html, body { background-color: #aeaeae; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 35px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; } :root { --main-background: #e5e5e5; --dark-background: #cdcdcd; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/zcJZWKc.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #e5e5e5;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/cxWyR5Y.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #aeaeae; } .punbb .post h3 { background-color: #d9d9d9; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #d6d6d6; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #d6d6d6 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px!important; background: #d6d6d6; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #b9b9b9; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #d5d3d1; background-color: #d6d6d6 !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #d6d6d6; border: solid 3px #d6d6d6; outline: 1px solid #d6d6d6; box-shadow: 0 0 0 1px #d6d6d6 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #c5c5c5; border: solid #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #d3d3d3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
html, body { background-color: #1c1c1c; background-position: left; background-attachment: fixed; } #pun-category1.category h2, #pun-category2.category h2, #pun-category3.category h2, #pun-category4.category h2, #pun-category5.category h2, #pun-category6.category h2, #pun-category7.category h2 { height: 34px; box-sizing: border-box; margin-bottom: 8px; font-size: 8px; text-align: right; color: transparent; padding: 0px 0px 0px 0px; font-family: verdana; letter-spacing: 1px; background-position: right; text-transform: capitalize; border-left: solid 228px #2e2e2e; } :root { --main-background: #d7d7d7; --dark-background: #e5e5e5; --darkest-background: #a1978f; --border: #939393; --accent1: #4b6494; --accent2: #60ad14; } #pun-title table { background-image: url(https://i.imgur.com/395XG6f.png); background-position: top center; background-repeat: no-repeat; background-color: #d7d7d7;} #pun-about p.container { background-image: url(https://i.imgur.com/hYFQ6U1.png); background-repeat: no-repeat; border: none; margin: 4px 0 -162px 0px; width: 960px; height: 239px; background-color: #1c1c1c; } .punbb .post h3 { background-color: #c7c7c7; margin-bottom: 10px; margin-left: 0px; } .pa-avatar { position: relative; padding-bottom: 5px !important; background: #c3c3c3; } .punbb .post .post-author { float: left; text-align: center; width: 222px; overflow: hidden; color: #3a3a3a; padding-bottom: 10px; margin-left: 17px; background: linear-gradient(to bottom, #c3c3c3 67%, #232323 33%); border-radius: 10px; } .lz1 { font-family: Arial; font-size: 10px; color: #2c2c2c!important; text-align: justify; letter-spacing: 0px; line-height: 12px; padding: 6px 22px 8px 22px; margin: 0px !important; background: #c3c3c3; } .lz { padding: 4px 4px 13px 4px; font-family: Arial; font-size: 9px; text-align: center; color: #2e2c2b; line-height: 10px; letter-spacing: 0.08em; text-transform: uppercase; font-weight: bold; margin: 3px 0px -10px 0px !important; background: #a1a1a1; } .punbb .post-content .quote-box, .punbb .post-content .code-box { margin: 0.4em 1.8em 1.4em 1.8em; padding: 1em 1.5em 1em 1.5em; background-color: #cdcdcd !important; border-radius: 8px; border: #b9b9b9 solid 1px; } #main-reply { background-color: #c5c5c5; border: solid 3px #c5c5c5; outline: 1px solid #c5c5c5; box-shadow: 0 0 0 1px #c5c5c5 inset; padding: 9px; margin-left: -23px; margin-top: 0px; border-radius: 10px; } .punbb textarea, .punbb select, .punbb input { background: #b3b3b3; border: solid #b3b3b3; outline: 1px solid #b3b3b3; padding-bottom: 2px; color: #303030; margin: 5px 0px; } div.post-rating a, div.post-vote a { background: #c3c3c3; padding: 1px 11px 1px 11px; border-radius: 6px 6px 6px 6px;}
микаса Микаса не знала – Микаса не знает. Инстинкты, двигавшие её вперед, закрывают сознание на замок все глубже, сильнее, запрещают доверять, верить и проявлять хоть каплю сочувствия к тем, кто этого не заслуживает. Ужасно, невыносимо сильно хочется послушать их, расслабиться, опустить руки и просто отдаться этому сжигающему все на своем пути чувству сладкой ненависти, презрительно смирять темной сталью глаз, и не думать о том, что завтра кого-то могут просто напросто сожрать на задании. читать далее

