ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » хочешь дышать — придется платить


хочешь дышать — придется платить

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

стефан стрэндж & софия стрэндж & etchttps://i.imgur.com/9aiyA1S.jpg https://i.imgur.com/fSWmanC.jpg https://i.imgur.com/svDEuNf.jpgХОЧЕШЬ ДЫШАТЬ - ПРИДЕТСЯ ПЛАТИТЬ


умереть [в этот раз точно взаправду!] не дают даже.

+1

2

[indent] софия сидит на кровати и ждет. все просчитано, пальцы нервно теребят куриный божок, вплетенный в фенечку-змейку, охватившую тонкое запястье - отполированный водой и песком рыжий камушек кажется плевком крови в падающих из окна розоватых лучах заходящего солнца. протяжно и безнадежно кричит болотная птица - луизиана богатый на животных, как и на религии и верования край.
[indent] софия слепо смотрит на подергивающуюся секундную стрелку, в мыслях в очередной раз прогоняя этапы своего плана, прислушиваясь к доносящемуся снизу шуму. тетя веспер гремит посудой, дважды хлопает дверцей духовки - старой, а потому постоянно заедающей.
[indent] спускает ноги с кровати, натягивая невысокие сапоги, и выходит в коридор, ласково касаясь кончиками пальцев стен, без малого двадцать лет даровавших ей безопасность и уют. затаивается на лестнице. веспер очень старалась обеспечить ей обычное, нормальное детство, как у нормальных детей - тихая, внушающая уверенность в завтрашнем дне рутинная жизнь, никаких сериалов до выполненной домашки, обязательный салат со свежими овощами, ужин ровно в шесть. у софии просчитано все, так что, когда тетушка проходит мимо нее к подвалу, где хранятся продукты, не замечая затаившуюся в тени на лестнице подопечную, софия быстро делает ровно четыре шага и задвигает щеколду, рисуя поверх пальцем не самый сложный символ.
[indent] - что?.. - слышится из-за двери удивленный голос. - софия, кажется, дверь захлопнулась! софия!
[indent] дверь мелко подрагивает на петлях, когда веспер пытается расшевелить замок. девушка приникает к теплому дереву щекой, прикрывая глаза - иначе точно не сдержать непрошенных слез. вслушивается в родной голос, навсегда запечатляя его в своей памяти, она дышит этим вечером, этим застывшим, загустевшим на последних минутах временем. она продумала все - но лишь до определенного момента.
[indent] - софия, что за дурацкие шуточки! - дверь дергается сильнее. - немедленно открой!
[indent] - прости, веспер, - из-за перехваченного спазмом горла голос хрипит, - но так дальше продолжаться не может, понимаешь?
[indent] - софия! не смей! - в голосе тетушки вместо раздражения появляется страх, сквозь щели на мгновение прорывается свет и вздрагивает, кажется, уже весь дом, но печати держат крепко. - ты не готова к тому, с чем придется столкнуться. ты его не знаешь. ты не знаешь, что это за человек!
[indent] - но другого выхода нет, - она кладет на дверь раскрытую ладонь, почему-то уверенная, что с другой стороны, через толстую доску, приникает другая - с темной, как опускающаяся ночь, кожей. - печати спадут, когда... все будет сделано. я люблю тебя, веспер.
[indent] - СОФИЯ!
[indent] санктум санкторум казался погрузившимся в липкий, тягостный сон, когда она посетила его в последний раз. он не принял нового хозяина, не пожелал раскрыть ему своих секретов. санкторум был болен, пребывая во власти оживших, пробудившихся в отсутствие сторожа ночных кошмаров, но еще хранил от них город. не признал и ее, хоть тетушка и подтвердила ее догадки о кровной связи. но страдал не только храм, весь мир был был источен, изъеден, как проказой, горел в лихорадке. обычные люди пока едва ли это замечали, у них еще было время, но софия чувствовала это так четко, так ясно. и у этой заразы было не только имя, но и лицо - мордо.
[indent] она все спланировала, и теперь, больше не обращая внимание на крики веспер и ее попытки вырваться из ловушки, прошла в ее кабинет, пододвинула стул, чтобы дотянуться до самой верхней полки, сняв с нее маскирующуюся мягкой обложкой под энциклопедию стран третьего мира книгу. магия в их доме была привычной, сколько софия себя помнила, начав постигать ее азы как только научилась читать, так что летающие тарелки-вилки-фрукты были обычным делом, но там, куда она направляется, ей потребуется каждая капля, каждая искра силы. гексаграмму с россыпью символов, заключенных в фигуру и замыкающих ее, софия рисует прямо на двери обломком стащенного из школы мелка. в голове мелькает совершенно несвоевременная мысль, что будет обидно, если она так и не попадет на свой впускной в этом году - платье они с веспер выбрали красивое.
