вай Вай цепенеет, застывая на месте. Отброшенные руки опускаются на колени, они не рвутся к Паудер и не дерутся с ней, пытаясь угомонить её мельтешение, схватить, прижать к себе. А может сделать это нужно, может быть это остановит Паудер, может быть только так между ними что-то останется. Но Вай не может заставить себя двинуться, не может броситься к ней навстречу с душой нараспашку. Она сидит и слушает, как Паудер изливается на неё кипящим ядом. читать далее

эпизод недели

вермина + смерть

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » i like to party with all of my friends


i like to party with all of my friends

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

додо & кёка & порнолевhttps://i.imgur.com/RSZiZEQ.pngI LIKE TO PARTY WITH ALL OF MY FRIENDS


обычное дело

+3

2

- «Champigneulles»?? J'espere que tu es serieuse, car je me sens vraiment mal! reponds! – Польнарефф глазам своим не верил, таращась на ровные темно-синие, бежевые и бронзовые бока пивных банок за стеклом холодильника в жопе мироздания, именуемой Порт-Судан. До египетской границы, в принципе, всего ничего, но опять какие-то проблемы с пограничниками, и вот, чтоб оно – всё – они тут застряли. Опционально – на день или два. Мсье Джостар и Абдул отправились разбираться с чиновниками, а их троица – Польнарефф, Джотаро и Какёин, осталась ждать в местной гостинице. Не Гранд-Отеле ни разу, между прочим, однако в том, что могло называться его баром, Польнарефф обнаружил родимый «шампаньоль» и пришел в неописуемое волнение.

- Щито? Не понимая, - черный, как обгоревшее дерево, нубиец за стойкой неловко корчил гримасы на быстрый французский говор. Жан-Пьер вдохнул глубже, и ткнул пальцем в слегка запотевшее стекло холодильника.

- Пиво!

Нубиец повиновался, и банка – все три – легли в ладони Польнареффа благословенной прохладной тяжестью. Дата выпуска… место производства… не было никаких сомнений, это каким-то чудом оказавшийся здесь «шампаньоль», да притом трех сортов!

- По шесть банок каждого, - Польнарефф сделал нетерпеливый жест рукой. Итак, темное, лагер, и нефильтрованное, о, mon Dieu, приговаривал он про себя, это не поддельное пиво – как та кружка в подводной лодке, это не иллюзия, нагнанная вражеским стандом (уж он-то бы распознал), это обычное пиво! Необычное, конечно же, ведь оно было французским. И тем замечательней, что благодаря средствам мсье Джостара он не стеснен в средствах – цену за пиво ломили изрядную, но он расплатился, и бровью не поведя. Даже если кто-то считает, что у него нет бровей, - проходя длинным скрипучим коридором гостиницы до номера, Польнарефф мельком глянул в мутное старое зеркало, висящее на стене. После стычки с Дж. Гайлом он некоторое время остерегался смотреть в зеркала – приблизительно около часа, а затем насущное вытеснило переживания, оставив примерно пополам и чувство удовлетворения от свершившейся мести, и горечь по Абдулу. Вспомнив штуку, которую с ним сыграли товарищи, Польнарефф было снова надулся, но пару шагов спустя просветлел, и дверь в номер толкнул плечом, широченно улыбаясь:

- Эй, Джо-отаро! Какёин! Сидите, преете без кондиционера? – старая дверь качнулась на петлях, роняя труху, задевая его по плечу. – А я глядите чего надыбал, видали, не, это же «шампаньоль», и где?! В Судане! Холодненький прекрасный «шампаньоль», давайте, ну! Внизу еще есть, правда, если эта черномазая образина решит вдруг заломить цену, я его постругаю на барбекю. Даже подрумянивать не придется, такой он черный… кстати, Какёин подскажи, ты же начитанный, а людоеды в Судане водятся? Я так, просто вспомнилось, - Польнарефф продолжал беспечно болтать, поставив банки на стол посреди, с позволения сказать, номера. Три постели, старый диван, унылый умывальник за стенкой, в котором грустно завывали ржавые сквозняки, сортир, в котором – спасибо, не Калькутта! – не приходилось никого бить по башке палкой, но зато всегда существовала возможность сесть  задницей на скорпиона. Чего-то получше, чем это изрядно старое здание в колониальном стиле, в Порт-Судане просто не нашлось, но про себя Жан-Пьер подозревал, что эта дыра была выбрана мсье Джостаром отчасти из соображений безопасности. Не для их команды, упаси святая дева, но для окружающих. Если кто-нибудь опять вздумает на них напасть, то чем меньше лиц непричастных поблизости (если без них совсем уж нельзя обойтись) – тем лучше.

