html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Любопытство кошку сгубило


Любопытство кошку сгубило

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Caitlyn Kiramman & Ezreal
несколько дней спустя после взрыва
https://i.imgur.com/oR54GEq.gif
Любопытство кошку сгубило


Что в Пилтовере, что в Зауне ходит среди народа присказка о том, что любопытство способно сгубить даже кошку. А ведь у нее 9 жизней. Будет ли еще хоть одна у того, кто каждый раз сует свой нос куда не надо?

+1

2

Кейтлин не сильно ждёт, пока заживёт нога. Хотя надо бы.

Будь отец чуть меньше убит горем и чуть меньше занят рождёнными в огне Совета делами, он, возможно, даже предпринял бы попытку Кейтлин остановить. Ограничения во имя безопасности были маминой визитной карточкой любящего родителя, но папа сам зашивал Кейт рану - он знает, как она выглядит.
(Как что-то, с чем не стоит гулять по зоне военных действий - это точно).

Но он был занят. И был по-настоящему убит - хоть и не на его обгоревшее тело Кейт приходилось смотреть, угадывая в нём очертания своего беззаботного детства. Теперь они оба проживают горе - и оба проживают его в делах.

Папа - в верхнем городе. Кейтлин - в нижнем.

Только она и очередной отцовский мушкет.

В Зауне пахнет кровью.

По этим чудовищным улицам Кейтлин ходит, пригнувшись, натянув капюшон чуть не до самых глаз и изо всех сил пытаясь не отсвечивать - каждый неосторожный шаг делает её всё более явной мишенью для всех, и своих, и чужих. Миротворцев здесь много. Миротворцев здесь очень много, но тех, кто им был бы рад - ни одного. Она и вовсе оказалась здесь волей лишь одной силы - хаоса: на второй день нет ни явной линии фронта, ни какой-то границы, через которую нельзя перескочить - это даже и не война, это... что-то. Вымещение боли, гнева и глубокого, животного страха - с обеих сторон.

Джинкс разозлила Пилтовер. Джинкс дала ему прочувствовать малую долю того, что чувствует Заун каждый день - месяцами, годами, десятилетиями. И Пилтоверу это не понравилось.

Кейтлин тоже.

Она хотела, чтобы всё было иначе.

Это должна была быть не бойня, а полицейская операция - не похожая на то, что... происходит сейчас. Они должны были поймать Силко. И всё. Дальше - путь долгих, но бережных и мирных реформ. Заботы. Внимания к проблемам нижнего города. Этим людям нужны свежий воздух, еда, вода, безопасность, в конце концов, - но Пилтовер приходит к ним с перестрелкой.

Понимать это - намного больнее, чем ходить с простреленной ногой.

Кейтлин должна найти Джинкс, потому что без этого бойня продолжится. И Кейтлин должна найти Вай, потому что... Вай пошла за Джинкс. Найдёшь одну - найдёшь вторую.
И Кейтлин знает, что это не единственная её причина искать Вай, но предпочитает сосредоточиться на одной.

Из-под капюшона она высматривает знаки - какие-нибудь: яркие неоновые символы, изображения безумных лиц, странные игрушки и изобретения, к которым голыми руками лучше не прикасаться. К звукам не прислушаешься - их слишком много: люди кричат и плачут, гранаты взрываются, кто-то где-то блюёт, а прямо перед ней - о, нет, - миротворец стреляет человеку в голову.

Кейтлин быстро сворачивает за угол и прижимается с другой стороны к стене. Всё это начинает казаться дурной идеей вовсе не потому, что она оказывается в самом пекле - опасность пугает её намного меньше... необходимости. Необходимости быть равнодушной.

Тепличное дитя.

Остатки ужина она удерживает в желудке силой воли.

Крик звучит совсем неподалёку. А с другой стороны - ещё один.

Кейтлин крепче обхватывает свой мушкет. Какие у неё варианты? Бросаться на каждый звук, ввязываться в каждую разборку? На чью сторону ей вставать? Миротворцам она никто - сейчас она даже не в полиции; её слова будут им белым шумом. А иначе как - стрелять по своим?

Нужно найти Джинкс. Нужно найти Вай.

Только Джинкс за решёткой может помочь ускорить завершение этого кошмара.

Оглядываясь по сторонам, Кейтлин двигается в сторону «Последней капли» - не худшей точки, чтобы начать поиски.

+1

3

Любой человек, да и не только он, открывающий учебники по истории, прекрасно знает, насколько глубокие шрамы на судьбах оставляют войны. Они корежат судьбы. Перечерчивают ландшафты. Стираю целые цивилизации то и дело по щелчку пальцев. От последних остается или ничто, или руины. Но порой именно на пепле старых цивилизаций, всходы дает новая история. История целых городов и даже народов. Только для таких, как Эзреаль, больший интерес составлял именно пепел. От мира нынешнего требовалось мало. Информация о том, как добраться до точки и руки, готовые после купить то, что он достанет из под земли. И порой это желание исследовать было таким, что он невольно переступал через некоторые принципы нормы и морали.

Заун сейчас как никогда раньше походил на все те страшилки, что было принято рассказывать об этом месте в школе. Кажется, именно в его любили говорить, что двоечников отправляют Вниз. Останавливало ли это его от того, что то и дело витать в облаках на уроках? Конечно же нет! Ведь все эти уроки казались такими скучными по сравнению с тем, о чем рассказывали его родители. Да, даже более того, в целом стабильная жизнь в Пилтовере казалась до невозможного скучной. Еще совсем мальчишкой он мечтал о том, что будет отправляться в дальние дали на поиски приключений. А в итоге научился находить их и в родном казалось бы городе. Причем его эгоизм (о котором он никогда не признается) и любопытство вели его по тоннелям в самый неподходящий момент.

