ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » простые вещи


простые вещи

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

poet & ulyahttps://i.imgur.com/pbgTxur.gif https://i.imgur.com/OZl4Y40.gif https://forumupload.ru/uploads/001b/67/7a/49/73162.gif https://i.imgur.com/NY5otA2.gif
простые вещи


я хочу с тобой уехать куда-нибудь,
на все деньги, что мы заработали,
и отчаливать на белом катере
под присмотром многоруких ганеш

Отредактировано Ulya (2022-07-20 16:34:57)

+2

2

- Как работает эта… штука? – Поэт указывает на ключ на шее Ули, с интересом его рассматривая. Простой, на первый взгляд, предмет, а ощущения от него идут до странности… любопытные. Помнится, в их первую встречу в Райдо взгляд зацепился за антураж, но не только, аксессуары тоже привлекали к себе внимание. Они выглядели органично образу и надолго взгляд ни на чем не задерживался. Кроме, пожалуй, того самого ключа.

– Я тебе доверяю, у меня нет ни одной причины сомневаться, что мы попадем куда надо, честное слово, но все же. - Окурок, брошенный под ноги кем-то из прохожих, с пинка отправляется в жизнерадостное пике до ближайшей мусорки. - Чем больше я буду знать, тем мне спокойнее, понимаешь?

Быть может раньше, до всей этой истории с перешитым лицом и попыткой жить чужой жизнью, ключ и сумел бы сохранить свою тайну. Все же восприятие человека, одного из пяти миллионов в большом городе, резко отличается от вернувшегося из плена посмертия мертвеца, обретшего к тому же способности, с трудом поддающиеся однозначному описанию. Но не теперь, когда Поэту стало доступно больше в плане видения. Третий глаз на лбу не появился, чакры не раскрылись, но ощущения от предметов и людей, его окружавших, сообщались более явно, нежели раньше.

Не покидает ощущение что, чего греха таить, он даже когда-то уже держал его в руках.

Площадь у Финлянского вокзала кишит народом: приезжают и отъезжают автобусы, городские и пригородные, пассажиры спешат войти внутрь вокзала, чтобы успеть на свой поезд вовремя. Мимо Ули и Поэта то и дело проносятся случайные прохожие, словно ужаленные пчелами, тоже куда-то торопятся, на работу или с нее. А у них нет решительно никаких причин спешить: когда встречаются двое интересных людей и маршрут путешествия у них нестандартный, независящий ни от какого расписания, они решительно не рискуют никуда опоздать.

- Ты всегда так путешествуешь? – вопрос без потайного дна, чистое любопытство. Поэт, рассматривая бликующий матовыми отсветами металла артефакт, даже позволяет себе мысль, что иметь нечто подобное под рукой до чертиков хочется. Это удобно: в любой момент можно исчезнуть, не опасаясь преследования, скрыться от полиции что идет по твоему следу.

- Стоит делать это почаще. Ну, знаешь, отпуск, - в это трудно поверить, но они и правда отправляются не творить беспредел и шатать музеи, а подальше от суеты шумного города. Набраться сил, да? Отдохнуть, перевести дыхание, - это цель Поэта, еще не успевшего утомиться своей новой жизнью, но отчаянно нуждающемуся в паре дней передышки. Нужно обдумать как действовать дальше, что предпринять, чтобы убить двух зайцев сразу - хороших, жирных зайцев, облаченных в полицейскую форму, и не надорваться.

- Люблю природу, сто лет никуда не выезжал, - вздыхает мечтательно, глядя на Неву, скрытую за памятником Ленину и широкому проспекту с оживленным автомобильным движением. У Пришвина Поэт читал о тайнах природы, взахлеб проглатывал книгу за книгой и просил еще, а потом прежняя жизнь кончилась, маршрут работа-дом сменился подвалом, прозу заменили стихи. "Набраться сил. Подумать. Освежить мысли", - в сложившихся обстоятельствах это будет лучшая тактика. У братьев-рек есть свои задания, скучно им не будет.

+2

3

Уля передает ключи от «Райдо» так же просто, как сама их получила до этого. Это всего лишь на пару-тройку дней, хочется верить, что за это время их район Петербурга не сравняют с землей, а её нынешнее место обитания не сгорит синим пламенем. Практика показывает, что и не такое возможно, а оптимистический настрой пихает под руку и диктует что-то вроде "да ладно, управимся!". Что-то в том же духе она слышит и от сотрудников, когда смотрит с тоской на кофемашину под аккомпанемент мысли о том, что в ближайшее время добыть кофе будет не так уж и просто.

Да и ладно?

- Возьми только самое необходимое. - Разве что не подпрыгивает на месте в предвкушении, когда вертит в руках небольшую спортивную сумку через плечо. Смутно понимает, что в перечень его "необходимого" наверняка войдет какая-то литература и займет половину свободного места, но решает не вмешиваться и оставить подобные решения на откуп Поэту. Не месяц же выживать, да и не на туристический слет собираться. Пока, по крайней мере.

Спонтанность друг лучших решений, пусть и немного как снег на голову. Тем, кто привык тщательно планировать с подобным раскладом точно будет тяжело - Уля даже находит карту местности, куда предстоит отправиться (искала брюки по правде говоря, но ты смотри, все под рукой) за какой-то год и сильно сомневается, что с той поры многое изменилось. Хорошо бы, чтобы все так же дарило ощущение некоторого умиротворения, если довольствоваться малым, то лучше этим ощущением.

- Для того, кто доверяет, ты задаешь слишком много вопросов, - пожимает плечами, касается ключа на шее. - Я же говорила - мы просто немного пропутешествуем. Это не будет больно, только объяснять муторно, проще один раз увидеть. - Люди вокруг торопятся кто-куда. Они-то уж точно не собираются в путешествия, не прихватив с собой никаких документов и мало-мальского плана. Или знаний. Обычно под "сюрпризом" подразумевались заграничные поездки на дорогие курорты, а не берег озера (не под боком, но близко).