- Ну, чего сидим, кого ждем? Холодненькое же! А, - спохватился Польнарефф, - вы же школьники… но и какая разница? свое первое пиво я попробовал в четырнадцать, а вино и того раньше, я же родом из Франции, в конце концов, чем вы хуже, даже если родились в Японии?
Ключ банки с лагером щелкнул, в нос Полю ударил нежнейший, ни с чем не сравнимый аромат действительно свежего пива.

- Ах, пахнет лугами Шампани в жаркий летний полдень! Жара там, конечно, не такая как в этой треклятой дыре… - гостиница располагалась на отшибе, далековато от побережья, и задувал в ее раскрытые окна не чаще не свежий морской бриз, но сухой ветер с Нубийского плато.

Отредактировано Jean-Pierre Polnareff (2022-05-16 02:21:05)

+3

3

— В одном из племён на юге Судана до сих пор сохраняется традиция "призрачных браков", — Какёин, по-лягушачьи сидя с ногами на своей кровати, перелистнул страницу "Путеводителя по Судану". Он успел прочесть уже больше половины, каждые пару минут при этом сообщая Джотаро, загромоздившему собой весь диван, случайные факты, показавшиеся ему занимательными. — Знаешь, что это такое? Когда брат умершего, например, берёт в жёны вдову, чтобы продолжить его род.

От стоящей жары — снаружи — и духоты, вопреки всем нараспашку раскрытым окнам, — в номере могли расплавиться мозги, но Какёин, казалось, чувствовал себя отлично. Ему вообще-то нравились путешествия — он ведь довольно много путешествовал до этого со своей семьёй, — так что в любой поездке старался найти для себя положительные стороны. Пусть даже и в такой безумной, как эта. В конечном счёте, это он сам вызвался отправиться на поиски Дио с мистером Джостаром и остальными.

— Или вот: в Судане можно найти пирамид больше, чем в самом Египте, — в этой односторонней беседе Какёину в общем-то даже не требовалось собеседника — достаточно было и того, что время от времени Джотаро издавал согласное "угм" или отрицательное "мгм" из-под козырька своей фуражки, надвинутой на лицо. — Или ещё…

От очередного факта Джотаро спасло лишь появление на пороге Польнареффа, ввалившегося в номер с целой охапкой запотевших от прохлады банок в руках.

— Здесь, — Какёин потряс "Путеводителем" в ответ на вопрос о людоедах, демонстрируя Польнареффу обложку, — ничего об этом не сказано. Кстати, разве Судан не мусульманская страна?

Впрочем, удивительная способность Польнареффа найти алкоголь в любых количествах и где угодно уже перестала его удивлять. Наверное, это было каким-то особенным свойством французских генов.

— Нам ещё нет двадцати одного — это вообще-то незаконно, — Какёин с укором посмотрел на без долгих уговоров подорвавшегося с места Джотаро, но спустя минуту уже и сам, отложив в сторону "Путеводитель", присоединился к нему — всё-таки слишком соблазнительно блестели пивные алюминиевые бока, завлекая обещанием свежести и прохлады в этом изнуряющем пекле.

— Вкусно, — с вежливым сомнением в голосе произнёс он после первого глотка. Особого опыта в употреблении алкоголя у него не было, так что банку себе он выбрал наугад, по цвету — бежевую, с надписью "Lager". Солодовая горечь оставила во рту неприятное послевкусие, но тем не менее принесла облегчение — Какёин буквально ощутил, как температура вокруг сразу же как будто понизилась на пару градусов. Он отхлебнул ещё. — Ладно, может, это действительно не такая уж и плохая идея.

В конце концов, что плохого может произойти, если они все немного расслабятся?