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Не все закрытые двери - на самом деле закрыты


Не все закрытые двери - на самом деле закрыты

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Viktor & Ezreal https://i.imgur.com/6EPrtWo.gif
Не все закрытые двери - на самом деле закрыты


Скука одного и рутина другого. Ну вот что может пойти не так, если привести отпрысков пилтовенрских элит на экскурсию в академию? Правильно.
Все

[icon]https://ie.wampi.ru/2022/09/15/ez_ml_small.jpg[/icon]

Отредактировано Ezreal (2022-09-15 06:38:47)

0

2

В архиве Академии всегда найдётся работа. О, Виктор знает об этом лучше всех, блуждая среди высоких деревянных шкафов, что хранят в себе буквально запылившиеся знания. Некоторые из этих исследований оказались либо неактуальными, либо незавершёнными, либо не нашедшими никакого применения в нынешнем Пилтовере. Да, иногда случалось и такое. Не все изобретения заслуживают сиять на выставках Академии.

Пожалуй, к последним Виктору нравится возвращаться больше всего.

Невостребованность — это слово, которое он встречает слишком часто в последнее время. Очередной выпускной экзамен Академии, где студенты презентуют свои работы в надежде заполучить долгожданный красный галстук и стать полноценным учёным, для Виктора равносилен всем мучениям, что можно найти на этой земле. Он листает пожелтевшие страницы, цепляется взглядом за некоторые строчки, отмечает любопытные идеи, но в целом-то понимает, почему некоторые вещи не нужны Пилтоверу в принципе.

Не понимает он только, почему это нельзя спустить в Заун.

В глазах комиссии профессоров он видит непонимание и попытки подобрать как можно более вежливые формы обращения. Виктор всегда стоит ровно, расправляет плечи, но костяшки его белеют — сильно держится за трость. Нервничает. Профессор Хеймердингер знает его натуру, он прекратил свои попытки уговорить упрямого юношу остановиться, обратить внимание на другие аспекты. Виктор его не слушает. Вот поэтому и получает снисходительный вздох седой женщины, что доброжелательно и вкрадчиво объясняет: «Что Вы можете дать Пилтоверу?»

Ничего.

Но это не тот ответ, который нужен.

Его очиститель воды был создан для Нижнего города. Он здесь по той же причине — улучшение жизни тех, кто не заслуживает ужасов вокруг. Молчание затягивается до секунд десяти — считает, — а комиссия уже знает, каким будет ответ.

— Жизнь станет лучше с этим, — выпаливает Виктор.

— Лучше для кого, юноша?

— Для Нижнего города. Людям нужна вода.

Виктор невесело хмыкает этому всплывшему воспоминанию. Кажется, это его третий отказ? «Людям нужна вода». Непреложная истина, однако мог бы сказать что-то и получше. Удивительное чтиво отправляется обратно на полку, по архиву вновь раздаётся стук трости.

Работа ассистента — не потолок амбиций и того, на что он способен. Но кто-то должен следить за порядком в те часы, когда профессор Хеймердингер проводит экскурсии для будущих студентов. Светила науки, все потенциальные гении до единого. У Виктора нет предрассудков касательно учащихся из Пилтовера, границы между городами не размываются тогда, когда кто-то хочет прямо указать либо на его место, либо на происхождение. В последние годы таких все меньше. Устали, должно быть.

— Хм? — Виктор чуть хмурится, закрывает архив, отчётливо слышит чужой свист где-то в коридоре неподалёку, на него идёт.

Честно говоря, но ничего другого он и не ждал. Заблудившиеся с экскурсии молодые люди далеко не редкость, если только этот джентльмен не отбился целенаправленно. Виктор стоит у стены, укладывает две ладони чинно на трость, ждёт несколько секунд, прежде чем учтиво прочистить горло, привлекая к себе внимание.

