ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » антидепрессант защищенный от закона


антидепрессант защищенный от закона

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

August van der Holt & Marinahttps://i.imgur.com/0RspfHo.pngантидепрессант защищенный от закона


ты, я и моя старая рука.

[nick]August van der Holt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fjgkWdK.png[/icon][lz]<div class="lz">bubble comics</div><div class="lz1">▷ Ты такой хороший, ты так много плакал.</div>[/lz]

Отредактировано Poet (2022-06-16 15:03:12)

+2

2

Забавно как реки судьбы порой переплетаются меж собой. Август ван дер Хольт не верил в мистические вещи вроде фатума, несмотря на все предпосылки: когда его сестра оказалась на грани гибели, загадочные люди, представившимся демиургами, появились словно из ниоткуда и предложили помощь. Вот так просто взяли и сказали, что им не трудно, что они беспокоятся о том, что с ней будет, добряки. Они дали слово что Мико спасут - и вот по нижним этажам уже марширует армия учёных, одетых в кандалы и белые халаты, все по красоте.

Августу же предстояло ближайшие два-три дня провести на курорте, название которого выветрилось из памяти быстрее, чем его личный борт поднял шасси на взлёт. "Меньше стресса - больше шансов, что вашу сестру спасут", - усатый надсмотрщик от демиургов, напоминающий кубинца из-за своей привычки курить сигару в непредназначенных для этого местах и в самом деле беспокоится за успех операции. И чтобы все остались живы.
Ха-ха.

Без Августа поблизости шансы выжить растут в геометрической прогрессии.   

Курорт встречает его солнечным небом, полным отсутствием облаков и россыпью людей, раскиданных по всему острову словно горсть болтов в гараже. Эти люди не знают кто такой Август ван дер Хольт. Они не смотрят новости. Счастливые идиоты.

Перебирая в уме варианты решения проблемы со здоровьем сестры, Август пришёл к выводу, что их не так уж и много. Точнее, всего один - схватиться за любую соломинку, какой бы тонкой она ни была, и тянуть на себя изо всех сил. Он согласился помочь демиургам поймать всех опереннных до единого, а до этого убил древнего бога. С личной эффективностью никаких проблем.

Связать бы одно с другим, заподозрить лица с мониторов - им ничего не стоило специально подстроить все так, чтобы недуг Мико выглядел естественно. Тяжело заболела, с кем не бывает. Но на солнечном пляже печёт так, что единственное о чем хочется думать - это где найти прохладительный коктейль, свихнуться от жары совсем не хочется. Со льдом и лимоном. Нет, целиком состоящий изо льда.

-- Секс на пляже.

Усатый бармен с лысой головой кивает, принимая заказ. Его молчаливость объясняется отсутствием языка - курорт этот для лиц крайне специфических, персонал не должен болтать.

Сев в шезлонг Август вытягивает ноги и лениво потягивается. Коктейль приятно холодит ладонь. Строгий костюм сменился рубашкой поло песочного цвета и серыми брюками из дышащей ткани.

Задрав голову, он подставляет лицо солнцу.
Ещё два сраных дня и ноги его в этом рае для пенсионеров не будет. Сидеть на одном месте быстро надоедает и Августа гонит по пляжу в поисках впечатлений.
Ни одного знакомого лица, да что ж такое. Впрочем, погодите-ка.

- Марина? Вот так встреча. Вы здесь какими судьбами? - Ей достаётся фирменная вежливо-издевательская улыбочка.

Августа совсем не смущает что он навис над женщиной, державшей сеть дорогих борделей по всей Ирландии будто ее лицо выражает радость его видеть. Личное пространство - это что? Уважение чужой приватности тоже в мусорку.

Мердока она не видела давно, дружок О'Райли после истории в Сибири скрывается и его ищут. Это повод ещё немного поиздеваться и пошутить.

Позже.

- В Ирландии все спокойно? Ни одна силовая русская пята не тревожит ее сна? - Коктейль исчезает через трубочку с тихим "сюрп!".

[nick]August van der Holt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fjgkWdK.png[/icon][lz]<div class="lz">bubble comics</div><div class="lz1">▷ Ты такой хороший, ты так много плакал.</div>[/lz]

Отредактировано Poet (2022-06-19 17:49:50)

+3

3

Череда неприятностей преследовала их, пока, наконец, не загнала в угол окончательно. Можно сколько угодно отрицать очевидное (что Марине априори не по душе) и делать вид, что это не так, что у них просто немного все пошло не по плану. Не по плану. Их уже и не было, была лишь необходимость укрыться, переждать, не высовываться лишний раз. У неё на подобное какое-то сверхъестественное чутье, когда следует отойти в тень и не видит проблем в том, чтобы к нему прислушаться. Хоть и приходится признать, какой это шаг назад; какой там шаг, просто побег в обратную сторону.

Ирландия, которая годы назад встретила Гордану с распростертыми объятиями, уже приготовив ей наперед свою роль среди "детей", которая оказалась ей по плечу, теперь готова с ней распрощаться. Хорошо, что это взаимно и Марина сама готова мысленно помахать этой точке на карте и, едва удерживаясь от того, чтобы нет-нет да и оглядываться по сторонам, ожидая неизвестно чего, отправиться на посадку. Но мало одного только "из точки А в точку В", впереди еще пара лишних пересадок перед тем, как можно будет перевести дух.

В чемодане у бывшей управляющей О’Каллахена безупречный порядок. Вещей немного, пусть от неё не стоит ожидать сбора вещей по принципу "самое необходимое и невзрачное". Предпочла бы вообще отправиться налегке, но это вызвало бы больше ненужных потенциальных-нежелательных вопросов.  Их и без того хватает, в том числе у неё к себе же.

Например, отчего при всех возможностях выбрать курорт по наскоро намеченным параметрам (не слишком вычурно и на слуху, но и никаких диких пляжей), Марина выбирает этот.

Почему он навевает столько ассоциаций с санаторием.

С другой стороны, свое основное назначение он выполняет великолепно, тишина, которая давит на уши первое время, на третий день уже воспринимается как само собой разумеющееся. Легко привыкает к новому, всегда. Жаль только, что это новое не всегда может прийтись по нраву, но коктейли здесь мешают и правда недурственные, а контингент, представляя собой более старшее поколение, может и норовил лезть под юбки, да не успевал.

Марина почти уверена, что оставшееся от горячего тура на десять дней время вполне способно быть в том же русле и она уже не будет лезть на стенку. Здесь нет новостных телеканалов, которые так и норовят выбить почву из-под ног очередным известием, кого же там из международных преступников поймали, кто герой, а кто собрал и сожрал самый большой пирог на свете.

А вот если по ним мелькнул бы Август ван дер Хольт в одних плавках, это не удивило бы больше чем сейчас, когда сталкиваешься с ним нос к носу. По его инициативе.

- Что люди делают на курортах, господин Хольт? - Снимает очки, чуть щурясь от солнца. Темно-зеленый купальник и небрежно собранные волосы контрастируют с платьями, в которых она привыкла встречать подобных ему вместе с Мёрдоком или Финном. Но делать вид, что это вообще не она и "вы ошиблись" сейчас было бы глупо.

- Спокойно, чьими-то молитвами, - беспечно пожимает плечами. Меньше всего нужно изливать душу. - А вы? Неужели все оружие в мире уже изобретено, что можно позволить себе отпуск? - Очки возвращает на прежнее место.

Хорошо бы, чтобы за ним не приехала целая толпа.

[nick]Marina[/nick][status]дама с сотней примет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/67/7a/183/t687502.gif[/icon][lz]<div class="lz">BUBBLE COMICS</div><div class="lz1"><center>вверх, вниз, вправо и влево:<br>тебя мне не нужно, мне нужно твоё тело</center></div> [/lz]

Отредактировано Banu Kolmakova (2022-07-27 11:36:56)

+3

4

Марина вживую выглядит гораздо бодрее, чем Август видел на кадрах захвата их временного убежища, вернувшись в свой рабочий кабинет после «свидания» с демиургами. У пенсионеров, что обращались к нему с гигантских жидкокристаллических экранов в человеческий рост, было явно не все в порядке с головой, и у него, видимо тоже, раз он согласился плясать под их дудку пока их спецы лечат Мико. После Сибири Август думал, что его участие в этой истории с древним богом закончено – он провалился, по большому счету, признал это и даже сумел извлечь из дерьмовой ситуации какую-никакую выгоду.

В конце-концов, пока он жив, он всегда может попытаться убить бога снова. Даже если их не один, а пятеро.

А они, старые развалины, начинают хорошую песню сначала, заботятся чтобы игрушка раньше срока не сломалась. Даже, мать твою, на курорт, где ни одна собака не узнает, что он тут был, отдыхать отправили – а тут такой сюрприз, вмиг успокоишься и нервничать перестанешь! Август позволяет себе присесть на край лежака Марины, крутя в пальцах стремительно пустеющий бокал с коктейлем.

