ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » brave-ish heart


brave-ish heart

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

клара & саллиhttps://i.ibb.co/qMXYxQ5/image.jpg https://i.ibb.co/jZtDPXC/image.jpg https://i.ibb.co/JHXd36h/image.jpgBRAVE-ISH HEART


Некая Клара когда-то думала, что фотографии притягивают несчастья.
Спойлер: она была права.

Отредактировано Sally Sparrow (2022-09-03 15:29:19)

+2

2

Вечер перед началом учебного года выдается скучный и напряженный. До шестого часа Клара заполняет бумажки на каждого ученика, на программу, подписывает листы с нагрузкой, утрясает расписание, бегает из учительской в класс, из класса в кабинет директора, оттуда снова в класс и так по кругу, в любом доступном и не доступном направлении: геометрия, не только далекая от евклидовой, так еще и в страшных снах не являвшаяся даже на планетах с самыми серьезными пространственными аномалиями. До восьмого часа она готовит класс к завтрашней катастрофе: перепроверяет учебники и материалы, пересматривает план занятия, готовит план урока и размышляет, что бы такого сказать, чтобы дети совсем не уснули, и вздыхает, что каких-нибудь писателей девятнадцатого века надо обязательно изучать самым скучным способом, и нельзя просто взять и привести их в класс даже за пожалуйста. Честно говоря, когда она наконец принимается за доску — завтра ей предстоит перечислить все фамилии и произведения, с которыми ученикам придется познакомиться в течение учебного года, и ей откровенно лень заниматься этим с утра пораньше или в ходе урока, — на периферии зрения все уже плывет и покрывается шустрыми черными мушками от усталости. Но это ничего страшного, скоро все войдет в колею.

Клара возвращается к доске и отчеркивает Кизи и Оруэлла: дальше там идет семестровый курс отдельно по Шекспиру, и он конечно дополнительный, но она не имеет права его не упомянуть. Сон в летнюю ночь. Макбет. Сонеты. Клара вздыхает и роняет плечи в выражении бессилия и легкого раздражения, когда перепроверяет список в своем конспекте и понимает, что как минимум «Ромео и Джульетту» необходимо добавить перед сонетами, но когда возвращается к доске...

Не видит ни единого написанного слова под Кизи и Оруэллом.

Усталость, конечно, как рукой снимает. Клара перестает доверять самой себе. Клара снова выводит: Шекспир. Сон в летнюю ночь. Макбет. Ромео и Джульетта. Сонеты. Клара наблюдает, как меловые надписи проваливаются в пустоту.

Распахивает глаза шире, адреналин и любопытство прошивают её насквозь. Отголоски версий роятся в голове точно так же, как совсем недавно роились пятнышки переутомления в уголках поля зрения. Ей очень нужен толчок извне, направление, что-то кто-то, чтобы захватить её внимание и повести вперед.
Она рисует на крае доски сердечко, чтобы проверить, только ли надписи ведут себя странно. Рисунок исчезает мгновенно.
Тогда Клара шкрябает мелом, просто так. И абстракция остается.

Совершенно сбитая с толку, она собирает мелки в карман и отправляется в учительскую, просто чтобы хоть с кем-нибудь поговорить. Интересно, это у всех так или она особенная? Не лучшее проявление исключительности! Школа так пустынна, что её шаги эхом разносятся по коридорам, словно звук капающей со сталактита воды в древней пещере. Ничего удивительного: время девятый час, надо было так засидеться! Но уж по крайней мере охранник должен был остаться. А где охранник, там и кроссворды, с которых может тоже сносить буквы, правда ведь? Или это только мел ведет себя странно? Или это только её мел?

Мисс Освальд спускается на первый этаж, никем не встреченная, и заглядывает в учительскую. Выкликает пару фамилий, включая директорскую, но отзывается ей только гулкая керамическая тишина. Ну вот, а говорят, что капитан покидает борт корабля последним! Это кажется самую малость подозрительным. Достаточно подозрительным, чтобы написать мелом прямо на стене «Здесь кто-нибудь есть?» и увидеть, как слова исчезают так, будто их никогда и не было.

Это, конечно, уже ни в какие ворота, Клара понимает, что надо бы отсюда убираться, но есть два или три весомых «Но».
Во-первых, все вещи и ключи от дома она забыла в кабинете
Во-вторых, дверь на улицу заперта, она проверила.
И в-третьих, кто смог бы удержаться и не узнать, что тут такое происходит?

+1

3

Фотографировать детей для школьного альбома скучно – это вообще не имеет отношения к творчеству или удовольствию от хорошо проделанной работы. Они все встают на каком-нибудь одинаковом фоне, с унылыми лицами, как будто их пригласили на расстрел, или наоборот – чересчур возбуждённые, чтобы можно было захватить их в кадр. Салли это порядком надоело – строить из себя то клоуна, то весёлую актрису, то любящую терпеливую мамочку. К концу дня ей вообще казалось, что она не любит детей. И никогда их не заведёт. Нет-нет, у неё есть Ларри, который до сих пор недоумевает, почему после того, как он поест чипсы, не стоит вытирать руки об диван, а сама Салли на роль мамаши тянет меньше всего, быстро утомляясь от надобности кому-то что-то объяснять. Никаких детей. Нет.