[indent] закончив, она отбрасывает мелок, достает из кармана кожаной курточки выкидной ножик и, закусив губу, быстро делает неглубокий прокол посреди ладони, но этого достаточно, чтобы моментально выступила кровь. ежесекундно подглядывая в раскрытую на коленях книгу, она на распев произносит слова и, затаив дыхание, прижимает кровоточащую ладонь к тускло замерцавшему центральному символу, ощущая, как после секундного сопротивления рука проваливается вперед и, наливаясь неожиданной тяжестью, утягивает за собой все тело. вспыхнувшая гексаграмма ослепляет ее в последний миг перед тем, как софия, перебарывая головокружение и тошноту, обнаруживает себя по ту сторону.
[indent] холодный, влажный обломок скалы под рукой. сырой, застоявшийся воздух, вдыхая который, мечтаешь хотя бы о самом легком дуновении ветра. ноги тонут в густом, клубящемся тумане. софия делает первый шаг, и под сапогом скрипит крошево камней - неожиданно громко, так как нечему заглушить его. все привычные звуки, на которые не обращаешь внимания - шум машин на автостраде, гул холодильника, шелест листвы, крики птиц за окном - перестали существовать. только биение собственного сердца, шум бегущей по жилам крови и оглушающий шорох собственных шагов.
[indent] ранка на ладони моментально затягивается, даже разводов не остается, а перед девушкой, в тридцати дюймах, зависает, постоянно перетекая и меняя форму, алая капля.
[indent] - веди, - нахмурившись, приказывает чародейка.
[indent] капля дергается вперед, указывая дорогу сквозь туман. правда, не особо разбирая путь, софии то и дело приходится пробираться через вздыбившиеся почерневшие корни, а то и проползать под ними, когда переплетение омертвевших ветвей становится совсем непроходимым. сначала она пытается считать удары собственного сердца, но быстро сбивается. софия не чувствует усталости, только изнуряющее, вынимающее душу ощущение чужого взгляда, заставляющее всегда быть начеку. через какое-то время ей начает мерещиться тени в тумане, распаленное нервами, богатое юношеское воображение рисует смутные очертания таящихся монстров, ждущих лишь команды хозяина этих владений, чтобы растерзать ее.
[indent] софия старается не отводить взгляда от алой точки в этом мглисто-молочном мире. и едва не срывается, когда та замирает на краю пропасти. описав круг, капелька вновь манит за собой в пустоту, и софия шагает вперед. медленно левитируя, она следует за своим навигатором, ведущим к тому, кто был с ней связан по крови, пока туман не расступается под ее ногами, открывая взору пустынный аллод, посреди которого меж двух уходящих во тьму стелл был распят на цепях мужчина, окруженный шестью печатями. маячок растворяется в воздухе, принимающем жертву.
[indent] несколько мгновений софия вглядывается в его лицо, после чего опускается, кладя на печать ладони. вплетает в структуру заклинания собственную силу, используя ее как рычаг, подхватывает, тянет на себя изо всех сил, как тяжеленную чугунную гирю, до пульсации в висках, до красных всполохов в глазах, ломая матрицу, разрывая магические связи.
[indent] и обессилено падает на колени, когда печать гаснет. софия шмыгает носом и вытирает каплю крови над верхней губой, вставая на ноги и обхватывая руками цепь. та поддается проще, путаясь, размываясь меж двух схожих генетически и энергетически тел.
[indent] - надеюсь, ты за эти годы продумал путь отступления, - бормочет софия, опираясь спиной на одну из стелл, когда первая цепь с грохотом падает на камень.
[indent] девушка вяло стаскивает с плеч небольшой рюкзак и копошится в нем в поисках фляги с эликсиром, восстанавливающим силы, делает пару глубоких глотков и протягивает ее пленнику.
[indent] - ей было любопытно, как далеко я зайду, но вряд ли она собирается нас отпускать.
[indent] софия, задрав голову, смотрит на темнеющий сквозь туман массив парящего в воздухе аллода, на котором уже явно было заметно какое-то копошение. почему-то высматривать воплощения смерти было проще, чем взглянуть в глаза отцу.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3565/t972661.gif[/icon][nick]Sofia Strange[/nick][sign]https://i.ibb.co/pbHjnrx/1.png[/sign][lz]<div class="lz">MARVEL</div><div class="lz1">▷ поднимите им веки, пусть видят они, как бывает, когда слишком много в крови серебра</div>[/lz]

