ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Пистолетам не достает откровенности [aeterna]


Пистолетам не достает откровенности [aeterna]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Пистолетам не достает откровенности
Примечательно, какие грандиозные преграды стоят на пути к близости между людьми и как они рассыпаются от одного легчайшего прикосновения. Достаточно взять другого человека за руку определенным образом, даже просто определенным образом заглянуть ему в глаза, и мир вокруг вас навеки преобразится.

https://i.imgur.com/agOjZoL.jpg
[ Roque Alva, Richard Okdell]
Талиг. Оллария. Особняк Алва. 13 Весенних Ветров. 399 год круга Скал

- Эр Рокэ, как вы одним выстрел-лом погасили стазу три свечки? А науч-чите меня стрелять, ик, так же!
- Что, вот прямо сейчас?
- Аг-га…
- А что, это будет забавно. Заряжайте пистолет, юноша. Для начала попробуем попасть хотя бы в стену.

+2

2

Иногда от официальных приемов отказаться нет никакой возможности. Долг, положение, статус, чтоб их кошки драли, обязывают первого маршала присутствовать на светских мероприятиях, выказывая все положенные знаки внимания хозяевам дома, организовавшим праздничный вечер по случаю рождения/свадьбы/новоселья/еще Леворукий знает почему. Одним словом, скука смертная. Радует только, что на таких приемах всегда подают отличное вино.
Рокэ Алва, вместе со своим оруженосцем, как и полагалось по проклятущему этикету, приехал вовремя. По всем правилам хорошего тона обменялся любезностями с хозяином, вручил подарок хозяйке, чей день рождения и стал поводом сегодняшнего сборища сильнейших представителей мира сего. А дальше были скучные беседы, скучная музыка, скучающие лица…
Правда, когда вино побежало по венам, вечер перестал быть таким уж томным. Беседа пошла живее, шутки стали откровеннее, дамы кокетливее. Кто-то устроился играть в карты.
- Рокэ, а правду говорят, что вы способны одним выстрелом попасть по фитилям сразу нескольких свечей?
Ворон, потягивая вино в компании нескольких кавалеров двора его величества, устроившись в креслах у распахнутого настежь окна.
- Про меня всегда что-нибудь да болтают, - лениво отозвался Ворон, делая глоток и не отрывая взгляда от раскидистого дерева за окном, в чьих ветвях, на фоне ярко светящейся в небе луны, играл ветер, - И почти всегда это оказывается правдой.
В Тронко, решив разрешить чужой спор относительно качества пистолета, Алва и правда сшиб одним выстрелом огонь сразу с трех свечей. Ничего особенного, обычный выстрел, не достойный излишнего внимания. Но слухи об этом, похоже, всё-таки поползли среди любящих посплетничать вельмож. Видать совсем скучно живется беднягам.
- Так это правда?
- Да, - ни намека на бахвальство. Было бы чем хвастаться.
- Да что тут сложного! – смешался в разговор третий, уже изрядно захмелевший, участник посиделок у окна, кажется какой-то там граф, какой-то там приехавший, Леворукий знает откуда, родственник именинницы, - Прицелился и пиф-паф…
- Вы так думаете? – синий взгляд скользнул по графу.
- Пфф…
Рокэ с усмешкой поднес бокал к губам, осушил его и протянул стоявшему за его плечом Ричарду.
- Налейте мне еще, юноша.
- Нет, ну правда. Да я хоть сейчас!.. – не унимался родственник.
- Какая прелесть, - губы первого маршала тронула кривоватая улыбка, - Сейчас, любезный граф, вы пьяны, и я сомневаюсь, что способны попасть даже в…
- Чушь! Да я с закрытыми глазами!.. А вы тоже, любезный герцог, уже довольно много выпили. Так что сомневаюсь, что вы сами сейчас способны…
- Ооо, - Рокэ с усмешкой принял у Дикона наполненный вином бокал, - Хотите поспорить? Вот только, три свечи, это как-то скучно, - глоток вина, - Как насчет пяти в ряд?
Дальше была суета, споры, кто-то даже принялся делать ставки. Одним словом, скучный официальный вечер и правда на какое-то время перестал быть томным. На кон же был поставлен ящик вина, любого, что выберет победитель.

