html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » what’s the meaning


what’s the meaning

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

jojo & jojohttps://i.imgur.com/hzWRoPe.pngWHAT’S THE MEANING


What’s the meaning
When you have a broken home?

+2

2

Анасуя пришлось буквально выпроводить спать, но Джолин не сердилась – так, досадовала слегка, ибо начинала нервничать – время шло к рассвету, а у неё уже были кое-какие планы. «Иди, ничего со мной не случится, иди», - в прямом смысле вытолкала его ладошками в широкую спину. «Я хочу дождаться, когда мама проснётся, и позвонить ей», - он чертовски подозрительный парень, конечно. Джолин не хотелось нагнетать его тревогу, хотя она, вроде как, и не обязана подобным образом заботиться о его чувствах – однако аргумент сработал. Наверное, Анасуй задумался, что ему еще и с матерью Джолин предстоит находить общий язык, и ретировался. Джолин сомневалась, что из страха – скорее всего, принялся обдумывать какой-нибудь план.

Сонный портье окликнул её, проходящую холлом – поводя плечами под легкой курткой Анасуя, она поспешила уверить служащего, что все в порядке. «Не хочу будить остальных, а спать больше не могу. Можно воспользоваться телефоном? Только мне бы желательно, чтобы никому не мешать», - портье кивнул, понимая намек, и через пару минут принес ей чашку кофе со сливками, кусочек пирога с кремом, и радиотелефон.

Джолин устроилась на одной из террас, задумчиво пялясь в делающийся все ярче рассвет. Кофе был вкусным, пирог – тоже; не заметила, как сжевала. На маленьком табло радиотелефона мерцали цифры, показывающие время. Джолин затаила дыхание – «5:40».

«Через пятнадцать минут она выйдет из душа», - мир чуть было не перевернула катастрофа, он чудом вернулся к тому, каким был – а люди продолжают просыпаться чуть свет, и собираться на работу. Кнопки телефона отозвались попискиванием, Джолин заметила, что ее пальцы дрожат.
«Я почти полгода с ней не разговаривала», - равносильно вечности.

- Алло? Куджо слушает, - мама не стала менять фамилию после развода, почему, интересно? А, так ли это важно, - Джолин закусила губу, шмыгая носом.

- Мам… это я, ДжоДжо. Д… привет, - на том конце провода послышалось громкое «ох!»

- Мамочка?! Все… мам, ты в порядке? – нет, конечно же, не в порядке, но так рада слышать твой голос. И я, мам, я тоже рада… да, прости, что заставила поволноваться за меня. Я, где я? – она оглядывается на белые колонны, шелестящие пальмы, светлеющее небо. Не… не там, - Джолин избегает произносить слово «тюрьма» - проклятье, каким ударом стало для мамы её заключение, каким кошмаром. Да ничего я не сбежала! Просто… на самом деле, это была подстава. И ничего плохого я не сделала мамочка. Скоро меня оправдают. Ты ведь мне веришь? Веришь, да? – в голосе Мэринеллы прячется тревога, опасения, что дочь опять что-то выдумывает, лишь бы её успокоить.

Мам, я тебе обещаю, все будет хорошо. Правда. Я скоро приеду домой, - неважно, с отцом или… С друзьями! Они все очень хорошие, мам. Сколько их… э… пятеро! – ну что они, Эмпорио оставят, что ли. Спрячь мои детские фотоальбомы, ладно? Ну ма-ам, - она смеется, они обе смеются. Мамочка, ты здорова? Ничего странного не случалось в последнее время? – и ничего не случится, обещает про себя Джолин, выдыхая, как будто груз размером с Кордильеры упал с её плеч. Только теперь она осознаёт, что, на самом деле, спасала не только отца, не только весь мир – но и свою мать.

- Мамуль, я тебя предупрежу, когда мы соберемся. Или ла-адно, оставлю их в отеле. Где? Эм, да в ста километрах, что ли, от нас. Как мы там оказались?.. ну… немного долгая история, я тебе лучше лично расскажу. Мам, я так соскучилась. Честно-честно, - Джолин не вытирает бегущие по лицу слезы, улыбается. – Я скоро приеду. Обещаю, никаких проблем в виде полицейских, клянусь тебе. Правда. Мамулечка, все хорошо. Все правда, хорошо. Я тоже тебя люблю. Скоро увидимся. Удачи на… работе, - да уж, вот новость – с утра звонит дочь и угрожает приездом. Джолин долго, прерывисто вздохнула, и на несколько секунд уставилась на тяжелую трубку телефона, не замечая чужого присутствия – а затем обернулась.