Отредактировано Ancient One (2022-05-09 20:50:00)

+2

3

[icon]https://i.imgur.com/3rh4iFK.gif[/icon]

[indent] измерение смерти никогда ему не нравилось — стрэндж помнит свой первый поход сюда. помнит все, но память тут является его еидинственным преимуществом. он не умер, точно знает. помнит, как пал дормамму; помнит, как любимая женщина превратилась в пепел на глазах. сражение за землю далось им великой ценой. зато дормамму погиб, освободив и землю, и темное измерение от себя самого. наконец-то. стоило надеяться, что вслед утащил и карла мордо. этого стефан уже не знает — память стала единственной роскошью, а воспоминания прыгают в гаснущем сознании туда-сюда, и [кажется] лаже не в хронологическом порядке. возможно, это своеобразная пытка или демонстрация фразы «за миг до смерти вся жизнь промелькнула»?

[indent] что делать, если мгновение — вечно, а ты сам неспособен погибнуть навсегда.

[indent] сделки со смертью всегда заканчиваются какой-то оплошностью. стефан никогда не советовал лезть в измерение ее величества костлявой, никогда лишний раз с нею не играть. он однажды выиграл и получил взамен бессмертие духа. это позволило прожить долгую жизнь, пожалуй, даже слишком. возможно, поэтому так долго воспоминания мелькают в памяти — накопилось всякой ерунды. но, где-то на подсознании он понимает истинную причину. его душа навеки заточена в измерении смерти за все сделанное и не сделанное. от расплаты не убежать, даже если ты доктор стефан винсент стрэндж. рано или поздно пришлось бы, теперь хотелось думать, что все оказалось не зря. и благодарная планета выбрала нового верховного чародея, и зажили два измерения — темное и земное — долго и почти счастливо, с решаемыми проблемами и стабильно. стефану бы очень хотелось, чтобы их жертва с клеа оказалась не напрасной. и магия продолжала свое буйное развитие во всех мирах.

[indent] возможно, его смирение вызвано реальной невозможностью выбраться отсюда. он буквально заперт, неспособен пройти дальше клочка самосознания, которое еще в нем существует. однажды и это погаснет. возможно, стрэндж сойдет с ума; возможно, поток мыслей окончательно погаснет; или то пресловутое последнее мгновение перестанет подсовывать воспоминания. словно свечка внутри горит, а ты ждешь, когда уже потухнет и вокруг останется лишь безвозвратная тьма. стефан редко поддается на подобное — он привык сражаться с самим собой вопреки, выгрызать новый путь, даже если его реально не было, но тут он сдается. потому что тягучая, подобная смола, чернота вокруг отдает сплошной тишиной и обещает вечный покой душе, неспособной погибнуть наверняка.

[indent] когда заключаешь сделки со смертью, нужно загадывать аккуратнее.

[indent] из пустоты и ожидания его вырывает резкий звук и ощущение. вполне физическое, осязаемое. будто падаешь на землю, чувствуя, как бешено ноют от боли руки. стрэндж почти забыл, как ощущается боль в руках. магические нити рвутся, возвращая все. вакуум из угасающего сознания идет мелкими трещинами, осыпается, возвращая в некое подобие реальности. из груди вырывается хрип, потом кашель, а потом стрэндж дергается всем телом в попытке окончательно ощутить свои возвращенные физические ощущения.

[indent] он умер тогда в борьбе с дормамму. пал, уплатив цену за безопасность двух миров. и должен быть мертв — логично, не правда ли? стефану приходилось оказываться в подобных ситуациях. обычно, он даже желал из них выбраться. в этот раз все несколько иначе. добровольно и смиренно, с болью разбитого в осколки сердца со смертью жены и ощущения уже навсегда разорванной клятвы. разлучит вас только смерть. и стефан считал, что на этом он сделал все для земли. они оба сделали все от них зависящее в который раз. посему остаться заточанным в измерении смерти [это ведь оно, да?] кажется не такой плохой идеей.

[indent] пока он судорожно пытается осознать реальность, то умудряется найти в себе силы кое-как сесть и даже сфокусировать взгляд. девушка перед ним совершенно незнакомая. вообще не знает ее, хотя что-то неуловимое все-таки ощущает. странно, все происходящее очень странно. стефан делает глоток зелья, тут уже безошибочно на вкус узнавая все ингридиенты, а потом машинально осматривается по сторонам. пытается сориентироваться. ну, естественно.