+3

4

Куда бы их не закинула дорога до Египта, везде стояла невыносимая жарища, но даже она не могла заставить Джотаро снять форму. Он не перед кем не собирался объясняться, тем более, что неудобства не могли перевесить упрямство. Но, что действительно его уже начало раздражать, так это вскрывшаяся привычка Какёина читать и узнавать все о том месте, где они пребывали. Конечно, это было полезно, но он же делился своими новоприобретенные знаниями со всеми подряд и не важно, что происходило вокруг. Джотаро не был тупым, но такое ботанство переходило все границы. Жаль, что у него не было хорошего контраргумента, хотя достаточно было бы и обычного “заткнись”, но кричать на Какёина значило тратить лишние силы, да и как ему можно было грубить? Так он и продолжал, прикрывшись куском фуражки растекаться по дивану и только подавать признаки того, что слушает. Самое страшное - он действительно слушал.

Спасение пришло неожиданно, когда этот томный процесс разрушил своим появлением Польнарефф. Благослови господь, этого француза! Не выраженная благодарность Джотаро стала только больше, когда он увидел, как на стол приземляются несколько банок холодного пива. Не то, чтобы Джотаро разделял такую необузданную любовь Польнареффа к этой марке, но вообразить что-то лучше прохладного пива в этот день определенно было нельзя.

Подорвавшись со своего места, будто его по нему не размазывало около часа, Джотаро наклонился, уперев ладони в колени, чтобы рассмотреть надписи на банках - так его руки и дотянулись до нефильтрованного. Вообще было удивительно, что подобное импортировали в такое захолустье, но задавать вопросов Джотаро не был намерен. Что уж говорить про попытку Какёина воззвать к порядочности?

- Ну и ну, неплохо, Польнарефф, - после первого же глотка в его рту поселился богатый горьковатый вкус, который был действительно хорош для баночного пива. Тем не менее сам Джотаро не то чтобы был экспертом. Может, он уже и начал  употреблять спиртное, но до сих пор не мог понять в чем именно заключались все тонкости, о которых многие с таким наслаждением трещали в барах и не только.

- Клянусь, если какой-то стенд прервет этот момент, то он покойник, - кажется, он озвучил свои мысли вслух, но Джотаро чувствовал, что это испытывает каждый из них. Коротко обведя взглядом комнату и то, что они называли столом, Джотаро решил, что было бы неплохо как-то сделать обстановку комфортнее - в конце концов вариант глушиться пивом, а не слушать занимательные факты от Нориаки было куда привлекательней. Подойдя и схватив тот самый облюбованный им диван за подлокотник и для убедительности слегка подергав его на крепость, Джотаро приложил чуть больше усилий - возможно не без помощи Стар Платинум - и поволок его до стола. Теперь можно было наконец с комфортом разместиться, даже если куда более разумной идей было перетащить стол. Но на столе уже стояло пиво, а пиво было теперь священно. Откуда такие странные мысли в его голове - черт его знает. Возможно, дурное влияние Польнареффа.

Совсем расслабившись, Джотаро только на мгновенье отставил банку, чтобы выудить из кармана пачку сигарет. Закурив и проигнорировав то, как слегка сморщилось лицо Какёина рядом, когда он после длинной затяжки выдохнул поток терпкого дыма, Джотаро теперь определенно чувствовал максимальный комфорт. Ему не особо хотелось поддерживать какой-либо разговор, потому он просто слушал и уничтожал свою первую банку. Это случилось довольно быстро, и та стразу же была приспособлена под пепельницу. Приступив уже ко второй, когда его сигарета истлела наполовину, он бессознательно стал повторять когда-то выученный трюк. Кончик сигареты с фильтром будто в какой-то момент прилип к его языку, и затем она полностью исчезла у него во рту. После еще пары глотков прохладного пива он вынул все еще горящую сигарету, чтобы сразу же сделать долгую затяжку и выдохнуть дым через нос.

+2

5

- Знаешь, одно другому не мешает, Какёин! – ответствовал Польнарефф. – К тому же, вдруг они тут не все ходят к мудозвону, или как там его? Муэ… а, без разницы! Я бы не удивился, впрочем, это ведь Африка, - находись здесь Абдул, непременно бы оскорбился, но Абдула здесь не было, и Польнарефф благополучно позабыл о том, что немножко прохаживается насчет его родины. Да и в самом деле, какая разница! Абдул ведь из Египта родом, а не из Судана.