Спустя примерно два часа Ворон, выигравший в споре ящик «Черной крови», который должны будут доставить завтра к полудню, переступил порог своего особняка.
- Идемте, юноша, - кивнув слегка пошатывающемуся от выпитого на приеме вина юному Окделлу, Рокэ кинул вышедшему навстречу Хуану плащ и шляпу, - Ночь только началась. Для того, кто вернулся с праздника, я до безобразия трезв. А пить в одиночестве я сегодня не хочу. Так что, придется вам потерпеть моё общество еще какое-то время, - Ворон усмехнулся.
- Хуан, вина в синюю гостиную. «Черную кровь». И что-нибудь поесть. У них просто отвратительный повар.

Расторопный слуга приказ своего хозяина выполнил со всей возможной исполнительностью. Не прошло и пяти минут, как к синей гостиной уже был накрыт импровизированный ужин, а на полу со столом стоял ящик «Черной крови».
- Садитесь, Ричард, - Алва жестом указал на накрытый стол, - Вы, наверняка, тоже успели проголодаться.
Стянув камзол, бросив его на спинку кресла у давно остывшего камина, Рокэ по-кошачьи потянулся, и распустив воротник белой шелковой рубахи засучил рукава. Опустившись на колено перед камином, Ворон принялся разводить огонь. Вскоре камин, встретивший ночных гостей черной зияющей пастью, уже приветливо потрескивал дровами, разливая по небольшой, но уютной гостиной, тепло и свет, а Рокэ, устроившись за накрытым столом, разливал по бокалам, по всем правилам отдохнувшее в кувшине вино.

+2

3

Юный Окделл практически привык к веренице светских приемов, раутов и событий знати столицы на которых, следуя этикету и протоколу, следовало быть его монсеньору. Дикон тенью следовал за Алвой и исполнял свои обязанности оруженосца, которых было к счастью не так много. Делов-то, следовать за монсеньором, следить, чтобы бокал его всегда был полон и чинно стоять за спиной.
- Ты - оруженосец, а не виночерпий или прислужник! - слова Штанцлера проносятся в мыслях и юноша вспоминает тот разговор, состоявшийся, кажется, вечность назад. Столько воды утекло, столько Дикон уже успел пережить и понять.
Он уже не тот юнец, отправленный матерью в Лаик. За все это время юный Окделл успел вкусить многих прелестей столицы и даже получать удовольствия от многих из них.
Дикон старался извлекать пользу от служения оруженосцем у столь известной и влиятельной особы как Первый маршал Талига. Новые знакомства, головокружительные события, будь то пусть и самоубийственный порыв буйной молодости и храбрости вызвать сразу семерых на дуэль или ночные похождения к баронессе, в объятиях которой Дикон часто находил утешения, отчетливо понимая, что предмет его нынешних воздыханий не сможет ответить взаимностью в полной мере, к той степени, в которой он мог быть с баронессой или кем-то другим, а от этого окделловское сердце оставалось не на месте.
Ричард раз за разом наполняет бокал Алвы и когда завязывается прелюбопытнейшая перепалка, юноше уже не до его грез. Он смотрит на своего монсеньора и еле заметный смешок срывается е его губ. Рокэ явно скучает в этом престном обществе, а значит, либо они скоро покинут сей гостипреимный дом, либо сначала произойдет что-нибудь интересное.
Чутье не подвело юношу и вот уже заготовлено пять свечей, а в руках его эра пистолет. Пользуясь возможностью, Дикон на этот раз плеснул себе вина и осушил бокал. Приятное тепло разливалось внутри, а щеки слегка порозовели.
Кошки, он же обедал довольно давно, поэтому алкоголь стал быстро брать свое, но это не остановило Дикона и он выпил еще бокал и теперь наблюдал вместе за всеми как его эр прицеливается и совершает свой всегда меткий выстрел. Удивленные и ошарашенные гости принемаются хлопать и делиться впечатлениями.
