html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ночь придает блеск звездам и женщинам [aeterna]


Ночь придает блеск звездам и женщинам [aeterna]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Ночь придает блеск звездам и женщинам
Но хватит врать и все время хитрить,
Здесь все за деньги несложно купить.
Какая грязь, какая власть,
И как приятно в эту грязь упасть,
Послать к чертям манеры и контроль,
Сорвать все маски и быть просто собой...
И не стоять за ценой.

https://i.imgur.com/SOA1xr4.png
[Marianne Capoule-Guisaille, Richard Okdell]
Талиг. Оллария. Дом баронессы.
398 год круга скал. 15-й день летних скал

Юный и неискушенный женским обществом герцог Окделл прибыл в дом баронессы, чтобы просто передать послание от своего монсеньора

+4

2

Печать сломалась, рассыпав крошки синего воска, и Марианна впилась взглядом в небрежно начертанные строки. Он написал. Не пришел, она даже не надеялась, но написал. Она ждала его на следующий день после выигрыша, потом на следующий, потом… Она перестала ждать, но, когда Коко пожелал навестить его и напомнить о том, что его ждут, не стала спорить слишком долго. Она не знала, чего ждать, Алва был непохож ни на кого из тех, кого она знала. Он мог прийти — он достаточно ясно дал понять, что не примет от нее долг благодарности, но он мог прийти и как… нет, слово "друг" ему бы не подошло, и кто была она, чтобы у нее были такие друзья? Но он мог прийти как гость, которому всегда рады. Или мог пообещать прийти, как и в тот раз, и точно так же не прийти. Или прийти не тогда, когда его звали, чтобы снова подчеркнуть то, что она уже поняла — после визита ее мужа у него могло сложиться впечатление, что его не поняли. Или не прийти никогда, он был настолько горд. Она была готова и к этому. Но к письму, которое ей вручил юноша в цветах маршала, она была не готова. Она была…

Марианна перевернула лист, словно определение ее чувствам могло обнаружиться на другой его стороне. Ничего.

"Признательна", — решила она. Она была признательна Рокэ Алва, он все же дал ей возможность вернуть ему долг.

Она протянула письмо Коко.

— Прочтите, сударь.

Что увидит он? В записке были извинения — Первый маршал не имеет возможности ее навестить. Просьба достойно принять его оруженосца — очаровательный юноша, между прочим, и герцог Окделл, не больше ни меньше! Герцог Окделл был чудесной добычей… но Марианна не пропускала мимо ушей ничего, что говорилось в ее доме, а с того приснопамятного вечера имела и возможность выяснить то, что показалось непонятным тогда. Своего оруженосца Первый маршал оберегал. И игру, ставшую ей спасением, Алва мог затеять вовсе не ради нее — если ему нужен был бриллиант Килеанов.

Марианна улыбнулась юноше, скрывая пробежавшую по телу дрожь. Худший вечер в ее жизни. Ожививший самые мерзкие кошмары ее детства. Никогда, с тех пор, как она попала в замок барона Капуль-Гизайля, она не испытывала такой чудовищной беспомощности — никогда не оказывалась вещью.

И Марсель!.. Марианна не питала иллюзий — Марсель не боготворил ее, не обожал, не любил. Но ему было хорошо с ней, он бесспорно испытывал к ней определенную привязанность, и она была уверена — он был хорошим человеком. Но той ночью он… как он мог?!

Как они все могли? Она не была вещью, чтобы ее можно было бы передать из рук в руки! Но комендант Олларии и виконт Валме играли на нее и на ее дом, как если бы она была его игрушкой, а ее вещи принадлежали даже не ее мужу, ее любовнику! И Коко… да и не только Коко… все вели себя так, как будто Марсель вздумал поставить свое кольцо, лошадь или шпагу. Нет, поставить шпагу было бы позором…

И сама она… Может, она могла бы возразить — в самом начале. Устроить скандал — может, у нее вышло бы. Не визжать как птичница или рыночная торговка, задыхаясь и возмущенно размахивая руками, а пояснить с видом спокойного достоинства, что милейший граф Валме, похоже, выпил лишнего и позабыл, что рабства в Талиге нет вот уже… сколько лет? Коко должен был знать, но он тоже молчал.