- «Шампаньоль», а? – он радостно поднял банку, не забыв приложить запотевший бок к вискам и щекам, невыразимо блаженствуя. – Какое пиво пьют в Японии, а, Джотаро? – Жан-Пьер резонно обращался к внуку мсье Джостара, потому что аккуратно сомневающееся выражение физиономии Какёина говорило однозначно, что этот товарищ пробует алкоголь чуть ли не впервые. Джотаро, даром, что парни были ровесниками, временами казался даже старше самого Польнареффа. «И выше», - он опять мимолетно надулся, но мимолетно же и забыл, по какому поводу. Как бы то ни было, с пивом Джотаро был явно не новичок! – Польнарефф одобрительно покивал на манипуляции с диваном, плюхнулся на него поудобней, закинув ноги на табуретку, на которой до сих пор восседал.

- Я кстати проверил! Ну, пиво, - он отхлебнул еще, чуть только не мурлыкая от удовольствия. – Не иллюзия, не… фальшивка, но самое настоящее пиво, - на всякий случай у него мелькала мысль: приказать Silver Chariot проткнуть банки рапирой – все равно же вскрывать, но на душе делалось кисло от подобного кощунство. Пивко, пивко холодненькое, родное, французское! Кажется, в последний раз он пил «шампаньоль» как минимум пару вечностей назад.

Польнарефф не отказывал себе в таких развлечениях, но никогда не злоупотреблял, даже если кто-то из сверстников, в тех же старших классах, его пытался за это дразнить. Как-никак, у него ответственность, он в одиночку растит младшую сестру. И должен быть для неё примером! – впрочем, все, кто пытался его подкалывать, очень скоро сталкивались с чем-то невидимым и очень опасным. Одному такому Польнарефф вырезал герб Бурбонов на заднице, и какая была жалость, что рассказать об этом он мог только Шерри. Так-то он с детства понял, что рассказывать о своей силе – это только проблем нажить. Зато Silver Chariot всегда здорово помогал им с Шерри. Сестра не могла его видеть, но верила Жан-Пьеру безоговорочно, да и доказательств хватало – иссеченные ударами невидимой рапиры дверные косяки, столбы и заборы, к примеру, или отхлестанные по физиономиям недоброжелатели. «Дух-хранитель», - говорила сестра, и сейчас, зачем-то вспоминая об этом, Польнарефф только грустно усмехнулся. Надо же… как же крепко он облажался-то со своим «духом-хранителем».

А, так, всё, всё! Даже самое плохое – уже в прошлом! Нельзя дать себе расклеиться, у них тут пиво, да и подымить есть чем! – он радостно ухватился за пачку, чиркнул спичкой и выпустил дым к потолку. Эх, красота… о, а это что?

- Джотаро, - Польнарефф аж сел, то есть, выпрямился, - ну-ка покажи, это что щас было? – попутно ему стало очень интересно, как Джотаро станет разговаривать, когда у него во рту зажженная сигарета. Наверняка будет потешно мычать! – Покажи, покажи!

+3

6

— Муэдзину. Они ходят к муэдзину, — буркнул Какёин и осуждающе забулькал своим пивом. Да, порой он, к очевидному раздражению окружающих, мог быть тем ещё занудой, хотя в представлении самого Какёина эта привычка не являлась недостатком, а скорее даже наоборот. Предложенный в гостиничном номере диван был явно маловат для них троих, но он всё равно умудрился каким-то образом втиснуться между Джотаро и Польнареффом, растолкав их локтями.

— У нас очень популярна марка "Asahi". Но пиво в Японии по вкусу совсем не такое, как… французское, — заявил он, разглядывая рисунок с витиеватой подписью в обрамлении завитушек на банке. — Это из-за того, что при варении используются особые методы ферментации и керамической фильтрации.

Пусть Какёин не был особым ценителем спиртного, кое-что он о процессе изготовления ему всё-таки было известно из одного справочника, прочитанного им однажды во время экскурсии в Саппоро. Он мог бы продолжать и погрузиться в эту тему до тех невероятных глубин, пока у слушателей не пошла бы кругом голова, — и никто не был в силах его остановить, — если бы его не прервал вонючий запах сигаретного дыма. Его лицо перекосилось от отвращения, но поскольку делать какие-либо замечания Джотаро было совершенно бесполезно — это Какёин уже успел уяснить, — он не произнёс ни слова по этому поводу. Разве что выражение его лица сделалось ещё более надменным, чем обычно.