- Нет, ну ты видел? Видел? Невероятно!- только и доносится со всех сторон.
Дикон хлопает вместе со всеми и искренне улыбается. Дик и сам не до конца понимал, когда его неприязнь к Рокэ перешла в восхищение и иногда даже желание походить на Ворона. Что бы о Вороне не судачили, это не отменяло того, каким расчетливым стратегом он был, каким искусным воином и знатоком оружия являлся. Даже на тренировках, вполсилы он с легкостью и грацией кошки в несколько мгновений лишал оружия соперника и подавлял любые попытки сопротивления. Таким и должен быть Первый маршал Талига.
Его боялись, на него равнялись, желали быть ним.
Он с восхищением смотрит на монсеньора и одними губами шепчет:
- Браво, эр Рокэ, это было великолепно, - Алва не любит обращение "эр" и юноша практически отучил себя называть его так, оставив лишь "монсеньор", но иногда все-таки до сих пор забывался и пресловутое "эр" срывалось с его уст.
Пари выиграно, а значит к утру ящик "Черной крови" доставят в особняк Алва. Больше ничего интересного здесь не произойдет, посему оруженосец схватив плащи спешит за своим эром и быстро приводит коней, теперь можно отправляться домой.
Домой... странно было осознавать, что Дик сможет чувствовать себя хорошо где-то кроме Надора. Теперь же сперва ненавистное место играло новыми эмоциями и впечатлениями. Он привык к уюту, привык к стряпне, к расторопным дворовым и конюхам, служащим в доме Алва. Следовать за эром при выполнении дел, требуемых этикетом. Рокэ они наскучили до невозможности, аскомину набили, а Дикон был в этом неопытным новичком, поэтому старался всему учиться, глядя на Рокэ.
От кэналлийца он усвоил главный урок - бокал не должен пустовать, а вино прежде необходимо разлить в кувшин и оставить подышать. Чем он и занялся, пока Ворон разжигал камин.
Юноша откупорил несколько бутылок из ящика и перелил содержимое в кувшин, оставив вино отдохнуть. При виде стряни повара Алвы у Дика от голода засосало под ложечкой и заурчало в животе. Его еще слегка пошатывало от выпитого на пустой желудок вина. Поэтому Окделл был очень даже рад оказаться на этом импровизированном ужине. Тарелка юноши быстро потеряла первоначальную пустоту, вместив в себя понемногу практически от каждого из блюд, принесенных на ужин Хуаном.
"Создатель, благослови его расторопность"
Потрескивание камина создало уют, а вскоре и тепло, поэтому юноша расстегнул и скинул дуплет, бросив его на спинку кресла, в котором сидел, оставшись в рубашке.
Выпитые несколько бокалов кряду пусть и сопровождаемые сытным ужином дали о себе знать очень скоро и юношу заметно повело. Не помогли ни прекрасное запеченое мясо с брусничным соусом, ни острые вяленые колбаски, ни пирог, ломоть которого Дикон уплетал с аппетитом.
Юноша посмотрел на Рокэ и ему показалось, что они все же в разных степенях опьянения и вскоре нужно будет откупорть еще бутылочку.
Но в этот момент Ричарда волновало другое. Он все никак не мог забыть, как Рокэ умудрился одним выстрелом погасить целых пять свечей.
Эээээээх как бы ему хотелось хотя бы в половину уметь то, что умеет Ворон. Никто не может с ним сравниться, что бы не испытывал Дикон сейчас он прекрасно понимал это. Доза выпитого алкоголя придала внезапной смелости юноше, поэтому поставив на стол пустой бокал он вдруг выпалил:
- Эр Р-рокэ, а где вы научились так с-стрелять? - Ричард икнул, он перевел взгляд от каминного огня и посмотрел в глаза Ворону.
- В-вы можете меня так н-научить?