Ощущать себя похищенным после посещения тюрьмы, где сидел Мердок МакАлистер оказалось неожиданно приятно. Окружающая действительность с ее мелочными обидами и предательствами всеми всех начала в какой-то момент утомлять его настолько, что Август посчитал за благо хотя бы перемену декораций. Кабинет с меблировкой стоимостью в несколько сотен тысяч евро и ржавый фургон – разница как минимум в пару оригиналов да Винчи и мазней современных художников в амстердамских гетто.

- Я знаю, я знаю! Уйму вещей, - Август приготовился загибать пальцы свободной руки. – Помирают от скуки, пялясь в небо. Играют в «море волнуется раз». Медленно и с удовольствием спиваются, как я, полагая что цирроз печени — это выдумка иллюминатов и на самом деле все мы умрем как динозавры – не пережив падения метеорита, лет эдак через сорок. Размышляют о вечном. Отмокают в бассейне. Ох, пальцы кончились. Вот незадача.

Август разжимает кулак – но не хватку на шее каждого из ошметков «Детей святого Патрика». Мердок своим провалом ему задолжал, уже и проценты набежать успели. Долг возвращать не спешил, прятался по богом забытым помойкам, видимо, лелея мечту однажды вернуть организации былое могущество. Найти его не составило труда, но за день до того, как его труп должны были приволочь в подземный бункер Хольта, его самого вызвал к себе лысый хрен и стервозная сука.

Вот тебе власть, Август, вот влияние, мясной щит, живой материал для экспериментов. Швырнули под ноги, сделали безвольной шлюхой. Да ему впору проситься к Марине на работу после всего через что его заставили пройти.
Кушай, как говорится, не обляпайся. 

Взгляд, направленный на Марину, будто дуло новейшей винтовки, полон мрачной иронии:
- Если это был риторический вопрос, я раскрошу этот бокал с тяжелым сердцем.

Места на лежаке едва хватает для одной Марины, но, если что Хольт хорошо умел делать, так это видеть возможности. Зона личного комфорта прекрасной управляющей – ох, уже нет! – элитных борделей была нарушена. Вероломно и без объявления войны. Это захват, Марина, усмехается Хольт про себя, облокотившись на локоть и глядя на девушку с интересом.

Рука с коктейлем взметнулась в воздух, а пространство курорта разрезал торжествующий крик:

- Отличная, сука, идея!

Действительно, думает Август, отсмеявшись, утирая слезы в уголках глаз. Все, что ему на самом деле нужно – это жизнь в гребаном вакууме, где не нужно бороться за выживание каждую секунду, где не бывает больно от радости, грусти, не важно, что ты испытываешь, хотя бы недельку-другую. Вот и сейчас искра тока ловкой белкой из детской компьютерной игры проносится над головой оружейного магната.

Как он раньше не подумал об этом! Остатки коктейля исчезают бесшумно, взмахом руки Август подзывает бармена, кивком дает знак что хочет повторить. «Еще один бокал для дамы», - одними губами. Улыбается Марине с видом победителя, словно они давно поспорили на что-то, и пришло время объявить результат.

- Никогда не знаешь, где творца настигнет вдохновение, дорогая.

Например, одного взгляда на тяжелые огненно-рыжие локоны и фантазии о том, как он нанизывает на ребро Кирка О` Райли огромный ржавый крюк прямо у нее на глазах при взгляде на кубики льда в бокале с коктейлем хватило, чтобы примерно представить себе устройство будущего прототипа компактной азотной пушки. Месяц спустя после этого разговора она сотрет с лица земли пару провинций Испании.

- Ну да кого заботит моя нескромная персона. Расскажи-ка лучше о себе. С какой целью ты приехала сюда? Подумать о вечном? Спрятаться и переждать пока шумиха вокруг ДСП не утихнет? Повторить старые вехи на новом этапе развития, открыв на тихом уединенном курорте бордель для состоятельных господ?

Бармен успевает принести новый коктейль - два - до того, как у Августа кончается терпение.

- Мне правда интересно. Здесь ужасно скучно, ты и сама наверняка заметила. Ну так что?

[nick]August van der Holt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fjgkWdK.png[/icon][lz]<div class="lz">bubble comics</div><div class="lz1">▷ Ты такой хороший, ты так много плакал.</div>[/lz]

+2

5

Может, Марине на роду написано связываться с плохими_сомнительными компаниями и она продолжает жизнерадостно бежать к ним навстречу сломя голову уже по привычке. От дурных привычек, к сожалению, не так-то просто избавиться. Кто-то не может перестать курить, другой нервно щелкает ручкой, а она; один бордель сменился на другой, неудавшийся теракт курортом (не всем так повезло), но всякий раз она выцепляет худшее окружение из возможных. Но при деньгах, этого не отнять. Жаль, что это не всегда оказывается во главе списка её приоритетов. Сейчас она предпочла бы компанию тех, кто ухватил горячий тур по скидке в последний момент, с омбре дешевой выпивки да неравномерным загаром. Но что куда важнее - того, кто не смог бы её узнать. Лучшее из возможных. Какова там вообще вероятность у нее встретить кого-то из Дублина? Или приближенного?

Не совсем к месту, но можно вспомнить про лотерейные билеты. И призадуматься об их приобретении в будущем. Если везет в таких деталях, быть может получится улучшить и материальное положение; а впрочем, одно другому все-таки может мешать. Везет на поехавших, не везет на левых картах.

- Неплохо-неплохо. Это все входит в твою программу тура? - Удерживается от тяжелого вздоха. Когда она сама только приехала сюда, скинув чемодан и сумочку на кого-то из сотрудников отеля, ей начали было предлагать варианты "потрясающих и насыщенных экскурсионных туров", которые предполагали многочасовые спуски-подъемы, нервное "у кого аптечка" на любой намек на покраснение кожи и несколько снимков, которые забудутся без малого через пару схожих отдыхов. Она в ответ на это лишь спрашивает про обслуживание номеров.

Играть в туристку - хорошо, но навешивать на себя фотоаппарат и лезть по скалам и сплавам - увольте, лучше обратно в Ирландию.

В Хольта хочется кинуть чем-нибудь. Возможно, бокалом или пляжным зонтом здесь же, увесистым таким. Но сил не хватит вырвать из земли. Приходится ограничиться взглядом с неприкрытым недовольством. Глянуть еще раз. Август - не мираж, который привиделся с обезвоживания, он все еще здесь. И упаси мироздание увидеть его в какой бы то ни было агонии.

Вскакивать сейчас с места - моветон, непозволительная слабость перед своим оппонентом. А еще имеет место быть что-то, похожее на любопытство. Намеренно из-за Марины он бы здесь не оказался; глупая была бы мысль, если позволить себе такую. Марина отодвигается чуть в сторону, когда садится в шезлонге, широкополая шляпа остается за спиной.

Она не успевает лениво предположить, что его слова лишь блеф. Рука рефлекторно тянется вслед за рукой Августа с бокалом, а маска безразличия спадает быстрей головного убора. Хотя ей стоило бы больше поверить своему же первому предположению.

- Это плохая идея, в любом её проявлении, - цедит сквозь зубы, когда возвращается на место. Странное чувство, близкое к досаде, когда смотрит на Хольта еще раз. Он все еще непозволительно близко и упивается этим, засранец. - Что стало вдохновением? Размышления о вечном все-таки дали свои плоды и мы скоро узнаем о новинке HOLT International, которая перевернет ход каких-то действий? - Не тостер же он сейчас мысленно усовершенствовал.

Марина знает подобные взгляды. Выучила еще в Сербии; хорошего они не сулят. Но теперь список приоритетов состоял лишь из "сулят ли плохое м н е?". Бармен протягивает коктейль и она снова полулежит в шезлонге, с преувеличенным вниманием наблюдая за игрой в что-то, похожее на волейбол в стороне.

- Мне нужна была смена обстановки, и только. А открывать что-то здесь глупо, только останешься в дураках и в минусе. Здесь есть свои "девочки", которые могут нагрянуть к тебе в номер, но зачем размениваться по таким мелочам - у меня было лучшее. - Главное ради чего, а "было" режет слух себе же самой. ДСП, которых так некстати упомянул, неприятно отзывается на слух, что Марина отставляет коктейль в сторону, подается ближе к Августу. Играть в эту игру можно вдвоем, а свое чутье она привыкла слушать. Сейчас тоже.

- Но где же ваш пятизвездочный отель, мистер Хольт? Со своим борделем и прочими?

[nick]Marina[/nick][status]дама с сотней примет[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001b/67/7a/183/t687502.gif[/icon][lz]<div class="lz">BUBBLE COMICS</div><div class="lz1"><center>вверх, вниз, вправо и влево:<br>тебя мне не нужно, мне нужно твоё тело</center></div> [/lz]

+2

6

- Отчаяние было тебе к лицу куда больше...

Глядя на сильных мира сего, Август думал о том, что власть, как и свобода, слишком расхолаживает и расслабляет. Когда есть деньги, мозги оказываются крайне полезной штукой, а когда второе отсутствует при наличии первого, то ничего путного у таких людей, как правило. не получается. У Августа было и то, и другое, но история с проклятым богом-вороном показала, что, когда в дело вмешиваются «высшие силы», требуется задействовать более серьезную артиллерию.