"У тебя много чего случилось в жизни," говорит накануне вечером, непривычно тихо, когда вечером распускает волосы и задумчиво смотрит перед собой на стол. "И еще случится. Наберись лучше сил." Это не должно звучать, как запугивание, но немного отдаёт им. Ведьма улыбается, а после с книгой забирается в кресло; с утра вставать не по будильнику в пять утра, торопиться не нужно, что-то забудется, так можно и развернуться, удобно со всех сторон.

Чутье подсказывает, что еще рано. И еще немного времени. Интересно, она сможет когда-нибудь в полной мере доверять в этой жизни часам?

- Да, зачастую. Если покупать билеты, то есть риск раздумать о поездке к моменту отправления, - У Поэта часто множество вопросов, а у Ули всегда есть ответы, даже если порой звучат туманно, чем не удачное совпадение, предписанное судьбой.

- Серьезно? Ты и природа? - Да-а, получается слишком удивленно, даже по сторонам перестает оглядываться. - Не пойми меня неправильно, но ты не очень похож на человека, который настолько ярый фанат дикой флоры и фауны... - Так еще хуже. - Время уже! Пойдем, нам пора. - Первой оказывается у невзрачной двери, больше походит на проход к подсобным помещениям, пару раз столкнувшись нос к носу с прохожими.

Снимает с шеи ключ с цепочкой. Редко, ох редко берет кого-то с собой, но сейчас-то можно. Зачем-то снова оглядывается на прохожих, но люди обычно чересчур рассеянны, чтобы замечать такие детали.

- Хотел ведь узнать, как работает, сейчас и узнаешь. - Ключ и этот дверной замок вообще не должны подойти друг к другу, но все срабатывает как надо. Уля хватает Поэта за ладонь и идет вперед; ослепительный свет, который не дает рассмотреть то, что скрывается за проходом, на долю секунды сменяется полумраком, чтобы следом обнаружить за собой лес.

Не парковую зону с аккуратно подстриженными кустами, а вполне себе чащу. Где вокруг нет и намека на толпу или подсобку уж точно. Дверь закрывается следом - и исчезает в пространстве, пока Уля сжимает в свободной ладони ключ.

- Добро пожаловать в твой отпуск, дорогой.

Отредактировано Ulya (2022-08-01 09:55:57)

+1

4

- Можешь считать, что я любознательный. Да, любознательный, - Поэт поправляет на плече лямку от сумки с вещами, и как ни в чем ни бывало, любуется окрестностями. Шумный, беспокойный мегаполис с пятимилионным населением, родина множества лириков и писателей, драматургов и музыкантов, композиторов и танцоров, продолжал жить своей жизнью, несмотря на события, потрясшие его совсем недавно.

- Как будто и не было Строгановки, представляешь? Никто не боится посещать вокзалы и аэропорты, музеи и выставки открыты с девяти до шести, и попробовал бы кто-нибудь вмешаться в однажды заведенный порядок вещей, - речь струится живым быстрым ручейком, а времечко, между тем, их дожидаться не станет.

Прекрасная природа ждет не дождется, когда Уля и ее спутник соблаговолят воспользоваться загадочным артефактом. Вернее, он для Поэта являл собой тайну, владелица «Райдо» же совершенно точно знала, как им следует пользоваться и какие возможности он дает.

- Или рискуешь опоздать.

Сколько раз Поэту снились сны о том, что он опаздывает на вокзал или самолет? Не счесть им числа. Бежит вдоль бесконечной вереницы окон в пол, торопится, спотыкается то и дело, желает успеть, не упустить момент, хотя прекрасно знает в глубине души что опоздание неминуемо. Оно предопределено, как восход солнца и его закат, как время обеда до времени ужина, как вражда между акмеистами и символистами на заре прошлого века.

Поэт корчит рожу – нечто среднее между отвращением и передразниванием.

- Это было давно и неправда. Когда-то я любил природу, но затем каменные джунгли окружили меня, стылые будни взяли в плен и закрыли все пути к отступлению. Нужно было как-то выживать, и вот мы здесь… где мы, кстати? Где мы будем? Куда попадем? – Вопросов много, ответов – ноль. Поэт закрыл двери в свое детство даже от Ули, от себя самого, тут не о чем вообще говорить.

– Да иду я, иду! Не нужно меня торопить.

Он порой сам себе удивлялся – как хрупкая на первый взгляд, миловидная девушка умудрилась его практически усмирять скверный характер антигероя, ладить с ним так, что у того возникало ощущение, будто они знакомы уже много лет? Уле, казалось, ничего не стоило подобрать слова для своего, скажем так, необычного спутника. Эксцентричного, раненного самим собой, замкнутого, и все же, видимо, она находила его достаточно интересным, полезным, что немаловажно, иначе бы не стала звать с собой, а сдала полиции.

- А в городе он так же работает?

Красота окружающей природы, открывшейся взору, пугает и впечатляет одновременно. Ладонь, скрывавшая глаза от нестерпимо яркого света, еще некоторое время повисает словно бы в воздухе, открывая взору Поэта бескрайние богатства окрестностей Байкала, он видел их в цветной потрепанной энциклопедии в библиотеке места, о котором предпочитает не вспоминать.

Если ключик работает как телепорт - это может оказаться удобным...

Поэту бы удивиться – как они вообще здесь оказались? Что за древняя магия управляет пространством и временем? Почему Уля скрывает такую могущественную вещь под видом безобидной висюльки, вот что могло интересовать, но это как раз понятно – в Петербурге полно сущностей, претендующих на силу и могущество, стремящихся стать первыми, самыми сильными, поэтому осторожность и скрытность имеет смысл; Поэт не из их числа.

Он идет своей дорогой, отвлекаясь временами на, казалось бы, ерундовые вещи вроде отъезда на пару-тройку дней и обустройства убийств, до боли напоминающих несчастный случай. Бедная Ева. Взрыв газа и последующий пожар в жилом комплексе – это была поистине мучительная смерть.