Потом он объяснил почему — она и сама знала почему, даже когда рыдала, осыпая его упреками. Он объяснил и извинился и поклялся, что никогда более, никогда… но спас ее Первый маршал, каковы бы ни были его причины, и этого она не забудет. И, если маршал хочет, чтобы она приняла его оруженосца, который, как намекало его письмо, еще и невинен как младенец, она сделает, как он пожелает.

Тем более герцог Окделл. Он был очень мил, на самом деле — эти чудесные глаза! И это смущение! Нет, юноша был бы легкой добычей… но отнюдь не жертвой.

Коко улыбнулся, и от сердца отлегло — он чувствовал то же, что и она.

— Какой милый человек, — барон Капуль-Гизайль оживленно потер руки. — И какой прелестный юноша, не правда ли, дорогая?

Черные глаза баронессы снова обратились на юного Окделла, и письмо, небрежно смятое, было отброшено в сторону.

— О, да. Сударь, вы не откажетесь отобедать с нами? Я непременно напишу ответ, но мне нужно немного подумать, — низкий голос, бархатистый, как белоснежная кожа в глубоком вырезе корсажа. Марианна подошла ближе, улыбаясь юноше лукаво и самую малость зазывно — очаровательное видение в облаке оранжевых шелков и окутывавшего ее томного, чуть пряного аромата. — Надеюсь, что ваш сюзерен… это ведь так называется?.. Надеюсь, он не требует от вас поститься в ожидании ответа?

— Я распоряжусь, моя дорогая, — Коко устремился прочь. Марианна и не взглянула — она улыбалась, и ее рука, мерцая драгоценным янтарем в золотом перстне, уже лежала на рукаве юноши. Дверь будуара бесшумно закрылась, отрезая их от мира и оставляя в напоенной запахом роз комнате. Пастельные тона обоев, персиковый шелк занавесей, золотистая обивка кресел с вышитым на ней узором — взгляд блуждал по переплетениям ветвей и цветов, наполняясь светом и ныряя в огромное зеркало, в котором обычно улыбалась занятая туалетом красавица, но сейчас отражался только ее гость.

+4

3

"Прекрасно, просто превосходный повод покинуть особняк Алва пусть и с пустяковым поручением" - Дикон принимает в руки письмо, даже не письмо, записку, запечатанную гербовой печатью монсеньора. Юноша,выслушав коротко брошенную фразу, выходит из кабинета Рокэ и направляется к выходу. Плащ небрежно наброшен на плечи, а залихвацкая шляпа с пером украшает голову молодого человека.

Дикон рад неожиданно возникшему поводу не торчать целый день во владениях Рокэ, в которых молодой человек все еще чувствовал себя слегка неуютно. Ему все еще было непривычно находиться в столь прекрасно и богато обставленных покоях, интерьер которых вызывал тайное восхищение. Восхищало не само богатое убранство, а то с каким тонким вкусом все устроено -  у каждой вещи есть свое место и назначение, цвет мебели и обивка гармонирует с цветом шпалер, а наполнение шкафов и каминных полок выдержано в общем духе и стиле, напоминавшем поситителям, что сей особняк - обитель не просто кэналлийца, а самого соберано Кэналлоа.

Для мальчика, выросшего в разграбленном бедном замке многое было в новинку. Поэтому Дикон, хотелось ему или нет, тенью следовал за Алва, сопровождая его, когда того требовал этикет и обязанности оруженосца.
Дикон успел за короткий период своего служения побывать во многих знатных домах баронов, герцогов и прочей знати, сопровождая монсеньора.

Теперешние владения баронессы Марианны Капуль-Гизайль не были исключением. Уже подъезжая к особняку Дикон вдруг спохватился и вспомнил о том, что именно здесь было место его позорного проигрыша. Пусть соберано и уладил эту неловкость, правда своими методами, но все же это Ричарду придется смотреть в глаза прекрасной баронессе отдавая записку.

