ичибан Ичибан не планировал сюда возвращаться, и уж тем более помыслить не мог, что в следующий раз он будет стоять по другую сторону решетки.

Здесь, как и раньше, стоит тошнотворный запах отчаяния, безысходности и животной ярости, которую носит в себе каждый, кто попал сюда. От почти подвальной сырости со стен слезают криво наклеенные обои и пол противно скрипит от каждого шага. читать далее

эпизод недели

рокэ + катарина

yellowcross

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Detective games in Palm Springs [vampire academy & bloodlines]


Detective games in Palm Springs [vampire academy & bloodlines]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://i.imgur.com/2uD6fzz.gif
Detective games in Palm Springs
https://forumupload.ru/uploads/0019/29/5b/13/t963770.webp
Настоящее время; Палм-Спрингс
Сидни Сейдж, Адриан Ивашков
Сидни намерена выяснить, что скрывается за массовым увлечением студентов колледжа "особыми" татуировками и берет в партнер ин крайм помощники Адриана, которого хлебом не корми, дай во что-нибудь впутаться

Отредактировано Adrian Ivashkov (2022-09-15 20:40:36)

+2

2

Проблемы приходят откуда не ждали. Я понимаю это в тот момент, когда ко всем моим прочим трудностям прибавляется история с зачарованными татуировками. Сначала мне это кажется бредом — откуда у людей чернила с магическими свойствами? А потом я вижу их действие своими глазами, и мне становится нехорошо. Что если эти татуировки создаются по той же технологии, что и татуировки алхимиков? Но откуда у людей доступ к моройской крови?

Слишком много вопросов — ни одного ответа.

Первая мысль, конечно — рассказать обо всем Киту. У нас все еще натянутые отношения, но с кем еще я могу поделиться. Поэтому когда мы снова пересекаемся, я отвожу его в сторону и сообщаю о своих опасениях. Вот только Кит не придает этому значения и лишь отмахивается от меня, считает, что это не наше дело.

Некоторое время я молчу, ошарашенная реакцией парня. Я-то думала, что он забеспокоится также, как и я. Но этого не происходит, и тогда я начинаю объясняю ему, как это опасно, описываю, что творилось с Кристин после того, как она сделала татуировку. Эта ужасная картина до сих пор стоит у меня перед глазами, и я описываю ее в красках. Но его не пронимает,

— Мы должны что-то сделать, — в моем голосе напор. — Узнать, как...

Я вдруг замолкаю, когда краем глаза вижу шевеление около двери. Это Адриан, неизменно развязный, с неизменной сигаретой в руках. Я перевожу на него взгляд, пытаясь понять, как долго он стоит на крыльце и как много успел услышать. Мне не хочется, чтобы кто-то кроме алхимиков знал о происходящем. Но по привычному поддельно (или нет) беззаботному выражению лица невозможно ничего понять. Может быть, ему оттуда и вовсе ничего не слышно.

И все же я не хочу рисковать. Понимая, что Адриан не собирается никуда уходить, я бросаю на Кита разочарованный взгляд и возвращаюсь к дому. Протискиваюсь мимо мороя, стараясь не прикасаться к нему лишний раз.

В следующие дни я много размышляю о том, что мне стоит сделать. Несмотря на то, что Кит не хочет мне помогать, я не собираюсь игнорировать всю историю с татуировками. В конце концов, они связаны с магией, — а, значит, и с миром сверхъестественного, — а это моя работа — защищать от него обычных людей.

К счастью, за это время не происходит ничего из ряда вон выходящего: ни для вампиров, ни для людей. Я лишь обращаю внимание на пару новых татуировок у тех, с кем учусь, и больше ничего. Словно это обычная татушка, вроде тех, что делают по всему миру. Кажется, больше ничей организм не реагирует на них также, как организм Кристин. Либо об этом просто стараются не распространяться.

Вообще, когда я пытаюсь выяснить, кто и что стоит за этими татуировками, никто не дает мне никакой информации. Одни отмалчиваются, другие отшучиваются, третьи переводят тему. Такая таинственность только больше подогревает мой интерес.

/ / /

В день, когда я везу Джил на очередное кормление, я надеюсь снова увидеть Кита. Может быть, он все-таки передумал, бессмысленно надеюсь я. Вот только у Кларенса его не оказывается: неудивительно, он появляется там как-то наездами, без особого расписания.

Что ж, придется продолжать самостоятельное расследование, понимаю я. Может быть, мне все же повезет, и я смогу получить какую-нибудь информацию. Может быть, мне стоит сказать кому-нибудь, что я сама хочу татуировку...

«Странно, что это раньше не приходило мне в голову».

Раздумывая над этим, я паркуюсь у дома старика Кларенса и провожаю Джил в гостиную, где ее уже ждет домработница и по совместительству кормилица. Меня передергивает каждый раз, когда я смотрю на нее и думаю о том, что она делает со своей жизнью, но я стараюсь просто отводить взгляд и переключаться на другие мысли.