Поэт спотыкается о корягу, ругается четверостишьем – что-то из раннего Маяковского, и ускоряет шаг, перепрыгивая через три кочки разом. С любимым бледно-бирюзовым пальто он, естественно, и не думал расставаться.
Не проходит и получаса как он оказывается в ловушке - ступил на ничего не предвещавшие опавшие листья деревьев и спустя мгновение уже висел вниз головой, скрестив недовольно руки.

- Я понимаю, что местное гостеприимство может выражаться иначе, чем привыкли люди в колыбели трех революций, но можно же как-то повежливее!..

Отредактировано Poet (2022-08-05 23:05:26)

+2

5

Его порой не переслушаешь. Уля к этому привыкла, равно как и отсекать мысленно лишние вопросы, чтобы было ему же сподручнее отвечать, не то запутаются один за другим. Чего уж там, она и сама порой такая, когда промолчать нет никакой возможности, да и желания тоже. Так и играют негласно в игру под названием "кто кого уболтает" без однозначного победителя. Кто первый на все ответил и хлопнул дверью, разве что. Впрочем, если хочет, может называть это любознательностью, не спорить же.

Рассеянно поправляет ручку сумки на чужом плече. О некоторых аспектах их странной жизни она порой предпочитала лишний раз не думать, но о них с попеременным успехом напоминал и сам Поэт, и какая-то сторонняя деталь, которая не бросалась в глаза ровно до подходящего для того момента. Уле остается только переводить дух в этой череде странных даже для нее самой событий и снова улыбаться, не позволяя себя запутать. Это все-таки её хлеб тоже. А делать вид, что не признала_не услышала не слишком-то по душе, но.

Если бы только её и правда не было.

- У тебя теперь есть возможность вспомнить то, что нравилось прежде. Это ли не прекрасно? Конечно, регулярные турслеты не обещаю, но если будешь хорошо себя вести, можем после отправиться туда, куда тебе давно хотелось, может быть? На крайний случай, всегда можно наугад ткнуть в карту мира, но этим лучше не увлекаться.

Новый поток вопросов остается где-то позади, на привокзальной площади, ждать ответов подобно тому, как пассажиры ждут свой поезд. Что-то в этом есть. У неё у самой заведение все равно что такая же станция, где периодически появляются новые лица. Некоторые задерживаются. Очень редкие и вовсе прибиваются на постоянную основу.

- На обратном пути можешь попробовать разглядеть принцип работы, а заодно попробуешь угадать, окажемся ли мы там же, откуда отбыли. Можешь уже начинать гадать, - снимает очки и довольно выдыхает. Если и изобрели лучший вид отдыха, этот все равно выиграет. Здесь Уля может действительно почувствовать себя спокойно и чуть ли не наедине с природой, присутствие третьего человека не смущает. Свой же. Смотрит на него теперь, наблюдает со стороны чуть взволнованно.

Может, прогадала-таки и стоило выбрать другой вариант? Или время? Или;

- Ну что, чувствуешь вновь забытое чувство оставленных каменных джунглей позади? - Ведьма довольно смеется, обходит Поэта по кругу и позволяет ему выбирать дорогу. Все равно куда не пойдет, выйдет куда ей нужно, на крайний случай подкорректирует немного маршрут. Выбор пусть берет на себя. А пока легко обходит небольшие препятствия на пути, водрузив очки на макушку, да жмурится от яркого солнца.

- Только не уходи далеко вперед, теряться в первый же час вылазки и искать друг друга до ночи не очень-то весело, это я тебе гарантирую. - На ходу вновь закрепляет ключ на цепочку на шее уже привычным жестом, послабляет внимание за своим спутником, а когда поднимает взгляд, то самым сложным оказывается не расхохотаться.

Нет, не получается.

Каждый раз Уля думает; нет, у этого человека не получится попасть в очередной переплет, стоит отвлечься, но гляди, держит марку. Не останавливаясь, идет выручат, но от ехидства нет спасения, даже в параллель с колдовством над веревкой у одного из деревьев. Хоть упадет не на всех парах.

- Радоваться надо! Считай, что встречают именно тебя, скажи спасибо, что шею не сломал. Может, оставить тебя здесь? Наедине с природой, умиротворением, хищники бродят правда...ладно. - "Добыча" валится в высокую траву, а сама освободительница, кинув сумку на землю, падает следом с довольным смехом.

Тишина-умиротворение, чуть больше половины пути до их перевалочного пункта. Есть только общий, весьма условный план, а с таким проиграть тяжело в принципе. Поворачивается к Поэту, приглаживая собственные растрепанные волосы.

- Приключениями на каждом шагу тебя ведь не напугать? Пройдем еще немного и сможешь переодеться, а то если продолжим в том же духе, пальто не спасет ничто. - Легко касается его губ своими, одновременно с этим хватая за руки, чтобы подняться самой и его утянуть за собой.

+1

6

- Я бесконечно польщен оказанной мне высокой честью, - с лицом «Я могу утонуть в ванне» произносит Поэт, нехотя поднимаясь на ноги. Первая оторопь от встречи с ловушкой проходит так же быстро, как и удивление: откуда в этих местах вообще взяться тем, кто их изготовит в надежде поймать добычу для трапезы и ремесел?

- Но я не кролик и не олень, увы. Устраивать охоту в лесу - да, хорошо. В диком лесу - только так и выживешь. Но они же должны понимать, что тут могут пройти люди. Повезло еще что на капкан не напоролись.

Откуда взялись эти охотники, туда им и улепетывать, Поэт признает за собой принадлежность к чудовищам, монстрам, но никак не к жертвам. Пусть только попадутся на глаза, тогда они на себе познают всю мощь той силы, какой в больнице наделил своего пациента добрый доктор. Поэт остается Поэтом, и пусть не обманываются те, кто видел его в Строгановке и, возможно – маловероятно, но все же возможно – опознал на вокзале с вещами в увесистой сумке. Он по-прежнему опасен. Подстановочные этого уравнения могут меняться, но оттого не изменится его суть.

