ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » jacob's ladder


jacob's ladder

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[html]<center><style>.block { display: block; box-sizing: border-box;}

.block1 {background: #d7d4d2; width: 500px; padding: 20px 40px 20px 40px;}

.img0 {
  display:block;
  text-align:center;
  margin: 35px auto auto;
}

/* КАРТИНКА */
.img {
  display:inline-block;
  width: 500px;
  height: 207px;
  background: #1f1f1f;
  margin: auto 10% auto auto;
  transition: all 0.3s ease;
  background-position:50% 50%;
  background-size:cover;
opacity: 0.90;
}

.tx1 {font-family: Palatino Linotype; background: transparent;
  font-size:16px;
  color: #121212;
  width: 500px;
  text-align:center;}

.tx3 {font-family: Palatino Linotype; background: transparent;
  font-size:12px;
  color: #121212;
  width: 500px;
  text-align:center;
  padding-top: 2px;
  padding-bottom: 10px; text-transform: lowercase; letter-spacing: 3px;}

.tx4 {font-family: Palatino Linotype; background: transparent;
  font-size:12px;
  color: #121212;
  width: 500px;
  padding-top: 9px; text-align: justify;}

.txtime {font-family: Palatino Linotype; background: transparent;
  font-size:12px;
  color: #121212;
  width: 500px;
  text-align: right;
  padding-top: 9px;}

</style>

<div id="block "><div class="block1">

<div class="tx1">JACOB'S LADDER</div>

<div class="tx3">—  Dio Brandoᅠ  Jotaro Kujo  —</div>

<div id=".img0"><div class="img" style="background-image: url(https://i.imgur.com/s6flqEt.png);"></div></div>

<div class="tx4">"...for I will not leave thee, until I have done that which I have spoken to thee of.' And Jacob awaked out..."</div>
</div></div></center>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/0E2xzSz.png[/icon]

+2

2

Медведю, пробудившемуся от зимней спячки, требуется время, чтобы вернуться к привычному образу жизни. Одеревеневшие от долгого бездействия мышцы слабы и крайне непослушны — чуть что, приходится делать передышку, подолгу отлеживаясь на весеннем снегу. Пищеварительная система не функционирует как положено — её постепенно надо разгонять растениями, вроде ягод, орехов и корений, прежде чем снова лакомиться сочным кровавым мясом. Настрой в эти дни отнюдь не хищный, не агрессивный, не боевой — больше вялый, ленивый, сонный. Однако совсем скоро, когда обменные процессы набирают вожделенные обороты, а тонус возвращается к исходному, воспрявший бурый зверь занимает законное место на вершине пищевой цепочки и начинает полноправно править лесом. Подобным образом проходило предыдущее возвращение Дио в этот бренный мир и, может, так бы прошло нынешнее, если бы двадцать с лишним лет назад погибло лишь его тело. Однако на мосту Каср-Эль-Нил случилось нечто, что нанесло Брандо ущерб, оправиться от которого, возможно, ему не удастся никогда. Его станд был разрушен, гордость — попрана, а душа — необратимо повреждена.

Стоит, как бы ни было горько, признать: после воскрешения The World катастрофически ослаб и теперь мало на что способен. Ни поймать меж пальцев летящую пулю, ни пробить рукой бетонную стену, ни поднять дорожный каток над головою. Скорость, выносливость, сила и точность — ничто из этого сейчас не идёт ни в какое сравнение ни с тем, что было на пике, ни даже с тем, что было в самом начале, едва Брандо уколола стрела. Однако ужаснее всего то, что Дио, казалось бы, утратил краеугольный камень своего могущества — способность к таймстопу. С остановкой времени, даже в таком жалком состоянии, The World сохранил бы абсолютное превосходство, однако без оного Брандо, очевидно, как никогда уязвим. Еще вчера он держал в железном кулаке и благоговейном ужасе три десятка пользователей стандов, а теперь фактически был вынужден избегать встречи с любым  более-менее грозным противником, ибо тот запросто мог оказаться для него последним. Это не сон? Это действительно происходит с ним? С Дио? С тем, кто обрёл подлинное бессмертие? Кто вышел за пределы человеческих познаний и возможностей? Кто первым обуздал неукротимый поток времени? В прошлый раз, поднявшись с глубин Атлантического океана, Брандо, обретший совершенное тело, был полон решимости достичь подлинного величия. Теперь же, низвергнутый, униженный и сломленный, он совершенно не ведал ни цели, ни пути. И даже сделать маломальский шаг в каком-либо из направлений для него нынче не представлялось возможным. Ибо тот, кто вернул ему жизнь, взял её под строжайший надзор.     