"Закатные твари" - Ричард мысленно выругался и понадеялся на то, что хотя бы не покраснеет при виде красавицы Марианны.
Как же она прекрасна в этих оранжевых шелках, а вырез платья и вовсе заставляет кружиться голову или же это ее парфюм? Нет, это вырез, определенно! Ни одному парфюму не заставить произвести такой эффект как красота такого ангела как Марианна.
Все внимание Ричарда прикованно к Марианне. к тому. как она изящными пальчиками вскрывает записку, как перекидывается парой фраз с мужем, присутствующим здесь же.
Ох, так глазеть на женщину, пусть и столь обворажительно  прекрасную в пресутствии ее супруга как минимум неподобающе. И как максимум может служить поводом для дуэли.
Но это лишь в случае, если муж ревнив и ставит честь в высокие ранги, а жена - не первая куртизанка Олларии.
Подсказка так близка и так непонятна неискушенному всеми прелестями жизни столицы юному Окделлу. Дикон в силах лишь дождаться ответа и не в силах отвести взгляд от Марианны. А когда же баронесса подошла ближе и взяла под локоток юношу, он и вовсе в первые пару мгновений был растерян, но тут же попытался взять себя в руки.
— Сударь, вы не откажетесь отобедать с нами?
- Почту за честь принять приглашение, баронесса. Думаю, монсеньор будет не против, если я воспользуюсь гостиприимством прекрасной эрэа... и барона, - нехотя добаляет Ричард, соблюдая все витиеватости этикета.
Он провожает взглядом барона, спешно покинувшего гостинную, чтобы дать распоряжения и не может сдержать легкой улыбки.
Значит можно насладиться парой минут на едине с этой восхитительно обворажительной женщиной. Дикон видел много достопочтенных эрэа, но мало кто мог сравниться с баронессой. Как же она опьяняюще прекрасна, пусть и с давно сгубленной репутацией. Но кого это волнует в такое моменты, ведь мысли уносятся далеко и в совершенно другое русло.

+3

4

— Я чрезвычайно польщена… то есть мы, конечно, польщены, — улыбка, игравшая на алых губах Марианны, ясно давала понять, что, отдавая дань приличиям, куртизанка все же говорит в первую очередь о своих чувствах. — Принимать герцога Окделла — настоящая честь. Если бы вся моя жизнь… — голос ее на миг дрогнул, — не стояла на карте в предыдущий раз, я сказала бы вам это еще тогда. Вы, наверно, думаете, что вся эта история отдает чрезвычайно дурным вкусом?

Сама Марианна выбрала бы другие выражения, и что-то подсказывало ей, что юный герцог Окделл половину из них бы даже не узнал. Как он смотрит, когда считает, что она не видит! И, между прочим, совсем недурен собой — понравился ли он Коко?

Что за мысли, баронесса!

Мысли эти сделали новую улыбку Марианны загадочной и самую малость порочной — достаточно, чтобы разжечь в собеседнике греховные мысли, недостаточно, чтобы побудить к напору. "Юнрши всегда спешат, — говорила в свое время малопочтенная Оливия, — но как правило, недурно поддаются дрессировке, главное — не требовать слишком многого слишком быстро". До сих пор вспоминать этот урок Марианне не было нужды… но он ей и не понадобится и в этот раз — она не ищет покровительства герцога Окделла и не пытается его увлечь… разве что чуточку.

Полупрозрачные занавески, подчеркивавшие белизну ее кожи и оберегавшие ее от прямых солнечных лучей, были опущены, и когда Марианна, подведя гостя к оконной нише, повернулась к нему снова, вышитый на тонком тюле сложный узор образовал над ее головой некое подобие короны — не королевской, конечно, и не баронской, но не один поклонник, таращась на нее с телячьим восхищением, обнаруживал над ней то венец королевы красоты, то свет, излучаемый Звездой Олларии, на большее у них воображения обычно не хватало.