+2

4

Какое-то время они ели и, разумеется, пили, почти молча. Иногда перекидываясь парой фраз, без особого энтузиазма обсуждая прошедший званый вечер и прочую не достойную особого внимания чепуху, разговорам о которой разве что и место где-то между куском жареного мяса и бокалом вина.
Насытившись ужином, Рокэ поудобнее устроился на стуле и теперь то и дело прикладывался к бокалу с вином, в который подливал уже прямиком из бутылки. Когда выпито прилично, становится не до церемоний, и вино, отдохнувшее оно или нет, кажется одинаковым. В одной руке держа бокал, в пальцах второй поигрывая вилкой, которой недавно ел, Ворон задумчиво ту разглядывал, словно бы обдумывал дальнейшую, нелегкую судьбу этого столового прибора, причем на ближайшие так лет сто.
Дикон жевал кусок пирога. Рокэ пил. И крутил в руке вилку. Крутил и пил. Потрескивал дровами камин.
Тишина.
Взяться что ли за гитару?
Как раз, когда в голову первого маршала пришла мысль, а сыграть ли, Ричард подал голос. И по голову было понятно, что парень успел изрядно захмелеть. Нет, разучилась пить молодежь!
- Эр Р-рокэ, а где вы научились так с-стрелять?
Опять это «Эр». Закатные твари, Окделл неисправим. Рокэ уже давно сбился со счета, сколько раз одергивал своего оруженосца, прося, приказывая не называть себя Эром. Все без толку. Он уже, кажется, начал привыкать к этому «Эр» в свой адрес. Во всяком случае уже давно перестал делать Ричарду замечания. «Эр Рокэ…». Леворукий и все кошки! Алва даже нравится, как Дикон произносит это. Не потому, что «Эр» обращение к людям чести, нет. Алва плевать хотел на всех этих людей чести и никогда к оным себя не причислял. Но как-то уж очень по-особенному звучит это «Эр», когда его произносит Ричард, добавляя имя Ворона.
«Рокэ, ты что, уже тоже пьян? Откуда такие дикие мысли?»
- В-вы можете меня так н-научить?
- Я могу научить вас держать пистолет, целиться, взводить курок и нажимать на спусковой крючок, - Рокэ залпом выпил и налил еще, - Но этого мало, юноша, чтобы поражать цель не промахиваясь. Для этого нужна уверенность. В первую очередь, разумеется, в самом себе.
Алва усмехнулся, посмотрел на Ричарда поверх поднесенного к губам бокала и снова сделал несколько глотков.
- Меня учил стрелять я сам, ведь как вам известно, самоуверенности мне не занимать, - тихий смешок, - А вот держать оружие меня научил отец, - бокал снова пуст и поставлен на стол, а через несколько секунд наполнен до краев. Следом вино полилось и в наполовину опустошенный бокал Ричарда.
Опустив пустую бутылку на пол, Рокэ посмотрел на молодого человека и не смог сдержать улыбки. Мальчишка был настроен крайне решительно, и отступать так просто не собирался. Вот уж действительно, вино на каждого влияет по-своему. Дикону оно придает решительности и наглости. Не такие уж плохие качества, если задуматься. Наглость и решительность берет города.
- Что, вот прямо сейчас?
Утвердительный кивок в ответ, и смех маршала.
- Да вас, юноша, уже изрядно разобрало. Вы прицелиться-то сможете?
Хотя, не он ли, Алва, еще недавно мысленно сетовал на скуку? Зачем же теперь лишать себя веселья?
- А впрочем… Раз вы так настаиваете… - снова взяв в руку бокал, покрутив его в пальцах, задумчиво рассматривая содержимое, и принимая решение, - Заряжайте пистолеты, Дикон. Мы будем стрелять!
Вино выпито. Вилка со звоном брошена на пустую тарелку. Ворон плавным, но стремительным жестом поднимается на ноги, прихватив заодно с пола одну из пустых бутылок, и направляется прямиком к окну. Окно распахнуто. Ночная прохлада врывается в комнату, заставляя пламя свечей извиваться в причудливом танце, отбрасывая на стены странные тени. Бутылка поставлена на подоконник.
- И так, для начала попытаемся попасть в бутылку. Свечи оставим на потом, - Рокэ ощутимо повеселел, а вся недавняя усталость и истома испарились без следа.
Пистолеты! Леворукий, у них же с собой нет пистолетов!
Несколько стремительных шагов по комнате, дернутый шнур.
- Хуан, принеси нам пару пистолетов.
Недоумение на помятом подушкой лице слуги.
- Юный Окделл изъявил желание попрактиковаться в меткости. И я не вижу причин ему отказать. Так что, Хуан, пистолеты! Дикон, вина!

