html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » it's between you and me


it's between you and me

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

kamisato ayato & thomahttps://i.imgur.com/jwmy8tx.jpgIT'S BETWEEN YOU AND ME


язык любви очень разный
причём тут зефир?
для одного - важный символ;
для другого - просто сладость

+1

2

Фестиваль закончился.
Тома выдохнул, наблюдая за тем, как собираются продавцы, как складывают вещи уставшие, но довольные гости. Он проводил художника до корабля и пожелал ему самой прекрасной и легкой дороги до дома. Он улыбался и помогал всем, кому мог - сложить красочные стенды, отнести какие-то вещи на хранение, подсказать дорогу. И только сейчас, выдохнув, осознал, что очень устал на самом деле. Но в отличие от тех, кто сейчас расходился по домам, наслаждаясь сладким послевкусием веселья, у Томы было еще много дел. 

В поместье Камисато он вернулся за полночь. Тишина и приятная темнота расползлась по углам коридоров, где шел управляющий наперевес с небольшим свертком. Его он нес с особенной осторожностью, следя, чтобы содержимое не повредилось от начавшегося на улице дождя. Капли барабанили по крыше, монотонно и умиротворяюще, напоминая о том, что совсем скоро даже неутомимый и везде так необходимый Тома сможет опустить буйную голову на подушку и провалиться в сон. 

На самом деле, лечь спать он мог прямо сейчас - никаких прямых обязанностей, продиктованных приказами, у него не оставалось. Было только желание - проверить и позаботиться о том, чтобы у юного господина все было в порядке. Тем более, что проходя мимо его кабинета он увидел тоненькую полоску света, которая могла свидетельствовать только об одном - комиссар тоже до сих пор не спит. Вот у кого работы было куда больше! Потому-то Тома и решил сначала заглянуть к Аято, а потом уже отправиться отдыхать.

- Господин? - он даже не стучит по двери, а проводит по ней пальцем, стараясь не потревожить сон обитателей поместья. Но из кабинета не доносится ни звука, и Тома какое-то время мнется на пороге, не зная и не понимая - можно ли ему войти? Потом все же решает, что войдет и плевать, какую картину он застанет внутри. Если бы Аято не хотел, чтобы его тревожили, он бы по меньшей мере закрыл дверь.

Кожей все еще ощущается приятная шероховатость рисовой бумаги, которой украшена дверь в кабинет, когда Тома заходит внутрь. И картина, которая открывается ему, совсем не кажется необычной. Письменный стол комиссара, как и всегда, похож на поле битвы с самим собой - много документов, какие-то книги, в хаотичном порядке разложенные вещицы. И казалось бы - найти здесь что-то не представляется реалистичным, но Тома знает - здесь все имеет свое место.
Сам Аято же дремлет, положив голову на руки в той самой усталой позе, когда при одном взгляде на человека понятно, насколько же он вымотан. Тома заставал юного господина в таком виде всего несколько раз в жизни, и к счастью, никогда не будил его, и эта тайна какого-то неподобающего поведения оставалась всегда между ними. Или, если уж быть совсем точным, только Тома знал, что видел Аято в таком виде. 

Управляющий качает головой - ему чертовски жаль, что он не может взвалить на себя еще обязанностей, чтобы комиссар мог хотя бы отправляться спать не глубокой ночью. Но Тома и так делает много - он прекрасно это знает, и знает, что если бы он мог быть чем-то полезен Аято, последний бы давно об этом ему сказал.

Порыв ветра распахивает и так приоткрытое окно настежь, и в комнату врывается ночной холодный воздух, смешанный с влажностью прошедшего дождя. Тома быстрым и почти бесшумным движением закрывает непослушные створки и оглядывается в кабинете. Здесь теперь довольно прохладно, а на комиссаре из одежды только лишь домашнее кимоно, рано или поздно в котором станет некомфортно. 