Сверху снова послышались какие-то звуки и чьи-то крики, из-за чего, почти рефлекторно, Эзреаль вжал голову в плечи, осматриваясь по сторонам. Свет от перчатки освещал тоннель,  в котором удивительным образом совмещалась затхлость давно не открываемой комнаты и сырость подземелья. Крысы, вовсе не похожие на тех, что ползают по городу. Странные наросты, от которых шло едва заметное сияние, и касаться коих казалось даже ему плохой идеей. Однако от них шел слабый чуть сладковатый запах, что могло быть знаком еще более плохим. Сглотнув, парень натянул на себя маску с фильтром, делая уже несколько приглушенный вдох. Ответом с поверхности ему стала, кажется, череда приглушенных выстрелов. Он шел по подземке, в то время как там, на поверхности, проливалась кровь, металлический привкус которой ощущался то и дело даже здесь, внизу. Вполне разумно было бы задать вопрос. Как ему вообще в голову пришла идея спуститься в Заун именно СЕЙЧАС. Но кто же знал, что сила взрыва, сотрясшая здание совета, будет столь сильной, что некогда крепкие стены станут крошиться, образовывая узкие лазы? Да. Возможно, лезть в относительно небольшую расщелину в стене было дурной идеей. Еще хуже было делать это без карты, а лишь с бумагой и мелками, которыми он рисовал эту самую примерную карту. Но… Но он бы не был собой, если бы этого не сделал.

- Спокойно… они не знают, что ты тут. Они не знают, что ты тут…

Эти слова, стали уже для него почти мантрой на все то время, что он бродил по подземке. Мантра. Клевое ионийское слово, все же. Надо будет после и в Ионию снова сгонять, да… Помотав головой, Эзреаль чуть сжал кулак, из-за чего сиянию странного и красивого кристалла на древней реликвии усилилось. Тоннель впереди раздваивался. Снова. Нахмурившись и вооружившись снова мелом, он подошел к левому тоннелю и нарисовал стрелку, обозначая направление своего движения. Чуть посмеявшись, он двинулся вперед, что-то себе напивая и сжимая в руках лямку рюкзака, в котором лежали остатки припасов. Все это -  Отчасти привычная рутина уже для этого… дня? двух? трех? О, храни меня Пилтовер, да сколько я уже тут?

Вот бывает все же порой в жизни момент, когда все хорошо, а после накрывает страх. Словно кто-то щелкнул пальцами и ты уже не понимаешь - где ты, что ты. Стены начинают словно давить, а воздух… душить? Начав спешно ощупывать фильтр, остатками не поддающегося приступу паники сознания, он нащупывает небольшой зазор… Газ… Кажется…. газ… Выход. Найти выход. Бежать.

Почти не контролируя себя, Эз принялся бежать отчасти не глядя. Он лишь то и дело стучал по стене, то и дело почти крича о помощи. Этот крик - был тихим, глухим, едва слышным “помогите”, что то и дело раздавался из-за стен. Этот крик терялся среди хаоса улиц нижнего города, то и дело сливаясь в какофонию со всем тем, что происходило там. Там. Но Эзреаль был Здесь. Пробежав мимо стены, он замер на миг, приметив блик света. Начав вначале что есть силы колотить по старой кирпичной кладке, а после и кричать, он, словно что-то вспомнив, посмотрел с неким удивлением и непониманием на перчатку, что была у него на руке. Вдох. Выдох. Где-то там за паническим ужасом стала вновь проскальзывать здравая мысль. Отойдя от стены и, словно вкладывая свой страх во что-то сейчас ему непонятное, он выставил руку с перчаткой вперед. На выдохе и кажется крики, Эзреаль всего миг с удивлением смотрел на сполох золотисто-белой энергии, что появилась словно из неоткуда. Но обладала силой  достаточной для того, чтобы разнести к чертям часть стены.

Не думая, он выбежал наружу и, плодясь вдоль стены, возле нее же и осел. Чувствуя, что задыхается, парень стянул с себя маску, почти швырнув ее к своим ногам. Воздух Зауна был горьким и едким по сравнению с чистым воздухом верхнего города. Но он точно был лучше и чище той сладкой патоки подземных тоннелей, в которой он был буквально… сейчас. Кажется, ему потребовалось некоторое время для того, чтобы начать хоть немного мыслить здраво. Повернув голову, он вначале отчасти пустым взором рассматривал незнакомку. Высокая. Статная. По-своему красивая. И, явно скрывающаяся от кого-то, ведь на ее лицо был натянут капюшон… Вещи были дорогими. Не Заунитскими… Повернув голову в сторону крика, прозвучавшего где-то там вдалеке, Эзреаль прикрыл глаза, прижимаясь головой к стене. Не то холод кирпича, не то затекшая за шиворот вода. Он снова словно переключился, резко повернув голову в всторону ВООРУЖЕННОЙ незнакомки, с которой он встретился в одном из многих заунитских закоулков во время ведения ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ, Сглотнув, парень выдавил самую дружелюбную улыбку из всех в своем ассортименте и медленно поднял руки.

- Здрасьте, - проговорил он тихо и, не сдержав смешок, попытался произнести приветствие уже более спокойным голосом. - Здравствуйте. Не рекомендую заходить в тот тоннель… Там… кажется… из одной из труб идет газ… или что-то смешалось и вступило в реакцию… 

Все еще чувствуя себя размякшим и не понимающим, где именно он находится, парень пытался держать себя в руках. Все же, лучше самого крепкого шуримского кофе бодрит страх за свою жизнь. Сдержав кашель, он теперь внимательно всматривался в незнакомку, чуть сжимая кулак левой руки. Он был слаб. Но сил хватить совершить скачок на соседнюю крышу у него должно было хватить. А там можно и на чердаке схорониться, приходя в себя.

Отредактировано Ezreal (2022-08-25 13:25:16)

+1

4

Кейтлин однозначно пора привыкать к случайным взрывам там, где их не ждёшь.