+2

5

— Да вас, юноша, уже изрядно разобрало. Вы прицелиться-то сможете?
- Смогу, - Дикон пытается быть хоть немного увереннее.
"Постараюсь, по крайней мере" - а вот это уже больше похоже на правду.
Дикон выпрямляется в попытке выглядеть трезвее, чем он есть на самом деле и собрать мысли в кучу.
Итак, пистолеты. Заряжайте пистолеты... Закатные твари, ну почему в Надоре ему доверяли лишь арбалет.
Да и потом в Лаике, Варасте он не прикасался к пистолетам. Ну как так могло выйти, он же герцог Надора в конце-концов?
Арбалетчиком он был можно сказать хорошим, но ведь арбалет и пистолеты - это не одно и то же!
Выпитый алкоголь придавал храбрости и позволил больше расслабиться, чем если бы Дикон был трезв. Он посмотрел на своего эра и в это мгновение мелькнула мысль, что зря он это все затеял и теперь будет выглядеть полным дураком перед монсеньором.
Дикон почувствовал как покраснели сначала его уши, а затем жар перекинулся на щеки, он понадеялся, что Алва сочтет, что виной тому духота в гостиной, но и этой надежде не суждено было сбыться - Алва взял пустую бутылку и поставил на подоконник, распахнув при этом окно, впуская в комнату ночную прохладу.
Щеки Дика все так же пылали и как же он был благодарен Создателю, что именно в этот момент вошел Хуан и принес пистолеты. Дикон резко встал с кресла и рванул к вошедшему, повернувшись спиной к Алва.
- С-спасибо, Хуан! - Окделл перехватывает у него из рук деревянный резной ларец с пистолетами и несет к столу. Одной рукой решительно отодвигая приборы подальше под неодобрительный и косой взгляд Хуана, который понаблюдав несколько мгновений на это все молча вышел из комнаты.
Ночная прохлада все-таки проникла в комнату и  юный Окделл, чувствуя её на своем лице облегченно выдыхает.
"Может и не все так плохо"
Ночная свежесть благотворно влияет на Дикона и он хотя бы в состоянии сообразить, что делать дальше.
А дальше он откупоривает очередную бутылку вина и наливает черную кровь прямо в бокалы, протягивая один из них Рокэ.
- Эр Рокэ, прошу, эммм монсеньор, - исправляется он с опозданием, его глаза начинают мечтательно блестеть, глядя переменно то на пистолеты, то на Алву.
Шутка ли, сам кэналлийский Ворон будет учить его управляться с пистолетами! Половина Талига, если не больше, дорого бы заплатила, чтобы быть на его месте.
Ричард по прошествию стольких событий и пережитого на посту оруженосца Рокэ смерился с привратностями уготованными судьбой и ненависть, испытываемая к Алва в начале службы, кажется практически сошла на нет. Нет, юный Окделл все так же бурно реагировал на каждую шпильку, замечание или насмешку со стороны соберано. Окделл раздражался и возмущался, что со стороны выглядело слабыми попытками к протесту, наверняка вызывавшими у Ворона смех и желание испытывать Окделла дальше. Игра, затянувшаяся весьма надолго, наверняка до самого окончания службы юнца.
Ричард до сих пор, но не так уже часто как раньше, мысленно просил Создателя о терпении выдержать все это, но удержать в глубине души восхищение Вороном он был тоже не в силах.
Он восхищался им, пытался подражать.
С каждым днем, проведенным на службе у Первого маршала, Ричард Окделл привязывался к Рокэ все больше. Маршал имел на него теперь большое влияние. Это замечали и другие. Особенно Штанцлер замечает это и при каждой возможности пытается очернить имя кэналлийского соберано.
Дикон, юный и наивный, в самом начале своего пути был лишен хорошего наставника, который мог бы объяснить как реагировать на интриги столицы. И первое время он верил. Верил увещеваниям матери и Штанцлера, но поступив на службу к Первому Маршалу стал замечать насколько разнятся слова и действия Людей Чести.
Каждый блюдет лишь свои интересы, так почему вся эта грязь должна быть правдой?
И Дикон перестал верить всему этому. Он учился верить лишь собственным глазам и чувствам, пусть и был словно слепым котенком, только-только раскрывшим глаза и смотревшим на новый мир. Эмоции оруженосца отпечатывались на лице так ясно, что многие без труда могли читать их. Это часто становилось причиной проблем, но у Ричарда было одно универсальное средство к их решению - он оруженосец Первого маршала Талига, а значит репутация и влияние Ворона распростерли над ним свои крылья.
Дикон залпом осушил бокал, потянулся к бутылке и первым делом наполнил бокал Рокэ, а затем налил себе. Пить он не стал. Ричард поставил бокал с вином рядом с ларцом и открыл его. Извлек пистолеты, взял один из них в руки и принялся рассматривать, прежде чем приступить к подготовке оружия к стрельбе.
Разрубленный змей, как же они были красивы! Наверняка изготовлены умелым мастером, возможно морисская работа. Гладкие, отполированные рукояти, а металл, использованный для остальных частей, выглядит весьма интересно, что за сплав, использовал мастер?
- Так, ну начнем! - Дикон полон интузиазма, он вспоминает все, чему учили в Лаике. Пальцы юного герцога начинают укладывать на дно ствола пороховой заряд, заворачивая его предварительно в пористую бумагу. Окделл сосредоточен и серьезен, он пытается сконцентрироваться, но выпитое вино дает о себе знать, и на деле Дикон выглядит быстрым и проворным скорее в собственном воображении. Он берет свинцовую пулю и загоняет ее в ствол. Еще несколько действий и пистолет готов к использованию.
- Монсеньор, готово. Второй заряжать или пока этого будет достаточно? - Дикон смотрит в синие глаза своего эра и протягивает заряженный пистолет, напраляя дулом к себе. Мгновение и пистолет в руках Рокэ, но Дикон отпускает пистолет не сразу, задерживая взгляд на Алва. Его настрой весело провести остаток вечера, пусть и начало его было не таким интригующим, снимает напряжение, но Дикон знает, что терять бдительность не стоит, хоть и это чертовски сложно.
Закатный разрубленный змей, окруженный кошками Леворукого! 
- Эр Рокэ, показывайте, как целиться правильно, - опомнился и встрепенулся Ричард, переведя взгляд на винную бутылку, стоящую на подоконнике.
Дикон посматривает на опустевший бокал Алва и хватает бутылку, чтобы наполнить его. Действие, отточенное до уровня инстинкта. Вино в этом доме будет литься до тех пор, пока Ворон не скажет, что достоточно.

