ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » [aeterna] по дороге, на которой нет следа


[aeterna] по дороге, на которой нет следа

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

прекрасное далёко, не будь к нему жестоко
https://i.ibb.co/SnVtS3C/14.png  https://i.ibb.co/3dWPXYS/12.png  https://i.ibb.co/47b5GqY/13.png

Айрис x Ричард
Надор, 14-й день Осенних Ветров 397 года Круга Скал
Ричарду предстоит отъезд в Лаик;
Айрис мечтает сбежать из Надора;
разговор по душам — сомнения, переживания, страхи,
надежды, просьбы, обещания и совсем немного зависти

https://i.ibb.co/Vq0h26w/7.gif

Отредактировано Ayris Okdell (2022-09-09 18:45:28)

+5

2

Осень в этом году выдалась одной из самых мерзких на памяти Айрис. Не то чтобы у неё был великий жизненный опыт, да и Надор вовсе не славился приятной погодой, но сейчас любой согласился бы, что природа могла и расщедриться на что-нибудь более достойное. 
Тёплые и сухие дни кончились быстро: теперь по утрам стояли туманы, вечерами же шли дожди. Тучи всё время нависали над головой угрюмыми тенями, небо было серым, камни и скалы — серыми, платья матушки и сестёр — такими же… С каждым днём дома становилось всё унылее, грязи на улице было в избытке, а холод и сырость не давали покоя даже в замке (ещё бы, ведь на то, чтобы тщательно топить такую громадину, у Великого Дома Окделлов просто не хватило бы дров, которые и без того приходилось беречь). К тому же, время неумолимо шло к зиме, и подходили дни, когда должны были начать задувать холодные ветры; ещё неделя-другая, и снова будет тяжело уснуть, слушая, как свистит ветер и как от особенно резких его порывов лязгают одна о другую створки окованных железом ворот.

А Дик всего этого не услышит и даже не посмотрит с башни на необычные закаты, что бывают только в Надоре перед самой зимой — к Осенним Волнам он уже будет в Кабитэле. Ну, то есть, в Олларии.

Вот интересно, — спрашивает Айрис, пока возится с тем, чтобы привязать лошадь, — в столице такая же противная погода?

Иней — конь весьма и весьма придурковатый и пугливый после перенесённой болезни, — стоит на удивление смирно: то ли на него благотворно влияет общество Баловника, то ли это просто своеобразная благодарность за то, что его вывели из стойла. Матушке Иней никогда не нравился, и она запрещала детям лишний раз его седлать, но Айрис именно его любила больше всех. Да и он её почти всегда слушался, только мама, конечно, в это не верила. Впрочем, последний их диалог на эту тему и вовсе кончился тем, что Айрис даже не потрудилась ни дослушать матушкины поучения, ни попытаться её переубедить. Она громко заявила, что уж лучше упадёт с коня и сломает шею, чем будет сидеть дома или ездить на старой кляче шагом по двору, дёрнула поводья — и была такова.

Хотя осень, наверное, везде одинаково невыносима, — продолжает рассуждать Айрис. — А зима... я уверена, что она там совсем другая.

Ветра здесь почти нет; от воды ощутимо тянет холодом. Ричард стоит на берегу, совсем близко к чистому зеркалу маленького озерца, и, чтобы подойти ближе к брату, Айрис вынуждена плотнее закутаться в плащ с меховым подбоем.
Дика выдаёт даже не фамильная черта (у Окделлов обычно всё написано на лице, а если по лицу вдруг нельзя прочесть чувство, его следует искать в глазах) — в последние дни брат всем своим видом выражает одно сплошное сомнение; вот и сейчас, когда молча застывает в задумчивой позе, глядя на тот берег или как будто куда-то сквозь него. Уже представляет столицу? В шестнадцатый раз гоняет по кругу разговор (если не сказать "очередной скандал") матушки с Лараком?
Эйвон ведь пытался заступиться и не отправлять Ричарда в столицу — а матушка взялась настаивать на том, чтобы последовать королевскому указу, изложенному в письме. Это-то и было странно — учитывая то, каким рассадником греха эрэа Мирабелла живописала Олларию, называя её средоточием предателей и мерзавцев (после этих слов город почему-то становился в глазах Айрис только привлекательнее), и то, что короля она никогда не считала законным правителем... Но если уж Мирабелла Окделл решила, что Дикон всё же будет учиться в Лаик, переспорить её не смог бы никто: Ларак, как и всегда, стушевался очень быстро, раздавленный железной волей, а за возражениями Дика незамедлительно последовала почти часовая тирада об уважении к матери, полная цитат из Эсператии. (Айрис могла бы даже назвать главы, страницы и строки — столько раз её заставляли читать вслух все эти цитаты, сводившиеся к "да не прекословь родителям своим" со всеми возможными вариациями).

Жаль, конечно, что этой зимой тебя с нами не будет. Но ведь — только представь! — ты будешь так далеко...
И Айрис заканчивает свою небольшую речь почти мечтательным вздохом:
...и совсем без матушки.

+4


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » [aeterna] по дороге, на которой нет следа