Несколько мгновений у Какёина ещё оставалась робкая надежда надежда на то, что Польнарефф примет его сторону и благоразумно пресечёт курение в и без того душном номере, но, к его неудовольствию, он не только не стал возражать, а даже поддержал такую затею.

Тем не менее, после слов Польнареффа Какёин — из чистейшего любопытства! — скосил взгляд на Джотаро, чтобы лично пронаблюдать за трюком, который тот вытворял с сигаретой и недовольно закатил глаза, всем своим видом демонстрируя презрение к такому рода ребячеству.

Помимо того, что это выглядело полным идиотизмом, так ещё было небезопасным — глотая непотушенную (да, впрочем, и в потушенной было не много удовольствия) сигарету, можно было запросто получить ожог слизистой, например. Травма, конечно, не смертельная, но весьма неприятная. Говорить об этом вслух он, однако, воздержался — по некоторым внутренним соображениям. Если Джотаро с Польнареффом так хочется из себя дурачков изображать — то, пожалуйста, а он, Какёин, не собирается принимать в этом цирке в этом никакого участия.

С какими-то такими мыслями он снова засюрпал своим пивом, всё равно нет-нет да и поглядывая за тем, что вытворяли эти двое. Из чистейшего любопытства, опять же.

+2

7

Безмолвно благодаря Какёина, что он ответил на вопрос Польнареффа, Джотаро продолжил растекаться по дивану, пока повышенный интерес в его сторону не прервал столь приятный процесс. Приподняв козырек совсем уж съехавшей фуражки, он недоумевающе выгнул бровь и сначала молча взглянул на своего друга. Секунда. Две. Кажется, Джотаро наконец понял, что имел в виду Польнарефф, и оттого его губы растянулись в весьма самодовольной ухмылке. Это был старый трюк, которому он спонтанно научился от одной компании - кучка лодырей, что часто ошивались у игровых автоматов. Возможно не самые прилежные, но они радушно приняли его в свой круг после того, как он случайно выбил зубы местному придурку, который любил трясти деньги с них и не только.

Отставив свое пиво и не особо меняя положения, Джотаро проделал свой трюк еще раз и еще, пряча и сигарету во рту и показывая обратно с легкостью прожжённого фокусника. Он бы вряд ли признался, но ему доставляло какое-то дурацкое удовольствие видеть, как Польнарефф заинтересован в трюке. Наверное, потому что на самом деле ему особо никогда не предоставлялось возможности продемонстрировать его перед кем-то. И это оказалось чертовски весело, особенно на слегка захмелевшую голову.

- Это не сложно, попробуй, - выдыхая вместе с дымом ни к чему на самом деле не обязывающий вызов, Джотаро хитро глянул на Польнареффа. Пускай он никогда особо не показывал, но ему нравилась легкая компанейность этого человека. Удивительно, как за столько короткий срок он всегда мог ощутить отсутствие француза и какую-то неуютную пустоту.

Глянув же в сторону Какёина, Джотаро словил тот самый момент, когда он с интересом поглядывал на них, хотя до этого демонстративно показывал насколько считает подобные развлечения глупостью.

- Какёин, смотри, - со свойственной ему невозмутимостью, Джотаро достал из пачки еще четыре сигареты и зажал их губами, прикуривая все сразу. Он не сводил своего взгляда, наслаждаясь тем, как глаза Нориаки становятся все круглее и круглее, когда он проделал тот же трюк с пятью сразу, отполировал еще одним глотком пива и вновь продемонстрировал, что все сигареты остались дымиться, когда он показал их изо рта. Происходящее было настолько глупым, а реакция Какёина так бесценна, что он едва успел ухватить сигареты пальцами и отстранить от лица - из Джотаро полился самый искренний и громкий смех, который он был уже не в силах остановить.

+2

8

- Что, что… ну-ка, как ты это делаешь? – Польнарефф немедленно прикурил, торопливо, даже дымом слегка поперхнулся – пришлось отхлебнуть пивка. Недоверчиво скривив физиономию, он придвинулся прямо к Джотаро,  пытаясь разглядеть чертов фокус – да как это у него получается? – Языком придерживать фильтр сигареты, получается?..