Впрочем, на Улю сердиться решительно невозможно, да и незачем – не она же, шутки ради, соорудила ловушки из грязи и палок? Не ее это стиль, а вот попасть под дождь при небе без единой тучки - вполне в духе рыжей очаровательной ведьмы.

Ее загадочный артефакт – что он может? Поди разбери. Уля предложила погадать, но Поэт не тех наук ученый человек со степенью, он не хочет заниматься тем же ремеслом, что и хозяйка «Райдо», он хочет быть уверенным. Придется понаблюдать более внимательно за тем, как он работает, но трудностей это создать не должно.

- Предпочитаю инициировать встречу с приключениями сам, а не ждать «милости» природы, - крякнув, Поэт легко оказывается на ногах. Интонация подчеркивает легкую степень недовольства. Поэт благодарен за возможность открыто выражать свои чувства. Знает, что с Улей можно позволить себе то, что никому другому не показываешь, черт его ведает, почему.

Эх, бросить бы все да позвать Огонька с Кризалисом на пикник на природе. Вот было бы славно. Огонек разжег бы костер, Кризалис порубил и пожарил мясо, а Поэт… чутко руководил бы действиями братьев по мраку в качестве идейного вдохновителя. Но увы, пока Рубинштейн не пойман, этим мечтам остается быть всего лишь мечтами и чаяньями.

Ступает так же быстро, едва поспевая за Улей, смотрит под ноги более внимательно, наученный горьким опытом. Ладно, попасться однажды – еще куда ни шло, с каждым может случиться, а дважды и далее уже отдает нелюбимым тропом про поскользнувшегося на банановой кожуре человека. Мимолетный поцелуй на губах заставляет гореть кончики ушей.

- Не подумай, что я жалуюсь, но знаешь как тяжело в Петербурге найти пальто подобного оттенка? – История поисков, достойная отдельной экранизации, поэмы, театральной постановки с двумя актами и одним антрактом. – Ужасно тяжело. Другой одежды у меня, кстати, нет с собой, переодеться не получиться. Еще не поздно воспользоваться твоим ключиком еще раз? Наверняка он знает отличные волшебные секонд-хенды с вещами в стиле ретро и на мой рост.

Со стороны может показаться, что Поэт занимается ерундой. Ходит по лесам в компании рыжей ведьмы. Но он решил для себя, что перезагрузка ему необходима. Прочистить мозги, подышать свежим воздухом, проникнуться, так сказать, атмосферой дикой необузданной природы, чтобы затем впитать ее в себя и обрушить ее разрушительную мощь на тех, кто отравляет жизнь и читает наставления, мня себя преисполнившимися защитниками справедливости.

Поэт знает, что ему нужно и где он может это найти. Принцип действия ключа все еще остается для него загадкой, но кое-что про него уже начинает становиться ясно, пусть и на уровне догадок.

- Понимаю, что мой вопрос давно утратил новизну, но куда мы идем? Здесь поблизости ни одного места, которое подходило бы на роль пункта временной остановки туристов вроде нас. - Поэт заглядывает в глаза Уле, морщась от отражения света в стекле очков. - Ты знаешь, что я сюда не только отдохнуть пришел... ты знаешь, что мне нужно.

+1

7

Уля везде смотрится органично. Верни ее сейчас в Финляндию, выдай свитер и оставь на любой локации - не потеряется, да и со стороны будет выглядеть так, словно всегда там была и никуда не уходила. Отправь обратно в Петербург, поставь возле родимой барной стойки - все тот же самый эффект. Другой регион, куда-нибудь посреди леса без единого намека на цивилизацию да по собственной воле? Пожалуйста. Даже несмотря на преимущество перед Поэтом (она хотя бы точно знала, куда им предстоит отправиться), не стала одеваться как заправский турист. Все те же высокие сапоги на небольшом каблуке, заправленные в них брюки и длинный кардиган (полы то и дело цепляются за ветки) поверх блузы.

Но все еще выглядит в окружающих естественных декорациях так, словно живет здесь полжизни уж точно. Только очередная улыбка получается немного нервной, а брошенный в сторону Поэта взгляд - слишком задумчивый. Уля ведет его за собой уверенно, как по карте, и его замечания по части дороги почти оскорбительны.

Останавливается на месте, дожидается, пока с ней поравняется. Смахивает со спины сухие листья, насколько смогла дотянуться и заглядывает в глаза.

Доверяет? - да, кажется. Прекратит ли изобиловать вопросами? - нет конечно. Ведьма и сама тем грешит, когда после ряда встреч, во время которых давала им привыкнуть друг к другу, в один день просто засыпала его вопросами, которые требовали ответов разной степени откровенности. В душу до сих пор не лезет, конечно, но все-таки...

- Считай, что инициировал их в тот самый момент, когда решил вернуться ко мне после того, как разгромил половину заведения. Про эффект бабочки знаешь? Вот, - по лицу Ули в такие моменты невозможно понять, шутит она или говорит правду, равно как никогда не отвечает прямо на вопрос про колдовство. Конечно нет его и не бывает, о чем речь вообще.

- Не недооценивай волю природы, Поэт, она с небес на землю быстро возвращает, знаешь? Порой буквально, - посмеивается, безошибочно выбирая новое направление и машет рукой, мол, не отставай. Заблудиться даже человеку подготовленному бывает довольно просто, а ей достаточно порядком отвлечься и все с самого начала. А что-то чужое неудовольствие совсем не хочется приумножать. - И ты жалуешься, но почем зря: все в порядке будет с твоим пальто!

"Хорошо что выбрались". Всю прошлую неделю Улю мучило неясное ощущение какой-то предстоящей беды, которое она не могла бы объяснить, даже если бы попыталась. Может быть и стоило, он мог бы подсказать, как это может быть с ним связано, но что теперь ворошить [недавнее] прошлое.   У них у обоих есть те люди, с которыми лучше не пересекаться, себе дороже.