— Я полагаю, что Вашу пропажу профессор заметит далеко не сразу, юноша. При пересчете только, если быть точнее.

[status]ассистент[/status][sign][/sign][lz]<div class="lz">league of legends</div><div class="lz1">wait a minute, this isn`t my bedroom???</div>[/lz][icon]https://i.pinimg.com/564x/31/10/0b/31100be69b4ba9b75df814c590b19c5e.jpg[/icon]

Отредактировано Viktor (2022-09-19 23:20:43)

+1

3

Академия. Сколько в этом слове пафоса, от которого горят глаза многих… и сколько в этом всем для себя Эзреаль видит скуки, от которой уже успел устать за то время, что учился в школе. Наверное, единственная причина, по которой он продолжал хотя бы ходить на эти занятия - обещание родителей.

“Мы заберем тебя с собой, если окончишь учебу на отлично”

Эти слова он слышал в своей голове каждый раз, когда стоял у порога скучного учебного заведения. И, когда хотелось уже волосы рвать от заданий, он сам смотрел на эти слова, что были написаны в его комнате прямо на обоях. О нет, он вовсе не был глуп, как могло бы показаться. Наоборот, некоторые учителям прочили ему судьбу гения и вундеркинда, но… все это было для него бесконечно скучным. Даже многие экскурсии, что проводили для его классов - были скукой. Хотя бы потому, что, беспокоясь о безопасности студентов (о том, чтобы их родители не устроили скандал, переводя дитя в другое учебное заведение), они брали только те выезды, где не было ничего интересного. Никакого риска! И единственные моменты, когда Эзреаль был готов с этим мириться - это поход по музеям, где за стеклом были находки его родителей, а так же прочие древности. Но там проблема была уже в другом - это уже казалось скучным для многих однокурсников, из-за чего залы, где они пробегали за минут 20, парень был готов проползать за часы.

– … пожалуй, каждый из вас имеет шанс оказаться здесь!

Речь профессора, что вел им экскурсию, сдобленную приличным количеством комплиментов и, некоей мотивации, он слушает, едва ли не закатывая глаза. Эзреаль давно уже знал - сидеть на одном месте - не для него. Выпускники же академии сидят порой десятилетиями на одном месте, работая над одним проектом с теми же самыми людьми. Скорее всего - они носят ту же одежду, встают в то же время, даже еду едят ту же самую. Закрывая глаза и, послушно воле профессора, всего на миг представляя себя на месте студента академии… парень испытывал уже даже не скуку а странный… страх. Словно он добровольно идет в клетку, выкидывая ключ куда-то далеко.

Помотав головой, Эзреаль почесал шею, почувствовав, как по спине прошли мурашки. Смотря теперь больше по сторонам, он все больше рассматривал то, что его окружает и, все меньше слушал речь их экскурсовода, проявляя полное неуважение к статусу их провожатого. А еще, он все больше замедлял шаг, словно случайно отставая от группы, пока, не начав медленно завязывать итак хорошо завязанные шнурки, не проводил взглядом группы, что скрывалась за поворотом. И, поднявшись, не смог сдержать полного облегчения выдоха, ведь… теперь невидимые, но осязаемые цепи, словно спали с его рук и тела. Свобода. Кажется… он не сможет без нее.

На его губах появляется широкая улыбка и, порой чуть ли не смеясь, теперь уже совершенно другими глазами парень рассматривал все то, что его окружает. Теперь, не слушая монотонного, казалось бы, голоса, он и сам стал подмечать вещи, что были интересны ему. Школы архитектуры, живописи, скульптуры. Узоры ковров, отсылающие к разным регионам и эпохам. Вот там, за стеклом, стояла явно привезенная из Ионии ваза, расписанная столь искусно, что перехватывало дыхание.  А здесь в барельефы удивительным образом вписаны таргонские звездоноги. Вертя головой, парень, услышав звуки, притаился за колонной, когда услышал чьи-то голоса. Чуть слышно хихикая и чувствуя, как его медленно начинает поглощать азарт, он повернул голову, присматриваясь к двери, что была рядом. Потертая и старая надпись на табличке гласила “Архив”. Ниже же, уже потертая и едва читаемая, шла надпись с обозначением номера кабинета. Скука, думает он, чуть дергая ручку.  Но, почувствовав, что дверь заперта, с вновь проснувшимся любопытством, Эзреаль достал из сумки на поясе одну из отмычек, колдуя над замком, что словно не был закрыт до конца.