+2

6

Если чему Ричард Окделл и научился за прошедший год, так это без лишних слова наливать своему Эру (Закатные Твари, Алва, с подачи своего оруженосца уже, кажется, и сам мысленно начинает говорить о себе Эр) вино, когда бокал пустел. Стоит отдать должное, в этой науке парень оказался крайне смышлёным и расторопным, и овладел ею быстро, что не могло ни радовать. Особенно если учитывать тот факт, что оруженосец-то как таковой Рокэ Алва и нужен-то изначально не был, и роль юноше сначала отводилась как раз только лишь «виночерпия». Это уже потом, как-то само собой, вышло, что, уцепившись за желание юноши вызвать Ворона на дуэль, тот стал обучать мальчишку фехтованию. Если уж драться на дуэли, то пусть противник будет хоть маломальски способен дать отпор шпаге Ворона. Сомнительно, что у Дикона это получится даже после трех лет уроков, но тут уж, как говорится, Рокэ  сделал всё, что было в его силах.
Рокэ пил, снова устроившись за столом, и наблюдал за тем, как Дик возится с пистолетом, заряжая его со всей, как ему самому, наверняка, казалось, тщательностью.
- Нежнее, юноша, - короткий комментарий брошен как всегда остро и с легкой насмешкой, - Это вам не пушка. Пистолеты не терпят грубых рук. Вот так. Другое дело! – усмешка и новый глоток вина. Пустой бокал поставлен на стол.
Еще минута, и Ричард протягивает ему заряженное оружие. Прекрасно. Глаза в глаза. Есть в этих глазах что-то, чего не было там раньше. Что-то, что появилось там после победы, после возвращения в столицу. Что-то, что иногда мелькает в серой глубине. Что-то…
- Командуете, юноша? – синие глаза Алва смеялись. Он даже не думал сердиться на своего оруженосца, осмелевшего настолько, что решился раздавать команды. Вернувшись из Варасты, они вообще стали общаться как-то проще, что ли. Ничего не изменилось, и вместе с тем изменилось абсолютно Всё. Да, Рокэ видел, как смотрит на него юный Окделл. Как он Теперь на него смотрит. В этом взгляде больше нет желания отомстить. Если так пойдет и дальше, парень и на дуэль Первого маршала вызывать передумает.
Рокэ усмехнулся своим мыслям и сделал большой глоток вина. В бокале снова плещется Кровь. Браво, Дикон, браво!
И все же любопытно, когда произошел этот переломный момент, что теперь Ричард позволяет себе вот так просто, почти фамильярно, обращаться к Ворону. «Показывайте, как стрелять!..» И ведь дело не в выпитом вине, вовсе нет. Раньше, сколь бы пьян Дик не был, он всегда держался отстранено, помня, что Алва его Эр. Любопытно, да… Но если подумать, Рокэ эта фамильярность даже нравится. Во всяком случае, в кулуарах комнат его дома, один на один, так точно. Так что, на что тут сердиться?
Забрав у Дика пистолет, Ворон критично осмотрел оружие, кивнул и протянул его обратно, возвращая его Ричарду.
- Для начала, я хочу посмотреть, как это делаешь ты, - как это часто бывало в неформальной обстановке, Рокэ перешел на «Ты», - Не делай вид, что не знаешь как. Я знаю, стрелять ты умеешь. Хоть и делаешь это из рук вон плохо, тем не менее... Так что, целься и стреляй.
Дик, привыкший выполнять команды Ворона без лишних слов, послушно поднял пистолет, наводя прицел.
- Разверни корпус влево. Еще. Расслабь руку! – короткие команды, как и всегда, когда речь шла об обучении юного Окделла.
Откинувшись на спинку стула и положив ногу на ногу, потягивая вино, Алва наблюдал, даже не думая принимать какого бы то ни было физического участия в попытке Дика попасть в цель. Однако, убедившись, что вот теперь юноша стоит как надо, и оружие держит верно, отставил наполовину пустой бокал в сторону и взялся за второй пистолет, самолично заряжая его. Одним выстрелом эта ночь не обойдется, а значит, нужно было подготовить оружие к новому залпу.