Поэтому вместо того, чтобы оставаться в доме, я снова выхожу на улицу. Опираюсь на перила и возвращаюсь к своим мыслям: у меня есть время подумать в тишине.

+2

3

— Чертово солнце! Я что забыл задернуть занавески? — вряд ли кто-то в этом доме услышит мое сонное бормотание, пусть у Кларенса и обострен моройский слух.

Медленно поднимаюсь на постели и сажусь свесив ноги на пол. Руки инстинктивно тянутся к лицу и закрывают глаза дарую блаженную темноту. Просидев так пару минут я смотрю на ненавистное окно и делаю неоднозначный вывод, что все-таки лучше зановесочки-то задернуть, иначе никак не выспаться. Взгляд падает на прикроватный столик и электронные часы показываю время. 8:45 утра. Боже, мне никогда не подогнать свой режим под людей. Это же глубокая ночь!

Рядом валяется полупустая пачка сигарет. Я смотрю на нее оценивающе.
— Нет, Адриан, сначала сон, голова уже болеть начинает, нужно хоть сколько-нибудь поспать, — мое бормотание вновь разносится по спальне.

Вставать тяжело и идти к окну, учитывая, сколько вина было выпито совсем недавно. Бутылка? Две? Руки касаются мягкой и плотной ткани портьеры и делают рывок. Спальня погружается в блаженную тьму, а я снова иду к кровати, чтобы рухнуть сверху и подмять подушку под голову поудобнее.

— Так-то лучше, — темнота теперь окутывает меня со всех сторон, позволяя расслабиться и ни о чем не думать. Почти ни о чем.
Погружаюсь заново в сон. На краю сознания мелькают малознакомые образы девушки-блондинки и парня, который заметно нервничал, когда я оказывался рядом. И откуда я их знаю?
Ах да, девушка блондинка, Сейдж. Сидни Сейдж, алхимик, который присматривает за Джилл.

Коварное сознание прокручивает обрывки услышанного разговора этих двоих. А Сейдж будет посмелее. Хрупкая блондинка почти не вздрагивала, когда кто-то из вампиров входил в комнату. Смело. Решительно.

Смело для таких как она. Ехидность последней фразы заставила бы усмехнуться, подобно высказанной удачной шутке, но алхимики не оценят ее. Да даже Кларенс не оценит ее. Старик слишком занят своими бреднями об охотниках на вампиров и теориями заговоров. Как это утомительно.

Погружение в мысли помогает расслабиться, отвлечься и сон приходит довольно быстро. Тело теперь расслабленно лежит и наслаждается покоем как и разум его хозяина.

Один и тот же. Один и тот же можно сказать распорядок дня на протяжении недели! Нет, мне разумеется нравится вставать с позаранку и завтракать парой бокалов каберне, а после сидеть в гостинной ковыряя вилкой в очередном кулинарном шедевре домработницы Кларенса. Я даже успел оценить всю прелесть реалити-шоу, которые беспрерывно крутили по кабельному тв, но вскоре мой мозг устроил самый настоящий бунт, а желудок требовал хотя бы немножко вредного фаст-фуда. Капельку. Крапелюшечку.

Все, решение принято. И вот я уже хватаю бумажник и пачку сигарет (как оказалось последнюю из моих запасов, нет, ну явно это знак свыше) и направляюсь к выходу из дома. В гостиной вижу Джилл и на ходу кричу приветствие, а пальцы сами уже лезут в пачку с сигаретами и достав одну уже готовы чиркнуть зажигалкой.

— Но только не в доме! — предостерегающий тон Кларенса доносится из соседней комнаты с открытой дверью.
— Ну разумеется, я помню, — тоже бросаю на ходу и рывком открываю входную дверь, — Зануда, — вырывается само-собой и меня мало беспокоит слышал ли это Кларенс. Старик уже даже привык к моему бурчанию и язвительным комментариям, когда я чем-то не доволен.

Выхожу из дома и как только ноги переступают порог подкуриваю сигарету. Блаженство. Первые две тяги делаю жадно и наспех в стремлении быстрей наполнить организм этой чертовой отравой, чтобы мало-мальски нормально функционировать. Запах гвоздики шлейфом тянется вперед. Делаю несколько шагов и только теперь замечаю у перил хрупкую худенькую фигурку блондинки.
Сейдж.
Точно, Джилл же на кормлении.

— О чем задумалась, Сейдж, о бренности бытия? — смешок сам сорвался с моих губ, когда я увидел, как девушка вздрогнула при виде меня, и как нить ее раздумий рвется, а мысль, ускользая, угасает в сосредоточенном взгляде, — Эмм привет. Не хотел тебя напугать — я и правда словил себя на том, что не хотел этого.

Будь тут этот Кит, я бы не упустил шанса подтрунить над ним. Он мне сразу не понравился. Какой-то мутноватый тип.