И что может помочь общему делу построения лучшего мира на земле, чем красивая женщина под боком? Способная соображать достаточно быстро, чтобы улизнуть из-под бдительного ока правоохранителей нескольких стран. Уверенная в себе настолько, что никому не захочется спорить с ней, опознав в красивой женщине бывшую владелицу сети борделей. Вряд ли Марина махнула на курорт прямо из ирландского аэропорта, не позаботившись о прикрытии, документах и наличии хоть сколько-нибудь правдоподобной легенды. Она умная, а это одновременно и плюс, и большая проблема.

ДСП как организации давно не существует, но по свету разбросало ее ошметки. МакАлистер уже давно под колпаком, Грязный Финн сидит в тюрьме и выберется ой как нескоро. Мелкий Лиам в детдоме, надо полагать – о, как удобно. В этом уравнении на свободе остались только двое: О’Райли и Марина. Или все же…

- … Гордана, - Август не говорит – яд расплескивает. Коктейли тут делают что надо, так и до третьего недалеко, но все же нет лучше напитка, чем слезы твоих врагов. Или тех, кто ими по факту давно не является, но ведет себя так, будто имеет что-то против конкретно тебя.

- Когда HOLT International выпустит новинку, ты узнаешь об этом первой. А нет, погоди, - Август изображает задумчивость. Палец скребет стекло стакана, раздается ужасно неприятный мерзкий звук. – Первым, пожалуй, о ней узнает О’Райли. Даже не узнает – оцени мою щедрость! - опробует на собственной шкуре.

И поди пойми – шутит или вправду вернется с курорта и пойдет убивать. Двойной агент, тройная мразь, отличная боевая подготовка – пока О’Райли на свободе жизнь Хольта в постоянной опасности. Он обвинил МакАлистера в подготовке крупнейшего теракта в новейшей истории, и уже за это О’Райли желает ему смерти. Деловой интерес требует перестать заниматься глупостями и продолжить отлов и отстрел оперенных. Личный – забить на престарелых старперов, воображающих, будто они – соль земли, и уничтожить остатки ДСП.

- И не жалко тебе растрачивать свой талант организатора в такой заднице мира, как эта? Ну переведешь ты дух, выдохнешь, а что дальше? Вернешься в Европу? Туда тебе путь заказан, русский коп об этом уже позаботился. Ориентировки на вас есть в каждом аэропорту и железнодорожной станции – и смотри как тактично я не давлю на больные места! Ты достойна восхищения, Марина. Ты всех обманула. Ото всех ускользнула. Но тебе не повезло нарваться на меня.

Улыбка Августа красноречивей любых слов. Можешь даже не стараться, милая, твои взгляды на мне не сработают.
Изящное запястье перехватывает рука со шрамом. Взгляд неотрывно наблюдает за малейшим изменением в мимике и взгляде. Август не боится хищников, он прекрасно научился их укрощать. Марина станет его – добровольно или нет.

- Ты хорошо видишь перспективы. Понимаешь, где есть выгода, а где даже не имеет смысла пытаться пробовать. Ты правильно говоришь, здесь ловить нечего, - кивок на группу в полосатых купальниках неподалеку что с аниматором разучивают миниатюру «Море волнуется раз». Август наклоняется к Марине так близко, что может разглядеть тонкую сеточку капилляров в ее глазах.

- Работай на меня.

+2

7

Есть не так много вещей на этом свете, которые действительно способны вывести Марину из себя. Некоторые неудачи, конечно, могли расстроить или позлить, но не более того, она отходчива и чаще посмотрит снисходительно, чем действительно разозлится. Негласный девиз "что взять с идиота" подкреплялся из раза в раз новыми примерами из жизни и при необходимости она достает их, как козыри из рукава и ненавязчиво припоминает предыдущие промахи. Дальше вариативно. Можно и просто махнуть рукой, мол, забудем, что там в прошлом, идем дальше. Что-то похожее вырисовывалось во время работы с Финном, когда можно было закатывать глаза, но все равно чуть улыбаться.

Но припоминать прошлое - это как раз то, что она не могла стерпеть. Пытается, держится, держит край шезлонга, сжимает, чтобы не сокращать дистанцию ни эмоционально, ни тем более физически. Она попросту не справится с Хольтом, это очевидно. Ей не под силу опрокинуть его в бассейн (хотя бы), не сделать хоть что-то, чтобы заткнулся хоть на минуту. Даже вылей на него остатки коктейля, будет временный эффект.

Марина слишком хорошо умеет просчитывать риски, чтобы понять, что сейчас она ставит на карту куда больше. И эта карта не сыграет.

Может, стоит последовать старым советам и перейти к азартным играм? Покер, например? Можно было бы извлечь хоть какую-то пользу, ведь надолго такого образа жизни не хватит.

- Какая...осведомленность о моей жизни. Мне это должно польстить, и ему тоже. Организации уже нет, а все равно как кость в горле? - Запрокидывает голову, чтобы посмотреть в глаза. Хольт - стихия, неотвратимая и всепоглощающая. А у неё едва ли в пляжной сумке завалялся громоотвод. Придется управляться своими силами, а сама все еще словно натянутая струна. Бояться некогда, бояться будет потом. В словах Августа нет угрозы, он сам её олицетворение. И теперь говорит об О'Райли. Насколько угроза осуществима?

Можно было предположить, что работа и сотрудничество с такими, как Август ван дер Хольт не принесет ничего хорошего. Если только речь не о финансировании, безусловно, но во всем остальном чувствуется проигрыш по всем фронтам. И тянется это все непозволительно долго, Марина не помнит, когда последний раз могла выдохнуть спокойно и почувствовать себя в безопасности дольше, чем на вечер.

Не хватает воздуха. Не хватает дистанции. Он все подминает под себя и больше напоминает капризного ребенка. Даже Лиам себя так не вел на её памяти. В голове настойчиво бьется мысль, что лучше уйти.

Не успела.

Марина - плавность и изящество, но нет ничего изящного в том, когда она резко дергает руку в сторону, чтобы высвободиться. - Отпусти. - Едва ли не по буквам. Может на его стороне перевес во всем, но это вовсе не дает ему повода думать, что она хоть сколько-то боится. (Что не освобождает голову от планов возможного побега еще дальше по карте мира). Если она снова покажет страх, который промелькнул при упоминании прежнего имени, то пиши-пропало.

Он склоняется, она - поднимается с места. Он заведомо в выигрыше, она - может разве что уповать на то, что в кратчайшие сроки вывернет все в прежнее русло. Но то, что слышит, отнюдь не помогает, она коротко смеется, поворачивается к бармену, подзывает вновь. Не отстраняется только поворачивает голову.

- Мой друг перегрелся на солнце. Сделайте ему что-нибудь, что поможет освежить мысли, да и себя тоже. - Снова поворачивает голову, выразительно смотрит на немеющее запястье.

- Щедрое предложение. Но нет. Я лучше даже останусь здесь и начну расставлять шезлонги за гроши. Никакой предложенный соцпакет не стоит того, чтобы терпеть выходки руководства, а я уже вынуждена. Бесплатно, следует заметить. - Он совсем-совсем близко, если сейчас она хоть немного подвинется, то везде будет Хольт. - Ты не сможешь предложить ничего, на что я могла бы повестись, - шепотом, на ухо, почти касаясь губами щеки, прежде чем отстраниться и взять у бармена коктейль свободной рукой.

+2

8

Она пытается переиграть его. Старается, тянет жилы, стирает в кровь пальцы, рвет канаты стальных нервов, но лишь стирает тормоза окончательно. Слишком поздно - этот состав уже не остановить. Он несется на всех парах, потеряв по дороге примерно половину внутреннего мяса, и потому начинает проседать, греметь механизмами. Из вагонов спешно сгинули все пассажиры, оставив начальника поезда в гордом одиночестве.

Август ван дер Хольт не боится одиночества. Ему не нужны друзья – только враги, чтобы остаться на плаву, и деньги от контрактов на поставку новейшего экспериментального вооружения. Счета компании стабильно пополняются за счет заказов структур, подотчетных правительствам стран содружества ООН, обеспокоенных мировой угрозой оперенных, врагов стабильно поставляет судьба, - все в порядке. Сначала Чайкина и компания, теперь остатки Детей святого Патрика сами плывут в руки один за другим: Мёрдок, Марина… и только проклятый О’Райли никак не попадется в искусно расставленные ловушки. Он где-то рядом, где-то ошивается, - где?

- Ничего личного, дорогая. Ты никогда не хоронила родственников? – Отец Августа передает привет и машет из могилы призрачной рукой. – Так вот, сообщаю для неосведомленных в подобных делах: когда человек умирает, он все равно продолжает жить в этом мире. Пока где-то есть ошметки его личных вещей, есть вроде как и сам человек. С организациями та же петрушка. Пока живы ты и О`Райли, ДСП вроде как продолжает коптить небо.

Интересно, насколько здесь либеральные порядки в отношении убийства ближнего своего? Август не является сторонником бессмысленного насилия, кто бы что про него не писал, не говорил и не думал, но Марина же напрашивается.