- Кха! Тьфу, не получается! – горечь мокрого табака, осыпавшегося в рот пепла, и обожженная изнутри губа! Не так уж больно, скорее, неприятно, - Польнарефф скорчил рожу, которая могла бы и Дио напугать, и принялся отплевываться прямиком в пепельницу. И сигарету жалко… Но горечь поражения он стремительно запил «шампаньолем», с самым мрачным видом наблюдая за тем, как Джотаро теперь запихивает в рот аж пять сигарет, и невольно покосился на Какёина, у которого глаза, казалось, вот-вот на лоб полезут. Ха, этот парень ведь не курит, да?

- Спорим, Какёин, что ты задохнешься от дыма, если попробуешь повторить! Впрочем, я тоже! – он рассмеялся, вторя Джотаро, но пополам с кашлем. Классный фокус, надо будет потренироваться еще, - Польнарефф прижал языком мундштук сигареты, которую снова подкурил, он ведь не будет упрощать себе задачу, тренируясь на незажженной?

- Аые! О! оуиоф! – «смотрите! во! получилось!» - ох, чертова сигарета, - Польнарефф едва успел перехватить ее, иначе бы та шлепнулась на его многострадальные штаны, а он свою удачу уж знает.

- Фух, такое дело надо перекурить, а! – и засмеялся снова, затягиваясь сигаретой. – А у тебя ловкий язык, Джотаро! Ты долго тренировался? Ха-а… а фокус с монеткой знаешь? Ну, он простой, - он привстал, потянувшись к Какёину:

- Хоп! – и достал из-за его уха, задев серьгу в виде вишни, блеснувший латунью кругляш – местную денежку, то ли рупию, то ли фунт – ей-богу это было вовсе не то, что Польнарефф собирался бы запомнить.

- Ну-у, мсье Умник, как вы это прокомментируете? – монетка так и плясала между пальцами, перекатываясь и сверкая. – О, кстати, парни! – Польнарефф подбросил её, поймал, и хлопнул на тыльную сторону ладони. – Пирамида! Интересно, это местный «орёл»? может, сыграем? В «правду или действие». При броске будем загадывать, что правда, а что – действие, так веселее, и жульничать не получится. Станды не использовать! Идем по кругу, - не дожидаясь согласия парней, он повел сигаретой перед собой.

- Сначала я, потом ты, Джотаро, а затем мсье Умник, ага? Загадываем тоже по кругу – то есть, Какёин, ты загадываешь мне, я – Джотаро, а он – тебе. Ну, поехали! Пирамида – действие, какая-то херня – правда, бросаю! – монетка подлетела, вращаясь и искрясь. – У-у, херня, - ромбик и какой-то недополумесяц. – Давай, Какёин, спрашивай! – Польнарефф радостно пшикнул новой банкой «шампаньоля». – Пока я трезвый, это твой единственный шанс узнать мои секретики, ха-ха!

+2

9

Какёин честно не собирался ввязываться в ребяческие игрища между Польнареффом и Джотаро, но оставаться в стороне оказалось для него гораздо сложнее, чем он об этом думал — особенно, когда эти двое прикладывали все усилия к тому, чтобы его всё-таки в это втянуть. Глаза у него от этого уже устали закатываться.

— Я и не собирался даже пробовать, — буркнул он в ответ на пари Польнареффа, едва показав нос поверх своей банки. В номере не было ни намёка даже на лёгкий сквознячок, и дым стоял уже такой, что хоть топор вешай. — А фокус хороший, хотя это всего лишь ловкость пальцев и несколько часов усердного обучения. 

Какёин так бы и продолжил занудствовать — а, может, уткнулся бы обратно в свой путеводитель, — если бы не предложение Жана-Пьера сыграть. Правила ему вроде как были известны и понятны, но играть до сих пор как-то не доводилось — не с кем было, — так что Какёин действительно заинтересовался. Ну а что? Времени у них всё равно было — хоть отбавляй, всё лучше, чем глотать сигареты или ввязываться в неприятности. Да и узнать получше своих новых друзей казалось ему идеей здравой и привлекательной — не так часто за время их совместного путешествия выпадал шанс поболтать о чём-то личном, в основном разговоры у них шли о вражеских стандах.

— Ладно, давай, — не заставляя себя долго уговаривать, Какёин согласно кивнул. Настроение с каждым новым глотком пива у него тоже как-то улучшалось — ну, понятное дело, от выпитого, а градус первоначального скепсиса — понижался.

