ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



never·no

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

эндрю миньярд & нил джостенhttps://i.imgur.com/LJ0cuyh.pngNEVER NO


we'll build our own fantasy when you're trying to hold off that crushing monotony.

Отредактировано Neil Josten (2022-05-23 16:56:48)

+1

2

их небольшая кухня наполнена теплом рассвета — солнце проникает сквозь шторы, что едва ли подернуты, и эндрю, стоящий босиком здесь, на холодном полу — улыбается. ему кажется, что это — галлюцинации, что такого быть не может, что он все еще не заслужил ничего хорошего, но когда он доходит до комнаты, то видит спящего джостена и замирает. сердце на мгновение сбивается, а после идет снова вскачь, потому что именно так и надо — быть рядом, наблюдать как этот мальчишка спит и знать, что они есть друг у друга.

их небольшая кухня залита рассветным солнцем, когда он курит в окно, стоя босиком и высунувшись в него, слушая едва различимую музыку, лишь бы не потревожить чуткий чужой сон — эндрю почти научился это делать; их кухня пахнет свежесваренным кофе и блинами, которые он печет. зачем? да черт его знает, просто нужно убить время — так он себе говорит, не позволяя признаться в том, что все это — забота. та, которая переполняет его не из долга того, что он когда-то эту проблему взял под крыло, а потому, что он джостена, несомненно, любит.

на кухне играет едва слышная музыка, когда эндрю будит нила щипком за бедро, которое вчера еще царапал, пока отсасывал ему, принимая до горла, и смущенно фырчит:

— там завтрак стынет, просыпайся, — и, конечно же, позволяет завтраку постыть еще, пока валяется и позволяет себя обнимать, в шутку бурча и отбиваясь. а когда они добираются до кухни — там уже остывший кофе и блины, и миньярд, конечно же, ругается. но совсем немного.

сегодня у него нет приема у врача, сегодня у них нет игры и эндрю может позволить себе расслабиться — взглядом пересчитать все шрамы на чужом ( родном ) теле, а после коснуться рыжих волос. джостен ему заменил сердце — то, что должно было биться в груди, выламывая абсолютно каждую косточку ребер. заменил, стал ближе всех и даже ребята, которые замечали это, подшучивали.

но эндрю позволял это — в конечном итоге, даже им не удастся узнать того, как нил смог приручить того, кого называли монстром. и даже если аарон все еще против — ему насрать, потому что рядом с джостеном он ощущает себя живым без таблеток, спит спокойно и может спокойно утыкаться в его плечо, когда страшно или когда паника схватывает комом горло.

когда они сидят на кухне, ступня эндрю гладит чужую ногу и слегка пинает в ответ, пока джостен смеется, а он чуть ли не давится кофе. все это — маленькая идиллия, которая не нарушается даже мурчанием котов, что стараются запрыгнуть на стол или свернуть очередной цветок, названия которого он, конечно же, едва ли запомнил.

в их спальне, в их маленькой квартире — всегда есть место для друзей, но именно сегодня эндрю запрещает их приводить, потому что ему хочется побыть с нилом вместе: провести день где-то на улице, сходить в кино, а потом, возвращаясь домой, попасть под ливень и бурчать под нос проклятья, потому что не взял зонт; а на кухне потом, оказавшись дома, приглушить свет на кухне и включить троя сивана, которого он, может быть, и не любит, но...

в их маленькой кухне почти нет места, но эндрю тянет руку, не скрывая шрамов собственных так же, как не скрывает их нил и бурчит почти смущенно:

— потанцуешь со мной?, — и, наверное, так ему нужно было бы делать предложение там, еще что-то, но ему все равно. сейчас, в мокрой одежде после вечернего дождя, смущающийся едва заметно, протягивающий руку к своему человеку — эндрю чувствует все так, словно вручает ему свое сердце.

+1