Хватает его за локоть в последний момент, направляет немного в другую сторону, а сама остается на месте, давая фору в несколько шагов. Бормочет себе под нос, "ветер переменился", поправляет очки и получше кутается в кардиган. Сумка уже начинает тяготить.

- Зря ты в меня так не веришь, а ведь все продумано. Видишь? - отодвигает в сторону ветви на пути, кивает на виднеющиеся пристройки впереди, которые пока едва виднеются за деревьями. - Побережем твое пальто, переоденешься, можешь проникнуться обстановкой, если хочешь, - хитро улыбается в ответ на его взгляд.

И устало вздыхает.

Выходит вперед, не оборачиваясь, не оставляя ему выхода кроме как следовать за собой, куда еще деваться. Дом в лесу на полянке - совсем небольшой, почти как прямиком из сказки. Здесь же дровяник, длинный стол со скамьей. Уля заботливо касается поверхности стола и быстро садится рядом.

- Тебе нужен отдых, - копошится в сумке, достает маленький термос с горячим чаем. - Тебе нужна сила. Которую я, вот совпадение, могу здесь тебе предложить, - дергает мужчину за рукав, мол, падай рядом, и вручает ему стопку одежды. - А еще тебе не нравится маяться сейчас снова неизвестностью, но поверь, детали тебя бы запутали еще больше. Мы побудем здесь какое-то время, а потом...

Поднимается на ноги, подходит к дому. Заперто, но для своих всегда открыто; легко распахивает дверь, заходит внутрь. Обстановка более чем скромная, взгляд в первую очередь и выцепит печку, которая занимала, по ощущениям, половину пространства, пополам с кроватью за стеной. Да-а, здесь даже самовар спрятался.

- Будешь заходить, не забудь пригнуться!

0

8

«Кармическое наказание, так и знал», - Поэт закатывает глаза. Еще секунда – и начнет закатывать истерики. То ли природа так умиротворяюще действует, то ли слова Ули, - а может, и то, и другое, помноженное на уединенность местности, но желание продолжать возникать пропадает, стоит им пройти чуть дальше в лес. Нога, за которую неизвестный охотник пытался поймать Поэта, еще саднит в месте, где веревка сжалась особенно туго, и время от времени он наклоняется, чтобы проверить, нет ли в районе лодыжки характерного следа.

- Процитирую классика: ну, кто же знал. Ты права, я не должен был возвращаться, если бы просто преследовал желание развести, гм, нечистот побольше и смыться. Но я вернулся – и я благодарен за помощь. И никогда забуду того, что ты для меня сделала.

На словах о пальто Поэт театрально вздыхает: отлично, просто замечательно. Вздыхает, но молчит. Знала бы Уля каких трудов ему стоило раздобыть пальто именно такого фасона, который нужен для такого роста; длины не хватало, пришлось "вытягивать" с помощью лоскутков подкладки. Ювелирная работа портного, так и не скажешь, что пальто, которое сейчас на Поэте, сшито из двух.

- Я? Не верю? Глупости какие, - ноги ведут в другую сторону, но Поэт послушно меняет маршрут, следуя за Улей. Для нее эти места такие же загадочные, как и для него? Или сюрпризов еще стоит ждать и в количестве? Пришвин много писал про природу, но о путешествиях в лесах близ большой воды - по ветру ощущается, когда живешь в Питере, умеешь понимать такие вещи на уровне ощущений - рука об руку с ведьмой, он не писал ничего.

Совместно совершенное преступление укрепляет отношения.

Спокойно ли спит Уля по ночам после знакомства с Поэтом? Чем она вообще занималась до того как открыть "Райдо"? Вопросов уйма, а ответы он никогда не получит. Да и не особенно за ними гонится, честно говоря, после Снежневского Поэт уважает право каждого человека на скелет в шкафу.

Каждого, кто ему нравится на уровне симпатии, само-собой.

В окружающий пейзаж Поэт откровенно не вписывается. С тем же успехом можно привести грязного бездомного с Ладожского вокзала в центральный зал Эрмитажа и оставить там изучать достижения мировой живописи за последние четыреста лет. Слава богу, в сумке с вещами кроме книг есть и свитер с высоким горлом - разумеется, зеленый.

За крышку от термоса Поэт хватается как утопающий - за спасительный круг.

- Мне нужна сила, - цепляется за это слово, дергает за вожжи, смотрит со смесью надежды и опасения. - Нужна больше, чем отдых.

На том свете отдохнет. Короткий вдох, рука соскальзывает в карман. Покопавшись в его недрах, Поэт извлекает на свет божий миниатюру - почти кукольных размеров - коньяка, и выливает в чай почти целиком. Смотрит на Улю - и залпом пьет.

- Что мне нужно сделать? У меня мало времени, - Что нужно сделать, чтобы получить силу, само-собой. Не красотами природы Поэт сюда любоваться приехал. То есть, и это тоже, но скорее в качестве приятного бонуса. Сила ведьмы - какая она? Непредсказуемая, не такая, какой ожидаешь, неочевидная, но всякий раз - интересная. Ответ, будто пузатый старинный самовар, притаился где-то на виду, только дай себе труд присмотреться, и увидишь блеск полированного бока.

Самовар-то здесь как оказался?

- Мы что, зашли на чью-то территорию? - Поэт оглядывается по сторонам, наливая себе еще чая. Ух, и крепок он в диких местах. - Дом выглядит довольно обжитым. Если здесь поблизости расставлены ловушки, стоит приготовиться к встрече гостей. - Примирительно поднимает руки. - Ладно-ладно, молчу!

Уголки губ нет-нет да тянутся вверх.