От стены она отскакивает моментально, мысль - ещё два шага, и меня бы задело - пролетает в голове вспышкой-молнией. Ещё не понимая, что происходит, она хватается за мушкет, судорожно прицеливаясь в... облако пыли, и пятится назад. Сначала кажется: где взрывы, там Джинкс, - но этот сияет белым и золотом, а не эксцентричным голубо-розовым неоном.

Ещё немного, и она везде начнёт брать с собой цветные карточки, чтобы по искрам определять местных взрывников и поджигателей.

Из пыли появляется фигура, и прицел моментально перемещается на неё. На всякий случай - Кейтлин помнит, что ей здесь грозит - целится она в голову, но когда пыль рассеивается, Кейт видит не то, чего ждёт и боится. Фигура, прилипшая к оставшейся целой части стены, кажется ей подозрительно знакомой, но опасности от неё не исходит.

А когда фигура начинает тараторить, Кейтлин вспоминает и голос тоже. Сердце начинает успокаиваться, но мушкет она держит наготове немного дольше - ну так, мера предосторожности.

- Эзреаль?

Это однозначно Эзреаль.

Пилтоверские сливки общества - не самая многочисленная в мире группа людей. Разумеется, мама делает... делала всё, чтобы Кейтлин была по меньшей мере осведомлена о большинстве домов и кланов и их отпрысках - хотя бы старших. Это какие-то базовые правила приличия в тех кругах, в которых вращалась при жизни Кассандра Кирамман, и хотя Кейтлин не слишком стремилась составить ей в этом компанию, с учёбой у неё всегда всё было превосходно.

И вот он - один из отпрысков. В юношеских чертах легко разглядывается мальчишка, с которым она даже была знакома. Выходец из верхнего Пилтовера, он вымазан в грязи, но одежда, которая под ней проглядывается, форму миротворцев ничем не напоминает.

Кейтлин, подумав, всё-таки опускает ружьё.

Не похоже, чтобы от Эзреаля исходила угроза. Если уж на то пошло, вообще не похоже, что он у него есть здесь хоть одно осмысленное дело, - но это как раз надо бы узна—

Едва она открывает рот, чтобы задать вопрос, её прерывает шум, и вот он звучит недружелюбно - лязг холодного оружия, выстрел и крики, не предвещающие ничего хорошего, уверенно сдвигаются в их сторону.

Кейтлин хватает Эзреаля за руку и, обойдя остатки стены, быстро скрывается с ним в следующем переулке. Ей кажется, что она всё ещё движется в сторону «Последней капли», но она плохо знает эти улицы, и в условиях всеобщего хаоса и разрухи вспоминать дорогу становится намного сложнее. Главная задача - хотя бы уйти подальше, и с этим она справляется, успешно лавируя между мёртвыми, ранеными и раскиданными по улицам вещами беженцев.

Она сделает для этих людей всё, что может. Она поймает Джинкс, она добьётся от Совета - или что там они организуют вместо него - конца всего этого кошмара, да она по кирпичу сама будет отстраивать каждый дом, высаживать и выхаживать каждое дерево. Она...

Отпускает руку Эзреаля и смотрит на него, присняв капюшон. На улице, где они оказались, пока что тихо, и здесь можно отдышаться.

- Что ты здесь делаешь? - спрашивает, наконец, Кейтлин.

+1

5

Головокружение, слабость, тошнота, нехватка воздуха… Он уже неплохо знал эти симптомы. Газ… Ну конечно же. Если от встряски пошли такие расщелины, то в Зауне точно должны были быть старые трубы, что могли дать трещину. Возможно, забарахлили один из механизмов, что должен был его об этом предупредить. Но а еще важнее было бы все же следить за тем, сколь плотно прилегает маска к лицу, балбес. Но этого он не признает даже для самого себя. Хотя, он был достаточно умен для того, чтобы ее одеть, что, возможно, спасло ему жизнь. Главное, чтобы теперь его языка и остатков умы хватило, чтобы спасти ее снова. В этот раз - от смотрящего в его сторону дула винтовки…  отчего-то знакомой винтовки.

Силясь восстановить дыхание, но то и дело лишь начиная сильнее кашлять, парень все же пытался держать остатки сил для того самого единственного спасительного рывка куда-то в сторону. На еще один залп он даже не рассчитывал, так как после пробития стены был нужен… хоть какой-то но отдых! И…

— А? Вы меня знайте? А…я… я все верну! И я ничего не бра… Стоп. Кэйтлин?

Несмотря на то, что с последнего их разговора прошло очень много времени, он не мог не узнать эту интонацию. Какую-то странную помесь зазнайки и наивности. Приличная и опрятная девочка, в глазах которой он все же то и дело подмечал искорки бунтарского духа. Тогда он это правда для себя понять не мог до конца. Но и подходить слишком близко не рисковал, ведь… Это были Кираманн. А он - имеющий имя из-за того, что его родители повытаскивали из руин Шуримы артефактом чуть больше и чуть значимее, чем некоторые другие искатели. Помниться, последний раз они виделись еще отчасти детьми. Тогда Кэйтлин казалась ему такой взрослой и высокой. Теперь же… о возрасте говорить не принято, а вот о росте… Она стала еще выше. Что было отлично заметно особенно когда он сидел, прижимаясь спиной к каменной кладке. Наверное… хорошо, что  из всех возможных жителей и гостей двух городов, он встретил именно ее. Главное, чтобы она не начинала, как когда-то, занудничать… Или такого не было никогда? А вообще, он это про себя сейчас говорит или вслух?

Звук выстрелов и крики даже в таком состоянии заставляют волосы встать дыбом. Да. Рядом с ним друг, но вот кроме него в Зауне - большое количество тех, кто не понимает - где враг, где товарищ, где перебежчик. Все смешалось. И да, надо бы валить. Да только от понимания того, что рядом друг его разморило, как после бани или сауны.

– Ох, да полегче!