+2

7

Ворон отдает указания в свойственной ему манере, а Дик исполняет их. Он разворачивается и поднимает руку с пистолетом.
Я и сам знаю, что стреляю скверно.
Дикон сделал глубокий вдох и попытался сосредоточиться, что было довольно сложно - выпитое вино давало о себе знать.
Создатель, ну кто за язык тянул, а теперь я буду выглядеть просто смешно в глазах эра Рокэ.
Юноша просто терпеть не мог оказываться в дурацком положении или выглядеть хуже в глазах других. Особенно в глазах Ворона.
Со временем он все же научился держаться подобающе и все реже попадал в неловкие ситуации, но при этом на лице юноши все так же отражались почти все эмоции. Дикон все также краснел и тушевался, хотя уже реже, вспыхивал и бурно реагировал на любое действо, казавшееся ему несправедливым или неуместным.
Терпение - кольчуга сильного. Это явно не про него. Упорства юноше хватало, а вот терпением святые его явно обделили.
Дикон отвлекся от прицела, глядя на то, как его эр сам взялся заряжать второй пистолет.
Окделл потоптался на месте, пытаясь принять первоначальную стойку и поднял руку с пистолетом, прицеливаясь. Он пытался в точности следовать указаниям Рокэ, которые должны были помочь.
Молодой герцог Окделл взвел курок и опустил палец на спусковой крючок.
Медленно, плавно и при этом палец должен двигаться прямо назад, нельзя сдвигать ось.
Отлично, я вспомнил, что читал в одной из книг, но это, очевидно, не помогает.
Дикон и сам поморщился проскользнувшей иронии собственных мыслей. Вполне в духе Алвы. Рокэ оказывал на юношу большое влияние. Особенно последнее время. Они все чаще оставались в неформальной обстановке. Эр подтрунивал над юным Окделлом все меньше, а юноша все больше привязывался к Ворону, порой замечая что обычное восхищение перерастает во что-то другое, что-то большее.
Вороном восхищался весь Талиг, его обсуждали, о нем судачили, а Окделл имел возможность узнать своего монсеньора не через пересуды в кулуарах дворца, а в обстановке дома Алва, куда вход был доступен не многим, да и к чему Рокэ не быть собой дома. Первый маршал Талига оставался за порогом, а здесь воочию можно было лицезреть кэналлийского соберано.
Дикон выдыхает и прицеливаясь нажимает на спусковой крючок. Грохочет выстрел и легкая тонкая струйка сизого дыма потянулась из дула  пистолета.
Дикон положил пистолет на стол рядом с бокалом. Взял его в руки, одним махом осушил его, надеясь, что это поможет найти храбрость принять поражение - вряд ли он попал по бутылке, звона стекла он не услышал.
- Все плохо, я и так вижу, но окно уцелело - вскользь брошенная фраза скорее для сообщения результата неудачной попытки. Дикон отлично понимает, что Алве все равно, на целостность оконного стекла. Он может хоть все стекла вышибить упражняясь в стрельбе, наутро их просто заменят, а вот будь Дикон в Надоре... Тогда хлопот не оберешься, пришлось бы еще и выслушать долгую лекцию о том, какое это безобразие и что надорский герцог не располагает лишними средствами. Наказание ему уже не грозило - юный герцог уже не маленький мальчик, в часовне не запрут, отмаливать грехи не заставят. Дикон изменился. Он повзрослел. Пусть сам он порой этого не замечал, но замечали другие и Мирабелла Окделл в том числе. Ее мнение и слово теперь мало чем влияли на сына и это ее жутко не устраивало и раздрожало, а юноше было уже все равно - дома он проводил лишь мизерную часть времени, порываясь вернуться в столицу при первой же возможности.
Дикон подошел к открытому окну и вдохнул ночной воздух. Чудесная ночь, прохладная и звездная. Окделл взял в руки целую бутылку и повертел в руках.
- Ну вот, как я и говорил эр Рокэ, обошлось без пострадавших, - хохотнул Дикон и поставил бутылку на место. Он провел ладонью по подоконнику и нащупал вмятину под местом, где Алва оставил злощастный сосуд из-под Черной Крови.
- А вот и не совсем, я почти попал, представляете? Чуть-чуть не хватило! - юноша вскинул руку и почти соединил большой и указательный пальцы на правой руке, оставив между ними еле различимый просвет, - а это только начало и всего несколько ваших советов, - юноша просиял, уже явно рисуя в воображении, каких высот в стрельбе может достичь, если немного отработает навык.