[indent] глупо спрашивать, где он. еще глупее задумываться, как он тут оказался и почему заточен. вопросы, что произойдет дальше тоже такие себе — смерть не отпустит пленника, а незваные гости рискуют тоже остаться тут быстрее, нежели было задумано великим циклом жизни. стрэндж продолжает молчать, смотря в затянутое серо-черными тучами небо, будто ища там какие-то решения.

[indent] — пока я думаю план отступления, — задумчиво тянет, будто совсем не спешит. — можешь сделать две вещи. первая — объяснить, кто ты. кто я, ты точно знаешь, потому что такие жесты сомнительной благородности поступок. ты точно неместная. —  он бы сказал, что она человек, но ... наотмашь точно чувствует в ней что-то еще. фэлтанианка? чушь какая, нужно быстрее приходить в себя.

[indent] стрэндж не скажет, что на земле не осталось никого, желающего бы его вернуть. неважно, из чистой любви или каких-то своих целей. вполне возможно, что дома уже что-то произошло и он нужен своему измерению. вечная история, он почти с сожалением думает, что затянутый отпуск в измерении смерти придется отложить до следующего упокоения души. и он мог бы не думать о корыстных целях своей знакомой, если бы знал её — сейчас он лишь может улавливать что-то, но этого недостаточно для дружественных объястий и веры в отсутствие мотивов. последний есть всегда.

[indent] — вторая — помочь мне встать, иначе мне придется ползти. — секундная пауза, — пожалуйста. — спасибо он скажет потом, как все выяснит.

[indent] тело слушалось с трудом. слишком с трудом, стрэндж отвык. с чужой помощью поднимается с новым хрипным выдохом. черт, он потерял форму, ужасно. буквально ухватывается в чужие руки, ловя момент, чтобы посмотреть в глаза своей спасительницы. снова это странное чувство, интуитивное, будто он уже чувствовал эту девушку раньше. как ту единственную, которую не мог увидеть, сокрытую от его взора матерью девочки. странное путающее чувство.

[indent] — лес. — отпускает ее, наконец-то начав генерировать идеи, — в гуще леса есть постройки и алтарь, там сконцентрирована энергия. использовав ее, я смогу открыть портал. а теперь поторопимся.

[indent] души проклятых, служители смерти. они вечно скитаются, выискивают нарушителей, усиливают чужие муки. эхо чужих страхов и воплощение собственных. если попадут в плен полчища мертвых, то вырваться будет крайне сложно. практически невозможно, поэтому стоит двигаться. в сторону густого леса, о котором минуту назад говорил стефан.

[indent] — если они нас окружат, то может помочь яркий магический свет. он не причинит им вреда, но отпугнет. зачем ты меня спасаешь? — он все еще пытается выведать больше. руки слушаются плохо, честно говоря, он наугад складывает простейшие символы, будто проверяя себя. ужасно, на самом деле, нужно немного времени, а за ними мчат уже сейчас. стефан мог понадеяться, что его спутница знала, куда идет, и имеет пару козырей. иначе его перекуют обратно, а ее умертвят.

Отредактировано Stephen Strange (2022-05-11 04:00:49)