- Что? – утирая щеки тыльной стороной кисти, она отвела взгляд. Сердце забилось сильнее – кажется, видеть отца она все еще не готова. – Позвонила маме. У неё все хорошо. Надеюсь, ты позвонил бабушке. Если нет, я… сколько там в Японии времени, - она понимала, что говорит, лишь бы забить эфир – а вот в глаза отцу посмотреть не может.

- Ну… что? – избегание становится совсем уж невыносимым. – Ты искал меня, что ли? Мне… - «не о чем с тобой разговаривать», почти сорвалось с языка – но Джолин заставила себя поднять голову.

- Или мне уйти? – не то, что она хотела сказать, но уж лучше промахнуться первым выпадом, чем делать вид, что ничего не произошло.

Отредактировано Jolyne Cujoh (2022-06-27 05:43:19)

+4

3

Джотаро совсем не планирует какой-то шпионаж, но именно так и случается, когда он невольно вынужден слышать нервный, счастливый и полный всех красок голос дочери, стоя поодаль, чтобы не стать замеченным слишком рано. По крайней мере у Джолин есть Мэри, которая самым лучшим образом справляется со всеми трудностями, причиной которых по большей части является он сам. Как и раньше связь между матерью и дочерью остается крепкой, что будто прямое отражение той стороны, на которой находится Джотаро Куджо.

Yare yare daze

Наверное, судьба или что-то еще решает, что у Джолин мало причин ненавидеть его, потому она умудряется срочно отыскать еще одну. Это вторая правда о нем, в которую он не хочет ее посвящать. С провалом скрыть первую же успешно справляется Пуччи. Кажется, что Джотаро кладет все на алтарь, лишь бы его семья не коснулась той опасности, связанной со стендами и общей злосчастностью Джостаров, но он все равно едва не теряет дочь. Неужели что бы он не делал этого всегда будет мало?

Джолин наконец замечает его, ощетинивается, и хрупкая иллюзия их будто начавших налаживаться отношений рушится окончательно, даже не успев как следует окрепнуть. Она совсем не хочет его слушать, но Джотаро молчит слишком долго, чтобы в который раз оставить все как есть. Он мирится со всем, что полагается ему за отстраненность и скрытность от собственной семьи, но разве его дочь не заслуживает от него хотя бы одного честного разговора? Он бы хотел, чтобы его отец поступил бы так же. Наверное.

- Я пришел поговорить с тобой, - наверное, это будет лучшим ответом на все высказанные предположения. Джотаро оглядывает террасу, будто уже не успел осмотреть ее до этого, и, не долго думая, устраивается в одном из плетеных кресел напротив Джолин.

- Для начала… - он осекается, будто переоценивает собственные силы, и, слегка нахмурившись, шарит по карманам своего плаща, находя там новую пачку сигарет, - мне немного сложно, надеюсь, что ты не против.

Он не позволяет себе курить при дочери до сегодняшнего вечера, даже когда старая привычка возвращается к нему несколько лет назад. Но даже принятое решение быть откровенным, все еще не делает задачу легче. К тому же Джолин уже давно не маленькая девочка.

Доставая сигарету и прикуривая ее дешевой зажигалкой, Джотаро делает глубокий вдох после первой затяжки и наконец не прячет глаза от Джолин, смотря на нее прямо и молчаливо. Это длится не больше нескольких жалких секунд, но времени хватает, чтобы собраться с мыслями.

- Не хотел, чтобы ты думала, что я никогда не любил твою мать. Она прекрасный человек. Умная. Красивая. Заботливая. Мне не хотелось, чтобы с ней случилось что-то плохое. Как и с тобой, - его паузы длиной в еще один вдох терпкого дыма, дают ему держать темп. И он очень благодарен за то, то Джолин не пробует перебивать его сейчас.