+3

8

Заряжая пистолет, Рокэ даже бровью не повел, когда раздался выстрел. Выстрел и… тишина. Звона разбившейся бутылки не последовало, а значит, Ричард ожидаемо промахнулся. Да-да, более чем ожидаемо. Парень волновался, а значит, не был в себе уверен. А значит – был обречен на промах. Все просто, стоит только сложить два и два.
Окно уцелело? Вот тут Алва бы всерьез удивился, окажись иначе. Попади Ричард в приоткрытую оконную раму. Это как же тогда надо было бы промазать по бутылке?
- Почти и чуть-чуть не считается, - холодно отозвался Ворон, покручивая в руке заряженный пистолет и рассматривая вензеля позолоченного узора, украшающего ствол. Кажется, это Рокэ сейчас было куда интереснее, чем смотреть как Дик хвастается своим почти попаданием, - Нельзя чуть-чуть убить или почти ранить. Если хочешь убить врага, или, напротив, только ранить, не нанося смертельной травмы, ты должен попасть точно в цель, и никак иначе.
Рука с пистолетом стремительно вскинута и вытянута. Резкий поворот головы. Секунда, чтобы сфокусироваться на цели, грохот выстрела и, попав точно в середину узкого горлышка бутылки, пуля сбила ту с окна.
- Хотите научиться стрелять, юноша, прежде всего, перестаньте думать о том, что обязаны попасть в цель, как и о том, что о вашем промахе скажут другие. Просто цельтесь и стреляйте.
Дунув на дымящееся дуло, Рокэ снова принялся заряжать пистолет.
- Попробуем еще раз. Поставьте новую бутылку. Благо пустых у нас уже предостаточно, в скоро освободится еще парочка.
Пока Ричард возился с установкой новой мишени, Алва закончил заряжать пистолет и, прихватив со стола начатую бутылку, сделав из неё пару глотков, поднялся на ноги. Пройдясь по комнате, водрузив бутылку на полку камина, который как раз находился напротив окна, в которое стрелял Дикон, Рокэ перехватил пистолет за дуло и протянул его своему оруженосцу.
- Встань сюда, и целься, - Ворон указал на место рядом с собой, в шаге впереди, так, что когда, взявший из его рук пистолет Ричард, встал на указанное ему место, Роке оказался аккурат за его плечом.
- Вытяни руку, - новые сухие команды, но на этот раз, чтобы уж наверняка было как надо, Алва тоже протянул руку, сжимая пальцами локоть правой руки Дикона, - Локоть! - физически заставляя того выпрямить и чуть развернуть локоть.
- Вот так. Теперь плечи, - вторая рука сжимает левое плечо, оттягивая назад.
- Ноги, - носком сапога Рокэ пнул пятку Ричарда, так чтобы тот выровнял стойку.
- А теперь поймай взглядом цель. И забудь про всё остальное. Ты не должен доказывать, что можешь попасть никому, даже мне. Ты просто должен знать, что попадешь. Попадешь и никак иначе.
Удерживая руку Ричарда за локоть, Ворон придвинулся чуть ближе, почти прижимаясь грудью к спине парня и чуть склонил голову, чтобы тоже видеть прицел. С такого ракурса, разумеется, существует погрешность. Мешает чужой затылок, к которому и так пришлось прислониться виском. Но погрешность эту Алва легко может учесть. Отлично. Если при спуске крючка рука не дрогнет, должен будет попасть. Но это уже целиком и полностью зависит от Ричарда.
Сможет ли парень понять, о чем говорит ему Ворон? Вряд ли. Во всяком случае ни с первого раза. Откуда вот так, с наскока, взяться самоуверенности там, где её еще минуту назад не было.
Рокэ, не меняя позы, не отпуская и не отстраняясь, перевел взгляд на сосредоточенный профиль Ричарда.
- Не думая «я должен», - голос Первого маршала сейчас звучит почти как шепот, словно заговори он громче, это спугнет уверенность, о которой он говорит Дику, - Это отвратительно неверная, пошлая формулировка. Думая «я попаду в цель». Просто потому, что иначе быть просто не может.
Как же он серьёзен сейчас, этот мальчишка. Вы только посмотрите, даже пелена хмеля, что неизменно начинает туманить взгляд после пары бутылок вина, исчезла с глаз.
- Стреляй! – приказ, но приказ этот отдан шепотом, всего в паре сантиметрах от обрамленного светлыми волосами уха.

+1


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Пистолетам не достает откровенности [aeterna]