html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
леоне он разносился по пустому коридору, рвано разрезая окружающую тишину, и темнота вслед за ней расходилась электрическим светом в тех местах, где была слабее всего. люди давно оставили это место: хозяин магазина даже не смог его продать, в конце решив просто бросить, потому что заголовки местных газет еще не стерлись из памяти людей, что теперь предпочитали обходить старый дом стороной. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » в этом городе нет мест


в этом городе нет мест

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

albert & banuhttps://i.imgur.com/UCYeuHf.png https://i.imgur.com/81AkDY6.png https://i.imgur.com/sTnypHr.png
в этом городе нет мест


и иногда мне страшно лень
смотреть на свет, когда со мною тень

+1

2

Какая бы светлая идея ни руководила губернатором Санкт-Петербурга свести все силы добра в одном месте и прочитать проникновенную речь, в которой он не забыл упомянуть и недавние погромы у ресторана Плахова, и смерть самого Плахова, но адвокатскую коллегию на торжественный вечер он пригласил зря.

- Послушай, аргументов «за то, чтобы прийти» больше, чем один, - накануне в беседе по телефону с коллегой поделился личным мнением Альберт. – Не психуй, они даже имеют шанс тебе понравиться.

На других посмотреть. Себя показать. Собираясь на торжественный вечер по случаю единения всех со всеми, а на деле отдушину после напряженного предыдущего дня, Альберт находил что это не самые худшие причины предпочесть вечер с иголками под ставшим уже фирменным желтым костюмом штудированию новостных порталов.

Даже если Каменному было не с кем выпить чай свежего индокитайского сбора и обсудить последние новости, у каждого из адвокатов были свои дела. Назавтра многие будут смаковать похмелье пополам с газировкой «Нарзан» и бороться с сонно съезжающими строчками в официальных документах. Отменить приглашение по электронной почте нельзя, уважаемые люди не поймут, да и идея перекинуться парой-другой слов с гостями в курилке в Смольном откровенно нравилась. Альберт не курил, но когда это мешало.

Он буквально чувствовал на себе колючие взгляды прокуроров, паркуя машину и пересекая просторный подход к широкой парадной лестнице у главного входа, на ходу поправляя сумку. Носить ее стало привычкой, второй кожей, хоть она была практически пуста – кроме ключей от машины и пары телефонов ничего. Некоторые, из прокуроров, что помоложе, были хорошо ему знакомы по судебным заседаниям. Иных, постарше и более матерых, он потчевал изысканным вином у себя дома под разговоры о нелегкой доле служителей закона.

В своей работе он неукоснительно соблюдал одно правило. Никогда не говорить о делах и подопечных вне стен суда. За это его в том числе терпели, когда доходило до личных разборок, в последние годы и вовсе редких, потому что свою работу Альберт знал не просто хорошо – великолепно. И это признавали все. Впрочем, и в личной беседе с глазу на глаз ему порой удавалось разузнать не меньше, чем в ходе официального расследования. Не составляло труда убедить собеседника в том, что он очень хочет помогать адвокатуре.

Избегая лишнего внимания в шумном холле Альберт бегом поднимается по ступеням на второй этаж, откуда открывается прекрасный вид на весь цвет петербургской полиции. Облокотившись о парапет, он рассматривает их с отстраненным интересом. МВД, Следственный комитет, прокуратура… кого тут только нет. Подцепив с подноса пробегающего мимо официанта бокал игристого, Альберт не долго думая опрокидывает его залпом.

- Добрый вечер, госпожа Колмакова, - салютует обновленным бокалом. Поднос-официант-новый бокал. Все как в ресторане премиум-класса. Вот бы система правосудия работала точно, как часы. Впрочем, возможно, тогда работы у Альберта заметно поубавилось бы.

- Тоже вышли полюбоваться местной публикой?

Исподтишка он рассматривал Колмакову с того дня как увидел на таком же приеме, как этот, как бабочку под стеклом, пришпиленную к рамке булавкой. Она представляла для него интерес, поскольку была принципиальна и тверда, последовательна в своих действиях.  Такую можно использовать в удобном ключе, нужно лишь правильно приложить. Она неподкупна, на нее не действует реклама и законы толпы – типичный представитель старой школы, принципиальный и искренний в своих порывах защитить людей от зла, их окружающего.