- И, конечно, я никогда не говорил ей о стендах и той опасности, которую они могут представлять. Мне хотелось уберечь вас обоих от этого, но… кажется, что я не смог справиться с этим до конца, - если бы он был другим человеком, то заставил звучать свои слова иронично. Не так тяжело, как это получается сейчас, но куда еще деваться от голых фактов?

- Только прошу тебя… не злись на Какёина. Я никогда не изменял твоей матери, не думай, что я вдруг бросил ее и тебя из-за него, - опуская голову, Джотаро потирает пальцами уставшие глаза, и наконец застает себя в тупике. Он ожидает этого момента, но не знает, что ему делать дальше. Разговоры - точно не его сильная сторона.

- Я не знаю, что ты видела в моей памяти. И… если у тебя есть какие-то вопросы, то ты точно заслуживаешь получить на них ответы.

+3

4

Ему – сложно? А кому сейчас легко? – Джолин фыркает в сторону, поджимает под себя ноги, ерзая на плетеном кресле. Озноб заползает под куртку, и она кутается плотнее; ладони холодеют – ну, Джолин Куджо, ты хотела откровенных бесед с отцом – пожалуйста, приступай. Сколько раз она прокручивала в голове, что выскажет Джотаро, когда этот момент настанет, сколько раз давилась гневом – и сдерживала слёзы, сколько раз бесилась от собственного бессилия – да хоть расшибись ты, отца нет, он не слушает. Стенка, долгие гудки в телефонной трубке, «абонент временно недоступен», сообщения на автоответчике, которые он, наверное, никогда не слушал. Почему так болит? – она ведь смирилась в какой-то момент. Перестала забивать себе голову страданиями, в конце концов, это пора её юности, а не тоски по отцу. И больше она не маленькая девочка – только вот за ту девочку, рыдающую перед захлопнувшейся дверью, ей до сих пор было обидно до горящих щек и кипящих слёз.

«Успокойся», - истерикой и обвинениями она ничего не решит. И… когда отец появился, буквально спас её в тот момент, когда казалось, все кончено, ей стало легче, настолько, насколько могло в принципе быть в тот момент. У неё получилось – вернуть отцу и станд, и диск с памятью, у неё получилось спасти его!.. Взаимопонимание, словно нити Stone Free, потихоньку стало протягиваться между ними, сплетаться, и вот теперь…

«А что изменилось?» - словно они могли бы стать обратно семьей, и завтракать по утрам втроем, ха-ха. Пф-ф, чушь, да и Джолин уже не в том возрасте, опять же… Просто…  «Мне тоже сложно. Ужасно сложно», - а объяснять это едва ли не сложнее, чем квантовую физику. Она судорожно вздыхает, морщась – ладно, поехали.

- Я… не заглядывала в твою память дальше, чем нужно было. Знаешь, мама меня научила тому, что читать чужие письма – это неприлично. Это так, к слову, - колкость, ага, - но диски, похоже, работают… работали по запросу. Мне больше всего нужно было узнать подробности истории с Дио, и так далее. С кем ты спишь или какие сигареты куришь, я не пыталась узнать. И мне было некогда, плюс ко всему, - уф, да, вот это взрослый разговор.

- А про некоторые вещи я просто знаю. Например, - она выдерживает его взгляд, - что маму ты не любил. Хотя она тебя любила. А ты её - нет. Никогда. Не надо мне врать. Но это меня не волнует. Я привыкла к этой мысли, потому что тебя никогда не было рядом. Знаешь, у детей логика простая, - Джолин слегка жестикулирует, ногти с салатовым лаком ярко мелькают, - если папа и мама не вместе, то, сколько бы им не твердили про их любовь, они в это не будут верить. Я просто завидовала другим детям, пока была маленькой, а потом… знаешь, наплевала. Да и мама тоже видела тебя насквозь. С самого начала, я так понимаю.

«Я забеременела, и мы поженились», - так рассказывала Мэринелла, и Джолин была уже достаточно взрослой, чтобы понимать, что это означает. Так бывает, когда родители не любят друг друга. Или один из родителей не любит другого - теперь-то ей всё яснее. В этом нет ничего необычного, просто кому-то не везёт от рождения.