- Знаешь, - Август выпускает сноп электрических искр, очень хорошо как-то заметную при свете дня. Пока слабых, не способных убить, но еще не вечер. -  В сомнительных американских фильмах обычно черствый сердцем представитель органов правопорядка, взяв доброго сердцем главного героя под арест, говорит ему, мол, вперёд, попробуй сопротивляться, спровоцируй меня, дай мне только повод. Так вот, с учетом событий последних лет – вперед, Марина, дай мне только повод.

Август не разбрасывается пустыми угрозами, ему это просто не нужно. Он умеет ценить время – свое и собеседника. Марина приятная во всех отношениях девушка, но совершенно не умеет чувствовать момент, когда пора перестать сопротивляться и нужно просто смириться с неизбежным.

- Ничего не нужно, - останавливает взмахом руки уже рванувшего было за повторным коктейлем бармена Август, оскалившись белоснежной улыбкой. Ты сама подталкиваешь себя к краю пропасти, Марина, неужели не видишь?

Ничего, на что могла бы повестись. Плохо же Марина думает о Хольте. Она прекрасно, он уверен, понимает риски спорить с ним. Понимает, как и то, что бежать ей с этого проклятого курорта банально некуда – отсюда возможно уехать лишь по окончании путевки, ни днем ранее. Связи с внешним миром нет. Если во время отпуска Хольта в мире разразится-таки третья мировая или небо обвалится в заливы портов Амстердама, они – отсюда - этого не заметят.

- О, в самом деле?

Хольт дает Марине сделать ровно один глоток, прежде чем отправляет ее в полет на дно бассейна, схватив за волосы, чтобы удержать, а другой рукой толкнув в грудь. Бармен во все глаза наблюдает как упавшее в воду тело поднимает тучу брызг, а оставшийся стоять у бортика мужчина заливается лающим смехом, перекатывая в пальцах ножку бокала, в котором был коктейль - девушка едва успела его пригубить.

- Как насчет этого, дорогая? Это, типа, то, на что ты можешь реально повестись. Жить или сдохнуть так ничего и не добившись в жизни? Тебе решать, - произносит Август, отсмеявшись.

Присев на край бассейна, он водит растопыренной пятерней по поверхности воды – взбудораженной, потревоженной, неспешно потягивая предназначавшийся явно не ему коктейль. Пока он может контролировать электрические разряды, испускаемые его телом, и они не представляют опасности для Марины, но долго ли так будет продолжаться?

- Просто чтобы ты знала: мне не доставляет никакого удовольствия над тобой издеваться. Я всего лишь хочу дать тебе шанс на новую жизнь. Жизнь, где не нужно менять паспорта, имена и цвет волос, чтобы тебя не поймали. Жизнь, где ты можешь реализовать свой потенциал. Жизнь, которую ты по-настоящему заслуживаешь. Ты можешь бегать сколь угодно долго, но любой путь длинною в вечность побега требует денег и моральных сил. Из вторых ты выбилась уже вот практически, не перебивай! – Снова разряд, на этот раз более ощутимый, словно гладишь электрического ската. – Деньги тоже заканчиваются. Думаешь, я не знаю здешних расценок? Ты могла выбрать любой курорт попроще, хоть Биарриц, но вместо этого…

Август опускает в воду руку по самую кисть, не сводя с Марины внимательного взгляда. Он не безумец. Безумцы не возрождают упадочные предприятия из пепла. Не приносят акционерам миллиардные прибыли по итогам квартала. Безумцы не убивают богов, делая на отлове его производных бешеные деньги.

- Ты приехала сюда.

Отредактировано August van der Holt (2022-07-29 22:53:20)

+2

9

К моменту вступления в дсп Марина итак уже никому и ни в чем не доверяет. Проще, когда полагаешься только на себя. Когда знаешь, что можешь выкинуть непосредственно ты сама и априори ждешь подвоха от людей с любой степенью близости к себе. Друзей у Катич итак не было как таковых, и условное деление шло на "родственники", "работа" и "те, кого видишь возле дома", знакомые все лица, чью биографию держать в голове резона нет. Они все с попеременным успехом совершали что-то такое, после чего она уже смотрела с вызовом и понимала, что отъезд это необходимость.

Понимает примерно то же и в Дублине, когда в с е идет не так. Этот русский. Рыцари справедливости возили своими белыми пальто и в последствии урывали себе признательность. Ну конечно. Хольт тоже чувствует себя спасителем утопающих, когда предлагает ей сейчас работу? Нет-нет. Скорее, упивается собственными возможностями и их отсутствием у прочих. Понимает, что Марине нечего ей противопоставить, кроме собственного гонора.

Это прекрасное ощущение собственной беспомощности с ноткой унизительности от картины в целом. Взболтать, но не смешивать. Подавать в растрепанных чувствах, а лучше, чтобы наверняка - плеснуть содержимое коктейля в лицо.

Что-то подобное (нет, хуже, на порядок, сука, хуже!) ощущает, когда её бесцеремонно толкают в бассейн.

Она не успевает сориентироваться. Марина - это не про сотни приемов видов боевых искусств и укладывание подобным противника на лопатки [последнее возможно, но за отдельную плату и денежек на все прихоти не хватит]. Она проиграет. Марина - это тщательное планирование и анализ, контроль более горячих голов. В этом сейчас тоже проиграет. Потому что стала ничуть их не лучше. А еще потому что в последующих своих умозаключениях Август ван дер Хольт до тошнотворного прав; сил мало, а чтобы бороться со всем миром и выгрызать себе существование, нужно куда больше и не рваться за этим на курорт.

Главный враг - эффект неожиданности. Такой и в детском бассейне не даст сразу выкарабкаться, сейчас и вовсе заходится в кашле. В момент, когда она касается бортика, собираясь выкарабкаться, тут же послушно замирает.

- Сукин ты сын, - шипит сквозь зубы, продолжая хватать воздух, пока наблюдает за его действиями. Память услужливо преподносит все, что его известно о...возможностях Хольта. Убирает ладонь, лишаясь пути к побегу. - Готова спорить, это приносит тебе удовольствие, будь добр, не выпрыгни из штанов прямо здесь. - Хочется туда же по адресу отправить все его "шансы", отправить предложения, но приходится остановить себя. Отплывает в сторону, чтобы лучше увидеть его физиономию, даже если для этого придется запрокинуть голову.

А вот заводить это точно не должно.

- Я не собираюсь перед тобой оправдываться в своем выборе. Помимо помпезности, мне нужна была и уединенность. Анонимность. - Привести нервы в порядок. - А ты все похерил. Это талант, Хольт. - Смотреть в глаза. Не переводить взгляд на кисть в воде, та и вовсе может стать едва ли не последним, что увидишь в жизни. Ей нужно все хорошо обдумать, но времени нет.

В стрессовой ситуации его в принципе не бывает. А они уже успели наделать шуму; люди с ближайших шезлонгов нет-нет, да оглядываются. Вьюноша, который накануне неумело пробовал приударить за ней, сейчас и вовсе возомнил себя спасателем на берегу и выглядит так, словно вот-вот готов сорваться с места, хорошо бы голову включил. Пара ночей не стоит риска жизни, а Август выглядит как человек, который в ответ на благородства души готов её лишить.

- Я хочу хоть каких-то гарантий. А ты предлагаешь только еще большее количество стресса. Мне полагалось от восторга на месте прыгать? - Но...это дает и несколько преимуществ. Такая работа могла бы помочь решить старые проблемы, если получится.

У неё вся жизнь сопряжена с риском. Марина все-таки упирается ладонями в край бортика, приподнимаясь, дает возможность разглядеть себя получше в купальнике.

- Давай попробуем с начала.

Отредактировано Marina (2022-08-02 08:51:54)

+2

10

Замешательство привыкшей контролировать каждое слово, движение или жест Марины - лучшая специя для жаркого, вкуснейшая вишенка на торте, сладкое украшение из взбитых сливок в чашке с мороженым-десертом.

Августу нравится смаковать отвращение, которое испытывает по отношению к нему жертва его меткости. “Побарахтайся, Марина, почувствуй вкус жизни. Ты стала преступно быстро его забывать, ну так я тебе напомню. Ты хищник по природе, не прикидывайся невинной овечкой”, - Хольт делает глоток, коктейль прелестнейший, удовольствие от жизни радостно скачет по верхушкам волн-барашек, поднявшихся в бассейне от движений Марины, не причиняя особого вреда. Пока что. “Я не дам тебе уйти”, - не сегодня, никогда.

То, что Хольт возжелал однажды сделать своим, будет принадлежать ему по праву сильного - как решит, так и произойдёт, сопротивление бесполезно, а все разговоры про альтруизм, помощь и взаимовыручку, так любимые рыжей сукой и компанией, идут в конверте на почту до востребования.

- Точное замечание и не вполне вежливая реплика. “Сукин сын”... до чего же у людей небогато с фантазией! - содержимое бокала Марины исчезает быстрее, чем успел бы закипеть чайник на плите ее дублинской конспиративной квартиры. - Сколько раз я уже это слышал! Ах, нет, ещё было “сволочь” и “мудак”. Не надоело повторять за другими, дорогая?