Едва удержавшись на ногах, когда его резко заставили встать, он послушно плелся следом, даже не пытаясь всматриваться в танцующий пьяный вальс мир. А то стало бы хуже. Прикрыв глаза, да смотря лишь под ноги, Эзреаль все же кое как, но доплелся до условно безопасного места. Правда там мигом снова сполз по стене на чуть влажную, из-за подтекающей трубы кладку. Схватившись руками за голову, парень застонал, после опять закашлявшись. Дрожащей рукой, он полез в сумку, что висела у поясницы, начав перебирать склянки, которые не всегда были даже подписаны или нормально обозначены. Правда… нужнее были даже не они, а вот эти странные штуки, похожие на шарики. Услышав, что ему задали вопрос, Эзреаль вытянул в сторону Кейтлин свободную руку, жестом прося подождать,

— Момент. О. Есть.

Вытащив нечто, похожее на семена лотоса и гремящее, словно погремушка, уже из другого подсумка он выудил небольшой мешок. Швырнув туда “погремушку”, он сжал кожаное изделие в руках. Послышался тихий хлопок, после которого Эзреаль прижал то к себе, делая глубоки вдохи. В нос ударил приятный и отчасти чарующий запах горной свежести и каких-то цветов. Как и всегда этого хватает на два три вдоха. Но, как и всегда, эта хитрая премудрость из Ионии, выведанная у местных шахтеров,  его спасает хоть ненадолго.

Ааа, - выдохнув облегченно, он позволяет мешку упасть из ослабевшей руки на кладку и, некоторое время молчит, подавая голос, что звучал уже гораздо бодрее.

Да… Вычитал в библиотеке, что Заун находится на руинах древнего Шуримского города… И даже находил карту со старой системой тоннелей. Но до этого в них вход сверху был замурован. Но после недавних событий там трещина прошла. Я и полез… Не думал вовсе выходить наружу, но… фильтры подвели, - хохотнув, он почесал затылок, улыбаясь немного невинно, но после стал много серьезнее, и посмотрел внимательно на девушку. -  А… ты тут что делаешь? Точнее, почему ты тут одна.. Я слышал, ты вроде бы как среди миротворцев. Разве нет?

Отредактировано Ezreal (2022-08-31 00:59:59)

+1

6

Среди миротворцев.
О да.
О нет.

Она точно хочет творить мир, но нынче это определение кажется каким-то уж совсем неоднозначным. По крайней мере, формального звания её лишили, да и жителей нижнего города - беззащитных и вооружённых - она не калечит и не убивает. Даже сказать «сердцем я всё равно с ними» тоже как-то не выходит - во-первых, потому что сердце её сейчас совсем не там, но что важнее, ей крайне трудно представить ситуацию, в которой она бы получала удовольствие от того, что «творит» сейчас полиция.

Так что... нет. Она не с миротворцами.
Не в нынешнем их виде.

- Я... - она запинается, вздыхает, смотрит на Эзреаля, пытаясь понять, что же она только что увидела и как ей-то ответить на заданный им вопрос. - Всё довольно сложно.

Выглядит Эзреаль не очень хорошо. И хотя Кейтлин уже не помнит, когда последний раз встречалась с кем-то, про кого это нельзя было сказать, бледно-зеленоватое лицо приятеля её смущает - чуть-чуть больше, чем... всё остальное. То, что он находится в нижнем городе именно в это время, например, или то, что дышит... чем-то. Кейтлин стоит слишком далеко, чтобы понять, чем, но зеленоватый оттенок сходит с лица Эзреаля, и она делает закономерный вывод, что по крайней мере это не усугубляет его состояние.

В их закутке пока тихо - она тревожно оглядывается, складывает мушкет и убирает в сумку на плечах. Пока нет нужды стрелять, руки лучше держать свободными.

- Ты же понимаешь, что здесь происходит? - спрашивает Кейтлин, и голос у неё обеспокоенный, но вот лицо недоумевающее. - Они мстят. И ты просто пришёл сюда... походить по тоннелям?

Жизнь Кейтлин слишком быстро превратилась из бытового детско-родительского сражения за свободу в настоящее сражение с совсем другими ставками. Сегодня она пытается остановить войну, отгоревать, срастить обратно разорванное сердце - одновременно, едва урвав возможность для кратковременной передышки, - и теперь к этому добавляется Эзреаль,

И она пока не вполне понимает, что это для неё значит.

- Этот взрыв, - вспоминает Кейт бело-золотые пыльные всполохи. - С которыми сломалась стена, из которой ты вышел. Это твоих рук дело? Как ты это сделал?

Только сейчас она решает поговорить о перчатке, цепким взглядом спускаясь от лица Эзреаля к его рукам и обратно.

Ох. Перчатка.

Это становится похоже на очередной виток пилтоверской моды - с той лишь разницей, что следуют ей лица максимально неожиданные. Девушка из нижнего города с въевшейся под кожу ненавистью к предавшим её властям Пилтовера и парень, готовый из безопасного поместья сунуться в провонявшие газом тоннели под воюющей землёй. Ей-богу, месяц назад речь бы шла об оттенке пуговиц у членов Совета... тогда ещё живых.

Кейтлин вздыхает.

На секунду становится тоскливо и горько.

Вернее, тоска и горечь становятся ярче. Кейтлин знает, что чувствует. Эмоционально она уже несколько дней не в лучшем вместе, и каждое следующее событие сил не добавляет. Но она взвалила на себя слишком многое, чтобы это могло её остановить.

Не дожидаясь ответа, она протягивает Эзреалю руку, помогая ему встать.

- Не стоит оставаться на месте, - поясняет Кейт. - И одному ходить - тоже. Я пытаюсь найти кое-кого. Можешь мне помочь, если хочешь, но пожалуйста, осторожнее со взрывами. К жителям верхнего города здесь сейчас не очень дружелюбно настроены, как ты можешь догадаться.

Меньше всего на свете ей хочется преумножения смертей и несчастий.