- И ты знаешь, я понимаю… теперь-то хорошо понимаю, что это за дерьмо, когда на тебя постоянно валятся опасности. Может, ты и прав был, когда решил уберечь меня и маму от всех этих… штук со стандами, - голос Джолин на мгновение падает, и срывается в крик, короткий и отчаянный:

- Просто… черт возьми, это того стоило?! – если бы она… если бы она была на месте отца, то никогда бы так не поступила. Не с собственным ребенком, это ведь просто нечестно! Есть сотни опасных профессий, секретных профессий, таких, о которых и слова нельзя сказать – это если использовать аналогию, но как можно из-за них бросить своего ребенка? Бросить настолько, чтобы не видеть его годами.

- Я могу по пальцам пересчитать разы, когда ты был со мной, - продолжает она уже горьким шепотом. – Классно, да? Мне вот совсем нет, - это нарыв, дурная рана, копившаяся гноем почти девятнадцать лет. – И знаешь, что? Я ж наивно верила, что у тебя и правда какая-то работа, что ты так занят… и… – нет, это уже несправедливо. Она не может знать всей правды, а сказать, что надеялась из-за того, что отец все-таки не женился, на какое-то воссоединение, попросту не сможет. Да и… нелепо это, после заявления о том, что, дескать, знала, что отец мать не любил никогда.

«Мама говорила: главное, что у нас появилась ты. И я думала, что сумею как-то восстановить хоть что-то, ведь если они друг друга не любят, то я-то их люблю!» - Джолин с силой прижимает ладонь ко рту, выдыхая, шмыгая носом – нет, не разревётся. Почему сейчас это становится настолько тяжело, ах, да…

- А что до Какёина… нет, я не верю тебе. И не поверю пока что, - упрямый и предупреждающий взгляд. – И не уговаривай. Не сейчас. Мне нужно успокоиться. Иначе я каждую твою отлучку к этому и стану прилеплять, - оно снова так и лезет, обиженное – «ну и пошел ты со своим дружком, больно тебе дочь нужна!» - но Джолин сдерживается, чувствуя грань, за которой заканчивается справедливость и начинается истерика.

- Позвони бабушке. Не будь уёбком. Скажи, что у тебя все хорошо. Спроси, как она. Это важно, - буркает она, утыкаясь носом в колени.

Это ведь так просто.

+3

5

Меньшего упрямства от своей дочери Джотаро не может ожидать. Как он и предполагает - его слова никогда не исправят прошлое, но он к этому и не стремится. Ему тяжело слышать сколько обиды на него сочится в голосе Джолин, которую он понимает слишком хорошо, но даже если скажет об этом, то бросит слова на ветер. Попытка возразить ей кажется столь же бессмысленной, потому он только делает еще одну долгую затяжку, скрывая лезущую на губы ироничную улыбку, и тянется к телефону, чтобы совершить так почему-то важный для Джолин звонок домой.

Пока он набирает номер и слушает монотонные гудки, то стягивает с себя свой плащ, чтобы молчаливо кинуть его во все еще трясущуюся дочь. Излишняя нежность, возможно способна разозлить ее только больше, чем его куда более типичное куцее проявление заботы. Впрочем она не может в полной мере огрызнуться, когда Джотаро слышит слегка растерянный и родной голос на другом конце линии.

- Мама? Это я.

- Джотаро? Боже, я так рада, что ты позвонил! Что-то случилось? С тобой все хорошо?

Конечно, Холи знает, что он не часто звонит ей вне их расписания. Обычно это один разговор в месяц или два, возможно иногда такое же нечастое посещение необъятной резиденции Куджо.

- Нет, у меня все впорядке. Как ты?

- Ах, точно? У меня все хорошо, твой отец отказался от своего последнего турне. Я и забыла какой он может быть ворчливый, - она смеется в трубку, но Джотаро знает, что их отношения уже давно не складываются во что-то действительно радостное. Возможно отчасти именно поэтому он не желает мучить свою жену своим вечным отсутствием и легко соглашается на развод, когда очевидно Мэри предлагает его в порыве эмоций и истерики.

- Милый, ты же знаешь, что можешь мне все рассказать?

- Тебе правда не о чем волноваться, с нами все хорошо.

- Нами? Ты с…

- Я вместе с Джолин.

- О! Это хорошо! Я слышала, что у нее какие-то неприятности! Вы все уладили? Я так волнуюсь за девочку, а Мэри не хочет ничего рассказывать.