На одной из полок лежит теплый плед, который Тома использует - набрасывает на плечи уставшему господину, и... позволяет себе нечто непозволительное. Он чуть-чуть, едва касается обнаженной полоски кожи, которая видна из-за воротника кимоно. Кожа все такая же бархатная, нежная и прохладная, как и тогда. Тому бросает в жар от осознания того, что он только что натворил, и что вообще вспомнил. Но вместо того, чтобы остановиться, он проводит пальцем еще раз - как будто запоминая и словно бы немного осмелев, но все же задерживая дыхание. В этот момент ему показалось, что воздух в комнате аж дрожит, а у самого Томы пульс бьется где-тов висках, в горле и везде сразу - как будто спрашивая, что он такое творит?! 
Но прежде чем он отдернул руку, Аято странно пошевелился - как будто бы просыпаясь, и теперь Тому интересовал всего один вопрос - не он ли был причиной, нарушившей сон комиссара.

- Господин Аято? Я только что вернулся с фестиваля - он прошел великолепно. Все, с кем удалось пообщаться, были довольны и высоко оценили работу комиссии, - он нарочно не говорит про то, что застал господина спящим почти на столе, как и о том, что несколько секунд назад бесстыдно елозил пальцем по его обнаженной шее.

+1

3

Самая важная работа Аято – она не на виду, она делается так, чтобы никто не замечал присутвия, не ощущал тонких ниточек, за которые глава клана Камисато дергает, чтобы заставить людей поступать так или иначе. Но во благо Инадзумы, которое пока что очень удачно и удобно связано с благополучием всего клана. И только улыбающийся лисьей улыбкой мужчина знает о том, что его лояльность Сёгун отнюдь не абсолютна. Но об этом сообщать не собирается никому, потому что это уже его личное дело. Вот только для того, чтобы дергать за нити, нужно вначале их будто паутиной по всем островам разбросать. Отсюда и тесное сотрудничество с Сиюмацу-бан, ведь у людей всегда есть секреты, и лучшим рычагом давления на них есть и будет информация. Правда, на управление этой сетью тратится очень много сил, заменить в этом никто не смог бы молодого господина, а Аяку впутывать в такие дела не хочется совершено. Его младшая сестра действует не из тени, и это положение дел устраивает более чем. Брат уж подготовит почву так, чтобы те ростки, что посеет девушка, укоренились, а после этого дали свои плоды.

Больше всего, конечно же, сил тратится во время проведения мероприятий и фестивалей. В особенности сейчас, когда в Инадзуму пожаловали гости из других регионов, пусть некоторые из них, если не все, были приглашены собственноручно Аято. Кто-то напрямую, кто-то намеками, но устроенный спектакль понравиться должен был всем, да и в такой манере открыть глаза на некоторые события прошлого было очень полезно. Некоторые вещи не стоит говорить открыто, особенно, если ты находишься в регионе электро-архонта, где люди столетиями умело строили свою речь и поведение так, чтобы выжить. Чтобы сохранить честь и достоинство своей семьи. Чтобы… не попасть под горячую руку Сёгун? Мог ли хоть кто-то из знатных кланов Инадзумы похвастаться авбсолютно незапятнанной репутацией? Нет. Но Камисато изо всех сил старался очистить свою, ведь слишком много глаз смотрят на него с сестрой, жаждущих отобрать у них имя, добрую славу, влияние и разумеется накопленные за столько поколений артефакты вместе с прочими важными документами. Вот только организацию фестиваля поручили комиссии Ясиро, насчет которой Камисато мог с гордостью сказать, что та не была запятнана связями с фатуи, как остальные.