+1

9

Она понимает, что они здесь не за праздными прогулками и любованием окрестностями, не за колодезной водой и чаем из самовара. Уж точно не хотя бы за сбором необходимых трав [может, хотя бы после?] и поиском загадочных артефактов [игры в Индиану Джонса не их специализация]. Но все равно чувствует за собой правоту. Просто подводить к ней, кажется, придется поэтапно. Как раз так, как она обычно не делает, получается скверно. Пока лучше всего получается разве что вздыхать и обрушивать на чужую голову оптимистичный настрой, которого хватило бы троих.

Поэт кажется то заинтересованным не в меру, то отстраненным, погружённым в себя. То ворчит из-за каждой ветки случайного дерева у него на пути, то улыбается точно мальчишка. Уля не гонится за переменами его настроения, они слишком порывисты, но считает нужным с ними считаться, всегда старается. Это ей окупается, пусть и недолгой, но покладистостью.

Черт, ей словно приходилось дикий зверей приручать.

- Может и веришь, но нервничаешь больше обычного. - После событий в музее. Она об этом почти не заговаривала, а раз начав тему, все-таки свернула ее в другое направление. Пока ведьма довольствовалась тем, что узнала сама; узнала из новостей, непрямыми вопросами и "что ветер нашептал". А после, подумав еще раз, предложила помощь. Даже не обозначив толком, какую.

Кто из них сейчас более безумен, кто ведет или кто ведется?

- Не мешать мне, переодеться в более подходящую одежду и - скажи, ты не против небольшой ночевки здесь? Мы как-то не обсуждали, но мне бы очень не хотелось распахивать двери туда-обратно. Ненужная трата энергии. - Говорит спокойно, с легкой улыбкой, но все равно задает тон, что спорить не намерена. - У нас хватит времени на все. Можем после хоть собирать полевые цветы и плести венки.

Ага, значит коньяк он с собой взял, а сменные носки тащить ниже его достоинства.

В доме уютно и обжито, что кто-то другой, возможно, побоялся нарушать покой вещей в отсутствие их владельцев. Уля поступает иначе и перекладывает в старинном комоде вещи с места на место, бормоча себе под нос про бардак, хуже чем у нее в Райдо, пару раз чихнув от пыли. Среди старомодных флаконов забирает парочку, один почти пустой и укладывает к себе в рюкзак, а оттуда достает оранжевый свитер. Как раз, когда рядом оказывается Поэт.

Уля берет из его рук крышку термоса и отпивает немного. Нотки добавленного алкоголя сохранились, они такие максимально неуместные и такие нужные. Возвращает ему обратно чай и скрещивает руки на груди.

- Это не у нас гости, а мы гости. Или ты думаешь, что это еще один мой дом? - С улыбкой оглядывается по сторонам. Нет, на постоянной основе здесь бы жить не стала. - Для меня здесь слишком мало света, но хозяева, кхм, одолжили его нам на пару дней. За услугу. Когда вернемся, будем разбираться, а пока не думай.

Снимает кардиган и кладет его рядом. Встав спиной, снимает блузу, вместо нее надевает теплый, пушистый свитер. Прибавить к этому свежий воздух, недолгую, но все-таки дорогу и неудивительно, почему ее сейчас немного тянет в сон. Уля садится на старую, пружинную кровать и смотрит на Поэта, чуть склонив голову набок.

- Ты даже за все это время почти не спросил о том, в чем заключается предложенная сила. Нетипично. Но не переживай - она лишь поможет тебе стабилизировать свою и приумножить. Будешь паинькой и тебе, возможно, предложат что-то еще. - Говорит как о распродаже в магазине.

Умалчивает, что может повлиять на аттракцион невиданной щедрости.

- Может тебе и не нужен отдых, нам все равно нужно дождаться вечера. - передразнивает с улыбкой. - Голодный?

0

10

От дома веет таким уютом, что становится даже не по себе. Деревянные стены наощупь крепкие, такие выдержат таран, но против огня не выстоят. Почему-то на ум приходит мысль, что он знает, где лучше поджечь, чтобы быстрее занялось пламя, но останавливает себя, убирает руку, садится поближе к самовару - это не его, его еще не показалось на глаза.

Уля предлагает силу, а Поэт не спрашивает, какую, словно боится спугнуть неожиданный шанс стать сильнее.

Или станет — или можно сразу рыть себе могилу на глубине трех метров под землей, потому что текущего уровня явно недостаточно. Метка Гекаты дает Поэту невероятную мощь, с ее помощью он уже доказал что способен на многое. Шутка ли — если в Строгановке контролировать одновременно удавалось человек сорок-сорок пять, то Эрмитаж предоставил в его полное распоряжение умы без малого нескольких сотен человек. Свои мысли о прогрессе хозяина Флегетон оставил при себе, но улыбка у него была как будто бы довольная.

- Ты не сказала сразу, а я не стал спрашивать. Я тебе доверяю, - Поэт пожимает плечами, демонстрируя отстраненное безразличие. Воспринимает как должное то, за что принято благодарить. Спасибо хозяевам за предоставленное место для ночлега, конечно, но это была их воля, Поэт их ни о чем не просил. Искоса ловит отражение Ули в пузатом боку самовара, переводит взгляд на кольца и браслеты.

Интересно, ей не странно слышать «Я тебе доверяю» от человека, у которого проблемы с доверием?

- Хорошо, будем разбираться с проблемами по мере их появления. Да? - А теперь демонстрирует неожиданную разумность, зябко ведет плечами, осматривая неожиданно подвернувшееся убежище. Здесь его точно никто не найдет — никому и в голову не придет искать в таком месте виновника нескольких громких терактов последних месяцев.

Не заслуживает таких подарков судьбы этот человек, а они все равно с неба сыплются, словно дождь. Вот так познакомиться с ведьмой и начнешь верить в знаки судьбы и что все не случайно. Не случайна же их встреча с Кризалисом в музее?

Если судьбу зовут Огонек, то вполне.