Делаю затяжку и изучающе смотрю на девушку. Она выглядела задумчивой, пока я не появился на крыльце дома. Интересно о чем она думает.

— Если ты ждешь Джилл, то это лучше в доме сделать, тут такая духота. Просто ужас, и как только люди могут жить среди этого пекла, кошмар!

Отхожу на пару шагов, чтобы оставаться в тени и докуриваю сигарету перед марш броском по этому адищу в город.

+2

4

Находясь в обществе вампиров и дампиров, я чувствую себя максимально некомфортно. Нервы как натянутая внутри струна, а пальцы непроизвольно тянутся к крестику на шее, как будто он в случае чего меня хоть как-то спасет. Но так по крайней мере чувствую себя поближе к дому.

На самом деле, я знаю, что морои не нападают на обычных людей; они пользуются услугами кормильцев, которые и сами рады отдать себя в их руки. Или лучше сказать — зубы. Но спокойнее от этого знания мне, конечно, не становится; я все равно то и дело оглядываюсь, словно опасаясь, что на меня нападут со спины, и стараюсь не приближаться к ним слишком близко. Метр, два между нами — и я хотя бы чувствую себя в своей тарелке.

Вот только Адриан не заботится о моем комфорте. С чего бы ему. Поэтому, слыша его голос, я сначала вздрагиваю от неожиданности, а потом поворачиваюсь. Он стоит близко; не слишком близко, чтобы было неприлично, но все-таки в зоне моего комфорта. Я невольно отшатываюсь, создавая между нами большую дистанцию.

Да так.  Учеба, — бросаю беспечно, чтобы сгладить свою неловкость. — Как, кстати, твоя? — веду себя вежливо, даже если на самом деле мне хочется куда-нибудь удрать, и даже умудряюсь легко улыбнуться. — Все в порядке; я просто не ожидала, что здесь будет кто-то, кроме меня — на улице такая жара, что вампиры стараются лишний раз не высовываться на улицу. Но дурная привычка Адриана все-таки выгоняет его на наружу.

Когда морой отходит в тень и затягивается, я отворачиваюсь. Краем глаза вижу, что он смотрит в мою сторону и почти физически ощущаю, что его взгляд направлен именно на меня. Но вместо того, чтобы ответить ему таким же изучающим взглядом, я всматриваюсь вдаль и переминаюсь с ноги на ногу. Пару минут мы стоим в молчании, но для меня они растягиваются чуть ли не на полчаса. Я уже даже думаю зайти обратно в дом, но Адриан вдруг снова начинает разговор.

— Мне там некомфортно, — негромко произношу, все-таки оборачиваясь на парня. — А тут очень приятная погода, — в отличие от вампиров, для которых духотой могут быть и солнечные 68°F, я люблю тепло. Вот только с моей работой я нечасто оказываюсь в действительно жарких местах. В последний раз я вообще путешествовала по Сибири…

На самом деле, дни в России я вспоминаю с теплотой. Мне понравилось в этой стране: понравились обычаи, люди, архитектура. Богатая культура, которая так непохожа на нашу, но все равно по-своему притягательна. После поездки я даже провела несколько недель в библиотеке, чтобы почитать про Россию и ее историю подробнее.

Конечно, некоторые частицы того путешествия были не из приятных: взаимодействие с мороями, например. С дампирами, их извечными стражами, мне было как-то попроще. Они все-таки наполовину люди, выглядят как нормальные человеческие существа и не нуждаются в крови.

К одной дампирке я даже прониклась некоторой симпатией: Роза Хезевей — фонтан эмоций и страстей. Американка, она отправилась в Россию, чтобы найти своего возлюбленного, а я должна была следовать за ней хвостом и подчищать ее мусор. Тогда мы провели много времени вместе, и я даже перестала относиться к ней с осторожностью.

Вспоминая обо всем, я вдруг снова задумываюсь. Конечно, морои не та команда мечты, с которой мне было бы максимально работать, но если нет другого выхода… Если Кит не считает нужным помогать, значит, нужно обратиться к кому-нибудь другому. В конце концов, я просто не могут пустить всю эту историю с татуировками на самотек.

Слушай, — произношу я, когда Адриан уже докуривает сигарету. — В своем университете ты не обращал внимания на какие-нибудь необычные татуировки? — моя рука касается золотой лилии на щеке. — Они похожи на мою, но только другого цвета: серебряные и медные. Я вижу их на студентах своего колледжа, и мне кажется [я знаю], с ними все не так просто.

Я не знаю, захочет ли Адриан вообще мне помогать. Вряд ли подобные мероприятия вообще входят в круг его интересов, но попробовать-то стоит.

+2


Вы здесь » yellowcross » THE ELDER SCROLLS | фэндомные отыгрыши » Detective games in Palm Springs [vampire academy & bloodlines]