- Уже хорошо. Она сама справилась с большей частью. Тебе не стоит волноваться.

- Ты вечно меня отгораживается от всего, Джотаро. Я ведь не упаду в обморок от подробностей, но ладно. Не удивлена, что она такая самостоятельная и смышленая девочка. Вся в тебя.

Холи смеется, но Джотаро смущается от этого странного комплимента. Каждый раз разговаривая о своей дочери, он только больше думает насколько мала его роль в ее жизни, особенно сейчас, когда он буквально сидит напротив нее. К тому же лишнее оброненное Холи слово об обмороке режет слух, так некстати напоминая Джотаро о прошлом.

- Хочешь поговорить с ней?

- А она рядом? Конечно!

Джотаро протягивает трубку Джолин, своего рода совершая маленькую подставу, но он знает, что именно так Холи точно будет волноваться меньше.

- Джолин, милая! Так давно тебя не слышала! Как вы там с папой? Он как всегда такой немногословный, но ужасно волнуется. Я же слышу. У вас там все хорошо? Я слышала ты нарушила закон! Не смей брать этот пример с Джотаро! Он в твоем возрасте был таким хулиганом. Ах, но ведь вроде все обошлось? Я знаю, что ты такая же хорошая девочка, это наверняка какая-то ошибка. Надо бы успокоить твою маму. Она слишком переживает по любому поводу! Знаешь, даже я была хулиганкой в молодости. Наверное, это у Джостаров в крови. И вам надо обязательно приехать в гости. Так по вам всем скучаю! У нас рядом продают такие арбузы! Ты же обожала их в детстве, помнишь? Джотаро каждый день после работы таскал их, пока ты была у нас и упрямо требовала еще и еще, а я же запрещала! У тебя аллергия началась! Как же мы тогда испугались.

Глаза Джотаро устремлены вперед, не видя, но чувствуя все. Глухой голос матери и совершенно живой и реальный его дочери дарят какой-то иллюзорный покой, пока собственные мысли бегут по сказанным и полученным в ответ словам ранее. Джолин отчасти права, когда говорит, что он врет о своей любви, но это лишь кусок, потому что история между ним и Мэри стара как мир - она любит его больше, чем он ее. Ему даже отчасти жаль, что Джолин оказалась куда менее любопытной, чтобы посмотреть в его воспоминания за рамками необходимого. Чтобы она подумала? Какой бы ответ нашла? И помог бы он и ему самому?

Сигарета в руках тлеет до фильтра, и он берет новую, будто вторя той спирали, по которой двигаются размышления в голове. Терпкий дым спускается по его горлу, поддерживая Джотаро в шатком равновесии до того момента, как Джолин не заканчивает разговор. Он не молчит долго, будто может потерять ту нить, по которой тащит из себя слова.

- Мы оба знаем, что я хреновый отец и муж. Я не хочу оправдываться и искать за это прощения, но и оставаться таким же паршивым тоже не имею желания. Мне… хотелось бы иметь возможность быть тем, к кому ты можешь обратиться за помощью, если она нужна. Возможно, это слишком много, но это то, что волнует меня больше всего.

Голос начинает хрипеть, скорее не привыкший к таким длинным монологам, чем от сигарет. Джотаро смотрит на Джолин все еще не прекращая поражаться как из маленькой милой девочки она сделалась такой взрослой. Наверное, это чувство, которое испытывают многие родители?

- И я благодарен за то, что ты вытащила меня из всего этого дерьма, - впервые и оттого так оглушительно с его губ срывается приглушенный смешок, - а ведь из-за меня ты в него и вляпалась, да?...

+3

6

Да блин, охренеть! – летящий в неё плащ Джолин отбивает – рефлекторно; тяжелая ткань падает с шорохом и звоном прицепленных к воротнику дизайнерских цепей. Её трясет от ярости, а не от холода! – она комкает чёртов плащ, бросает на скамейку рядом, зыркает на отца свирепо, не сводит с него глаз – блин, ты еще давай, прояви снисходительное отношение! – и словно назло Джотаро, плотнее кутается в куртку Анасуя. Поскольку та не выглядит (что удивительно) как взбесившаяся рыбацкая сеть и одновременно наряд команчей, то она смутно подозревает, что тугодум папаша просто не допрёт, что его заботу предпочитают заботе парня, мужчины – ха-ха, папочка, вообще-то я уже взрослая! – но ей нахрен не нужно это, пахнущее так, что слезы наворачиваются на глаза. Одеколоном, который отец не меняет уже столько лет, сигаретами, и им самим. От этого запаха – мимолетного, хоть и сильного, у Джолин все внутри нахрен переворачивается. Ничего не изменилось с тех пор, как она была маленькой, от отца пахнет так же, как и пятнадцать лет назад.