Раздраконить себя ещё немного - вот для чего все эти осеорьления и угрозы. Один только взгляд на формы Марины будит в Августе нехорошее желание повторить руку на шее, зрелище того, как она злится, и вовсе пьянит сильнее любого коктейля.

- Прости, так исторически сложилось. - Пожимает плечами Хольт, лаская взглядом рисунок купальника и отчаянно стараясь не облизывать уголки губ от возбуждения - провал. - Видишь ли, лучшее что умею - это разрушать все, к чему прикасаюсь. Херить - моя работа и любимое хобби. Я просто совмещаю приятное с полезным.

Мысль подключить Марину к работе в Holt International слишком греет, чтобы засунуть ладонь в воду по кисть, а не сразу по локоть. Она могла бы быть ему полезной. Стать со временем не подчиненной, одной из сотен, а союзником, - насколько это вообще возможно.

Август убирает за спину тяжёлые алые пряди с металлически медным отливом, проводит вдоль скул пальцами, обманчиво плавно, так что возникает страх - это слишком хорошо для такого мерзавца как Хольт - и внезапно резко задирает подбородок, схватив двумя пальцами.

Шутки в сторону, коктейли тоже. “Парниша, погуляй где-нибудь. Твоя смена на сегодня окончена”, - бармен за стойкой испаряется в мгновение ока. Что-то во взгляде гостя подсказывает ему не спорить. Август спокоен, сука, совершенно спокоен, абсолютно, блядь, спокоен, он кому говорит.

- Ну давай! Пока мы беседуем ты жива. Пока я думаю, что живой ты мне нужна больше, чем мертвой, ты жива. Жизнь - единственная гарантия, которая имеет цену. Смекаешь?

Как было бы приятно убить здесь и сейчас сопротивляющегося зверя. Но сломив сопротивление Марины Август не добьётся того, чего хочет. А хочет он не слепого подчинения со всеми вытекающими негативными последствиями - нет, гораздо больше ему по душе разговор с единомышленником. Так что подчинять - дорого и невкусно, а вот приручить - пожалуйста.

- Давай начнём сначала, - голос опускается до шепота, губы Августа накрывают губы Марины, всего на несколько секунд, но этого достаточно, чтобы понять, что целуется он превосходно. - Хочешь узнать, откуда у меня эти шрамы? Я расскажу, если присоединишься ко мне.

+2

11

Она не поверит в реальность взаимовыгодного сотрудничества с кем-то вроде Хольта. Её перспектива в таком раскладе если не быть хорошенькой девочкой на побегушках [переросла] то сидеть на коротком поводке рядом, оставляя мнение при себе. Или подстраивая его так, чтобы понравилось то, что услышит. Что бы он не говорил, на деле будет иначе, они все обещают другой расклад, чем был прежде, сказка на ночь одна, герои разные, мораль повторяется.

Чего уж там, Марина тоже этим грешит. Обещает, заверяет, возвращается к исходной. В какой-то мере ведь не зря сначала она начала работать на Мёрдока, а тот после с Августом, все спелись (как казалось), все один за одним. Но по закону жанра, все пошло не так примерно тогда же. Воздушные замки рушились с такой скоростью, словно в их фундамент кто-то подкинул динамит. Может, так все и было? Она бы не удивилась. Ощущение, что в один день кто-то все и взорвал к чертовой матери, оставалось с ней до сих пор.

Даже не скажешь, что никак этого не ждала - ждала.

- Я вспомню и принесу что-то новое, не сомневайся. - Улыбка в ответ получается, но какой-то уж больно неискренней, Марина и сама это понимает. На счастье, он пока занят несколько иным и бесцеремонное разглядывание сейчас на пользу. Если не сказать, что стремилась к этому.

Жить-то, сука, хочется.

Вся человеческая природа к этому стремится, а вся её собственная натура всегда стремиться к тому, чтобы выбраться. Чтобы остаться если не с победой, то иметь возможность отступить, выдохнуть и вернуться на шахматную доску. Но всегда возвращаться. У неё не получилось отсидеться, хотя на то уже были задатки, когда она увезла Криса и даже думала на то, что у неё-то все получится и она справится хотя бы с этим. Отняли и его.
[indent] Кому за это стоит сказать спасибо?

Прикосновения к лицу настораживают, а последующее унизительно. Она обещала себе, что никому не даст с собой так обращаться, а теперь молчит и не реагирует. Хватает Хольта за руку возле локтя, словно пытаясь освободиться, но на деле жест выверенный. Марина осознает, что это бесполезно, но пусть потешит свое устрашение.

- Пусть у тебя противоречие между "дать мне новую жизнь" и уничтожение всех "детей" - допустим. Но если это правда и ты дашь мне немного времени, - проводит ненавязчиво ладонью руке, прежде чем отпустить, заглядывает в глаза. - Ты знаешь, дела  О’Каллахена были на мне и были в порядке. А вот акции HOLT International, судя по новостям, скачут как зайцы. - Позволяет себе еще улыбку, на этот раз получается даже искренней.

Проще, когда правда на твоей стороне.

- Ты можешь позволить себе нанять любого управляющего. Может, тому это будет даже за радость. Но тебе нужна я.

Личные дела дсп очень условно можно разделить на три категории: у кого-то значилось лаконичное "устранен. Кто-то, как Финн, угодил за решетку. Марина, узнав об этом, долго повторяет что он идиот, прежде чем окончательно дать волю эмоциям. Кто-то, как она сама в последствии, пополняет ряды "пропавших без вести". И ей нужно оставаться таковой, чтобы поправить свое положение и тех, до кого сможет дотянуться. Было бы неплохо; с губ срывается смешок.

Тянется за еще одним поцелуем, негромкое "помоги мне", чтобы окончательно выбраться из воды, делает шаг от края и кладет ладони ему на плечи, вновь заглядывая в глаза. Опасно обманываться, что так вскружила Хольту голову, что может диктовать условия, но так приятно.

- Хочешь поведать мне грустные истории о детстве? И часто это подкупает людей? - В тон ему. - Если угадаю, где твой номер, покажешь его? - Заглядывает ему за спину. При бронировании она успела изучить все, профдеформация. И точно знает, где здесь самое дорогое, не комнаты на этажах, а полноценные отдельные постройки. Можно ли сейчас упасть еще ниже.

- Там.

+2

12

Марина позволяет себе откровенное хамство, по меркам Хольта, и если бы не личный интерес, что завладел им при виде старой знакомой по “Детям Святого Патрика”, плавать сейчас рыжеволосой красавице в бассейне мертвым грузом да пузом кверху бултыхаться.

Впервые за много лет неожиданные встречи стали для владельца Holt International причиной неожиданностью, и вот пожалуйста, Марина начинает закапывать сама себя. Своими собственными руками роет себе могилу - или секретный тоннель к сердцу Хольта, время покажет.  Они говорят меньше часа, а стадии принятия снова вернулись к отметке “гнев”. Впрочем, парочка дыхательных упражнений (глубокий вдох, досчитать до десяти, затем медленный выдох) и улыбка снова возвращается на лицо. Нормальная такая, человечная по-своему улыбка.

- Доверять новостям - безнадежно устарело, дорогая. Новости говорят, что Мёрдок в тюрьме, а ты пропала без вести, но вот ты здесь, - она не поймает его в ловушку своего главного страха - потерять наследие отца, только-только начавшее восстанавливаться после громких событий, предшествующих Сибири.

Потерять компанию. Хуже кошмара и быть не может. Хольт по собственному опыту знает, что это такое - поднимать убыточное предприятие из руин, то же самое сделала и Марина для О’Каллахена. Она вела дела жёстко, как понял Хольт из ответов своих людей, внедрённых в ДСП ради душевного спокойствия, вот только это не помешало им все разрушить. Марина умеет отсекать лишнее, ей можно доверить хоть PR, хоть управление персоналом, что душе ближе. Давать выбор - рискованно, но плох тот бизнесмен что всегда сидит на месте, наслаждаясь стабильностью. Без вызовов нет развития - ну так вот, Хольт, в встречай твой личный вызов, с красивым бантиком вокруг шеи и вишенкой на макушке. 

- Твои дела в ДСП говорят за себя лучше любого резюме. Сама знаешь, в нашем деле кадры решают многое.

Приспускает лямку купальника, целует гордившееся плечо, не отрывая взгляда от внимательных глаз Марины, словно дразнит. Хольту нравится ощущение собственной власти над кем-то, но у него нет мании подчинить себе каждого. Затем возвращает все как было и протягивает руку, чтобы помочь выйти из бассейна.

Обошлось без случайных смертей. Пока что.

- Твоё беспокойство вызывает у меня такое умиление, что я бы расплакался как ребёнок. У тебя есть шанс выплыть и снова подняться, не советую его упускать. Пойдем, я все тебе покажу, - для красивого завершения реплики не хватает эффектного жеста и Хольт его делает: крякнув, поднимает Марину на руки и под сопровождение удивлённых взглядов случайных гостей курорта несет прямо в свой номер, представляющий собой отдельную постройку в стиле хай-тек.