- Полагаю, мы раньше не встречались, - ложь, и оба это знают. Виделись они, правда, не беседовали лично, на дне рождении адвоката - бывшего сотрудника СК. И не упомнишь уже как его звали. Альберт протягивает ладонь для рукопожатия.

- Альберт, адвокатская коллегия Санкт-Петербурга.

[icon]https://i.imgur.com/Ja5v5fB.png[/icon]

Отредактировано Albert (2022-08-25 21:08:59)

+1

3

Как показывает практика, после получения таких приглашений бесполезно пытаться как-то и кому-то донести, что с куда большей пользой это время лучше бы провести за работой. Или за более чем пассивным отдыхом в тишине дома, после все к той же работе проще вернуться с новыми силами. Бану это прекрасно знает, а потому только тихо вздыхает, когда сверяется с адресом, где ей необходимо появиться вечером. Но шальная мысль о том, что можно сделать вид, "ах как жаль, что письмо затерялось на электронной почте", но это такое ребячество, что за себя становится немного стыдно перед собой же. Это заразное, вестимо, от молодых и рвущихся искателей справедливости.

Она уже знает, как это будет, даже слишком хорошо, чтобы волноваться. Может когда-то, когда такое приглашение было еще на бумаге, а она сама не могла найти баланс между работой и личной жизнью (последняя нещадно капитулировала далеко и надолго), еще можно было впечатлиться. Засомневаться. В идеальном раскладе довольно быстро понимаешь, что это не благо. Подловят на неосторожном слове, пока обманываешься чужой расточительной улыбкой.

И пиши-пропало. Проще уж априори ждать подвоха, но встречать его уже со своей легкой улыбкой и на своих условиях.

Колмакова не торопится с тем, чтобы разобраться с основными делами. Слушает вполуха Макса, чтобы после оставить ему немного поручений, дабы "не сидел без дела". Забег с бумажной работой никто не любит, оттого здесь только совмещение полезного с полезным. А ей самой еще нужно успеть переодеться - брючный костюм ждал своего часа, в отличие от своей владелицы - и добраться вовремя.

Как там в правилах этикета, когда положено удаляться, чтобы не вызывать вопросов? Не то что их будет много. В прошлый раз - а когда это было? - она уехала, когда часть гостей поддались горячительному в который заход подряд. Нет, очень жаль, но пора, буду рада следующей встрече, если таковая случится. А она будет, наверняка, может несколько другим составом.

Большинство все же знакомы. Бану кивает знакомым все лицам из следственного, обменяться парой слов, за которыми считывалось "о, ты тоже здесь?" и перевести дух. Рано, возможно?

- Добрый вечер, - Официант здесь же, уже в третий раз предлагает все-таки что-то перехватить и Колмакова берет ближайший к себе бокал. - Лишним не бывает, так ведь? Но "любоваться" все равно громкое слово, - Здесь еще, рядом и "показать себя" что равняется "продавать себя". Может, что-то близкое к полезным знакомствам, но она знает и примеры, когда эти знакомства оказались; если не во вред, так в минус.

Чуть улыбается, предельно вежливо. Альберт-Альберт, нет, все-таки встречались, на память она еще не жалуется, хотя имя его еще точно не слышала. А вот он, кажется, наоборот. Но допустим, она здесь не для того, чтобы поучать.

- Бану, но, полагаю, вы уже знаете. Рада знакомству, Альберт, - перехватывает бокал, пожимает протянутую ладонь. Ей следует после озадачиться личностью нового знакомого? С такими мысленными пометками до выработанной паранойи рукой подать, а Колмаковой это вообще меньше всех нужно. Что же. Здесь ведь при начале разговора, тем более при знакомстве, в основном фигурирует одна тема, крутится вокруг дел, тех или иных, к которым каждый вернется уже к завтрашнему утру.

- Такая передышка хотя бы на вечер должна быть на пользу. - Или просто тешить какие-то чувства тех, кто приложил руку к списку приглашенных. - Хоть кому-то.

+1

4

- Знаете, про следственный комитет много говорят в последнее время, - произносит Альберт, медленно разжимая ладонь и убирая руку. Сильное рукопожатие, не смутилась ни на секунду – а должна? – настоящий профессионал своего дела, судя по тому, что он слышал о ней. А теперь убедился воочию, Бану Колмакова дама не робкого десятка, ее ведет опыт – все что может противопоставить Альберт это природное обаяние и деловая хватка.