Она крепче обнимает себя за колени.

Пиликанье кнопок радиотелефона – чужеродный, капающий кислотой звук. Как, неужели отец все-таки решил послушаться? – его жест, этот брошенный плащ, теперь еще больше напоминает одолжение, и Джолин только глубже уходит в свое плетеное кресло, стискивает зубы – лишний вдох, лишнее движение – и она опять набросится на Джотаро с обвинениями, которых у неё предостаточно. Но звук голоса бабушки заставляет вскинуться и просветлеть – Джолин не замечает, как улыбается, и выдыхает с облегчением, словно бабуля Холи вдруг оказалась здесь, рядом с ними – взяла за руки, и с улыбкой покачала головой: опять вы ссоритесь, глупые.

«Я не глупая, бабуль. Я просто обиженная», - ну, хотя бы он ей позвонил, да? – Джолин переключает себя усилием. Хотя бы тут уступил… она и не скрывает, что старательно вслушивается в разговор. Мелькает не очень приятное, когда бабушка упоминает дедушку Садао: Джолин его, кажется, никогда и не видела…

«У них это что, семейное?» - она вздрагивает, слыша своё имя. Ого, отец решил и про неё вспомнить… так, что?

- Надо же, какой ты внимательный, - шипит, вырывая телефонную трубку из отцовской руки, и немедленно расплывается в улыбке:

- Бабулечка, привет! Да-а, я тоже соскучилась… как ты, ты здорова? Мы с папой?.. – скептический взгляд по долговязой фигуре, - ну, нормально. Разговариваем, ха-ха, представляешь? – естественно, он ведь такой немногословный, бабуль, ты-то уж лучше всех понимаешь… - Я, нарушила закон? Бабуля, ничего подо… а… ну… ой, не переживай за маму, я с ней уже поговорила! – лучше, если за тебя кто-то волнуется, чем когда на тебя всем плевать – Джолин стыдно перед мамой, перед бабушкой, но что-то маленькое и капризное, сидящее в груди, хочет, чтобы ей говорили: я так за тебя беспокоюсь.

Хотя она уже давным-давно не маленькая девочка, и вообще вон, мир спасла на днях.

«Все Джостары…» - Джолин накрывает ладонью родимое пятно над лопаткой. То самое, о чем она несколько часов назад говорила Анасую, даром, что сама не слишком разбирается. Джостары, судьба, станды – «интересно, а у бабули есть станд? Или она тоже, как и отец, молчала?» - какой бы словоохотливой ни была бабушка, есть вещи, о которых она молчит так, будто их и нет. Это не…

«Это не плохо», - улыбка Джолин делается горькой. Теперь она… понимает чуть лучше. «Это не плохо, но и хорошего в этом ничего нет», - бабулечка, милая, я победила аллергию! Больше эта дрянь ко мне не привязывается, зато привязалось множество другого – друзей, людей, есть даже оживший планктон. Я ведь и о них не смогу тебе рассказать, если ты не… - быстрый взгляд на Джотаро – тот задумчив, как кирпичная кладка ограды отеля. Неинтересно слушать? А придётся.

- Я… я обязательно приеду. Мы приедем, - сверлит отца глазами. – Да, я уже большая и сильная, бабуль, - Джолин смеётся, - сцапаю его за шиворот и привезу. Заставлю съесть самый большой арбуз. А чего! И дедушке, - храбро добавляет она, - дедушке скажи, чтобы не ворчал! Тоже… повидаемся, - сухощавый японец с незаметным лицом, редко присутствующий на снимках – какой он? Кто он? Джолин вдруг осознаёт, что воспринимала бабушку Холи всегда как… одинокую женщину, и было нормально, потому что мама её тоже растила без мужа.