Фестиваль завершился, гости постепенно разъезжаются, но работы у Аято пока не уменьшается, поэтому как обычно он занимается с бумагами и поручениями до поздней ночи. Как только проваливается в сон, не успевает понять. Но разве у пробудившегося человека можно узнать, в какой момент он заснул, и где был тот плавный переход между явью и грезами? Так и мужчина перед тем, как теплое прикосновение мягко вытянуло его из фантазий разума, первые несколько секунд не мог понять, это всё часть сна или происходит на самом деле? Он засыпал за столом в одном домашнем кимоно, но просыпается с пледом, накинутым на плечи, легкой болью в мышцах от неудобной позы вместе со сладкой негой от событий, что привиделись ему в сновидении.
Именно поэтому, сам того не отслеживая, господин Камисато совершенно бесстыдным образом тянется к источнику тепла, ловит пальцами руку Томы и практически подносит к губам, намереваясь покрыть поцелуями ладонь, как собирался во сне. Но замирает, зажмуриваясь от попытки разума достучаться до него, несколько раз моргает, разглядывая пальцы управляющего поместьем в своих собственных (и как послушно стоит, не дергается), нехотя прерывает момент их близости и разворачивается к парню лицом, машинально потирая ладонью шею сзади, где кожа была обнажена и хранила смутное ощущение тепла.
- Спасибо, Тома. Я знал, что могу на тебя рассчитывать… - голос Аято чуть более низкий и хриплый после сна, чем обычно, а движения медлительны и размеренны. Только прищур всё так же хитер. – Ты сам успел повеселиться на фестивале? Купил что-нибудь? Я так и не добрался, к сожалению, слишком много других дел. Но я рад, что всем понравилась организация. В этом есть и твоя заслуга, так что я готов наградить тебя.

Плед соскальзывает с плеч, но Камисато игнорирует этот факт, поднимаясь из-за стола и окидывая взглядом тот творческий хаос, что творится на поверхности. Но так он привык работать, что поделать.

- Что бы ты хотел получить? – Аято морщится немного, позволяя Томе увидеть его неудобство, и продолжает: - Расскажешь мне, пока поможешь разогнать кровь по плечам? Кажется, я долго работал в не очень удобной позе. А твои горячие ладони творят чудеса обычно с моими уставшими мышцами.

+1

4

После того раза Тома не раз ловил себя на мысли о том, что в его отношениях с комиссаром что-то изменилось. Возможно, легкая степень неуверенности в своих действиях и странное напряжение были только с его стороны? Или же господин Аято умело скрывал свои настоящие чувства [впрочем как и всегда]
На Тому давило ощущение, что он барахтается в воде на одном месте, не очень понимая, куда нужно плыть. Хоть он и провел в Инадзуме очень много времени и научился также как и местные жители прятать свою правду за красивыми словами, иногда он не понимал в упор - что ему пытаются донести? Так ли он расценил эти действия? Или нашел там тот подтекст, которого и не было вовсе?

Но сложно, чертовски сложно оказалось не отдернуть руку, которую так крепко держал Аято. Пальцы юного господина были приятно прохладными, а вот его горячее дыхание, почти ощутимое прикосновением губ к коже.. Тома прикрыл глаза и сосредоточенно задумался о чем-то отвлеченным. О бездомных собаках у большого дерева, о бесконечной глади моря на пляже, о кусачих крабах. О чем угодно, лишь бы не думать об этих губах и этом чуть хриплом голосе, который возвращает его в реальность похлеще любой пощечины.

- О, на фестивале было очень весело и шумно, у меня выдалось немного свободного времени, - конечно, у него выдалось ничтожное количество времени, почти постоянно Тома бегал от одного торговца к другому, помогал туристам и пытался уладить любые конфликты и недоразумения на корню - там, где это было возможно. Поэтому посмотреть на фестиваль он смог только под вечер, и то - очень бегло.
- Жаль, что у Вас не получилось посетить фестиваль, но я кое-что купил, что возможно даст Вам возможность немного прочувствовать атмосферу.
Как и обычно - Тома купил что-то для Аято, потому что для себя ему не нужно было ровным счетом ничего. И хотя он знал, что комиссар может позволить себе практически любой каприз и любую вещь - хоть с другого конца Тейвата, ему хотелось верить, что то, что он принес с собой в свертке, придется Аято по душе. Или, вернее сказать, по вкусу.