0

7

Небольшие минусы его нынешнего образа жизни - порой он от и дело выпадал из всего, что происходит в его родном городе. Пока не пропали его родители, и он был обычным (нет) учеником в неплохой и престижной школе Пилтовера, то волей-неволей знал, чем именно живет город. Но, бросив почти все 2 года назад, Эзреаль и вправду потерялся среди всех тех хитросплетений, что происходят. Он слишком долгое время был в Шуриме и, прибыв назад буквально за пару суток до недавних событий, едва ли мог здраво оценить происходящее. Чего уж говорить о том, чтобы уследить чем были заняты его давние знакомые? Он не замечал того замешательство, что поселилось на лице Кэйтлин до тех пор, пока она не подала голос. А услышав ответ не стал задавать ненужных сейчас вопросов. Прошло слишком много времени с тех пор, как они то и дело могли остаться в отдалении от прочих отпрысков. Словно вечно о чем-то раздумывающая Кэйтлин. И вечно витающий в облаках, да рисующий каких-то мифических чудовищ Эзреаль, бормочущий что-то под нос. Они были настолько же похожи, насколько и отличны. Видимо, и причины, что привели их сюда настолько же отличны. Хотя, это сто процентов именно так.

– И все же, твой отец гений в механике.

Эта фраза срывается с его губ произвольно, когда он смотрит на то, как винтовка вот так просто складывается и отправляется в сумку. Причем, даже видя это впервые, он понимает, что это оружие будет почти мгновенно готово к бою, не теряя своих качеств. Чуть покашляв, Эзреаль снова начинает рыться по сумкам, доставая небольшую флягу с подслащенной водой. Пара глотков словно придают ему сил, отчего губы растягиваются в такой уже привычной для него улыбке… не то вечного весельчака, не то идиота. 

Да… Походить по тоннелям… Просто… я подумал, что, возможно, смогу что-то узнать… Я не планировал выходить на улицы города, так как далек от конфликта. Вернулся в город буквально дня два назад, а тут такое. Но эти тоннели были перекрыты кем-то не то намеренно, не то по незнанию как минимум несколько сотен лет, если не больше! Я не мог упустить такую возможность!

Невольно подняв чуть выше голос, он чуть испуганно посмотрел по сторонам, притихнув. Поняв, что они в безопасности и их пока никто не заметил, парень почесал затылок правой рукой, делая виноватый вид. Лишь на секунду он словно преображается, становясь серьезным и собранным, пока вслушивается в звуки города. В такой момент он может даже показаться взрослее, правда после вновь улыбается глупо и безмятежно.

Оооо, это не взрыв. Скорее - импульс… энергии. Да. И да. Моих рук дело!

Он не рискует говорить о том, что этот импульс не просто что-то, что можно бы было объяснить хекстеком или же технологией. По совету дяди, свой внезапно проявившийся магический талант он не особо афишировал. Все же, поминая историю города, Пилтовер и Заун были вначале местами, в которых люди и не только укрывались от бедствий, спустившихся на Рунтерру после рунической войны. Книги в библиотеке и даже некоторые жители города еще отлично помнят ту боль и страх, что жили в сердцах многих. Кинув взор на перчатку, к которой то и дело опускался внимательных взгляд знакомой незнакомки, он провел по той пальцами правой руки, чувствуя такое уже привычное и приятное тепло. Ему повезло, что древний Шуримский гений собрал эту перчатку в стиле, что так хорошо сочетается с нынешними веяниями моды в Пилтовере.  Если не использовать сокрытую в ней силу, то можно спокойно носить, говоря, что это такой аксессуар, и это они не понимают. Во всяком случае, до сих пор это именно так и работало.

Заметив протянутую руку, Эзреаль мотает головой и, сделав еще один глоток воды, быстро вскакивает на ноги. Ему нужно было постоять так пару секунд, чтобы понять, насколько он в целом был готов к таким резким скачкам, после недавнего отдаления. Ему снова везет. Лишь небольшая слабость, что ушла, оставив звон в ушах.

А куда идем? И, не переживай. Хоть мы пока и ищем то и дело общий язык, перчаточка меня еще никогда не подводила!

Он снова улыбается во все зубы, выдавая короткий смешок. Но все же сжал левую руку в кулак, отчего красивые кристаллы на древнем артефакты чуть засияли. Оставалось надеяться на то, что синеватыми отсветами не пошли и появившиеся на лице татуировки. Так как их он уже не контролировал вовсе. Как и то и дело свои эмоции, если только он не был на деле.

– Стоп, - моргнув, парень посмотрел на Кэйтлин с удивлением и неким интересом. Идя следом и то и дело смотря по сторонам, прислушиваясь, он начал говорить в привычной для себя чуть торопливой манере. - Ты немного разбираешься в местных улицах? Поверь, я уже научился понимать по походке - знает ли человек, куда он идет, придуривается или блуждает.

И это было правдой. Порой, лишь этот навык помогал ему помочь - насколько верного и знающего свое дело провожатого он нашел. И это даже могло спасти его жизнь.

+1

8

В нижнем городе дышать тяжело почти так же, как в прошлый раз. В воздухе теперь больше пороха; больше ненависти и боли. Как будто раньше их было мало. Всегда можно больше. Всегда можно токсичней. Всегда можно сломать об колено ещё одну чью-то жизнь.

Кейтлин не прикрывалась маской ни в первый раз, ни в этот.

С последствиями своих и чужих решений она сталкивается в лоб, не увиливая и не стесняясь.

Эзреаль вскакивает на ноги сам - Кейт прикидывает его способность на них и остаться и убирает руку, - и кивком показывает: идём. Сюда миротворцы ещё не добрались - здесь тихо, намного тише, чем в паре кварталов в сторону верхнего города, - и в этом есть нечто особенно жуткое. Так не должно быть. Это оживлённый район. Здесь живут люди, здесь играют дети, здесь пахнет уличной едой... Кейтлин морщится от воспоминания, в её памяти уже совсем не такого мерзкого, - но в реальности не оказывается не то что запаха, а даже самой лавки.