Внутри номер представляет собой  такие же однотипные гостиничные комнаты в любой европейской столице. Картины с пейзажами на стенах, светлый интерьер, тяжёлые гардины на окнах, не пропускающие солнечный свет. Мягкие кровати, куда Август ссаживает Марину, по пути снимая с себя одежду слой за слоем, слава богу, их немного, иначе он бы быстро потерял терпение.  Шепчет, давая Марине время раздеться самой.

- Ты знала, куда я тебя отведу. По сторонам не смотрела, все итак прекрасно помнила. Значит, изучала планы здания или собирала информацию, бронируя номер. Так? Похвальная предусмотрительность, граничащая с паранойей.

Выдыхает в губы, разведя её руки в стороны, лаская так, как ни одну женщину до неё. Не изменяя себе, но и не переходя граница - до поры. Все кто не Марина выглядят однотипными пустышками, по сути купи надувную женщину и ощущения будут такими же, но она... тут можно позволить себе некоторые вольности похлеще, чем в ее борделях даже на самом дорогом тарифе.

+2

13

Стоило бы сразу прояснить для себя, что Август ван дер Хольт совсем не такой счастливый билет, который она бы хотела получить. Может, прежде, когда несмотря на всю осторожность, у неё было меньше знаний, опыта и понимания поля, на котором приходится играть, она могла бы порадоваться. Да, он довольно непредсказуем и да, такому наверняка нужно угождать, но в остальном ведь долнжо выглядеть не так плохо, правда? Не слепо следовать, выкручивая свое мнение и видение вещей в минус, но разделять его мировоззрение. Это же ведь ничего. Это ведь у неё получится ничуть не хуже, чем у других прочих.

Марина сейчас точно осознает опасность мужчины перед собой. Это как аура вокруг него, если угодно искать красивые слова. Просто знает, чем это все может обернуться. Но наверняка не может сказать, когда именно его сорвет и в какую форму это будет обличено. Человек-сюрприз. С внезапными встречами, столь же внезапными реакциями на её слова.

Она играет с огнем, не успела приноровиться. Недооценила к тому же; и неправильно начала, пожалуй. Запоздало и с некоторой горечью думает о том, что как правило отказ и резкость сразу и в лоб распаляют еще больше слишком многих. Хольта должны были тем более. Но как отвадить сразу - невозможно.

- Кадры решают все, - скорее по привычке, чем из вредности или желания поправить. Смотрит ему в глаза, неотрывно, пусть это и риск. Риск и в том, чтобы это прекратить. Черт. Она первая прекращает этот зрительный контакт, намеренно сдаваясь, проигрывая. Из маленьких побед ведь и складывается чужое довольство, шаг за шагом. Едва ли он все равно ждет полного повиновения.

Скулы горят после его прикосновения. Марина отводит взгляд, чтобы не думать об этом, не чувствовать.

Лучше и нужно думать о том, что он явно знает о Мердоке больше ее. Она не про сложные планы мести, но не многоступенчатые системные подходы к таковым, но если в сложившейся ситуации можно сделать что-то... Секс на перспективу меньшая из проблем.

- Это было вовсе необязательно, - касается ладонью его груди [это тоже необязательно], вторую руку запрокидывает ему за шею. Ладонь быстро оказывается у затылка, она легкомысленно перебирает пальцами его волосы. Пусть со стороны выглядит так, словно она и ничуть не удивлена, что ей нравится и вообще, что в этом такого? Марину даже хватает на беспечный смех; как ей хочется думать, что нотки истеричности в него не закрадываются. Эта недолгая прогулка проходит почти в молчании, а она сама то и дело оглядывается по сторонам.

"Здесь мило", мелькает в голове. Прежде они могли остановиться как раз в таких номерах, когда не приходилось маниакально проверять левые счета и по щелчку пальцев шестого чувства снимать все деньги и уже трястись за наличкой. Меньше всего ей хочется возвращаться к тому, с чего начала. Это все равно, что отзываться на прежнее имя.

- Это лишь осмотрительность. То, за что я тебе нужна в том числе. - Легко улыбается, когда притягивает к себе за очередным поцелуем, а во взгляде напротив видит проблеск электрических искр. Забыться на несколько секунд, можно подумать что; ах, хорошо. Стресс копится долгое время, а найти ему выход особо вариантов не было.

Ложится на безбожно дорогую кровать, выдыхая. Хольт - не худший человек, с которым приходится переспать. Он - здесь же, кажется, что он вообще везде вокруг неё теперь. Марина касается обнаженной, разгоряченной кожи кончиками пальцев, изучает ими пресловутые шрамы. Снова улыбается, нахально смотрит ему в глаза. "Что, расскажешь?"

Купальник остается в стороне, а все, что осталось на ней самой, это крупные серьги с рубинами. Подарок; ностальгия, которую себе позволяет.

- Август...- Выдыхает на ухо, приподнимаясь на локтях, опрокидывает на себя и оставляет на его спине длинные росчерки от ногтей. Замирает, вглядываясь в его глаза.

Что приятнее, причинять боль или
[indent] даровать?

+1

14

История, которую он рассказывал уже - сколько? десять? двадцать? тридцать раз? - со временем начинает терять в цвете и яркости. Но женщины ведутся просто на ура, и Август развлекается тем, что тасует детали, события, реплики деепричастных так, как раньше еще не делал.

Своеобразные развлечения на грани психического заболевания, а может, даже синдрома с жутко умным названием. Августу плевать. Он рассказывает - шепотом, под тихий звук падения одежды на пол, шепчет, прерываясь на судорожный вздох, инстинктивно выгибается в спине когда чувствует острые ногти на коже. И да уберег бы бог того, кто посмел бы в эту минуту нарушить уединение Хольта.

История. Всегда одна и та же: трагическое детство, момент, изменивший всё. По сути, случайность, которой легко могло и не случиться, не пренебреги Август тогда правилами безопасности [взятыми не с потолка, но попробуй объясни это мальчишке], и не отнесись служба охраны комплекса к своим служебным обязанностям настолько халатно.

Август ван дер Хольт давно мертв.

Вместо него - оболочка. Экзомеханический скелет, полностью повторяющий форму человеческого позвоночника. Штучный экземпляр. Август открывает глаза, выйдя из медикаментозного сна во всех смыслах слова уникальным человеком, и мир в ужасе замирает - неужели возможно вытащить человека буквально с того света с помощью науки? Мир спит спокойно и ни один экзоскелет, кроме Августа ван дер Хольта, не тревожит его сна.

Отец мог вернуть с того света кого угодно, но не сумел уберечься сам.

Фамилия, имя, годы жизни. Неизменная надпись, которую Август менять не стал, потому что его не спрашивали. Знали что ему все равно. «Своим воскрешением ты пустил компанию под нож, ты понимаешь это?», - никто из присутствующих на похоронах не сказал ему тех слов, которые он ждал.

Никто не осуждал его в лицо. За спиной - пожалуйста, сколько угодно, Август этому не препятствовал. Здоровый микроклимат в коллективе [кадры решают все] важен и нужен. Вот только чем яростнее он с годами становился, чем злее себя ощущал, слушая того или иного напыщенного сотрудника из руководящего звена, тем лучше ему становилось - лучше становилось и компании. Тем больше хотелось плевать на мнение окружающих и что там о нем говорят - и Август плевал, часто и с удовольствием.

Марина - другая.

На неё не наплюешь - можно, но это чревато потерями. Прежде всего репутационными и в своих собственных глазах. Она знала, что ему нужно. Она становилась тем, что ему нужно. В руках Августа Марина превращалась в чистое воплощение культа самой себя и он с готовностью позволял ей это.

Итак, история прозвучала.

- Достаточно слезливо на твой взгляд? - Когда все кончилось, Август позволяет себе закурить. Это невероятно пошло выглядит, дешево ощущается и портит весь с таким кропотливым трудом созданный эффект превосходства - или, наоборот, закрепляет его? Откинувшись на постели, где поместилось бы еще двое таких, как они с Мариной, Август предлагает сигарету и ей.

- Это могла быть автомобильная катастрофа. - Усмехается, крепко затягиваясь. Еще варианты?

- Падение метеорита. Покушение с целью выкупа с последующим героическим освобождением. Черт возьми, даже похищение пришельцами выглядит более... впечатляюще. Пацан, нажавший кнопку. Одну чертову кнопку! Представь себе такую дичь? Однажды такой же, только постарше, нажмет кнопку запуска ядерных боеголовок и мир полетит к чертям быстрее, чем ты успеешь сказать "Эй", когда я сделаю это.

Август целует Марину, взяв ее лицо в свои ладони - мозолистые, со следами старых шрамов. Тех самых, о которых он распинался пока они занимались сексом. Если бы Марина предъявила ему, что он является одним из тех мужчин, которых вечно тянет поговорить во время секса, интересно, летела бы она ласточкой вниз с высоты пентхауса Августа или же он ограничился бы тем, что банально спустил ее с лестницы?