- О, мне не нужна никакая награда, - кроме, пожалуй, Вас самих, комиссар, но вряд ли Тома когда-нибудь наберется смелости сказать это вслух - хоть иногда и очень хочется. Попробовать вызвать удивление на лице господина или эта выходка вызовет скорее гнев? Тома был не в настроении рисковать сегодня, но решил приберечь эту возможность на потом.
- Конечно, - и снова эти усталые мышцы; в прошлый раз фигурировал уставший ум и желание чем-то занять руки? Тома невольно усмехнулся собственным мыслям - нет уж, в этот раз все должно быть прилично, иначе он сам начнет напоминать себе подростка, неспособного справиться со своими чувствами и низменными желаниями. Ему ведь не 15 лет в конце концов!

Поэтому он осторожно поправляет домашнее кимоно на плечах Аято, стараясь не касаться обнаженной кожи и начинает разминать тому плечи. Мышцы после сна в неудобной позе действительно очень напряжены, и Тома чувствует это буквально под пальцами. Он разминает, немного надавливая в отдельных местах, и погружаясь в собственные мысли.
- Моей лучшей наградой будет выходной. Для Вас. Чтобы Вы могли немного отдохнуть, а я могу помочь Вам в какой-нибудь день расчистить расписание.

+1

5

Иногда Тома на самом деле напоминает милого послушного пёсика. Бегает по делам, машет хвостом, и даже своему хозяину не забывает принести в подарок сладкую косточку. Собаки нравятся Аято больше кошек – те слишком самостоятельны, и дохлых голубей на своей подушке видеть было бы неприятно. Особенно, если это почтовые голуби, с которыми ты передавал свои послания. У господина Камисато много пташек в Сиюмацу-бан, поэтому никакие кошки ему нужны не были. А вот псы, которые знают, где у них место…
- Оу~ как мило, что ты подумал обо мне и купил что-то, - Аято жмурится с улыбкой на губах, когда Тома поправляет на нём одежду, и замирает, ощущая желание заурчать как тот самый кот от теплых ладоней, что ложатся на плечи и начинают их разминать, - мне кажется, что за всё это время ты очень хорошо стал разбираться в том, чего я хочу, что мне нравится. Поэтому я не сомневаюсь, ох… - Камисато не сдерживает тихого стона, когда пальцы прорабатывают особенно напряженную мышцу, чувствуя как от легкой боли и одновременного удовольствия тепло разливается по всему торсу и опускается по позвоночнику вниз, - что мне понравится купленное тобой.

Аято шумно вздыхает, чувствуя как буквально плавится под умелыми руками. Хорошая была идея попросить Тому помассировать его плечи, его верный слуга знал куда надавить, а где нежно погладить. Интересно, это только с массажем так? Камисато хитро улыбается, вспоминая события того вечера, когда их отношения впервые перешли за тонкую грань господина\подчиненного. Тогда Тома был умопомрачительно, безумно хорош в роли связанного и послушно принимающего всё, что бы ему не захотели дать. И от одного лишь воспоминания об этом мужчина чувствует, как заворачивается узлом возбуждение внизу живота. Нужно успокоиться и дышать ровно, ведь легкое кимоно скоро не сможет скрыть того, как его обладатель фантазирует в своих мыслях, представляя эти руки не на плечах…

Рядом с Томой очень хочется отпустить себя, не думать о правилах приличия, но всё ещё немного страшно, что могут не так понять… Что осудят, разочаруются в нём. Аято не хотелось бы видеть, как его слуга отводит взгляд или делает что-то не по своему желанию, а чтобы не разгневать господина.
- Если мой выходной будет тобой организован так же, как фестиваль или этот волшебный массаж, то я подумаю над этим. – Аято мурлычет это, запрокинув голову назад, чтобы встретиться взглядом с Томой, чувствует себя так, будто в облаках летает. И в голове так пусто-пусто, обычно полной разных мыслей. Наверное, поэтому он всё же решается поймать руку мужчины за запястье и поднести к губам, оставляя в центре ладони поцелуй, не выпуская и не давая отстраниться. – Я хочу получить твой подарок прежде, чем ты перейдешь к массажу спины, и мне придётся принять горизонтальное положение. Потому что ещё немного таких движений, и мне будет очень… очень тяжело сидеть, Тома.