- Я тебя люблю, бабуля. Береги себя, хорошо? Да, я позабочусь о… папе, - вздоха не сдержать. Джолин нажимает кнопку «отбой» и несколько секунд сидит молча, устало опустив плечи. За что боролась, на то и напоролась, да? – «не то что бы. Но была рада услышать бабушку».

- Не обещай того, чего не сможешь исполнить, - слова тихие, вырываются сразу, стоит Джотаро замолчать. – Когда тебе звонила мама, когда я тебя звала, ты все равно уходил. Тебя попросту не было, - как после этого доверять? Как… ах, да гори оно всё!

Джолин со злостью шарит по карману отцовского плаща, выуживает пачку сигарет и зажигалку, прикуривает, едва не роняя тяжелый металлический прямоугольник, и предсказуемо заходится кашлем, затягиваясь – курит она так-то нечасто, но сейчас аз зубы зачесались, как захотелось.

«Я хочу на тебя полагаться. Блин, я больше всего хочу перестать на тебя злиться и начать доверять. Но как?» - через себя не перепрыгнешь. Приходится грести и пробираться сквозь это болото обид и так и не отболевшего прошлого.

- Но… если ты попробуешь измениться, я не буду против, - буркает она почти смущенно, и внезапно для себя рдеет ушами – не от похвалы даже, а от неожиданности. Это что же, отец её поблагодарил??

- Ну а как иначе, - ворчливо сопит Джолин. – Можно подумать, я могла поступить по-другому. Ты же все-таки мой отец. И я… ну, Джостар, - дёрг левым плечом. – То, что это началось с тебя, а то и раньше… ну, у меня что, был какой-то выбор? Если я родилась такой, со всей этой нашей… родословной? – она с недовольной ухмылкой разводит руками, дескать, что тут уже?

- Я всё равно рада, что у меня всё получилось. Если бы ты умер там, я бы… - запинается. По спине проносятся ледяные мурашки – правда, она может костерить отца, ругать, говорить что ненавидит его, но если его не станет вообще – это будет конец.

Торопливо затушив сигарету в тяжелой стеклянной пепельнице, стоящей тут же поодаль, она высвобождает руки из накинутой на плечи куртки Анасуя, и требовательно протягивает их к Джотаро.

- Обними меня, чертов папаша, - в глазах так и кипят слезы, а сердце бьется где-то в горле.

Отредактировано Jolyne Cujoh (2022-07-21 10:42:49)

+3

7

К лицу Джолин будто приклеился озлобленный и сердитый оскал. Она так хмурит свои брови, что Джотаро кажется будто это его собственное отражение - полное обиды, злости и ненависти к тому, кто никогда не оценивает его стараний, его усилий и его любви. Как бы он не мирился с жуткой иронией своих отношений с дочерью, Джотаро не хочет упираться до последнего, чтобы не видеть в ней надежду. Потому что Джолин не Джотаро, она гораздо теплее сердцем - именно так, он думает, и должна выглядеть настоящая сила.

Каждое слово доходит до него глубоко, играет на невидимых струнах того, что, наверное, называется душой. Он нисколько не смущается сигареты в ее руках - Джолин не ребенок и она, черт возьми, куда больше его дочь, чем они оба об этом думают. Ее требование почти заставляет вздрогнуть, потому что он действительно не ожидает, что она сделает такой решительный шаг. В который раз Джолин ошеломляет его, заставляет даже смутиться, помещая тугой ком где-то в горле. Почти сразу в его голове звучит протест, ведь кажется, что он совершенно не заслуживает ее объятий, но Джотаро прогоняет дурные мысли. Это в меньшей степени для него и куда больше для Джолин.

Со всей присущей ему эмоциональной глубиной чайной ложки, он поднимается и делает несколько шагов, чувствуя, как при взгляде на протянутые руки, у него дергается уголок губ в улыбке. Да, она взрослая, но именно сейчас ей будто снова пять, и она рада его возвращению домой. Садясь рядом, он протягивает руки и обнимает ее, прижимает к себе. Крепче. Еще немного крепче. Утыкается носом в ее волосы, чувствуя запах табака и особенного тепла, которое всплывает в воспоминаниях спустя столько лет. Джотаро не думает, что когда-то снова сможет чувствовать любовь своей дочери, но она возвращает ему надежду.

