказаться во дворце, в купели, остудить себя и устыдить. но все пошло не так, как ему хотелось. перед глазами всегда был лишь один силуэт — му цин. тот, кто всегда следовал за ним, кто заботился и стирал одежду, кто мел полы когда-то. тот, кто стал рядом с ним и следовал за ним так же, как и раньше. и меньшее ( большее ) из того, что он хотел — увидеть его и уронить перед ним лицо и честь.

двери спальни наследного принца открываются рывком. вернее, почти что толчком — сил остается только на это действие, а потом се лянь едва ли не валится на подкошенных ногах.

— му... цин?

голос предательски садится, хрипит он едва ли слышно, когда жмурит глаза и приваливается к стене. кажется, что если тот подойдет, то увидит все: и возбуждение, и смущение, и желание тут же содрать с себя кожу. но ничего он не успевает сделать — собственная кровь в ушах и висках так сильно стучит, что ему остается только еле слышно втянуть воздух, выправить осанку и подойти к нему.

маятник раскачивается, сбивает карты одну за другой, рушит чертов домик так же, как с каждым шагом се лянь все сильнее теряет самообладание и, кажется, разум. двери спальни закрываются за ним, отрезают их от всего внешнего мира, а единственное, что может сделать се лянь, когда подходит ближе, когда буквально ( впервые ) падает на пол, на колени собственные, это до крови закусить губу и ткнуться в постель рядом с бедром своего помощника. от стыда хотелось сбежать, раствориться, под землю провалиться.

— почему ты... здесь?

все, на что хватает у него сил, когда пальцами он стискивает покрывало и едва ли сдерживает порыв подняться и просто коснуться тех губ, которые поцеловать всегда хотел.

+1

3

[indent] Вор. Фэнь Син ведь даже не догадывался о том, что может причинить ему боль одними лишь своим высказыванием. В тот момент перед глазами у него все потемнело. Ему показалось, что его предали. Хотя он ведь сам тогда все начудил. Посчитал, что так будет правильно. А потом сам же пытался вернуть. Все могло закончиться плохо, если бы только наследный принц не решил ему помочь. Не решил его поддержать и поверить его словам. В тот момент разве не был ключевым? Кажется, что именно тогда он и понял, что может кому-то открыться. Довериться. А потом такая рана. Просто на ровном месте. В тот момент ему показалось, что такое не может быть просто совпадением. И сам же себя подставил. Какое глупое стечение обстоятельств.

[indent] Му Цин следовал за ним. Верил в него. Даже несмотря на то, что не выносил компаний с Фэнь, он все равно оставался при наследном принце, услужливо выполняя все его поручения. Являясь одной из рук его. Помогает и передавая свои силы, если они были нужны.

[indent] В свое время он был никем. Бедным. В отличии от них, он в детстве жил бедно. Знал детвору, которая все время крутилась возле него, когда он возвращался. Бесили они знатно, но все же не мог он их не накормить. Для него это не было чем-то вроде добрым жестом, просто он их понимал. И знает, как может голод порой причинять боль. Знает каждого из них, пусть и не привязывается.

[indent] Люди умирают, в этом нет ничего страшного. В то время, как он сам собирался служить ему. Тому, кто стал для него самой верной опорой. И, наверное, единственным близким существом на всем белом свете. Ему  было страшно даже представить, что он может его потерять или разочаровать. О таком даже и не было речи. Му Цин никогда и ни за что бы не стал того предавать. Пусть часто и срывается. Пусть злится. Пусть иногда ведет себя надменно. И каждый раз слышит упреки со стороны другого. Плевать вообще. Такое он сможет спокойно вытерпеть, как бы там ни было. Просто ему не спокойно от того, что сейчас делает Се Лянь.

[indent] Разве правильно после вознесения возвращаться обратно? Разве правильно было вообще вмешиваться в историю? Нет. Нельзя. Это все было не так. Страна, которая должна была исчезнуть – должна была исчезнуть. Просто он старается не говорить. Лишь изредка напоминая, что Се Лянь порой поступает совершенно не правильно, как ему кажется. Совет, который никто не спрашивал. Осуждение, которое может быть никому не приятным.

[indent] Но все это ничего по сравнению со странной болезнью. Каждый раз это становилось чем-то действительно ужасным. Сомнения. Усталость. Он видел, как медленно загибается наследный принц. Как исчезает его огонь. Как он просто держится на последнем издыхания. Все это ничего хорошего не принесет. Все это обязательно станет концом чего-то действительно ужасного. Но даже в такой момент он не собирается его бросать. Даже так. У него есть иные пути, но он, наверное, навсегда останется верным ему.

[indent] Пройдя в комнату наследного принца, он останавливается. Как именно он пришел сюда? Видимо в какой-то момент его мысли были затуманены и он просто шел, куда его ноги шли. Раньше они часто тут были, до его вознесения. Здесь он по своему чувствовал себя дома. Наверное, все дело было в самом принце. Именно рядом с ним он и чувствовал себя, как дома. Столько времени прошло, а казалось, что никто ничего не трогал. Не было перестановки. Все так же.