– Много хорошего, я имею в виду. Дело Дагбаевых наконец-то сдвинулось с мертвой точки, - даже жаль, что за адвокатскими услугами никто из этих ребят к Альберту не обратился.

Колмакова в брючном костюме выглядит как модель с разворота журнала. В меру сдержанный фасон, ткань прикрывает все, что должна, цвет подчеркивает тон кожи, крой выгодно подчеркивает достоинства фигуры. В свои годы ветеран следственного комитета выглядит не просто хорошо – превосходно. Альберт ценил сдержанную, не кричащую о себе красоту, одним своим видом заявлявшую о цене своего достоинства и о том, какой ценой оно было достигнуто.

Фотограф, со скучающим видом прогуливающийся мимо, останавливается, чтобы сделать снимок их обоих. Альберт машет рукой, слегка развернувшись корпусом ему навстречу. Щелкает вспышка. «Спасибо!», - фотографа догоняет довольная улыбка и две пары глаз.

Альберт шепчет, наклонившись к уху Колмаковой и прикрыв рот ладонью:
- И вы правы. Передышка нужна. Особенно вам. По большому секрету скажу, я слышал, что губернатор хочет представить «госпожу Колмакову» к какой-то гражданской награде в конце вечера. Грамота за заслуги перед городом или что-то вроде того, ну и звание почетного гражданина. Поздравляю. Вы это заслужили.

Сказал – и тут же отстранился, вновь вернувшись к образу адвоката, прибывшего на торжественный вечер по случаю завершения первой фазы обсуждения нового федерального законопроекта представителями всех сил правопорядка, существующих в стране и действующих конкретно в Санкт-Петербурге.

Инициатива закона с рабочим названием «Правила валидности доказательств» исходила от адвокатского корпуса – они были прямым образом заинтересованными в том, чтобы предоставляемые в суд доказательства были получены законным путем, а не в ходе допросов Грома в его лучшие годы, когда для достижения результата он использовал кулаки направо и налево. Документ был подписан председателем коллегии – что до Альберта, то он скромный, ему публичной известности хватает и без громких дел вроде защиты эко-активиста Аскольда Фишкина, полгода назад с большой помпой пойманного Игорем Громом.

С Фишкиным МВД конкретно село в лужу. Не прошло и недели с момента его ареста, как дело начало разваливаться. Сначала прокурорский корпус не мог сформулировать обвинение таким образом, чтобы с ним согласились адвокаты. Когда согласие было достигнуто, валидность доказательств оказалась под вопросом. Все, что было в распоряжении МВД – свидетельство Грома и Улановой да записи с камер Г.Р.О.М.а. Якобы Фишкин первым спросил о «Триаде», после чего напал, сначала укусив Грома в плечо, а после угрожая его напарнице что попробует ее на вкус.

Альберту всего-то и требовалось доказать, что видео, где Фишкин плывет в сторону порта доказывает лишь то, что он умеет плавать и конечная точка его маршрута лежала где-то в той стороне, а вопросы о «Триаде» связаны с тем, что Ши угрожал его жизни и его акулам. Медицинское освидетельствование показало лишь то, что Фишкин легковозбудим и пережил травму в юности. Поскольку внятных доказательств у прокуроров не нашлось, а со стороны пострадавших в суд никто не явился, дело закрыли за недостатком улик, а Фишкина отпустили.

Фишкин – промашка МВД, не Следственного комитета. Но, как говорится, где споткнулась одна лошадь, там неизбежно споткнется и другая. В этом смысле СК пашет за двоих, разгребая последствия возвращения «легендарного майора».

- Но довольно о делах. Вы ведь посетили это мероприятие в чисто протокольных целях? Все мы деловые люди, ориентированные на результат. Пока мы распиваем здесь шампанское, наши сотрудники работают, не покладая рук, наши подзащитные нуждаются в помощи. Я мог бы сейчас собирать документы для нового дела, но вместо этого приехал сюда. И, знаете, встретив вас, не жалею.

[icon]https://i.imgur.com/Ja5v5fB.png[/icon]

Отредактировано Albert (2022-08-25 21:08:41)

+2

5

Уже прошло время, когда старое-доброе "болтун - находка для шпионов" было актуально для этого мира. Сейчас и приоритеты несколько иные, да и заболтать оказывается человека куда проще, чем отыграться в молчанку. В конце концов, попробуй пойм, что из сказанного будет правдой? Будет ли она для тебя актуальна вообще; а если еще в довесок развесить уши и не уметь категорически фильтровать всю входящую информацию от таких болтунов, то можешь распрощаться с концентрацией внимания. Увидитесь вы нескоро.