+1

4

[indent] вторая цепь, поднимая в воздух облачко пыли, падает на камни сброшенной змеиной шкурой стоит едва ее коснуться. софия опускается перед колдуном на колени, по-прежнему не глядя в глаза. взгляд притягивают руки с белесыми штрихами застарелых шрамов и стесанная оковами на запястьях кожа.
[indent] - софия... софия бизар. маг, - хмыкает, как будо это и так не было ясно. - из тех, кому удалось сохранить тайну личности и сохранить силы.
[indent] она не хочет, чтобы он терял концентрацию и отвлекался на то, что сейчас не важно, переиначивая фамилию на акадийский манер, распространенный на юге луизианы. убеждает себя в том, что цель ее появления здесь важнее семейных препитий - это легко, потому что правда. а еще - потому что сама еще не уверена, что ждет от этой встречи. тетя веспер права - она не знает этого человека, только редкие появления в новостях, только статьи в газетах, в которых неизвестно сколько правды, а сколько преклонения перед идеализированным образом героя. ей нужно время, нужно взглянуть на него отвлеченно, не поддаваясь чужому мнению и собственным эмоциям.
[indent] софия опускается на колени, подставляя плечо и придерживая мужчину под бок. поудобнее расставляет ноги, чтобы удержать вес навалившегося на нее колдуна, гадая, как они будут выбираться. он ведь и правда ослаб - ей не было чуждо чувство гордости, переходящей в гордыню, знает, что есть случаи, когда принимать помощь сложнее всего, особенно от незнакомцев, но иногда иначе - никак. на протяжении всей жизни, пусть не такой уж длинной, у нее был только один человек, которому она доверяла безоговорочно. и софии пришлось пойти на ее обман ради попытки - неверной, отчаянной, - спасти магию в это мире. а вместе с ней, возможно, и свою семью. она знала, что позже чувство вины еще долго не будет давать ей покоя, и придется немало потрудиться, чтобы ее загладить - не перед веспер, которая, софия была уверена, сразу простит ее, а перед самой собой.
[indent] на мгновение встречается с ним взглядом. ее глаза такие же синие, с темной каемкой по краю радужки. софия смущенно отводит взгляд и снова тянет носом, проглатывая сгустки свернувшейся крови. старается держаться рядом, видя, как еще пошатывает колдуна, чтобы в случае чего поддержать его. она высокая, выше большинства своих одноклассниц, но ему едва достает до плеча.
[indent] - после того, как ты... пропал, власть над магическим миром взял барон мордо. он совершенно безумен, - софия встряхивает головой, отбрасывая волосы с лица и лишнюю сентиментальность, продолжая сухо и отрывисто - так удобнее говорить на бегу. - нашел способ отбирать силы у других магов. ты либо служишь ему, либо становишься его батарейкой. и он силен.
[indent] она оглядывается через плечо, оценивая количество преследователей. совершенно по-подлому, совершенно по-глупому, как это бывает в бестолковых ужастиках, подворачивает ногу на неровной тропинке. мелкий гравий врезается в ладони, софия, не обращая внимания на боль, вскакивает на ноги, оскальзываясь на осыпи и, в не к месту охватившей ее панике, вскидывает руки, посылая во все сгущающееся войско мертвых и оживших кошмаров волну света.
[indent] вспышка ослепляет и ее саму, так что она благодарно и жадно вцепляется в пришедшие на помощь руки. обжигающий холодом страх пронизывает ее тело, впервые на нее накатывает ужас того, что она может остаться здесь навсегда - не отстраненное понимание человека, оценивающего риски предстоящего предприятия, но в глубине души уверенного, что с ним-то ничего плохого не случится, как и все предыдущие разы до. бесстрашие свойственно молодым, легко идти на риск, когда ты веришь, что впереди - целая жизнь, и думаешь, что терять тебе нечего.
[indent] но все меняется, когда смерть буквально дышит тебе в затылок.
[indent] вспышка света развеивается так быстро, как будто тени и черные провалы в земле и скалах впитываеют его, как растрескавшаяся, высушенная на солнце земля впитывает воду. свет был чужд этому миру, касание жизни, обещание нового дня, он не мог здесь существовать, ошеломляя, но не сдерживая. сердце стучит так, что кажется вот-вот выпрыгнет через горло, дыхание сбилось. софия отталкивает руки стрэнджа, который и о себе-то пока толком позаботиться не может, а значит придется ей. им нужно выиграть время, до алтаря осталось совсем немного - межд деревьев уже виден просвет, а из тумана проступают очертания древних фундаментов и уцелевших стен. подпихивает его, побуждая двигаться дальше.
[indent] - иди же! готовь ритуал!
[indent] софия зачерпывает ладонью клок тумана. стискивает в кулаке, скользя пальцами, свивая в плотную нить, подбрасывает ее над головой.
[indent] сложно представить себе луизиану без шлейфа странных, зачастую страшных сказок. напоенный мистикой край не мог существовать без историй о диких тварях и колдунах, стекающихся с всего пира - американские, европейские, африканские. и некоторые из них были правдой. магия худу всегда была связана землей, дуалистичная, она не была чужда смерти - проявлению цикличности законов природы.
[indent] нить растет, ветвится, втягивая туман, как пряжу, распускается паутиной, раскидывающейся от ветви до ветви, липнувшей к останкам и мягко оплетающей порожденные страдающим, умирающим сознанием чудовищные тени.
[indent] софия поворачивается к чаще спиной и из всех оставшихся сил бежит к алтарю. кажется, что время застыло, а ноги наливаются свинцом и прирастают к земле, как в кошмарном сне. капли холодного пота скользят по вискам, от чего щиплет глаза. она набегу вытирает лоб предплечьем, буквально вываливаясь на пустырь, посреди которого уродливой бородавкой возвышается алтарь. 
[indent] чувствует, как слабо вибрирует воздух от стягивающейся к нему силы - чуждой, мерзкой, от прикосновения которой к горлу подкатывает тошнота. энергия энтропии, разложения и страдания, но другой в этом мире нет.
[indent] - что мне нужно делать? - выдыхет она, упираясь руками в колени и пытаясь отдышаться.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3565/t972661.gif[/icon][nick]sofia strange[/nick][lz]<div class="lz">marvel</div><div class="lz1">▷ поднимите им веки, пусть видят они, как бывает, когда слишком много в крови серебра</div>[/lz]