[indent] Дверь открывается и на пороге появляется принц. Только вот совершенно в ужасном виде. Не сразу Му Цин понимает, что что-то не так. Сначала в голове появляются мысли для оправдания, но он хмурится, думая, что это лишнее. Зачем оправдываться? Он же не вор и Се Лянь это прекрасно знает.

[indent] Молча наблюдает за странной картиной. Что-то явно не так. И это его пугает.

[indent] - Что с тобой? – видя. Как тот встает на колени. Как он горит. Все лицо красное. Му Цин встает на колени рядом. Осторожно касаясь его плеча.

[indent] - Что происходит? Где ты был? – разве они никогда не разговаривали так просто. Несмотря на то, что он изучил все прелести «правильного» поведения, он все же позволял себе подобные вещи наедине. Да и рядом с Фэнь, как бы тот порой его потом не отсчитывал. Кстати, почему его рядом нет?

[indent] Мягко пытается его отдалить от кровати, чтобы рассмотреть.

[indent] - Ты поранился? Что происходит? Твои губы. Они в крови, - и сам невольно облизывает свои сухие. Непроизвольно получается. Совершенно. Он просто не может оторваться от него. Взгляд другой. Совершенно. Его словно одурманили. Такого Се Ляня он никогда в жизни не видел.

+1

4

его королевство медленно умирает — и в этом вина только его. если бы се лянь не поймал тогда мальчика, если бы он тогда продолжил шествие, если бы он тогда разыграл этот чертов спектакль — ничего бы не было. не было бы, если бы он не позволил себе сбежать обратно во дворец родителей после вознесения буквально с позором — но кому теперь есть до этого дело?  все, что се лянь слышит — обвинения в свой адрес. от отца, который не признает того, что сын мог это сделать. и король прав — он должен был более почтенно ко всему относиться, но

ноша, что ложится на его плечи, начинает давить так сильно, что се лянь захлебывается во всем, что происходит — он видит, как умирают люди; видит, как на их лицах растут новые лица и стоит только одно срезать — появляется другое. и ему хочется ( конечно же хочется! ) спасти всех, укрыть своими объятиями, быть всеобъемлющим, быть хорошим, быть богом, которому они могут молиться, но все, что он слышит в свой адрес — оскорбления.

и му цин тоже должен был его оскорблять — не срываться на фэнь сине, не шипеть на него как кошка на собаку, а просто высказать все ему, но.

он говорит совершенно тактично, хоть и может ударить в больное. он следует за ним, он защищает, он продолжает помогать одеваться, продолжает помогать убрать волосы даже после вознесения. и сейчас, когда он сидит уткнувшись в постель лбом — он выглядит слишком жалко. не таким должен быть принц, не таким должен быть бог войны в короне из цветов; и се лянь почти что всхлипывает — му цин видит его таким. ему потом будет противно, так ведь? и от этого внутри шевелится что-то темное, что-то больное, словно наваждение что обнимает за плечи

— я.. нет, я не поранился, я просто гулял, — он говорит совершенно честно. он правда гулял, но наткнулся на цветы, на демонов, что поднимают из глубин самые потаенные мысли. и кто бы мог знать, что потаенными мыслями станет му цин — тот, кого захочется поцеловать, кого захочется просто не отпускать, признаться в чувствах, что терзают сердце словно сотни ножей, но

он думает о том, что это — не то, что ему позволено. не то, что нужно его верному другу, ведь принц не достоин любви. он никогда не был тем, за кем могли бы пойти не из уважения, а из других совершенно чувств. и от этого внутри все холодеет.

чужое прикосновение отдается новым потоком жара по телу и се лянь жмурится, старается сделать так, чтобы никогда больше не видеть чертов свет, но

— пожалуйста, никого не пускай сюда, хорошо?, — он буквально просит это, когда поднимает взгляд. совершенно потерянный, совершенно возбужденный, а после облизывает губы, что все в крови. какая разница сейчас, что с его губами? какая разница что вообще происходит, если его плоть настолько крепко прижимается к животу, что хоть вой? он, который отвергал все телесное, вдруг получил настолько большой разряд всего этого, что просто не справляется. и он бы захныкал, если бы был обычным ребенком, но

— я наткнулся на пещеру, а там... а там демоны... цветы..., — он хмурится, словно каждое слово дается с трудом, втягивает сильнее воздух носом и судорожно так же выдыхает. буквально за мгновение до того, как повалиться обратно на постель. и не важно, что колени болят, не важно, что все это кажется теперь таким незначительным, — мое тело словно в огне, му цин... и я не могу с этим справиться, — и он закрывает глаза, прячется в складках идеальной постели, прячет собственное лицо, стараясь одеждой скрыть весь позор тела собственного.

— они показывали... их конек — пробуждать тайные желания, и я попался на это. я вдохнул их аромат и теперь... лучше тебе будет уйти, я не могу ручаться за себя, — он почти что скулит это, когда тело снова сводит судорогой, когда тело снова заставляет его сжать бедра, свести колени, не смотреть на му цина, сдержаться из последних сил. он должен, он обязан, иначе вся их дружба — падет прахом.

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » :: losing my mind