Поцелуй с привкусом сигарет.

И вина - коктейли разбудили просто-таки звериное желание надраться. У Марины есть шанс - если она не дура, то воспользуется, распорядившись результатом по собственному усмотрению [она не дура]. Август уверен в этом, ровно как и в том, что пьянеет от нее быстрее, чем успевает опустошить первый бокал - Испания, красное сухое, название марки на этикетке он прочитать даже не удосужился.

+1

15

Если всю дорогу к номеру Марина скорее чувствовала себя одной из девиц, которых привозили в подвальные помещения некогда её заведения и оставляли там на время, накаченных целым коктейлем всевозможной дряни, то теперь она уже решительно не понимает, что чувствовать. Она и непонимание; аттракцион доселе невиданной щедрости. Но сейчас старается просто об этом не думать; когда пьет каждый его стон в ответ на  Когда шею опаляет чужое горячее дыхание, только довольно стонет в ответ и немного устало улыбается. Не-ет, они сейчас не улягутся в обнимку спать, это пусть остается в тех дарах кинематографа, которые она проматывала во время перелета.

То, что она еще жива, что во время секса не получила смертельный разряд электричества и что-там-он-еще-может-придумать это только удача. Или стоит уповать на милосердие Хольта? Все равно что верить в Санта-Клауса и ждать подарков. Только во втором случае ты получишь раз в год целое ничего, а в первом неприятностей не оберешься. Нет...Марина не может позволить себе сейчас облажаться так бездумно еще раз.

Но как же сладки сейчас минуты долгожданной неги.

Она не пытается стыдливо прикрывать наготу, как было когда-то в прошлом - что толку, если он успел раздеть ее взглядом еще у бассейна? Да и здесь успел увидеть все, что только можно. Пусть любуется, усмехается вслух и, запрокинув голову, внимательно рассматривает черты лица Августа. В них сейчас также читается больше спокойствия, чем прежде.

- Еще немного и могла бы пустить слезу. Прости, может, если повторишь, то я непременно так и сделаю, - берет предложенную сигарету, забирает зажигалку и затягивается, отводя взгляд, но бедро все еще касается его бедра. Быть может?..

- И это наверняка будет сопровождаться какой-либо видеотрансляцией. Нельзя же проводить такие мероприятия в полной тишине, так ведь? Но пока это все еще не произошло, у мира есть время, чтобы выдать себе спасителя.

"И ты останешься не у дел" - этого уже не произносит, оставляя при себе, пока озадачивается поиском пепельницы, которая находится на прикроватной тумбе. Но ближе к нему.

Поцелуи отдают превосходством, с обеих сторон. Марина, перегнувшись через него, чтобы дотянуться до искомого, прижимается к его груди. Поймал-поймал, хорошо, кто она, чтобы спорить! Только чуть льнет псевдо_доверчиво к его ладони щекой и заглядывает в глаза. Ей все еще мерещатся совсем легкие разряды, которые кажутся ощутимей в момент собственной уязвимости.

Это отдает мазохизмом.

[Это неправильно? Если хочется еще?]

Они все разом больные, а потому оказываются в одной койке. Но мысли об этом сейчас заставят разве что запереться в душе и пореветь, а это не ее метод. Лучше уж позже и то, вряд они она все-таки будет сидеть в душевой кабине, обнимая колени и завывать. А ведь в номерах этого типа должна быть нормальная, большая ванна, куда хоть три человека может поместиться, если верить описанию. Марина чуть закусывает губу, подумав ,и ставит пепельницу уже со своей стороны.

- Выбираешь пассивный отдых на сегодня? - Проводит ладонью по все еще влажным волосам, садится в постели рядом и через плечо смотрит на бокалы в его руках. Берет один, довольно быстро выпивает. На белоснежной простыни бокалы с красным вином выглядят как кровь, а ее собственные волосы как резкие росчерки кисти художника.

Касается пальцами его плеча, вычерчивает пальцами невидимые узоры. Так со стороны посмотри, почти идиллическая картина, да?

- Я почему-то думала, что в твоем случае выбирают горнолыжные курорты. Снег, экстремальные виды спорта на любой вкус, и статусность. Сейчас ведь все туда едут.

Поэтому-то она сама оказалась здесь, чтобы не встретить никого.

0

16

Августу нравится власть и чувство власти. Как и коктейль, оно даёт по голове не сразу. Сначала эйфория ощущается как лёгкая щекотка, от этого хочется хихикать как школьник на задней парте, идиотски улыбаться хочется, хочется сжаться, закрыв уязвимые места руками, чтобы предупредить щекотку посильнее. Это чистый инстинкт и быстро проходит.

Затем с головой накрывает эйфория калибра побольше. Не пистолет, не ручной гранатомёт, а чертов бронебойный снаряд, способный пробить безупречную броню танка. Ощущение похоже на стихию, - ей плевать, кого она под собой погребла - тайфун не оглядывается на разрушенные города и человеческие трупы, потоп игнорирует сколько населенных пунктов осталось без электричества и сколько людей умерло во сне, не успев выбраться из своих постелей.

Август сейчас где-то между легкой эйфорией и бьющим по мозгам удовольствием. Ему нельзя расслабляться, он все держит под идеальным контролем, и даже внезапное появление на горизонте красивой женщины не сможет поколебать его привычку держать реальность в своих руках - инстинкт, вшитый глубоко под кожу. Взгляд скользит вдоль соблазнительных изгибов, теряется в блестящих от воды после душа медно-красных волос.

Ошибка. Чертовски привлекательной женщины.

- От пассивного отдыха случаются пролежни, - мотает головой, с ухмылкой затягиваясь покрепче. Ох, ну и крепкий табак. Аргентинский, если он правильно помнит. Ради этого стоило лететь в задницу мира, игнорируя чувство смутной тревоги.

Август скорее оторвёт себе руку без анестезии, чем признаётся что уезжал из штаб-квартиры в Нидерландах с неспокойным сердцем. Которое бьется лишь только потому что он в своё время крупно облажался и едва из-за последствий своей ошибки не сдох.

Марине незачем знать о проблемах Мико, о колебаниях курса акций компании - даже спустя несколько недель после инцидента в Сибири они скачут будто вагончик на американских горках, и это при том, что рейтинг доверия к ее основателю возрос, а сумма награды за его голову перевалила за отметку в миллиард евро. Август, конечно, оценил что Марина до сих пор его не прибила, хотя возможностей для этого, - как и поводов - он дал предостаточно. Но этого не хватает пока, чтобы он полностью и безоговорочно ей доверял.

Деловые отношения, ага.

Это все равно что он вдруг начнёт интересоваться здоровьем собачки руководителя PR-отдела или беспокоиться об успеваемости дочки начальника отдела экспериментальных разработок, оставаясь в кресле основателя-тигре-директора Holt International.

Ему все равно, на самом деле. Ребята могут хоть дрочить по кабинетам вприсядку, лишь бы работа была сделана. Судя по отчету для инвесторов за текущий квартал план перевыполнен, суммы контрактов, как и их количество, растут, география расширяется - и все это исключительно потому что кадры понимают кто их кормит. И что им грозит в случае провала. Не интересуется личными делами - и слава богу.

Это Август ван дер Хольт, он создан таким. 

- Это тебя О'Каллахен испортил. Красивая жизнь - не курорт, куда прется каждая вторая богатейшая задница мира, дорогая. - Август выпускает облачко дума, задрав голову к потолку.

- Красивой жизнь делают люди. И стартер-пак начинающего гедониста: алкоголь, вкусная еда и красивые женщины. Я, конечно, мудак, но я мудак, собравший фулл-хаус из факторов красивой жизни. Как думаешь, почему мы оба ещё живы?

Довольно неожиданная смена темы, не правда ли?

Август допивает вино, ставит бокал на прикроватным столик, затем подходит к панорамному окну и задёргивает шторы. Закручивает жалюзи, погружая комнату в полумрак при свете дня. Щёлкает замком двери в номер, выставив табличку „Не беспокоить“. Ситуация выглядит будто он собирается совершить что-то противозаконное.

Убийство, например. 

Подхваченным с пола брючным ремнём Август в несколько уверенных движений связывает Марине руки и привязывает к изголовью кровати. Она может сопротивляться, но это бессмысленно - из номера она сможет убежать только в окно, а пентхаус находится на высоте нескольких этажей.

Марина рисковая женщина, но она не самоубийца.

- Спасибо за хорошо проведённое время. Я оценил твою доброту. А теперь пора поговорить честно, как взрослые дяди и тети.

Мягко толкнув ее голову на подушку, Август медленно наматывает ее волосы на ладонь, сев рядом. В принципе, позиция лягнуть и попытаться сбежать - есть, нужно только приложить усилие.

- Ты можешь сказать, что я перегибаю палку, поступая с тобой вот так, и я скажу: да, я знаю. И что по-хорошему можно было развязать тебе язык, знаю. Так что даю последний шанс ответить на мой вопрос честно: ты согласна на меня работать, Марина?

Треск электрических разрядов разрезает полутьму как нож масло.