– Есть, - тихо шепчет парень себе под нос, после заходя в комнату и, смотря по сторонам с присущим для него в такие ситуации любопытсвом. Рассматривать стопки книг и папок, что были то тут то там, было не столь интересно. Но, когда у одной из стен он увидел, кажется, прототипы изобретений, то ноги сами повели его туда. Буквально через несколько секунд, чуть свистя себе под нос, Эзреаль уже крутился вокруг стеллажа, рассматривая через стекло не столь понятные для него изобретения. Возможно… если их посмотреть поближе, то он поймет их лучше… Назойливая, словно чужая мысль, и вот уже со странным упоением он снова стал колдовать над замком, когда услышал за спиной голос.

Резко выпрямившись и сделав глубокий вдох, парень незаметным жестом убрал отмычку в рукав и, успокоившись, изображая теперь уже испуг, резко, почти в припрыжку обернулся, умело изображая на своем лице помесь потерянности и неловкости. Разве что… в глазах его снова, как и всегда, почти плясали черти.

— Ой! Простите! Там была открыта дверь и… я решил зайти… думал… что мои тут и… я ничего такого не делал.

Эзреаль смеется, зажмуриваясь и почесывая рукой затылок. Правда, отмычка, державшаяся в рукаве на честном слове, все же не выдерживает подобного и, стило опустить руку - торжественно, как могло показаться, громко выпала, оглашая тихую комнату звоном, что казался дико громким на фоне тишины, висевшей в зале. Медленно опустив взгляд на выпавшую до этого “верную подругу”, парень теперь уже и вправду с некоей потерянностью посмотрел на человека, что смотрел на него до этого с усталостью и укором. Приоткрыв рот, парень смог лишь улыбнуться, затем опуская взор. А вот теперь, кажется, он влип.

[icon]https://ie.wampi.ru/2022/09/15/ez_ml_small.jpg[/icon]

+1

4

Потенциальные студенты Академии, впрочем, отличаются друг от друга, несмотря на хорошие умственные задатки. Некоторые из них устают от оптимистичных, но очень уж долгих рассказах профессора Хеймердингера чуть ли не с начала основания времён, поэтому спешат найти первое открытое окно и начать бродить по внутреннему дворику. Таких быстро отлавливает садовник при Академии, Виктор становится этому свидетелем чаще, чем ему хотелось бы, останавливаясь у окна и наблюдая за строгими выговорами. Некоторые же наоборот терпеливо ходят по всей территории, не позволяют себе ничего лишнего, молчат или спешат поднять руку, задать вопрос под недовольные взгляды, ибо вопросы профессор любит, а это затянется ещё на полчаса, если повезёт. В общем, Виктор никогда не удивлялся тем, кто отбивается от своей группы. Безобидные девушки и юноши, хотящие увидеть все самостоятельно, а не под чужую указку. Это похвальное стремление, вот только…

Виктор «потеряшке» напротив совсем не верит.

Светлые волосы, голубые глаза горят жаждой знаний. Юноше не подходит роль того, кто неловко подбирает слова и пытается извиниться, ведь Виктор чувствует — тому совсем не жаль. Проницательность его успела достигнуть максимальных уровней за время жизни в Пилтовере, но красивую сказку Виктор не спешит сломать своим категоричным: «не верю». Он изгибает бровь, слушает с таким лицом, каким, должно быть, учителя в младших классах выслушивают оправдание насчёт очередного прогула. Наверняка не знает, в Нижнем городе школ нет. Все это к тому, что наглое вторжение совершенно очевидно, только не совсем понятно для чего. Кража экспоната из Академии карается, между прочим. Смотреть — можно, трогать — нельзя. Забирать домой — тем более.