Послушав Улю, Поэт закрывает глаза, прислушиваясь к себе. Ощущение голода есть, глухое и неявное, но это скорее голод по силе. Поэту мало того, что у него есть сейчас. Ему нужно больше. Иначе он не то, что против Рубинштейна и его монстров — против братьев по мраку не выстоит.

- Тогда можем воспользоваться тем, что здесь есть невероятно скрипучая кровать и поспать. Силы нам явно не помешают, да? И нет, я не ощущаю голода… в традиционном понимании. Но не откажусь от бутерброда, если у тебя есть, - произносит Поэт, подсев поближе.

И, сунув руки в подмышки, чтобы согреться, продолжает:

- Я приму все, что судьба в твоем лице пожелает мне дать. Не спрашиваю что это за сила, чтобы не спугнуть, чтобы получить хоть что-то. Логично же, молчать, когда не знаешь, о чем хочешь задать вопрос, верно?

Ну да, ну да. Молчал бы Поэт больше в музее — как знать, может, жертв в результате пожара было больше. Ему нужно именно это? Чего он вообще с помощью своих сил добивается? Смертей невинных? В его власти было вывести всех заложников оттуда, но Поэт предпочел перенаправить остатки магических сил на управление Кризалисом — и то попытка провалилась, к моменту когда он появился в музее, Поэт уже слишком устал.

Такие мысли до добра не доведут.
Поэт роняет кудрявую голову на плечо Ули, тяжело вздыхает.

- Мне тоже кое-что кажется нетипичным. Вот ты говоришь о силе. А не спрашиваешь, для чего мне она. Знаешь где она пригодится? Знаешь, для чего буду использовать ее? Или просто доверяешь? Так ведь не бывает, чтобы совсем… - осознав, что чуть было не ляпнул глупость, фыркает и открывает глаза.

В доме стало теплее или он уже отогрелся?

- Я хотел сказать, ты ведь не будешь потворствовать злу. Почему-то мне так кажется. А я монстр. Зло в чистом виде.

+1

11

Называть это грандиозно "отпуском" она и правда погорячилась.

Так, весьма странный поход, но с вполне известной обоим целью, где в финале импровизированного квеста один получает силу, а вторая - еще больше сомнений в правильности собственного поступка. В моменте Уля об этом не думает от слова совсем, хотя накануне не могла уснуть из-за то и дело одолевающих вопросов в голове. Это же будет после, по их возвращению и даже приумножится.

Сомнительные авантюры ради сомнительных личностей, это действительно то, что диктовала судьба?

А никто с ней и не советовался. Кофе остается недопитым, гуща это просто грязь (хотя за чашку Поэта нет-нет, да и продолжала хвататься). Ведьма чувствует себя до отвратительного обычным человеком, который к тому же сомневается чаще положенного. Не к такому раскладу в своей жизни привыкла Уля. Не так она вообще сама же его и выстраивала. Злится даже, что в голосе прорезается акцент, но не жалуется.

Упоминание о доверии кажется затянувшейся шуткой. Несмотря ни на что, для неё все еще многое остается скрыто в нем, а он ничего толком не знает о ней вне стен Райдо. Смешно, но она ведь действительно верит. Сначала что сможет помочь, как Игорю, а теперь как против Игоря? Против того, что олицетворяет?

Желание помочь разобраться к себе плавно перерастает в симпатию. Симпатия - в желание активной помощи. Помощь заставляет остаться в стороне во время событий, которые она всегда считала для себя неприемлемыми.

Эти границы порой так легко стираются.

- И все-таки, они тебе понадобятся. У меня всегда все есть, ты же знаешь. Садись, - мягко и непреклонно. Как бы то ни было, Поэта Уля окружает не меньшей заботой, но его слова заставляют легко рассмеяться. - Ты не спугнешь ее, это же не птичка. Не ворчи, я поняла, о чем ты. Может, и к лучшему, меньше знаешь... - Достает из сумки пару булочек, кладет перед спутником.

Наблюдает за ним всю дорогу и теперь тоже. Сегодня в поведении нет особого разнообразия; за исключением тех моментов, когда он снова начинать засыпать вопросами, но и тогда почти сразу же возвращается к демонстрации безразличия.

Невесомо касается ладонью спины. Так - совсем легко - как одичавшего зверя.

В доме тепло и уютно. Уля даже было сонно трет глаза другой рукой, понимая масштабы предстоящего ночного бодрствования, но шансов у нее уснуть еще меньше, чем у ничего не подозревающего Поэта, в этом ему бы позавидовать разве что.

- Может, я не спрашиваю, потому что даже знать не хочу, как она может быть использована? Или, быть может, я уже все знаю наперед и думаю, что мне это как раз и подходит? Может, мне нужно зло в чистом виде, - тихо, пока чуть касается щекой его лба. Не выдержав, усмехается после своей тирады и прикрывает глаза.

«Логично же, молчать, когда не знаешь, о чем хочешь задать вопрос?»
Логично самой отрекаться от ответа, когда не хочешь его знать?

- Я могла предложить тебе силу раньше, но не была уверена в этом решении. Теперь оно выглядит правильным. Может, после я буду решать проблемы по мере возникновения? А я сама же и паду от этой силы? - Поднимается на ноги, небрежно встряхивает покрывало.

Слишком много вопросов.

- Поспи. Ты сейчас уснешь носом в пол, а мы этого не хотим уж точно, - берет не глядя с маленькой книжной полки одну из тетрадей, садится в кресло напротив кровати. Рецепты сладкого, теста для вареников, где-то между ними несложный заговор; одним словом, книга хорошей хозяйки.

- И я не думаю о тебе, как о монстре. Не...в том смысле, как ты можешь представить - не смотри так на меня, просто отдыхай уже, а то оставлю здесь на неделю. - Прячет взгляд за исписанными страницами. Разбирать чужой почерк очень занимательно. Так занимательно, что Уля благополучно засыпает в кресле за этим занятием.