Он недолго помолчал, задумчиво пожёвывая губы, пока прикидывал в голове возможные варианты для вопросов — их, на самом-то деле, у него скопилось за всё это время множество, — и для начала решил остановиться на чём-то более-менее нейтральном.

— Что насчёт твоей причёски, Польнарефф, а? Как ты за ней ухаживаешь? — пиво в первой банке закончилось, и Какёин, не задумываясь, как-то рефлекторно, потянулся за следующей, позабыв даже все свои недавние наставления. — Это что, какой-то особый французский стиль?

Вопрос получился какой-то наивный, но Какёину, правда, было интересно — в особенности то, как Польнареффу постоянно удавалось поддерживать свою причёску в идеальном состоянии, в каких бы условиях они не находились. У самого Какёина от сухого пустынного ветра и песка на голове постоянно сбивались колтуны, и он страдал, вычёсывая их каждый вечер.

+2

10

- Ха-а, - осклабившись, Польнарефф сощурился: ну-ну, неужели нельзя было оказаться менее предсказуемым? И это зануда Какёин, изрекающий истины из путеводителя с видом, словно вещает минимум с кафедры в Сорбонне. – Ладно, игра есть игра! – он многозначительно погладил себя по верху прически. Стоящие вертикально, подровненные идеально концы волос щекотали ладонь, как если бы они были подстрижены под ноль. Секрета из своей шевелюры Польнарефф не делал – смысл в этом, если ты попросту уникален?

- Ну, во-первых, мне просто повезло родиться не только со стандом, но и с волосами такого цвета, - быстрая мысль промелькнула, как боковой выпад рапирой – у японцев вроде как, красных при рождении волос не бывает, равно как и седыми люди в принципе, рождаются нечасто. У Какёина, часом, не та же история? Но да и ладно, захочет, сам расскажет. Опять же, если спрашивать. Что до Жан-Пьера, в роду у него никого подобного ему не случалось, и у отца и у матери, которых он почти не помнил, у обоих были темные волосы. Шерри достались мамины, да, - он коротко встряхнул головой, серьги-половинки знакомо звякнули.

- Шерри всегда завидовала мне, кстати! – говорить о таких вещах нужно непринуждённо, что у Польнареффа почти получается. – К тому же, они ложатся, как мне захочется, нужно просто малость причесаться и закрепить чем попадется под руку. Хоть водой, - густые и жесткие, но послушные, волосы Жан-Пьера и впрямь ложились, как ему хотелось. Он растер ладони одну о другую, и, отставив банку с пивом, запустил пальцы в густые упругие пряди.

- Ух, зараза… - и с силой повел ими назад, пытаясь прочесать. Волосы поддались со скрипом, а когда Польнарефф опустил руки, то башка его превратилась в растрепанный веник – идеально уложенная прическа теперь напоминала пушистую голову чертополоха.

- Ха, как вам? – он поболтал башкой, заливисто ржа, затем кое-как собрал волосы обратно, буквально лепя их вверх, словно влажный песок, или снег. Не помешало бы подправить это дело расческой, но да сойдёт и так – и, смеясь, откинулся на спинку дивана.

- Хоба! А вам так слабо, а? уверен, что слабо, - монетка снова мелькнула блестящим кружочком. – Ну, на твой вопрос я ответил, Какёин… - Польнарефф поиграл белесыми, почти незаметными бровями, - Джо-отаро… твоя очередь. И давай не «ярекай», ну! Опять правда, да что ж такое. Вот, смотри, - он сунул Куджо под нос аверс (или реверс?) монетки с изображением ромба и полумесяца.

- Ну, колись, старина. Что такого в твоей кепке, что ты с ней не расстаешься? Еще и драная такая, ну, - он пошевелил пальцем в воздухе, не рискуя, на самом деле, трогать козырек этой кепки. В шмотках Жан-Пьер разбирался, и штаны за несколько тысяч франков вполне мог отличить от похожих за несколько сотен, однако потрепанная кепка тут совсем не вписывалась. Внук мсье Джостара был явно не из тех, кто отказывает себе в дорогих шмотках, так что может, дело в какой-то памяти.

- Или ты такой сентиментальный, а, Джотаро, и это память о ком-то? У-у, вот уж не думал! – язык Польнареффа, как всегда, бежал вперед его головы.

+2


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » i like to party with all of my friends