— Да, Ваша группа и впрямь могла бы быть тут, — тянет задумчиво Виктор, оглядывая архив с видом, будто вот это пыльное и почти всеми забытое место, кроме него, заслуживает отдельной остановки в маршруте экскурсии. — Если бы не было написано над дверью «Архив». Видимо Вы и впрямь сильно испугались.

Получается игра двух лжецов, но в голосе Виктора больше очевидна ирония. В его янтарных глазах чертики похожи на чужие. Ему не кажется, что разница в возрасте между ними такая уж большая. Он был бы и рад продолжить это представление, но невозмутимо наблюдает за тем, как отмычка несколько раз прыгает по полу, весело звенит и наконец останавливается. Занятно, все тайное становится явным. Виктор усмехается, эта усмешка так и говорит: «а я знал, все знал, что и требовалось доказать». Потерянность на лице юноши — славное зрелище, Виктору бы по всем правилам вздохнуть и строго указать на выход, проверив, что теперь-то точно все закрыто, а профессору потом доложить касательно прытких нарушителей.

Но Виктор лишь качает самому себе головой и заглядывает за спину юноши.

— Мне тоже интересны эти прототипы, — подаёт он голос, завязывая непосредственную беседу. — Их не закончили, к моему сожалению. Устройства вышли бы любопытные.

Он проплывает мимо юноши, тянется за отмычкой и изящно, со знанием дела, прокручивает ту между пальцев.

— От них не выдают ключи в целях сохранности. Однако… до них все ещё можно добраться, — бросает украдкой взгляд, проверяя, что тот не пытается улизнуть, потому что Виктор явно преследует иную цель, которая выговором точно не является.

Он отмычкой справляется в несколько секунд. Первый «щелк» — открыт первый замок. Второй «щелк» — второй. Виктор раскрывает стеклянные дверцы и протягивает отмычку обратно ее хозяину.

— Не теряйте.

[status]ассистент[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/31/10/0b/31100be69b4ba9b75df814c590b19c5e.jpg[/icon][sign][/sign][lz]<div class="lz">league of legends</div><div class="lz1">wait a minute, this isn`t my bedroom???</div>[/lz]

Отредактировано Viktor (2022-09-19 23:21:11)

+1

5

Насколько часто Эзреаль проделывал такие вещи, теряясь где-то? Слишком часто. Настолько, что раньше за ним чаще следили, а после, уже отчасти смирившись, давали отправляться на такие странные прогулки, ведь… обычно он не влипал в неприятности. Возможно сегодня могло быть небольшое но исключение из этих правил. Хотя… человек, стоящий перед ним, не казался какой-то… угрозой. И дело было вовсе не в том, что тот опирался на трость, заметно хромая и чуть клонясь то в одну сторону, то в другую, даже стоя ровно. Дело было… в чем-то другом.

Пока он играл свою роль заблудившейся без пастуха овечки, глаза внимательно скользили по фигуре напротив. Высокий, почти болезненно худой, да и в целом… болезненный. Но в этих по птичье янтарных глазах,  горел какой-то огонь. Огонь жизни, жажды знаний и открытий. Примерно так же горели глаза у его отца - единственного человека, которому Эзреаль никогда не мог и не хотел врать. И, смотря на этого незнакомца, что выглядел как тот, кто повелся на его уловку словами, парень тому не верил. Потому что, несмотря на весь свой чудной и непонятный вид, незнакомец не был похож на наивного глупца. Смотря в эти глаза, парень чувствовал, что тот… успел повидать уже что-то в этой жизни. И это что-то вовсе не было чем-то хорошим, сытым, комфортным.

– Даааа? Это архиииивы???

Он тянет эти слова, изображая удивление, потому что пытается играть до конца. И, эта игра продолжалась в том числе потому, что подыгрывали и ему самому. Сменив игру на странное снисхождение в момент, когда из рукава предательски выпадает отмычка.