Аято смотрит на него достаточно долго, чтобы поймать хоть какой-то огонёк догадки в глазах Томы. Привыкший постоянно плести сети интриг, сейчас он не знает, как лучше намекнуть, чтобы не быть отвергнутым. Но ведь в прошлый раз им обоим понравилось? Почему бы не продолжить с того, на чём они остановились, но зайти ещё дальше?

+1

6

Аято в его руках... плавится. Ну или Тома просто хочет так думать, когда смотрит на комиссара, и на то, как тот довольно жмурится. На людях глава клана Камисато совсем не такой - на людях он сдержанный, собранный и максимально серьезный. Отстраненный. Здесь же он выглядит почти уязвимым, и это возбуждает. Не в том смысле, от которого кружится голова и штаны становятся самую малость тесными, нет. Это будит какие-то странные чувства где-то в груди, и Тома пока не знает, он еще не придумал, как на это реагировать. Поэтому он просто разминает уставшие плечи, стараясь сосредоточиться на одном занятии. Впрочем, Аято не был бы Аято, если бы создал ему проблем.

О, этот вздох! Почти полустон, сорвавшийся с губ мужчины. Тома сдерживается, чтобы не вздрогнуть, но он чувствует - стон вызван наслаждением, а не болью, поэтому он продолжает. И все еще усердно гонит от себя мысли о том, как еще может стонать Аято и в каких еще обстоятельствах Тома бы с удовольствием это услышал. О, архонты, в воздухе сегодня вечером определенно витает какое-то странное настроение!
А когда Аято притягивает его руку к себе и целует, в голове взрывается яркими красками фейерверк эмоций.

Тома прожил бок о бок со своим господином достаточно, чтобы понимать, что к чему. Чтобы уметь различать оттенки его настроения и играть в его изощренные игры. Но все происходящее сейчас между ними совсем не похоже на обыденность. Они оба словно ходят по тонкому льду, и Тома не знает - может ли он сделать следующий шаг или от него ждут чего-то другого. Чего ждет от него Аято? Это, наверное, самая большая загадка, и ох, если бы можно было найти ответ в этих невыносимых глазах, пристально на него смотрящих!
- Я очень надеюсь, что Вам понравится, - ему действительно важно понять, что он не ошибся ни с чем. Ни со вкусом, ни с текстурой. Возможно, если выдастся немного свободного времени, парень бы с удовольствием попробовал бы повторить рецепт этого зефира - торговец оказался настолько мил, что объяснил ему основы.

- Я обязательно организую Ваш выходной самым лучшим образом, - говорит он и чуть приподнимается, чтобы поднять сверток, который лежит на столе, - Все зависит от того, чем Вы хотите заняться, поэтому если Вы расскажете мне о том, что бы Вам пришлось по душе, я сделаю все, чтобы исполнить все Ваши желания. Или же Вы можете положиться на меня и предоставить мне возможность Вас удивить.
Это ли не игра слов? Ну же, разреши мне, черт возьми. Разреши мне впиться в твои губы, запустить пальцы в твои волосы. Разреши содрать с тебя это кимоно и покрыть поцелуями каждый миллиметр твоей фарфоровой кожи. Просто разреши мне, Аято.
- Вот. Это Вам, мой господин, - он неловко улыбается, протягивая Аято сверток и позволяет себе немного больше. Передает сверток осторожно, но в последний момент - казалось бы! - едва заметно касается своими обжигающе горячими пальцами прохладных рук комиссара. И смотрит уже после чуть лукаво, как будто проверяя - удалась ли шутка?

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » it's between you and me