Отредактировано Ancient One (2022-05-16 22:14:37)

+1

5

[indent] он не знает никого с именем софия бизар. стрэнджу бы об этом подумать чуточку потом, не когда смерть тянет к нему свои руки. ничто и никто не ускользнет из ее цепких рук, и в другой ситуации стефан не посмел бы спорить. он знает, насколько важен баланс и естественный путь от жизни к смерти. попытки обмана и извращения жизненного цикла абсолютно всего неизбежно ведут к катастрофе. но, это было бы в другой ситуации — сейчас он бы предпочел вернуться, раз его так насточиво просят. точнее выбора особо не дают, ведь остановись он, то и девушка пострадает. смерть и ее служители не простят софии подобного вмешательства, а значит хотя бы ради нее он может на минуточку перестать предаваться идее, что он-то неплохо проводил время в неизбежной вечности и тишине.

[indent] — сохранить силы и тайну личности? — этот вопрос не главный. стефан скорее повторяет это, не очень понимания. когда он умирал вроде как магам не нужно было скрывать свою силу настолько. никакой инквизиции, 21-й век на дворе. — куда смотрит новый верховный маг ...

[indent] мордо. конечно.

[indent] он жив. стрэндж не сдерживается, выругивается негромко, не особо щадя нежные чувства своей спутницы и приличия. карл мордо, который впустил дормамму в их мир. карл мордо, который помог дормамму убить клеа. и которого, как считал стефан, он убил или, как минимум, смертельно ранил. видимо, мудак выжил. от приступа праведного желания свернуть шею ублюдку стрэндж аж резвее стал двигаться. все-таки эмоции большая сила — они позволяют быстрее собираться с мыслями. и мотивации стало на грамм больше, что тоже существенный плюс.

[indent] стефан не позволяет своим мыслям увести себя далеко. и сильнее чувствует эхо знакомой, но нетипичной для человека магии. это снова сбивает его с толку сильнее, но времени-то нет. он подхватывает софию, когда та падает, чтобы помочь той подняться на ноги. она испугана и стефан ее не винит. измерение смерти паршивое место, живым тут совершенно нечего делать. он сюда приходил в свое время только в крайних случаях, ну если прямо вообще. уже лучше какой-нибудь кошмар или мефисто. возможно, тут еще играют роль старые травмы и призраки, которых он боится увидеть среди прочих до сих пор. неважно. нужно отсюда убираться как можно скорее, хотя бы чтобы старания софии бизар не оказались напрасными. чего бы она от него не хотела на самом деле.

[indent] — мы уже почти пришли.

алтарь выглядит старым и странным — стефан приникает руками к нему. магия — он полон ею, древней, сильной и мертвой. под статью этому измерению, концентрация лей-линий. другое такое место стрэнджу и софии пришлось бы искать в совершенно другом месте, и не факт, что они до него дойдут. вероятно, не дойдут. стрэндж всем существом ощущает её присутствие. оно пробирает до костей, проникает в разум. куда ты бежишь, стефан? это твой мир.

[indent] стрэндж не теряет времени, смыкает пальцы в замок и шепчет заклинание.  символы на алтаре вспыхивают, откликаются. поглощать магию измерения смерти не очень приятно, но стефан так долго тут провел, что для него подобное не особо принципиально. жаль, что тело где-то там на грани, поэтому на многое его все равно не хватит. возможно, стоило подключить софию, но тут он волнуется — неизвестно, как на его спутнице отразится подобное поглощение. он все еще ничего о ней толком не знает. забавно, ему бы думать о мордо, погруженном в хаос мир и смерть за спиной, а не о странной девочке с отголоском до боли знакомых сил. клеа. её уже не вернешь. и мордо за это заплатит по полной программе, не только за свои поступки.

[indent] сначала нужно выбраться, а это проблематично. печать разрастается, подпитываемая силой алтаря — стефан продолжает плести заклинание, чувствуя острую боль в грудной клетке, разливаясь смертельной бледностью на лице. ему срочно нужна передышка. размыкает пальцы, отходя на шаг назад от алтаря с клубящейся вокруг него магии. проблема не только в алтаре и недостатке сил.