В этот миг в голове проноситься столько самых разных мыслей, что Эзрелаь с трудом держит себя в руках. Он допустил ошибку. И он это прекрасно понимал, уже готовясь к тому, что сейчас его отчитают, но… искры и черти в глазах, что сделали их сейчас внезапными союзниками, или даже соучастниками этого небольшого преступления. Никто из них ничего не собирался нарушать. У Эзреаля и в мыслях не было ничего красть. Лишь посмотреть поближе, осторожно возвращая все на прежние места. Сложно уже припомнить, сколь часто он так делал - открывал ящики и витрины, рассматривая экспонаты в музее. Ему позволяли это делать, с теми, что привезли его родители в часы, когда не для своих музеи были закрыты. Эта комната, тоже была закрыта для других. И, возможно… возможно каждый из них просто напросто решил удовлетворить собственное любопытство. Кто-то - появившееся сейчас. А кто-то, возможно, нашел повод воплотить давнюю мысль - парень не могу быть уверен в том, как и о чем думает незнакомец.

– Да… я заметил. Не могу даже понять, для чего именно они нужны.

В голосе заметно волнение, но сам блондин потихоньку успокаивался. Смотря внимательно на то, как именно передвигается незнакомец, он улыбнулся с неким задором, заметив правильный хват и движение, с которым была провернута в руках отмычка. Здесь все становилось ясным уже без слов. Отойдя чуть в сторону, Эзреаль внимательно посмотрел на то, как тонкие пальцы вскрывали замок, чуть кивая.

– Для тех, кто ищет и ждет - запертых дверей не существует.

В собственном голосе - незыблемая уверенность, надежда и окрыленность. Когда открываются замки, то, выпрямившись, парень почти смеется мелодично, перехватывая протянутую отмычку, кою, прокрутив в пальцах, в этот раз прячет получше. Некоторое время рассматривая незнакомца, словно пытаясь понять, правда ли ему дозволено, Эзреаль, улыбнувшись шире, подошел ближе, рассматривая причудливые конструкции. Протянув к одному из таких прототипов руку, он провел очень осторожно и уважительно по краям, кажется, какого-то недоделанного летающего устройства, затем скользнув взором на скромную бирку, что висела на нем.

– Почему… их недоделали? Разочаровались и выгорели? Или… не нашли, кому продать это в Пилтовере?

В последней фразе чувствовалась странная злость и почти плевок. Да, Эзреаль всегда понимал, что тяжкий труд изобретателя - не про него. Слишком много статичного. Но а еще он знал, что каждая такая вещь - полет фантазии тех, кто был готов положить на это жизнь. И, видя теперь за этим стеклом кладбище чьих-то идей, он опустил плечи и сжал руки в кулаки, хмуря брови. Переведя взгляд снова на все эти конструкции, он выдохнул, цепляясь за облик стоящего рядом в отражении стекол.

– Эзреаль.

[icon]https://ie.wampi.ru/2022/09/15/ez_ml_small.jpg[/icon]

+1

6

— Быть напоминанием, — просто отвечает Виктор на вопрос о том, что эти прототипы вообще здесь забыли, спрятанные позорно от глаз потенциальных студентов, имеющие право оставаться в памяти только приближённых к архивам и устройству самой Академии. — Напоминанием, что не все мечты могут сбыться в Пилтовере.

А мечты — конструкция довольно хрупкая. Со своей Виктор успел попрощаться. Отправившийся в Верхний город он надеялся обнаружить средства, которые позволят заняться делом. Его письма родителям были полны вдохновения, надежд и восхваления системы образования. Однако в последние годы он скромно не упоминает свои успехи и продвижения в научной среде, боясь дать родным однозначный ответ — он провалился. Не справился с обстоятельствами, слишком сильно поверил в то, что идеальная картинка, созданная его сознанием, оказалась ошибочной. Воздушный замок, приветливо встречающий все гениальные умы, оказался темницей, запрещающей Виктору использовать своё имя на выставках. Нельзя. Из Нижнего города — нельзя многое. Профессору не понять, ему не рассказать о своих мыслях и сожалениях, ведь профессор — образец стабильности и безопасности, защитник всего того, что никак не может навредить. И плевать совершенно, что Виктор наполнен страстью, плевать, что его поэтому сюда и взяли.