Отредактировано August van der Holt (2022-09-10 20:18:09)

+2

17

"Это не вопрос доверия, это вопрос выживания", как-то слышит и вспоминает сейчас, пока лежит под боком у Хольта. Того самого Хольта, которого, выйдя из себя, проклинала после ареста. Тот самый Хольт, которого после (да и прежде тоже) крутят по половине телеканалов, а новостные заголовки пестрят ахинеей разной степени. Когда глаз наметан, уже легко понимаешь, на что можно просто не обращать внимания. И на кого. Так, например, Августа никак нельзя было отнести к последним. Он уж точно шел рука об руку с вниманием, любого толка.

Можно позволить себе забыть об опасности, но - парадокс - всегда иметь ее потенциально в виду. Выбор без выбора. Когда Марина снова думает об этом, становится, право слово, немного смешно. Сколько уже подобных было в ее жизни? Те, кто говорят что выбор есть всегда, либо герои фильмов, либо чудаки на букву "м", которые пересмотрели подобных кинолент. Что у нее в праве, так это подстраивать отсутствие вариантов в свою пользу, даже если кажется невозможным.

Не можешь уйти - так присоединись по своей воле, не сопротивляешься, так прояви инициативу. От обратного.

Сейчас не затишье, а впереди не буря. Марина прежде была их громоотводом в переносном смысле, а теперь чувствует себя таковым по вполне прозаичным причинам.

Подавить реплику о том, что-де Мёрдок ее не портил, оказывается не так просто, как кажется на первый взгляд. Может, кому-то еще можно было поставить что-то подобное в вину, но тот уж больно не подходил под подобную категорию. Но эта лекция от Хольта словно отрезвляет и она сама отстраняется.

Неохотно тянется было за одеждой, оставленной на полу. Она не собирается хлопать глазами под невозможно наивные мысли о том, чтобы остаться здесь. Лучше уходить на высокой ноте и хоть насколько-то воле. Одежда громко сказано; купальник да полупрозрачная накидка, которая после купания только-только начала просыхать. Вставать с кровати слишком лениво, а бороться с ленью надо постепенно, и оттого Марина тянется к полу, не вставая.

Не успела.

- Почему?.. - Медленно садится было обратно, переводит взгляд на закрытую дверь. Наверняка сложно сказать, к чему это ведет, но интуиция уже надрывается, вопя о том, что ничего хорошего ждать не следует. Что вообще может следовать за таким вопросом и последующими манипуляциями. - Потому что тебе так угодно, например. La petite mort не зря так зовется, но; но что ты, черт побери, делаешь?

Немного неудобно, знаете ли, когда тебя привязывают к спинке дивана так глупо и не сопровождая это объяснением. Марина на пробу пытается пошевелить руками, но это бесполезно и ремень только сильнее впивается в кожу, вырывая из нее тихое, сдавленное шипение.

Его общества снова слишком много, а границы комфорта возводятся вновь за секунды. И, как прежде у бассейна, столь же бесцеремонно нарушаются. Стоит больших усилий не отводить взгляда от глаз Хольта. Сука.

- Эта демонстрация необязательна. - Не-ет, ему, кажется, как раз нужна. Мальчик вырос, игрушки обрели колоссальные масштабы. И хватка у нее на волосах становится сильнее, что едва почувствовав, стремиться отодвинуться, но некуда ведь!

Упивается каждым моментом сейчас. Ей бы не помогло даже беги она оттуда голышом сразу еще до первого бокала - это осознание тоже приходит.

- Да, да, я буду работать на тебя. И у тебя не будет причин для недовольства. Когда ты улетаешь отсюда? - Марина прячет раздражение за преобладающим профессионализмом, но реакция кажется ей же самой объяснимой. Черт, да она еще до этих игр в доминирование была готова отправляться следом, правда, думала о перспективах, о которых можно было бы помечтать.

Значит, здесь они еще задержатся. Это тоже может быть на руку.

- Тебе бы не помешало еще расслабиться. Никогда не помешает.

+1

18

- Сегодня ночью.

Тяжелый медно-рыжий локон намотан на палец со шрамом, вино начинает путешествие к пищеводу, минуя гортань. Ленивая улыбка как бы сообщает Марине.

- Я так и думал. Ты приняла правильное решение. Единственно правильное. В противном случае, кто знает, что могло бы с тобой случиться.

Нет, правда; он не дает неисполнимых угроз, обещает взорвать остров в Тихом океане - и взрывает, без дополнительных условий и "б", следующим за "а". Август предпочитал импровизацию четким планам в последнее время, намечая стратегию, а тактику оставляя воле случая. По крайней мере, сейчас это прекрасно работало, в данный период времени.

В делах, разумеется, холодный расчет - и ничего кроме, вот где каждый шаг четко продуман от и до. Марине понравится вести его дела, ведь придет она не на пепелище детища ДСП, а в четкую структуру, где каждый механизм действует как должно, каждый винтик в системе находится на своих местах и приносит прибыль. Пользу. Вдохновляет. Что-то из этого, или как там было в мотивирующей речи для сотрудников, которую крутили на прошлой неделе в качестве вебинара.

Уже чуть меньше ей понравится узнать что Августа используют как дешевую шлюху пенсионеры со сморщенными вагинами вместо лиц, но с этим при определенных условиях тоже можно как-то жить и трудиться.

- Буквально через два часа здесь нечего будет делать, а я ненавижу умирать от скуки. - Шепчет Август Марине на ухо, обжигая мягкую мочку дыханием. - Твое появление стало приятным сюрпризом, но это принципиально ничего для меня не меняет.

На колени Марине падает иллюстрированный журнал «Лучшие курорты 2020 года» - толстый, фотографии прекрасного качества на мелованной бумаге, достойные висеть на стенах музея современного искусства. Пусть ткнет в любой на свой вкус, и к утру они уже будут там. Сладкая иллюзия выбора. Счастье в мелочах.

К живописи, арт-объектам и прочим предметам культурного наследия Август не питал особого пиетета, но признавал за ними некоторую денежную ценность.

Он давно понял что от цивилизации, помешанной на создании нового, - и это прекрасно, это отличает человека от примитивного животного, вроде не обучаемой шавки Чайкиной, - в конце-концов остается бесполезная, но до чертиков красивая эстетика. Фарфоровые чашки династии Мин - пить из них совершенно невозможно, чай быстро остывает, древнегреческие статуи, картины маслом и прочая ерунда. А всякие практические штуки вроде ветряных мельниц сменяют атомные генераторы, экзоскелеты и квантовая механика.

- Выбирай и погнали. В спонтанных путешествиях есть своя изюминка, ты согласна? Мне интересно, что ты выберешь. Просто попробуй перекатывать это ощущение на языке, смаковать, как вкуснейший деликатес, и ты поймешь, какой я на самом деле милосердный, милая.

У Марины есть выбор - а у тех, кто прямо сейчас прячется в холле гостиницы и бежит в сторону берега в поисках лодки или хотя бы спасательного круга - нет. Август спас ей жизнь, она должна ценить это. Раз уж согласилась работать на него. Не будет поводов для недовольства? Ох, детка, твои слова звучат как ангельская музыка. Неужели наконец-то окружение станет прекрасным и светлым, сняв с себя клоунские носы?

Подхватив с прикроватного столика пачку сигарет и зажигалку, Август освобождает Марину от ее оков. Ей достается долгий поцелуй без права на отказ. Пожалуй, спасти следовало спасти хотя бы ради этого момента - ласка со вкусом собственного превосходства.

Тишину и спокойствие размеренной беседы с ноткой авторитаризма внезапно разрезает громкий крик снаружи. Затем еще один. Через минуту ушам становится больно от доносящегося снизу гула смешавшихся голосов. Глухие хлопки доносятся один за другим, словно кто-то разместил на курорте подземные мины и те начали взрываться.

На апокалипсис стыдно смотреть без штанов, раз - и стыда как ни бывало.
Август криво улыбается, кивая Марине в сторону окна.

- Не отвлекайся. Я же должен себя чем-то занять, пока ты выбираешь, верно?

Распахнутые шторы являют взгляду зрителей картину массовой паники. Против оставшихся отдыхать взбунтовалось буквально все, от людей до окружения, лишенного намека на убежище. Август доволен - провезенный груз ни у кого не вызвал подозрений, и теперь экспериментальные винтовки у персонала исправно передадут данные в штаб, как только защита острова будет снята.

- Ну что, дорогие мальчики и девочки, пришло время интересных конкурсов! Покажите мне свою волю к жизни. Я буду сильно разочарован, если к вечеру не выживет хотя бы один из вас.

Губы Августа медленно расплываются в садистской ухмылке, больше напоминающей оскал. Глаза блестят - нехорошее темное пламя освещает полутемную комнату, знаменуя картину массовых смертей и разрушений. Стоя у окна с зажженной сигаретой в руках, он буквально смакует, перекатывает на языке волны паники и растерянности людей там, внизу, погибающих один за другим от рук его новейшей экспериментальной разработки. 

- Побежали!

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » антидепрессант защищенный от закона