[indent] — ты молодец. — он бросает оценивающий взгляд на результат стараний софии, — она тут. — он это чувствует так, как чувствует любое подвластное смертности существо. на лбу появляется тот самый знак, которым он был одарен многие десятилетия назад. символ их уговора. стефан судорожно вздыхает, а потом касается руки софии, обращая внимание на себя. говорит негромко, на грани слышимого. — когда я скажу, ты должна будешь снова зажечь свет. так много, как можешь. больше фэлтанианской магии, хотя я все еще не понимаю ... —  он мог бы сложить два и два, как в тех драматичных красивых историях, но у них нет времени, поэтому он себя одергивает до того, как заканчивает свою мысль. —  жди сигнала и не отходи от алтаря, пусть тебя запомнит.

[indent] он видел тень —  облаченную в полностью закрывающий плащ лицо и подобие тела. смерть способна являться в любых обликах, но зачем ей играть с теми, кто и так в ее власти? но, даже этот ее облик лишь попытка человеческого разума осознать и уместить подобное существо в рамки привычного понимания. так сознание защищает само себя от безумия. стрэндж не разрывает свою связь с алтарем, пусть и отходит от него и софии.

[indent] —  у нас был уговор! —  крикнул он так громко, как мог. чтобы каждый из собравшихся слышал, словно он —  неживой и все еще пленник чужой воли —  в принципе способен диктовать условия. но, он может слаб, заточен, но все еще остается доктором стрэнджем. —  ты даруешь мне вечность духа, и пока я способен существовать в любой из энергетических или физических форм, то не могу умереть, не могу стать частью мира мертвых. моя душа остается при мне. а сейчас существую, стою на своих двух и почти живой. ты не имеешь никакого права требовать от меня вернуться. а значит, кто-то из нас нарушает договор!

[indent] вокруг воцарилась еще большая тишина. так, словно правитель здешнего мира или задумался о договоре, или о наглости стрэнджа. последнему в принципе было все равно —  смерть думает довольно долго и он уже так ее побеждал. однажды. забавно, как получается раз за разом.

[indent] —  зажигай!

[indent] во-первых, он уже был заточен и в договоре не было пункта на такие случаи. во-вторых, девочка нарушила здешние порядки и с нею не поступят милостиво. вторая причина бы гораздо важнее. стрэндж рванулся назад, смыкая пальцы в последних движениях. становится жарко, больно и в глаза слепит так сильно, что невозможно. в этом мире ничто ненавидит ни жизнь, ни свет —  и софия буквально воплощает собой все, что так ненавистно здешним обитателям. становится направлением к миру живых.

[indent] жизнь. смерть. как бы ни банально, но этого очень не хватает для завершения открытия портала —  для того, чтобы задать курс. сам бы он действительно не выбрался. никак. хватает софию и позволяет порталу забрать их прочь. из удушающего мрачного ада их выносит ... куда-то. стефан не знает, спиной ощущает землю. траву?

[indent] уйдя из мира смерти он впервые чувствует себя живым —  паршивое ощущение. легкие жжет чистый воздух, а голова кружится от вспышек боли. хорошо, что хоть видит, потому что софия молодец. она зажгла так, как требовалось. он перекатывается на бок, стараясь прийти в себя. получается из рук вон плохо, но это ожидаемо.

[indent] —  акклиматизация. дай минутку. —  он наконец-то открывает глаза, чтобы посмотреть на небо над собой. земное, наполненное красками. живое. нет ни гнетущей пустоты, ни тишины, столько звуков. полежать так в самый раз. —  и ... спасибо? —  теперь-то он может ее поблагодарить. вот, если бы их там всех заковали повторно, то никакой благодарности за усиление условий содержания. —  только предупреждаю: все правители измерений мстительны, в ближайшее время не ходи туда. —  словно в здравом уме захочется вернуться в измерение смерти. но, стефан дает своеобразный совет, все еще продолжая лежать. как же хорошо дышать по-настоящему.

[icon]https://i.imgur.com/3rh4iFK.gif[/icon]