[indent] Шея по пробуждению "спасибо" не сказала. Ведьма смотрит в сторону окна, за которым уже стемнело, сверяется с настенными часами. Потягивается. Спит или просто опять думает о своем?..

- Просыпайся, нам пора. Не передумал? - Стоит возле кровати и чуть трясет Поэта за плечо. Еще не хватало только больше его недовольства спросонья, не впервой. - Я буду на улице. - Приглаживает его кудри. Улыбка не получается вообще и кажется небрежным росчерком на лице Ули, ей не принадлежащей.

Кому-то свежий воздух помогает привести мысли в порядок, она не станет исключением. А когда присоединяется Поэт, достает из кармана причудливый компас без стрелок вообще.

- Кстати, плавать умеешь?..

Отредактировано Ulya (2022-09-15 09:30:52)

0

12

Один на один с силами природы, не иначе, и эту схватку Поэт проигрывает с тихим треском затопленной дровами печки. Что бы он не предпринимал, природа сильнее. Можно из последних сил сопротивляться стихии, хватаясь за соломинку внутренних ресурсов, но одержать над ней верх получится лишь в одном случае - слившись с ней воедино.

Видимо, о чем-то подобном Уля ему и толкует, рассеянно размышляет Поэт, подкидывая в топку одно полено за другим. Глядя на весело занимающиеся языки пламени, невольно задумаешься и о другом, - а что он будет делать дальше, получив эту силу? «Найди демонов и ангелов», - так сказали Церберы воскрешенному мертвецу, глядя на него тремя парами горящих, таких человеческих глаз. «Помоги им вспомнить».

- Спасибо. - Вполоборота, покрывшись от легкого касания гусиной кожей и слабо улыбнувшись. Бывают ситуации, когда красноречие так и льётся из уст Поэта, выходя из берегов, но сейчас он понимает что слова излишни.

Он итак обидел Улю недоверием, вот только осознать этого в полную силу пока не может. Инструментов, нужных и полезных для работы, нет и появление не предвидится. Покинув стены Снежневского, полыхающие заревом пожара, Поэт окончательно лишился того скудного набора, которым владел.

Уля это словно чувствует на себе, и для неё он и правда в некотором смысле дикий зверёк. Поэты трудно приручаются, плохо слушаются команд и избегают привязанностей. Но магия связывает похлеще оков в подвале, так просто их с себя не стряхнуть, да и не особенно хочется.

- Ещё немного посижу. Хочу посмотреть на огонь. - Не отрывая взгляда от огня, произносит Поэт вполголоса, прекрасно зная что Уля его услышит.

«Я стану сильнее. Я стану героем».

Пирожок исчезает в желудке за несколько торопливых укусов - глотает, толком не прожевывая, почти не чувствуя вкуса. Привычка тянется шлейфом из детдомовского прошлого. С вишней, яблоком или мясом - ему все равно. Камень в кольце Гекаты горит кроваво-красным цветом, словно внутри него тоже зажглось и спокойно горит внутреннее пламя.

Триединая мать покровительствует ведьмам. Желание Ули помочь Поэту стать сильнее продиктовано её собственной волей, но как удачно оно ложится в лоно заботы тёмной богини о благополучии проводника своей магии, от которой веет мхом и древностью веков.

Часа через пол Поэта окончательно срубает. Сил хватает дойти до кровати и лечь на скрипучий матрас, уронив голову на подушку - та позже сползает на плечо, выдавая привычку спать на улице, подпирая спиной стены домов.

Последнее что Поэт видит перед тем как проснуться некоторое время спустя - уютно устроившуюся в кресле Улю. От этого зрелища душу щемит, хочется дотянуться, прижать к себе и не отпускать целую вечность, а ещё лучше две. «Я стану сильнее. Я стану героем», - закрывает глаза и проваливается в сон без снов, перевернувшись на спину, время от времени беспокойно вздрагивая веками.

- Готов следовать за тобой куда угодно, дорогая, - Поэт изображает вежливый полупоклон, что вкупе с вязаным свитером и некоторой лохматость на голове выглядит весьма колоритно.

- О чем ты, нет, конечно. Я могу утонуть в ванне. Что бы меня ни ждало, я готов ко всему. Знаешь, все что происходит, иногда кажется сном. У тебя такого ощущения никогда не возникало?

Не так себе представляешь «зло в чистом виде», но что поделать, хочешь стать сильнее - изволь приспосабливаться.

Некоторое время они идут молча по компасу Ули. Что тут скажешь? Сила - не птичка, которую спугнешь неосторожным словом, но проявить осторожность не помешает. Поэт шагает смело, цепляя по пути колючки на штаны, и лицо его выражает решимость на границе отчаянной, держась на некотором расстоянии от ведьмы.

Недостаточно, чтобы сказать что он ее избегает. До поры до времени. А там, как знать, что их ждёт, загадывать Поэт решил потом, по ходу, что называется, пьесы. Бежать сломя голову прочь от своей благодетельницы - Поэт иначе воспитан, но признает за ней правоту - магия штука непредсказуемая, а расшатанная психика - плодородная на последствия почва. 

- Что мне нужно делать дальше?

Поэт носком ботинка прибивает к земле молодой стебель. То ли сорняк, то ли цветок, так сразу и не поймёшь. Взгляд исследует мутную воду - озеро, переливающееся в свете луны причудливыми оттенками чёрного, белого, синего. Знак Гекаты вспыхивает ярко и тут же гаснет, подсказывая своему проводнику - это место силы.

Поэт стаскивает через голову свитер, брюки, ёжась от прохлады ветра, и начинает медленное движение к воде. Плавать не умеет, утонуть не боится, - верит умениям Ули и ей самой, насколько может.

- Ну, удачи нам обоим. Веди меня, и дай случай встретимся  вновь.

Интуиция подсказывает что нужно закрыть глаза и нырнуть. Поэт так и делает, обняв себя за плечи. Медленно, невыносимо медленно он опускается на дно, и вода вокруг него окрашена малахитово-зелёным.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » простые вещи