+3

5

- Вашей вины тут нет, сударыня, - герцог покачал головой, - и не вам извинятся за эту... неприятность, - небольшая пауза, пока юноша смог подобрать нужное слово все-таки возникла, и он от всей души надеялся, что Марианна ее или не заметит или хотя бы не расстроится. Ричард и правда так считал и его мнение лишь совпало с долгом вежливости вкупе со статусом дворянина никоим образом не задеть честь дамы. Именно дамы, эреа, баронессы.

Дикон задумался, а стал бы он говорить подобное, не будь Марианна баронессой? Статус все-таки давал свои привелегии и хоть как-нибудь отражал нападки на репутацию.

Какая же она все-таки необыкновенно умная и расчетливая женщина! Ричард с каждой минутой восхищался баронессой все больше. За этим симпатичным созданием, окутанным шелками персикового цвета числится явно не одно похищенное сердце. Дикон припомнил, как называли ее - Звезда Олларии. Это имя вполне ей подходило - женщина была блистательна и сияюща, словно яркая звездочка на чистом и ясном зимнем небе Надора, которым Дикон любовался, будучи дома.

Он позволил себя подвести к окну и теперь при свете солнечных лучей отмечал бледность кожи и блеск в глазах куртизанки.
- Я и сам повел себя далеко не как Человек Чести, эрэа, проиграл фамильную ценность, если бы не эр, монсеньор Алва - юноша поджал губы на последних словах, опустил глаза, а лицо юноши на миг вспыхнуло стыдом, - мне ли вас осуждать, баронесса?

Стоило ли напоминать баронессе о своем фиаско, чтобы хоть сколько-нибудь уменьшить прегрешения куртизанки? Нет.
Люди чести так не делают. Они поступают подобным образом лишь с равными себе, теми кто не запятнал себя и высокородное положение, а если его нет, то...

Но это вышло само собой - благородный порыв еще не мужчины в полной мере, но уже и не мальчишки прийти на помощь, пусть и заключалась она в нескольких словах во время беседы. И Дикон почувствовал, что все делает правильно.

+3

6

Как он был очарователен, этот юноша, в своем простодушии и непосредственности! Потом, позже Марианна подумает, что нет ничего опаснее такого очарования — не успеешь опомниться, а ты уже взял на себя ответственность. И хорошо еще, если это очарование игривого котенка или робкого щенка — от людей проблем куда больше, а решать их берутся, по большей части, те, кто и о себе-то позаботиться не в силах. Ричарду Окделлу — какое же у него выразительное лицо! А эти трогательные глаза! — ни на шутку повезло: его господин мало того что мог шутя разобраться с любыми сложностями, встающими на пути юного оруженосца, он был склонен это сделать.

Впору позавидовать, и Марианна, заглянув в глубины своей души, позавидовала от всего сердца. А заодно снова решила, что не станет проблемой, которую придется решать Первому маршалу Талига.

— Если вам очень хочется, — промурлыкала она, проникновенно заглядывая в глаза Ричарду и опуская ладони на его плечи, — осудите, конечно. Кто я, чтобы запретить вам меня осуждать? Я даже дам вам повод…

Улыбаясь, она поднялась на цыпочки и коснулась губами его губ — губами, а затем самым кончиком языка, легко и лукаво, сквозь улыбку, разом озорную, влекущую и дразнящую — улыбку красивой женщины, уверенной в том, что перед ней не устоит ни один мужчина.

— Что вы там проиграли? — быстрое пренебрежительное движение руки словно бы говорило: "Какая ерунда, что вы!" За право обладать ею теряли и не такое — пусть при словах "фамильную ценность" Марианна сразу представила себе совсем не то, верно, что было у Ричарда в мыслях. Он так прелестно краснел! — И кому? А ваш эр что?

Ускользая из расставленной ею самой ловушки, она подхватила со столика графин, и летнее солнце сверкнуло золотом в хрустальных гранях и в вине цвета янтаря в ее кольце. Рокэ Алва предпочитал кровь, но сама Марианна больше любила слезы… а даже если у Ричарда были предпочтения, сейчас, она была уверена, ему было не до них.

+5


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Ночь придает блеск звездам и женщинам [aeterna]