+2

6

[indent] воздух вибрирует от энергии, душной, липкой, расползающейся по пальцами, как любая гниль. за туманом проявляется то, чье имя на любом из земных языков - тень тени. софия с силой жмурится и трет запястьем глаза, чтобы изгнать вставший перед глазами образ чернокожей женщины, прекраснее и отвратительнее которой она не видела. сияющая эбонитовая кожа, кольца антрацитовых волос, в помутневших зрачках глухое болотное дно, в белках всевидящих глаз копошатся трупные черви, ресницами окаймляя навсегда распахнутые веки. полные губы улыбаются, хотя, казалось бы, должны кривиться в гневе.
[indent] - ты слишком долго скользила между меж двух миров, чтобы это прошло для тебя бесследно, девочка.
[indent] софия оборачивается к стрэнджу, но тот не обращает на сказанное внимания, то ли игнорируя, то ли вообще наблюдая другую картину. мир смерти так же многогранен, как и она сама, для каждого своей конец, для каждого - свой лик. она отступает к колдуну так, чтобы чувствовать плечом тепло его предплечья, живое подрагивание мышц, пульсацию крови, на столько громкую в замершей пустоте, что, кажется, можно услышать, как она бежит по венам, разнося по телу энергию жизни.
[indent] - ты думаешь, что помогла тем душам? посмотри вокруг и увидишь знакомые лица. ты не можешь им помочь, ведьма. скольким ты указала дорогу сюда? они тебя ждут.
[indent] софия закусывает губу, отворачиваясь к отцу, цепляясь взглядом за серебрящиеся пряди на висках, за отчаянное выражение глаз, раздувающиеся ноздри и паутинку морщинок в уголках плотно сжатых губ. изгоняет из сознания встающие перед глазами образы тех, кого начала видеть с раннего детства, тех, к чьим смертям не имела никакого отношения.
[indent] - твой ад - это чувство вины, - глухо, сквозь стиснутые зубы шепчет софия. - но мне не за что себя винить. не в этот раз!
[indent] она отворачивается от жуткого образа, больше не собираясь тратить на него ни время, ни силы. отец бледнее гипсовой фигурки, софия с тревогой всматривается в лихорадочно блестящие глаза цвета ясного неба, начавшего казаться бредом, вечной сказкой о недостижимом в этой стране теней и тумана. тишина стоит такая, что закладывает уши. она ободряюще касается пальцами холодной, подрагивающей руки.
[indent] - делай, что должен. главное - остановить мордо. остальное не важно.
[indent] софия чувствует, как сквозь нее сметающим все на свое пути потоком проходит магия, зажигая ее как сигнальные огни на вершинах сторожевых башен, как маяк, проводник, указывающий путь к миру живых сквозь океан смерти. волна подхватывает ее, вздымаясь, и, оказавшись на самом гребне, она вскидывает руки. отдает весь свой свет, горит ярче жертвенных костров, ярче отражающегося в снежных шапках эвереста рассветного солнца, обещанием нового дня, новой жизни восходящего над землей.
[indent] руки будто охватывает настоящим огнем, пронзает болью, струящейся по жилам от запястий, где неровно трепещет пульс, до кончиков пальцев, будто побуждая сдаться, опустить руки, отдаться и навсегда раствориться в прохладной, отбирающей все земные страдания тьме. софия зажмуривается, потому что свет не жалеет глаза, стискивает зубы и старается гореть еще ярче, бросая в очаг жизни с жадностью пожираемые воспоминания, страхи, боль, надежду. голубые глаза затапливает сияющим пурпуром.
[indent] даже колючее касание космической пустоты межпространственного перехода не способно погасить этот огонь, и, падая на зеленую траву, мягко и упруго принимающую вес ее тела, свечение еще окутывает ее кисти, медленно угасая вместе с отступающей болью. софия прижимает руки к груди, пытаясь отдышаться, сердце по ощущениям колотится где-то в горле, мешая сделать полноценный вдох. она переворачивается на живот, видя такого же взъерошенного, сражающего с собственным телом стефана и смеется. на выбившиеся из хвоста пряди оседает золотистая пыль и пушинки.
[indent] - получилось! у нас получилось!
[indent] чуть выровнив дыхание, софия садится, скрещивая ноги, поводит плечами, скидывая лямки рюкзака. руки дрожат - то ли от былого напряжения, то ли от волнения, которое она старается не показывать, как и прятать взгляд - теперь, когда все закончилось.
[indent] - на здоровье, - хмыкает она. - я сделала это не ради тебя. не только.
[indent] софия хмурит брови и наконец снова смотрит ему в глаза - с вызовом и невысказанным, глубоко скрытым вопросом во взгляде.
[indent] -  как-то не планирую туда возвращаться. ни в ближайшее, ни в любое другое время, - девушка заправляет волосы за ухо и достает из рюкзака бумажный пакет и бутылку колы. - у меня есть бутерброды, прада, они немного помялись... тебе с сыром или колбасой?
[indent] кончики пальцев все еще щиплет, как после ожога, и софия сначала дует на них, а когда это не помогает, концентрирует вокруг ладоней небольшие завихрения воздуха.
[indent] - фы превстафляеф, фде мы? - после измерения смерти, где на языке ощущался лишь пепел, вкус свежего хлеба кажется особенно ярким. - нам нужно в нью-йорк. санкторум не принял мордо, но у тебя должно получиться войти.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3565/t972661.gif[/icon]

Отредактировано Sofia Strange (2022-08-21 21:37:12)

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » хочешь дышать — придется платить