Он чинно стоит поодаль, так-то совсем не беспокоится о том, что юноша может как-то навредить. Сильнее навредить, чем эта сделала комиссия, уже просто невозможно. Тем более ему определённо импонирует эта пытливость ума в человеке напротив, хоть Виктор уверен — тот не сможет учиться в Академии. В месте, где присутствует только видимость свободы. Просто смешно называться городом Прогресса, но при этом топтаться на месте буквально везде, куда падает взор. Юноша же амбициозен, главное, чтобы его не постигла та же печальная дорожка из разочарования.

Поговорить с кем-то из Верхнего города, кто не спешит язвить касательно происхождения, честно говоря, та ещё экзотика.

— Они оказались… нестабильными, — подбирает слова, стараясь припомнить историю профессора касательно этого. — Опасными для тех, кто будет их использовать. Зачем использовать то, что поднимает тебя в воздух, если можно продолжать передвигаться по земле? Если оно взорвется?.. Потеряете управление? Слишком много человеческих факторов помешало этому стать частью историю изобретений Пилтовера. Я не знал создателя, но до меня дошли слухи, что тот покинул город вскоре после отказа. Может… это не самое худшее решение.

Виктор поступил бы так же, если бы на кону не стояло слишком многое. Благополучие родителей, экологическое состояние Нижнего города, о, нет, ему нельзя бежать. Это дело принципа, а принципам необходимо следовать до конца.

— Виктор.

Никто не спрашивал его имени. Почти никто не знал его, но знал, что он — изгой, белая ворона. Представляться спустя столько лет тишины… необычно.

— У меня… есть ещё кое-что для Вашего внимания, юноша. Зная нрав профессора, то экскурсия продлится часа два. Если не затянется на три. А тут хватит интересных образцов на целый день, — усмешка танцует на его тонких губах, Виктор первым ступает в сторону длинного коридора, чувствуя себя каким-то старцем из легенд, что открывает случайному путешественнику тайны мироздания. — Многие охранные механизмы строятся на решении примитивных головоломок. Мне удалось найти записи об их создании. Это может заинтересовать…

Оборачивается.

— Такой неискушённый ум.

И взглядом указывает на полку с огромной стопкой, наполненных шифрами, тайнами, где-то — ответ имеется, до разгадки дойти смогли, а где-то — всего лишь попытки, исписанные карандашом страницы, но никакого результата.

[status]ассистент[/status][icon]https://i.pinimg.com/564x/31/10/0b/31100be69b4ba9b75df814c590b19c5e.jpg[/icon][sign][/sign][lz]<div class="lz">league of legends</div><div class="lz1">wait a minute, this isn`t my bedroom???</div>[/lz]

Отредактировано Viktor (2022-09-19 23:21:28)

+1

7

– Напоминанием о том, как режут крылья? Нет, конечно бывают задумки странные. Но… но все что тут… Они же… хотели жить.

Не сдерживая эмоций, Эзреаль снова осторожно тянет руку к изобретениям. В этот раз не только к доске, которую явно делали для того, чтобы взмыть в небо. В чем-то угадывались инструменты, что можно бы было использовать в медицине. Где-то на рисунках выглядывали прототипы дыхательных масок. Где-то было что-то похожее на протезы, что выглядели и доступно и… красиво, а не были похожи на металлолом, что вскоре после установки придет в негодность. Умея смотреть хоть изредка дальше красивой обертки, он помнил тот страх и прозрение, которое испытал, впервые оказавшись возле одного из храмов, где почитали Серую Леди. Он помнил тот запах и вид, что открылся ему. А еще помнил, сколь порой убого выглядели те железяки… Пробежав краем глаза по обозначениям, что стояли возле пока грубого протеза руки, он сжал кулаки. Материалы были доступными. Вид был лучше. Функционал даже сейчас просматривался и был словно… шире. В Зауне тоже были люди… Да, Эзреаль никогда не испытывал на своей шкуре всех тех тягот, что выносили люди, живущие внизу. Но все его высокомерие разбилось, когда, показывая шрамы на ноге, отец рассказывал о том, что если бы не помощь простого деревенщины, то его бы не было возможно в живых вовсе. Наверное… наверное именно тогда пропало все его пилтоверское высокомерие. Почему он был лучше других просто потому, что родился в верхнем городе? Нет. Он добьется того, чтобы… чтобы быть лучше других за свои действия! И это казалось ему гораздо более честным и правильным.