Бану много общалась с коллегами Альберта. В основном предпочитая деловую обстановку конечно, вне таковой не было ни необходимости, ни особого желания в конце концов. Судить всех с профессиональной точки зрения конечно же неправильно, равно как и судить по чужому месту работы и обобщать. Настолько неправильно что они все так или иначе продолжают это делать. Она удерживает всю ту же необязательную улыбку, хотя сейчас уже хочется было отвернуться и уйти.

Необходимый минимум озвучен, так что еще может понадобиться.

- Знаю не понаслышке. Правда, обычно куда быстрее распространяются новости о...промашках. - Чем-то, что можно припомнить, поставить в вину и около того. Не болезненные уколы, а лишь неприятные для тех, кто не успел отрастить броню. - Это было необязательно. - Смотрит вслед фотографу, мотнув головой.

Это дезориентирует ненадолго, и минуты не нужно, чтобы следом пожать плечами. Новость на ухо, как бы между прочим, сейчас более чем на своем месте. Альберт не мог бы выбрать лучшего момента чтобы её сообщить, если только не подгадать самостоятельно.

- Если это правда и уйди я немногим раньше, то торжественность момента несколько поубавится. - Лучше бы оказаться неправдой. - Редко, когда это становится полной неожиданностью для тех, кого награждают. Думаю, возможна ошибка, - Хорошо бы ей оказаться ошибкой. У Колмаковой достаточно грамот, чтобы некогда потешить собственное эго и после какого-то психологически комфортного числа их вручение становится одним сплошным белым шумом.

Реальный шум продолжали создавать кто-то навроде Макса.
Или Грома.

Тот наводил шуму куда больше, чем недовольные (порой чуть громче желаемого уровня) ворчания в одном кабинете. Игорь Гром, после некоторого перерыва, снова повсеместно наводил шуму так, что после это обсуждали все больше. Колмакова поджимает губы, когда думает об этом сейчас. Вслух же она говорит разве что о том, что методы коллег не обсуждает, но и не осуждает. Ковалеву говорит, что это все не их дело, а сама продолжает со стороны приглядывать за ситуацией по отчетам, которые попадают в руки. Ах, да - нынешнего собеседника стоило узнать на порядок раньше, чем получилось.

Бокал в руке задерживается непозволительно долго, а прошедший мимо мужчина чудом не выбивает его из руки. Бану отпивает немного, еще, наблюдает за оставшимся содержимым.

- Раньше мне было проще воспринимать это как часть работы, - и мнимость имеющегося выбора идти-не идти только укрепляла в этом мнении, - Но работа не замирает, стоит нам покинуть кабинеты. А у нас она всегда есть, не так ли? Нужно оставлять начальству возможность отправлять себя "отдохнуть", чтобы после работать еще больше. - Сложно говорить о взаимности, когда не отпускает ощущение, когда от тебя ждут какой-то промашки.

- Встать и прямо сейчас будет еще непозволительно рано, а если вас так радует моя компания, Альберт, то как я могу в ней отказать? - Кивает в сторону высоких стульев рядом. - Пройдет немного времени, и мы вернемся к тому распорядку, о котором вы говорите. Или хаосу.

Из всех возможных, такая компания располагает. Уж точно лучше, когда в прошлом году на аналогичном мероприятии ей чуть не приглядывать пришлось за в рекордные сроки напившемся коллегой, который после все рвался кого-то да жизни поучить.

+1

6

Его смех берет от слов Колмаковой. Хороший такой, доброкачественный, будто опухоль. Зарождается поначалу где-то в груди, зреет стремительно, чтобы затем вырваться и прогреметь, отражаясь переливчатым эхом от стен. Вот и вырезали. Чик - и нету. С промахами стражей правопорядка такая схема к сожалению, не работает. Сколько спину не гни, сколько ни выступай перед журналистами в прайм-тайм, люди продолжат презирать полицейских, выражая свое отношение к ним подношениями в виде пластиковых стаканчиков в забрало.

Альберт на телевидение не ходил, интервью не давал - и впредь не собирался.
Адвокаты, как деньги - любят тишину.