Посреди дороги лежат щепки.

Разбирается ли она в местных улицах?

- Я была здесь однажды, - поясняет Кейтлин, подходя ближе. - Тут была лавка с едой. А там...

А там - за свалкой, которой стало... знакомое заведение - остатки здания. Обугленные камни, полусожжённые доски выделяются даже в архитектуре нижнего города. Ближайшая к ним стена разрушена полностью - через неё видны и жалкие куски остальных.

Почему?

Сюда ещё не дошли миротворцы.

Откуда эта разруха так глубоко в нижнем городе?

Кейтлин вздрагивает.

- Эзреаль! - у неё всегда с собой записки - она снимает с плеч сумку и достаёт оттуда тетрадь. Глаза у неё слабо блестят, пока она листает свои заметки, и загораются ярче, как только она находит нужные страницы. - Мне нужна твоя помощь, - она показывает Эзреалю свои записи с фотографиями, рисунками. Те же самые, которые показывала заключённой в Стиллуотере. Судя по всему, они обладают достаточной узнаваемостью не только для самой Кейтлин. - Видишь вот эти знаки? Эти цвета?

Там много неоново-ядерного.

- Они могут быть... Да где угодно. Скорее всего, возле каких-то разрушенных мест, где есть следы взрывов или стрельбы, но я бы не зарекалась. Если увидишь - говори. Может быть, будут где-то здесь. Помоги посмотреть.

Матушка Кейтлин, Кассандра Кирамман, несколько дней как покойная, наверняка бы не одобрила, с каким энтузиазмом её дочь, едва договорив и убрав тетрадь обратно в сумку, бросилась в пыль и грязь - перебирать поломанные камни и покорёженные железки. К сожалению, матушка не одобряла очень многое из того, что и привело Кейтлин сюда изначально - и что, вероятно, могло бы предотвратить её гибель, сложись обстоятельства немного иначе, или будь Кейт немного сильнее, или умнее, или не вызывай само её существование приступы психоза у едва знакомой ей девушки.

В любом случае. Здесь был шанс найти какой-то след.

Но Кейтлин, пыльная с ног до головы, его не находит, даже обойдя всё здание - что от него осталось - по кругу.

Что это значит?

Это не Джинкс?

Местные разборки, случайные жертвы?

Или на этот раз Джинкс решила не оставлять автографа?

- Нашёл что-нибудь? - Кейтлин особо не надеется, обращаясь к Эзреалю, и думает. Наверно, стоит продолжать идти к «Последней капле», как она и планировала, но...

Волна жара из-за спины сносит её, и она падает на землю.

+1

9

Несмотря на то, что Эзреаль большую часть своей жизни пока прожил в Пилтовере, дышать здесь, на улице, ему было… не слишком тяжело. Он не морщился и не выражал и капли отвращения, кою, по слухам, то и дело показывали жители верхнего города, приходя сюда, вниз. Возможно потому, что именно такой запах - горький, пропитанный смогом, химикатами, порохом и страхом, был ему… приятнее, чем тот, что он испытывал, находясь в гробницах. Там, внизу, под толщей песка, гранитных плит и векового забытия, воздух был спертым, недвижимым и мертвым. И от его удушающей тишины и мертвенности было то и дело гораздо хуже, чем от того, что творилось здесь.

Рука помощи уходит, стоит Кэйтлин понять, что он более менее стоит на ногах, а после кивает так, как то и дело кивают люди ее профессии. Слов нет, но буквально чувствуется - лучше бы пройти следом. Их этому порой даже не учат, но какой-то особый и странный отпечаток остается. И Эзреаль идет, хоть и подмечает то, что в шагах его провожает начинает то и дело проскакивать что-то кроме уверенности. Его это напрягло, но пока все свои слова и комментарии он придержал.

– Лавка с едой? Ты тоже не прочь то и дело отведать местной кухни?

Вопрос срывается сам по себе и в нем нет ни злобы, ни желания уязвить. Он и сам с удовольствием мог согласиться попробовать местный деликатес, готовый после проснуться с отравлением или же в пятнышко. Скорее лишь интерес, что останется без ответа, так как они оба уже смотрели на развалины здания, что были за мешаниной из досок и гвоздей. Смотреть на такие картины - всегда больно. Еще недавно тут была жизнь. Теперь - лишь боль и страх. По спине прошлись мурашки, стоило вспомнить похожие картины, что он уже успел увидеть. Иония. Земли, захваченные Ноксусом. Только там то и дело в воздухе все еще пахло кровью. А значит, именно эти разрушения произошли еще раньше. Или же - это дело местных группировок, что стали бороться за власть.

– Да что таким командным то голосом, мисс Кироманн! Не на уроке!

Его возмущение схоже с детской обидой, что отчасти не вяжется с местным антуражем. Но уже вскоре он переменяется стремительнее, чем погода в высокогорье. Улыбка и веселость сменились серьезностью и пугающей собранностью. Он внимательно рассмотрел фотографии, запоминая чудные, словно детские рисунки. В них была заметна детская злоба и вовсе не детская сила. Цвета резали глаза, даже будучи приглушенными сепией фотопленки. Ему не составило трудов представить, насколько они будут яркими в реальной жизни.

– Их оставил… какой-то конкретный человек.

Не вопрос. Напрашивающийся факт, так как по тому, сколь крепко сжимали пальцы страницы, можно было понять - эти нелепые и жуткие картинки значат гораздо больше, чем нелепые надписи, коими были то и дело покрыты улицы. Снова прокрутив очертания рисунков, парень начинает внимательно озираться по сторонам, выискивая среди царящего хаоса яркие неоновые всполохи. И, в отличие от Кэйтлин, не рискует заходить внутрь здания, внимательно осматривая конструкцию снаружи. Возможно, она сама знает, что делает, но Эзреаль предпочел вначале понять - здание разрушили снаружи, или изнутри?