– Зачем подниматься в воздух!? А, то есть дирижабли - это прааавильно, потому что много места  и деньги, а это нет? Когда их делали, то умирали десятки! А это может максимум убить одного! И, взорвавшись, оно не рискует уничтожить сразу несколько домом, уничтожив в том числе и груз! Да… да у Заунитов я уже видел похожие доски! Они уже так летают! Причем этот по форме словно… обещает двигаться быстрее! Возможно беда с маневренностью и стабильностью, но… но.. Это же… полет.

Вновь посмотрев на прототип, Эзреаль сжал кулаки и почти что зарычал от злости и обиды. Смотря на то, как близ променада дети из нижнего города носятся на похожих бордах, он каждый раз мечтал прокатиться на чем-то похожем. Каждый раз почти упрашивал дядю купить ему такую штуку. И каждый раз слышал о том, что жителю пилтовера не пристало пользоваться низкими технологиями. Низкие технологии… Именно так он называл все то, что делалось в Зауне. Его дядя был истинный Пилтоверцей и скрягой, что привык сидеть над бумаги и считать прибыль от проведения очередной выставки. Эзреаль боялся стать таким как он.

Услышав, как стоящий рядом представился, парень улыбнулся ему светло и ярко, чуть кивая, после идя мимо этого кладбища идей. Касаясь некоторых изделий с уважением и почтением, он снова пытался… додумать финальный вид всех этих приспособлений. Заслышав же речь Виктора, он посмотрел на него вначале напряженно и, недоверчиво стал смотреть то на него, то на архивы. Повторив это несколько раз и поняв по задорному, отчасти похожему на собственный, взгляду, что ему не врут, Эзреаль рассмеялся. И в следующий миг уже исчез, рванув к стеллажам.

Бегая взглядом по всем этим значкам и именам, он словно пытался сопоставить это с образцами, что стояли на полке. Бормоча себе рассуждения под нос, Из большого кармана на брюках в районе бедра он достал небольшую записную книжку, к которой был привязан угольный карандаш. Добежав до открытого стеллажа, он записал комбинацию из букв и цифр, что грустно смотрели на мир с бирок, привязанных к прототипам, словно камни к ногам утопленников, а после снова стал бегать между рядами, выискивая нужные альбомы и папки. И да… в этот раз ему словно не помогали, дав подсказку. А, обожающий подобные загадки Эзреаль, лишь только был рад, провозившись над одной из задачек минут пять, осторожно достать нужные бумаги. Дрожащими от волнения руками он открыл книгу и, выдохнув, почти что утонул в нарисованных пока еще грубо от руки чертежах и записях.

– Этот наклон и имя… Парень явно из одного из Ноксианских провинций… Хм. Возможно поэтому и не смог удержаться тут…Спонсору тоже нужны были наверняка военные разработки… Хм… Этой штуке… тяжело было взлететь… Возможно… возможно более легкая конструкция… или иная форма для лучшей обтекаемости и баллистике… А ну ка.

Держа в одной руке записи, второй он схватил стул и, с таким набором, вновь сел напротив прототипа. Крутя в руках карандаш и размышляя, Эзреаль, чуть подумав, подал голос снова.

– Твой… проект… он тоже… мог оказался тут? То, как ты об этом говорил… оно было личным очень, - оторвав взгляд от записей, в этот раз он и вправду чуть испугался, начав вертеть головой. - Ох, прости! Наверное, это звучало слишком грубо! Я… не хотел обидеть.

[icon]https://ie.wampi.ru/2022/09/15/ez_ml_small.jpg[/icon]

Отредактировано Ezreal (2022-09-23 09:51:46)

0


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Не все закрытые двери - на самом деле закрыты