Она согласилась на эту медленную пытку только потому, что дела в магазинчике в последнее время шли не очень, а здесь предлагали неплохие деньги, тем более, что эту халтурку предложила её хорошая знакомая (не подруга, нет, после Кэти она никогда, даже мысленно, не назовёт кого-то "подругой") и отказываться было как-то неудобно. Да и не то, чтобы Салли могла предположить, какой ужас её ожидает.

- Следующий! – зевнув в кулак, скомандовала девушка, мечтая чтобы этот поток, наконец, закончился. И – о чудо! – небеса услышали её и ответили усталым голосом заместителя директора:
- Это всё, миссис Спэрроу.

- Мисс, вообще-то.

- Оу, простите...
Салли лишь пожала плечами. Должно быть, она теперь действительно тянула на "миссис", потому что это был не первый случай. Однако становиться "миссис Найтингейл" она не спешила – будто останавливало что-то, хотя Ларри и пытался ей намекнуть. Он всегда пытался... но Салли до сих пор не была уверена, хотя и сделала совсем небольшой шаг ему навстречу. Она, кажется, теперь вообще не была уверена, ни в чём.

Занятая своими мыслями, Салли нарочито-медленно складывала вещи. Возвращаться домой? Она не ощущала свою жизнь с Ларри как дом. Как будто бы... они просто вцепились друг в друга лишь потому, что стали свидетелями чего-то необычного – и только друг с другом могли снова и снова проживать эти события. Но является ли это хорошим фундаментом для отношений?..

Почти дойдя до выхода из школы, Салли обнаружила, что оставила фотоаппарат в классе, где проходила фотосъемка. Чертыхнувшись, она рванула обратно, пытаясь понять, как это могло произойти. Она ведь точно помнила, что складывала его в сумку... или?.. Ругая себя на чём свет стоит, девушка целеустремленно распахнула дверь класса. Ну вот же он, на столе. Почему он там? Схватив фотоаппарат и внутренне радуясь, что всё хорошо, не смотря на её очевидную промашку, Салли вышла на крыльцо школы. Коал-Хилл... красивое здание. Ей вдруг подумалось, что было бы интересно сфотографировать его, но в... э-э-э... более заброшенном виде? Впрочем, всегда можно наложить теней и сделать большую выдержку.

Девушка сделала шаг назад, выстроила ракурс и... щёлк!

Куртка!

Салли закатила глаза. Да, с ней определённо что-то не в порядке. Нужно уже, наконец, прямо поговорить с Ларри. Сколько можно уже убегать от проблем, а потом быть такой рассеянной?

Девушка вернулась в здание – кажется, все уже разошлись, потому что в пустынных коридорах раздавались только её шаги. Кажется, она оставила куртку в учительской на вешалке...

В кабинете ожидаемо никого не оказалось, только на стене белела надпись мелом "Здесь кто-нибудь есть?". Почему-то по спине Салли пробежала дрожь. Глупость какая-то – наверняка розыгрыш. Но в её мозгу забилось воспоминание "берегись плачущих ангелов, Салли Спэрроу" написанное на стене под обоями. Много-много времени назад. Тихо выругавшись, девушка схватила куртку и рванула к выходу. Ну его к черту, шутки эти, теперь ей чертовски захотелось домой к уютному и знакомому Ларри, чипсам на диване и всему вот этому, безо всяких заморочек.

Входная дверь была заперта. Подёргав для верности несколько раз, Салли разочарованно застонала и хлопнула по ней ладонью, как будто это могло помочь.

Если разобраться логически – скорее всего, все ушли и случайно закрыли дверь. Но должен же быть какой-то охранник или... как это вообще работает в школах. В любом случае её выпустят отсюда, ничего страшного ведь не произошло.

- Эй, кто-нибудь здесь есть? – крикнула Салли и вздрогнула. В памяти всплыли написанные мелом буквы "Здесь кто-нибудь есть?", это не могло быть совпадением. Или Ларри прав, и после той истории с ангелами ей следовало обратиться к психиатру.

Медленно, как будто боясь чего-то, Салли двинулась обратно, не сводя тревожного взгляда с коридора, потом с двери учительской... медленно открыла дверь. Надпись всё ещё была там. Ничего нового не появилось. Салли подошла поближе и зачем-то потрогала надпись. Почему она на ней так зациклилась?

Тревожно скользнув взглядом по помещению, девушка увидела маркер, валяющийся на столе, схватила его и подошла обратно к стене.
"Господи, ну пусть я просто испорчу школьное имущество. Заплачу штраф, не велика потеря..." – мысленно взмолилась девушка, размашисто написав рядом с вопросительным знаком зелёным маркером "Я". Почему-то она почти даже не удивилась, что надпись сразу же исчезла.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » brave-ish heart