Его шаг становиться неспешными, а глаза, словно у хищного зверя, стали цепко осматривать каждый край конструкции. Чуть слышно бормоча вслух рассуждения о том, что именно могло тут произойти, он весь напрягается и выпрямляется, когда слышит едва различимый щелчок. Откуда? Внутри? Там где Кэйтлин? Он слишком часто слышал такие звуки. Да, после обычно шел чуть мелодичный звук натягивающихся веревок, но здесь он был более металлический… Словно… приглушенный отзвук металла… Нашел ли он что-то? Нет. Но зато успеет спасти.

Практически вбежав в дом, он прижимает девушку к себе правой рукой, выставив чуть вперед левую. Ненадолго их окружил всполох сияния, и вот они уже стоят в метрах четырех от здания, в котором прогремел очередной взрыв.

– Осторожнее надо же быть!

Проговорил он испуганно, после отпуская спасенную и наклоняется, упираясь руками в колени. Да уж. Видимо теперь точно придется некоторое время не пользоваться что силами перчатки, что своими собственными. Восстановив дыхание, он поднял взгляд наверняка пока еще чуть сверкающих глаз, осматривая провожатую. Та выглядела целой, а значит он успел.

Еще одна прекрасная спасенная дама на счету Джарро Перышко, - выдает он шутливо, и смеется, медленно выпрямляясь. Чуть пошатнувшись, Эзреаль посмотрел на перчатку, чувствуя в руке в этот раз тяжесть, а вместо приятного тепла - холодок. – Ты поосторожней. Второй раз я если и смогу вытащить, то только себя.

Выдохнув снова, парень чуть похрустел шее и стал осторожно двигаться в сторону места, где прогремел взрыв. Теперь там уже точно было безопасно, а значит можно было попытаться поискать источник звука. Зная ловушки - ты знаешь, как выжить.

+1

10

Она уже была так близко к сердцу взрыва. Один раз.

Не так давно.

Всего лишь в прошлой жизни.

В тот раз погибли несколько миротворцев, и Кейтлин среди них не оказалась чудом. Каковы её шансы остаться целой и в этот раз? Как часто выживают те, перед чьим лицом - или за чьей спиной - взрываются снаряды?

Кейтлин сшибает с ног волна жара. Колени подгибаются; земля приближается неумолимо, и единственное, о чём Кейт успевает подумать - нельзя падать на прямые руки. Нужно сгруппироваться. Хотя бы минус один к возможным травмам, исключая ожоги и всё, что влетит сейчас в спину...

Но вместо земли её встречают чужие руки и вспышки золота перед закрытыми глазами. Жар отступает. Кейтлин даже не успевает упасть - когда объятия размыкаются, положение тела остаётся прямым, и никакая внешняя сила уже не пытается её повалить. Сердце колотится; ориентация в пространстве восстанавливается целых несколько секунд. Лишь по их исходу Кейтлин начинает складывать произошедшее за эти короткие мгновения в единую непротиворечивую картинку.

Она была близко. Теперь она находится далеко. Огромный прыжок разделяет её и точку, в которой она стояла и где, вероятно, могла получить серьёзные травмы. Прыжок, которого она не делала, который не могла бы сделать физически; как и никакой другой живой человек.

Эзреаль выглядит так, будто только что пробежал марафон.

Второй раз я смогу вытащить... только себя.

- Вытащить? - всё ещё в лёгком недоумении переспрашивает Кейтлин. «Перчаточка меня ещё никогда не подводила», - вспоминается совсем недавняя фраза, на которую Кейтлин особенно не обратила внимания и, если уж на то пошло, привязала её скорее к... «импульсу», как выразился Эзреаль. К разрушенной стене. К атаке, а не перемещениям в пространстве, и это важный нюанс, потому что это разный технологический уровень - по крайней мере, в рамках её понимания, хоть она и не знаток. Ближайший аналог того, что она сейчас увидела и испытала на себе - хекс-врата, и да, они перемещают на значительно большее расстояние, но это хекстек, и они большие, и Джейс работал над ними не один год, и...

Интуиция подсказывала Кейтлин, что всё это никак не связано с хекстеком. А интуиция её подводила редко.

- Спасибо.

Что бы это ни было, оно спасло её от больших неприятностей и, потенциально, смерти. Эзреаль спас. Неведомым образом. И Кейтлин чертовски сильно хотела бы узнать подробности - что это, как это работает, как и где Эзреаль этому научился и причём здесь перчатка, - но вместо всех расспросов она решает ограничиться простым:

- Это было... поразительно.

Более содержательная дискуссия была бы уместна за чашкой чая. К сожалению, в нынешней ситуации с этим возникали сложности: ни чашек, ни чая, ни, главное, хоть сколько-нибудь безопасной обстановки - оказалось, что рвануть может откуда угодно, когда угодно. И других опций, кроме доверия своему спутнику, у Кейтлин здесь не сильно много.

Взрыв, на самом деле, вышел куда скромнее, чем можно было бы ожидать. По крайней мере, ожидать от Джинкс - если случайную разруху Кейтлин была готова приписать кому угодно, даже местным разборкам и заблудившимся миротворцам, то взрывная ловушка намного больше походит именно на то, что Кейтлин здесь и ищет. Даже несмотря на отсутствие рисунков и символов, Кейт решает, что она на правильном пути.

Дым догорающих деревяшек здесь, в нижнем городе, врезается в лёгкие совсем не так сильно, как в верхнем.

На этот раз Кейтлин не тратит слишком много времени на поиски - она и так обыскала большую часть здания. Ничего опознавательного здесь всё равно нет; даже остатки ловушки выглядят вполне обыденно. Кейтлин ограничивается несколькими фотографиями.