Надо бы что-то сказать, но кажется это непосильная задача. Он думает о матери, к которой почти заставлял себя проявлять больше заботы в жестах и словах. Это было важно, и как-то он справился с этим. Сейчас это тоже важно. Почти так же, как в тот день 1987 года, когда он увидел Холи вновь стоящей на ногах и улыбающейся ему на пороге дома.

- Я люблю тебя, -  слышит ли Джолин, что его голос надламывается в этой короткой фразе? Ему все равно, потому что он может сказать это ей. С ней теперь все в порядке, и именно ради этого он всегда готов пожертвовать всем.

+2

8

Если бы отец замешкался хоть на мгновение, Джолин обняла бы его сама – она понимает это мгновение спустя, когда Джотаро все-таки делает то, что должен, всегда-всегда должен был делать. На самом деле, как же мне мало надо, закусив губу, сквозь подступающие сердитые слёзы думает она. Просто … просто чтобы обнял. Вел себя по-человечески, а не загадочной глыбой где-то вдалеке, вечным капитаном дальнего плавания. Она готова простить – была готова уже заранее. Серьёзно, после всего, через что пришлось пройти?.. Да даже не в этом дело, нет, мотает головой Джолин, глубже зарываясь мокрым носом в отцовское плечо, все могло сложиться иначе, но я не хочу думать, как именно оно могло сложиться. Здесь и сейчас мне хорошо и правильно.

Я больше не хочу сердиться, - незаметно, но занимая в ней свое место, появляется понимание – и осознание многих вещей. Джолин изменили эти сумасшедшие дни – авария, следствие, тюремное заключение, станд, борьба за жизнь отца, почти что перезапуск вселенной. Детские обиды все еще не кажутся ерундой, но слегка блекнут, или, что вернее, машут руками на прощание. И исчезают – Джолин кажется, будто ей снова семь, и она вместе с отцом в огромном океанариуме. Их окружает толща воды и морских чудищ, но теперь она в безопасности. Чудища – это сомнения, оставшиеся недомолвки и неловкости. Но она больше не одна, как хорошо, что не одна.

- Я тебя тоже люблю, - буркает Джолин, по привычке боднув отца в ключицу. – Я хотела с тобой помириться вообще-то. В… - «вредина» звучит как-то совсем по-детсадовски, и она невольно хихикает, крепче обнимая отца. Пальцы легонько трогают неровные концы прорехи на затылке кепки, гладят, подрагивая, темные волосы. У отца уже седые искры в волосах, вдруг вспоминает Джолин – почему-то, стоя на искаженном безумной гравитацией мысе Канавернал она заметила это. Звезды, бешено мчащиеся по небосклону, загорелись серебром на волосах Джотаро, и от мысли, что там могло всё закончиться – и больше ничего не быть, вообще, ни мгновения, Джолин делается холодно.

- В-вот, - неловко фыркает она, и, напоследок посопев, все-таки расцепляет руки. Облегчение наваливается чудовищное,  вместе с усталостью, и Джолин зачем-то вспоминает, что проснулась затемно. И гасит зевок за ладонью. Они оба, кажется, не знают, что говорить – но это не напрягает, - она с размаху плюхает голову отцу на плечо, и пытается обхватить свободной рукой – ну, насколько хватает.

- Я, знаешь, злилась… потому что ничерта не знала, - и ты был далеко, далеко, далеко – но об этом Джолин больше не будет говорить вслух. Это не вызывает обиды – только грусть, сильнейшую, щемящую. Отцу тоже было нелегко – она уверена.

- Но я не думаю, что ты… в смысле, я теперь понимаю, почему все было так, - подняв голову, она смотрит Джотаро в глаза. В упор. – Правда, пап. Понимаю. Тебе тоже было хреново, - ей, наверное, еще предстоит многое обдумать – или додумать там, где отец не найдет нужных слов. Он ведь, как говорит бабуля Холли, немногословный, - Джолин слегка печально улыбается.

- Прости, что кричала на тебя. И… мне кажется, я теперь лучше понимаю, почему ты и Какёин, ну… ты понял. Вместе, - она смущенно фыркает – обсуждать личную жизнь родителей, это стыдоба просто какая-то, честно.

+2


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » what’s the meaning