Джорно Джованна — юноша двадцать семи лет, босс мафиозной семьи и его, Дио, сын. В калейдоскопе, зовущимся судьбой, ряд самых случайных и невозможных событий сложился цельным, бесшовным, пленительным узором. Иначе не объяснить, зачем еще ребёнок, плод мимолётной связи, чьё рождение — слепая удача, вознамерился воскресить отца, с которым его не связывало ничего. Но узы крови, тянущиеся красною нитью сквозь время и пространство, создали притяженье столь сильное, что, двигаясь навстречу друг другу, они попрали даже законы мирозданья. Тот, кто был мёртв, вернулся назад — когда-то невероятный, а ныне неоспоримый факт, переворачивающий с ног на голову все представлениях о стандах. Факт, открывающий необозримые перспективы. Факт, вселяющий в него, Дио, слабую надежду. Что всё это происходит с ним не просто так. Что в этот раз всё будет иначе. 

Несколько недель Брандо проводит в особняке Джованны, в подвале которого для него оборудовали покои, куда не проникает солнечный свет и где стоит приятная прохлада. Отчаянно пытаясь восстановиться, он потребляет кровь, в основном донорскую, приносимую в строго определённые часы, в строго определённых количествах, а также, увы, принадлежавшую отнюдь не молодым девицам — самой питательной для вампира пищи. Наверх подниматься ему строжайше запрещено, говорить с кем-либо тоже, а за малейшую попытку покинуть особняк Джорно, разя колючим холодом голубых глаз, обещает убить его. И Дио, вопреки привычному норову, безропотно всё это терпит, довольствуясь тем, что имеет. По многим, самым различным, объективным и субъективным причинам, главнейшая из которых — их с сыном феноменальная схожесть. В том, чтобы иметь собственное видение и волю, способную претворить это виденье в жизнь. Волю, завораживающую слабых и подчиняющих сильных. Волю, с лёгкостью отвергающую всё ненужное: чувства, эмоции, людей. В дни своей юности Дио был точно таким же: когда Дарио, его собственный отец, стал ему обузой, он избавился от него, не испытав даже толики сожаления. Стоит только допустить малейшую ошибку, как круг тотчас же замкнётся. И дабы этого не произошло, придётся наступить амбициям на горло.

Изредка Джорно позволяет Дио испить собственной крови — хранящая в себе наследие семьи Джостаров она насыщает Брандо быстрее и больше, чем десяток литров донорской. И пусть это не возвращает The World способность к таймстопу, с её помощью Дио наконец-то подчиняет себе тело Джонатана, доселе сопротивлявшееся его контролю. Едва старые приятели при помощи крови Джорно, их общего сына, достигают полного единения, как неказистый рубец, символически соединяющий голову с корпусом, исчезает, а The Passion, спиритический станд Джонатана, развивает новую способность. Терновые ветви рвутся из ладоней, обвивают плечи Брандо и тесным обручем опоясывают его лоб. Один за другим на этой густой сети начинают распускаться цветки, из глубин которых рвётся эхо чьих-то разрозненных чувств, переживаний, мыслей и страхов, всплывающих в сознании Дио в виде прерывистых, искаженных картинок. Цветков шесть и три из них кажутся сильно родственны друг другу — фиолетовый, пурпурный и розовый, один золотой, один изумрудный и один, привлекший наибольшее внимание Брандо, чёрный. И именно последний, догадываясь, в чьё подсознание может вести эта дверца, яростно хватает вампирская рука, заставляя терновые ветки тисками сдавить голову. Спиритические шипы вонзаются глубоко внутрь, внедряясь точно в мозг, и мимолётные образы понемногу обретают чёткие контуры.

Позади скрипит закрывающаяся калитка — он идёт через двор по узкой запорошенной снегом дорожке, ведущей к двухэтажному загородному дому, над крыльцом которого реет флаг США. За широкими окнами видно всю столовую: вокруг большого стола собралось не менее большое семейство. Во главе сидит Джозеф, по обе руки от него — женщины, одна из которых старуха, а другая азиатка. Третья, рыжая, заливается хохотом, глядя на то, как мелкая девчонка бесновато носится туда-сюда, пока её не ловит парень с прической, похожий на бобровый хвост, и не сажает на плечи. На другом конце стола сидит ничем не примечательная женщина, ведущая оживлённую беседу с Какёином, планомерно расставляющим тарелки с различными блюдами: картофельными пюре, тыквенными пирогами, фасолевыми запеканками, сладкими бататами, клюквенными соусами и прочими праздничными яствами.

Глухие удары в дверь кулаком в одночасье прерывают эту нелепую идиллию, заставляя всех Джостаров в столовой обратить взгляды ко входу, однако никто из них не торопится впускать гостя внутрь. Оно и к лучшему — Брандо не хочет тратить силы и время на фантомов. Реален здесь, кроме него, только один: тот, что открывает, в конце концов, эту треклятую дверь.

— Долго шел...— цедит вампир слова сквозь зубы, когда на пороге возникает человек, двадцать с лишним лет назад разрушивший его станд, поправший его гордость и повредивший навсегда его душу. —... Джотаро!

[icon]https://i.imgur.com/I5jf784.png[/icon]

Отредактировано Dio Brando (2022-09-13 00:14:37)

+2


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » jacob's ladder