- За промашки в эти неспокойные времена отвечает МВД, - говорит, отсмеявшись, обновляя третий по счету бокал. Игристое шампанское коварно и головная боль утром приветливо помашет ручкой, но это будет утром, не сейчас, не через час или три.

- Впрочем, простите. Мы ведь не о работе сейчас говорим. Я и вы... и уважаемые «товарищи майоры», все действуем на одной стороне. На стороне закона и правопорядка, - Альберт поднимает бокал, будто произнося тост. - За нас.

Только что не добавил: за торжество справедливости. Но был бы совсем перебор. Альберт делает глоток, лениво машет прогуливающимся мимо знакомым из адвокатской коллегии, кивает пробегающему мимо заместителю губернатора, улыбается гостям - словом, ведет себя достаточно раскованно. Видно что пиетета перед Бану у него нет. Следственный комитет за последние месяцы заметно поднялся в глазах общественности, но долго ли так будет продолжаться?

- Как говорят, умные мысли преследуют его, но обычно он оказывается быстрее. Вы ему только не говорите, у Николая Георгиевича хороший хук справа, - добавляет Альберт так же шепотом. - Я не думаю, что в отношении вас губернатор ошибается.

Общественные заслуги - штука прилипчивая, как старая жвачка, и недолговечная, как липовое обвинение. Хочет Бану или нет, её наградят. При полном зале в парадной форме под восторженные аплодисменты толпы. В СК на доске почета появится её фотография с подписью «За заслуги перед городом», а рядышком будет висеть благодарность мэра в письменной форме.

Испытание медными трубами Колмакова давно прошла. Альберт еще школу с золотой медалью заканчивал когда это случилось. О личности новой знакомой он знает в основном по слухам, обрывкам служебных разговоров и материалов дел, сухих как горло путника в пустыне после сорока лет скитаний в поисках земли обетованной. Всё это ровным счётом ничего Альберту о Колмаковой не говорило, но и не должно было - личный разговор один на один прояснит ситуацию лучше любых косвенных улик.

- Я рад, что вы не ушли. Очень рад, правда. Так приятно видеть знакомые лица. Мы с вами виделись... мельком, правда, я тогда так и не успел с вами переговорить, о чем потом очень сильно жалел. Нет-нет. Пройдемте лучше на балкон. - Альберт кивает в сторону открытой двери на улицу, откуда доносится приятно прохладный ветерок. - Подышим свежим воздухом. Ни слова о работе, честное слово.

Судя по выражению лица Альберта нарушить данное им же слово он намеревается не раз и не два, ничуть того не стесняясь. Наглый зарвавшийся щенок, выскочка, ездок на нервах - чего только не бросали в спину. Не пластиковые бутылки, но приятного тоже мало. Впрочем, это его уже давно не задевало: чем больше люди будут думать, что им не нравится лично Альберт, тем меньше станут задумываться об истинной подоплеке его действий.

Он хочет понять, что за человек Бану Колмакова. Можно ли ей доверять. Рискованно ли использовать. Кажется, Борисов хорошо о ней отзывается, в свое время едва ли не в рот заглядывал - глубоко, по самые гланды, потом мальчик вырос в мужчину и сел в кресло исполняющего обязанности начальника полиции Санкт-Петербурга. Из Пушкина путь неблизкий, но если очень захотеть - можно в космос улететь, испытав головокружение от успехов.

Что, по-видимому, с Борисовым и случается когда он анонсирует свою знаменитую систему Г.Р.О.М.
На балконе они одни - закуски, полезные знакомства и алкоголь остаются внутри. Яблоку от людей негде упасть.

Облокотившись о каменный парапет Альберт обращается к Бану, обернувшись вполоборота. Бокал с шампанским слегка покачивается в его руке из стороны в сторону, привлекая внимание, занимая глаза.

- Бану - я ведь могу вас так называть? - я должен вам сознаться. Меня попросили вас задержать. Чтобы вы не ушли раньше времени. Сами знаете, губернатору не отказывают. Слышали, кстати? На него недавно покушение совершили. Обесточили всю систему охраны, людей раскидали как кукол. А ему дали в морду. Я не любитель судачить, но вам не кажется, что мы стали свидетелями чего-то... исторического?

[icon]https://i.imgur.com/Ja5v5fB.png[/icon]

Отредактировано Albert (2022-08-25 22:21:46)

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » в этом городе нет мест