- Скорее всего, это она, - Кейтлин делится соображениями. - Джинкс. Она же подорвала Совет. Чем быстрее я её найду, тем раньше всё это закончится.

Сердце тоскливо сжимается - на целое мгновение. Сожаление, гнев и горе продолжают кипеть, - но только на периферии.

«Последняя капля».

- Надо проверить одно место, там может быть больше зацепок, - сообщает Кейтлин и, убрав камеру, уходит от печального памятника небезопасности сегодняшнего Зауна.

+1

11

Больше всего в своей “работе” он любил находить гробницы, рассматривая порой часами рисунки и надписи на стенах. Больше всего в своей “работе” он не любил ловушки и человеческую подлость. Конечно, к первым всегда можно привыкнуть. Но вот ко второму… Когда до ближайшего города 4 дня пути, а до родника больше суток, там или ты, или тебя. Возможно оттого Эзреаль и сам учился становиться то и дело тем еще подлецом, что не доверяет никому. Но впрочем, это никак не мешало ему то и дело выслушивать советы прочих, чтобы научиться а) разбираться в людях; б) учиться искать ловушки. Кто же знал, что это пригодиться и в казалось бы простой жизни?!

В том, что он успеет подхватить Кэйтлин, парень не сомневался ни единой секунды. Но вот в том, насколько далеко выйдет прыгнуть с другим человеком - сомнения были… огромные? Потому что так он делал чуть ли не впервые. Да. Точно. Так он делал в первый раз. И, если честно, несмотря на сносящую почти что с ног некоторое время усталость, он хотел улыбаться и смеяться, словно дитя, у которого впервые что-то получилось. Кажется ему даже удается выдавить из себя еще несколько смешков, прежде, чем выпрямиться. У него вышло спасти жизнь другого человека. У него вышло узнать кое что новое о своей перчатке и собственных силах. Оставалось надеяться на то, что прочее не будет бросаться в глаза столь сильно.

Уловив краем глаза свое отражение на металле перчатки, он видит уже знакомые яркие отсветы в своих очах и сияние отметин на щеках. Закрыв лицо правой рукой, он делает несколько глубоких вдохов прежде, чем убрать ее, кидая снова взгляд на отражение. Всполохи заметны, но уже не так сильно. И с этим всем явно надо будет что-то делать. Потому как сиять, словно фонарик в темноте - идея так себе.

– Дап. Вытащить!

Он вторит словам без какого либо умысла и, повернув голову в сторону Кейтлин, улыбается той честно и во все зубы, снова чуть смеясь. Всему своими остатками сил сейчас парень делал вид, что не произошло ничего странного. Хотя и понимал, что этот трюк мог бы сработать со многими. Но не с Кирамман. Она была слишком… хитрой и внимательной. Хотя, скорее даже мудрой. Хитрость была больше про него самого. До мудрости он пока не дорос. А по словам некоторых – скорее всего никогда не дорастет, ведь порой рискует излишне сильно.

– Всегда пожалуйста! Правда… ты, пожалуй, первый человек, кого я спас… так.

Веселость вначале сменилось задумчивостью и серьезностью в конце. Отчего Эзреалю казалось, что если он будет честен тут, вопросов меньше будет после.  Хотя… Всен могло стать лишь хуже. А значит придется делать тоже, что и всегда - импровизировать. Это никогда не было для него проблемой.

– Сам порой удивляюсь!

Парень смеется весело и задорно, что могло бы даже казаться немного жутко в таких декорациях, но после уже, становясь серьезнее, когда стал осторожно разгребать завалы дома. Теперь, когда тут уже не было уже безопаснее, он осторожно перебирал камни развал, в итоге таки найдя, кажется, источник бедствия. Осколки гранаты, что казалась… разрисованной? Тут явно были какие-то линии, что возможно могли бы быть собраны в единый узор. Но он имел возможности увидеть эту штуку до того, как она разорвалась, устроив довольно сильный для своих размеров взрыв.

Хм. А эта штука бабахнула сильнее, чем ожидаешь от столь маленьких конструкций, - протянул он задумчиво, после без лишних слов выходя из кадра, стоило Кэйтлин взять в руки фотоаппарат. – О, пока меня не было, новая модель вышла? Теперь нет проблем с выдержкой? А то, знаешь ли, порой всяких тварей очень сложно заставить сидеть без движения, а смотря на смазанные снимки никто не верит.

Эзреаль осторожной походкой подбирается ближе к Кирамман, осматривая технику, что была у той в руках. И припоминая, что когда он последний раз был в магазине, именно таких там и вправду не было. Сколь же многое за это время успело поменяться… Сколь же многое ему придется нагонять, если он хочет здесь выжить и жить… Теперь ясно, отчего дядюшка намекал ему сидеть дома и не рыпаться.

– Ты говоришь о месте. Идешь туда весьма уверенными шагами. И при этом ты из Пилтовера. А ты уверена, что такая светлая мысль посетила лишь твою голову?

Озвучив свои рассуждения, парень, заслышав что-то, высунул нос в сторону клицы, быстро напяливая на свои гогглы. Пара движений, и стекла позволяют приблизить фигуру, что пока лишь появилась в другом конце улицы.

– Хм. Что-то мне не нравится, как он выглядит… Так где там это твое место?

Задав этот вопрос, Эзреаль, стянув со своего лица очки на шею, неловко посмеялся, сам группируясь и будучи готовым в любой момент рвануть в сторону пока на своих двоих. Пока что на своих двоих. В отличие от Кейтлин, ему надо было просто немного подождать, чтобы иметь возможность смыться. Возможно, будь он один или с кем-то другим, он был бы много спокойнее. Но он был с Кирамман. И бросать ее ему не хотелось. Все же… пока в нем не хватало того количества подлости, что жила в сердцах и душах многих людей, с коим им уже “повезло” встретится.

Отредактировано Ezreal (2022-09-07 07:55:30)

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Любопытство кошку сгубило